«Квотербек моей мечты»

109

Описание

Футбольный сезон подошёл к концу, а спортивный агент Мередит Флинн так и не добилась ответных чувств от звёзды Лос-Анджелес Буйволс Хита Такера. Значит, надо взять тайм-аут, устроить себе отпуск, сбросить пару фунтов и пересмотреть свои взгляды на жизнь, а там, может, и любовь найдет её сама. Жанр: предполагается современный любовный роман с претензией на юмор.



Настроики
A

Фон текста:

  • Текст
  • Текст
  • Текст
  • Текст
  • Аа

    Roboto

  • Аа

    Garamond

  • Аа

    Fira Sans

  • Аа

    Times

Квотербек моей мечты (fb2) - Квотербек моей мечты 605K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Екатерина Павлова

Екатерина Павлова Квотербек моей мечты

* * *

Просыпаться совершенно не хотелось… Я готова была лежать здесь вечно, как пелось в песне Savage Garden, пока небо не упадет на меня. Лежать и находить спасение в прохладе простыней с легким ароматом лаванды. Лишь бы не вспоминать вчерашний вечер.

Хотя все начиналось весьма неплохо! Я бы сказала, преотлично! Мои ноги на его плечах, его руки на моих бедрах… Многообещающе, не правда ли? Вот только на деле оказалось все совсем иначе. Мужчина моей мечты помогал мне делать стойку на руках, чтобы я смогла поставить новый рекорд по выпиванию пива из бочонка вниз головой и утереть нос парням из его команды. Гордиться тут особо нечем, но какую глупость не совершишь, лишь бы привлечь внимание объекта своего обожания. И да, я мастер в этом деле. К сожалению, мастер питья пива стоя на голове, а не флирта с противоположным полом.

— Давай, давай, давай! — азартно кричал Хит Таккер, легонько, на эмоциях похлопывая меня в такт своим словам по ягодицам, — Все! Новый рекорд! Эд, молодчина, вставай!

Вообще, родители нарекли меня при рождении славным именем Мередит, но Хиту нравилось звать меня этим ужасным мальчишеским «Эд». Ну, и пусть… Это не главное. Хит, он особенный. Победитель по жизни, ему можно все.

— Я хотел бы с тобой поговорить кое о чем наедине, — прошептал он мне на ушко, когда шумиха после моего «выдающегося» достижения стихла. От столь неожиданной просьбы я чуть не потеряла равновесие, и Хит, положив руки мне на талию, заботливо поинтересовался: — Ты в порядке?

Конечно, я не была в порядке после его предложения об уединении. Не о делах же он будет со мной разглагольствовать ночью на вечеринке в снятом напрокат коттедже со множеством маленьких уютных комнат?

— Да, в полном, — махнула я рукой, хотя чувствовала, как хмель вперемешку с обуявшим меня счастьем начинал бить в голову, — Сейчас умоюсь холодной водой и вернусь.

Все мое естество буквально кричало, что вот и настал мой звездный час. Иначе и быть не могло. Я была уверена, что поразила его своими ягодицами! Не зря я надела утягивающее белье, сам Хит Таккер не удержался от соблазна и распустил свои руки, пока я держала стойку на голове.

Перед зеркалом крутилась долго, на кону стояло очень многое. Поправила прическу, макияж, бюстгальтер, даже зубы успела почистить дважды, чтобы быть во всеоружии, на все сто процентов.

А когда вышла, Хита в гостиной и след простыл. Кто-то подсказал, что он отправился на второй этаж, где располагались спальни. Я сразу же смекнула, что к чему, и припустила наверх через ступеньку. По небольшому коридорчику неслась на крыльях любви до тех пор, пока глаза не увидели моего футболиста в компании двух соблазнительных близняшек. Сразу обеих он оглаживал по филейным частям, а одной даже что-то шептал на ушко, ну точно, как мне в гостиной тридцать минут назад!

— Серьезно, Хит, сразу две? — недовольно пропыхтела я себе под нос, замедляя шаг.

Спешить больше некуда. И дураку ясно, что он опять хотел поговорить со мной о делах, и я, как обычно, желаемое выдавала за действительное. А в результате Хит отвлекся на двух красоток и попросту забыл обо мне. Я же всего лишь его спортивный агент, парень в юбке. Эд.

Надо было сразу ехать домой, но вместо этого зачем-то вернулась в гостиную и решила утопить свое горе в алкоголе. Собственно, поэтому мне и было так плохо на следующее утро, что я ждала падения неба.

Конечно, ничто никуда так и не упало. Я из последних сил поднялась на локтях и повернула в сторону голову:

— Мать моя женщина! — ошарашенно воскликнула, обнаружив по соседству с собой восхитительное обнаженное мужское тело, обладатель которого сладко спал, повернувшись ко мне спиной.

Нужно сказать, такое со мной впервые! Чтобы вот так проснуться неизвестно с кем — это что-то новенькое, из ряда вон выходящее. Первым делом я заглянула к себе под одеяло и отметила, что мое утягивающее нижнее бельишко находится все еще на мне. Ха, кто бы сломил эту броню! А вот бюстик немного пострадал: правую грудь украшал огромный фиолетовый смачный засос.

— Засранец, — прошептала я, машинально растирая кожу в надежде, что это вопиющее непотребство исчезнет, точно след от помады. Не исчез, конечно же. Зато я немного взбодрилась, и головная боль отошла на второй план.

Преждевременно паниковать не стоило, это точно кто-то из «своих», один из пятидесяти игроков Лос-Анжелес Буйволс, приехавших отменить завершение сезона.

Я попыталась аккуратно, не касаясь парня, нависнуть над ним и рассмотреть его лицо, но в следующее мгновение оказалась лежачей под тяжелым мужским телом, а его губы жадно приникли к моей шее и стали настойчиво подниматься выше к губам.

— Доброе утро, пышка, — произнес он, чередуя каждое слово с поцелуем.

— Дэн Стоун! — взвизгнула я, узнав в парне запасного Буйвола, — Ты что творишь, ненормальный!?

Двумя руками впилась ему в плечи и попыталась оттащить эту груду мышц от себя подальше.

— Вчера ты была совсем не против! — недовольно заявил горе-любовник, лениво приподнимаясь на локтях, а я, точно непорочная девственница, стала натягивать одеяло под самую шею.

— Вчера я была совсем… пьяна! — парировала я, — Давай, Дэн, слезай с меня. Между нами ничего не было.

Последнюю фразу я все же произнесла больше с вопросительной, чем с утвердительной интонацией.

— Не было, — хитро улыбнулся он, — Но теперь ты знаешь, что нужно сделать, чтобы заключить со мной контракт.

Не знаю, как это возможно в современном мире, но парень играет в Национальной Футбольной Лиге уже второй сезон, а у него до сих пор нет спортивного агента. Может, именно поэтому он со своим талантом и сидит на скамье запасных. Впрочем, он действительно лакомый кусочек, и я бы не отказалась сотрудничать с ним в новом сезоне. Хит заканчивает свою карьеру, и Дэн может успешно занять его место. Стоит подумать над его предложением.

— Слез с меня быстро! — гневно выкрикнула я, потому что этот красавчик по-прежнему не спешил сползать с меня.

— Прости, Мэри, — в раскаянии произнес он и убрался на свою половину кровати, — Тебя подвести домой?

Я удивленно на него посмотрела и отрицательно покачала головой:

— Спасибо, сама доберусь. — отказалась я, посчитав, что совместная поездка явно будет лишней.

Вскочила на ноги, на ходу натянула джинсы и принялась искать свою футболку. Не просто футболку, а именную, в которой Хит провел последний матч в своей карьере.

— Она в ванной, — безразлично пожал плечами Дэн, — Но ты можешь взять мою, она ближе, на стуле.

— Нет, спасибо, обойдусь, — опрометчиво заявила я, вбегая в ванную и ужасаясь. Футболка Хита была где-то изрезана, где-то изодрала, а где-то даже немного обуглена.

— И чище! — долетело из спальни.

— Ш-ш-ш-что произошло? — в неверии хлопала я глазами и изумленно рассматривала на вытянутых руках изрезанную вещь. Жалкое зрелище.

— Ты хотела ее сжечь, но я не позволил! — раздался гордый голос Стоуна и неохотно объяснил, — Ты хотела ее сжечь в доме, а я сказал, что это опасно, и лучше дождаться утра и испепелить ее на улице. Ну что, пошли?

— Н-нет, — едва ли не плача ответила я и крепко приложила остатки футболки к груди, в уме прикидывая, действительно ли все так плохо на самом деле, как кажется на первый взгляд.

В действительности все оказалось еще хуже. В отражении я заметила, что футболка не только изрезана, изорвана и частично сожжена, но еще и на спине исправлено имя игрока. Буква "Т" в фамилии Tucker зачеркнута, и вместо нее жирным маркером выведена "S", Sucker (прим. Молокосос).

— Ты все еще думаешь ее продать на аукционе? Это зря, возьми лучше мою, дороже выйдет, — великодушно предложил Стоун, а я отрицательно покачала головой и еще раз перечитала надпись на спине:

— Молокосос… О, Боже! — произнесла и прижала футболку к лицу, желая спрятаться за куском изуродованной ткани.

— Мне тоже понравилась твоя шарада! Просто супер! — похвалил меня Дэн.

Я на ватных ногах вышла из ванной и развесила испорченную вещь на спинке стула, при этом забирая себе футболку Стоуна, которую он столь любезно предложил мне взять несколько раз подряд.

— Дэн, о том, что вчера произошло, — замялась я и строго посмотрела на парня, — Хит ничего не должен знать. Ну, понимаешь, я его спортивный агент, вы находитесь в контрах, он не обрадуется, если узнает.

— Конкретизируй, пожалуйста. Речь идет о футболке или о совместной ночи?

— Обо всем, Дэн! — взвизгнула я и одним рывком натянула на себя его одежду, почувствовав, как из уха выпала серьга. — Что за невезение!

Я горько вздохнула и упала на четвереньки, прижавшись щекой к ковру. Неприятности редко приходят в одиночестве. Стоило мне оказаться под кроватью, как в дверь постучали.

— Не отвлекайся, малышка, такой вид славный открывается, я сам поскорее постараюсь разобраться с гостями, — шутливо бросил Дэн и подскочил к двери. Мне лишь оставалось сцепить зубы и никак не реагировать на его провокацию.

И все же сережка выпала из уха весьма удачно, потому что из коридора раздался недовольный голос Хита. Я замерла на месте, позабыв, как дышать.

— О, черт, это твоя комната Стоун! — судя по недовольной интонации, Хит брезгливо скривил лицо, — А я кое-кого ищу, впрочем, уже вижу, что зря сюда зашел.

— Кого ищешь? — из любопытства поинтересовался Дэн, а мог бы просто закрыть дверь перед носом Таккера! Их и без того непростые отношения явно не испортились бы!

— Не твоего ума дело, сопляк! — рявкнул Хит и, должно быть, сам собрался с шумом захлопнуть за собой дверь. Я даже вздохнуть с облегчением успела и продолжила шарить по полу руками в поисках своей пропажи, но внезапно что-то пошло не так.

— Минутку, это что такое? — зарычал Таккер, — Ты совсем с головой не дружишь, придурок?

Его тяжелые быстрые шаги пронеслись по комнате и остановились в паре метров от меня. Единственным правильным решением на тот момент, как мне казалось, было спрятаться поглубже под кровать. Я испугалась своего разоблачения и непроизвольно, потихоньку начала подаваться на локтях вперед.

— Э-э-э, Хит, успокойся! — оказался рядом Дэн.

— Так не терпится занять мое место, Стоун? — ярился мужчина. Значит, обратил внимание на футболку, а не на мой выдающийся из-под кровати зад, что тоже хорошо. Можно расслабиться и перестать уже ползти вперед, тем более, по всей вероятности, я умудрилась застрять.

— Хит, успокойся, это просто шутка! — слабо отмахнулся Дэн.

— Ты находишь это смешным? — взревел Хит и медленно, по слогам произнес: — Мо-ло-ко-сос?

Послышался глухой мощный удар, будто мужчины столкнулись друг с другом грудью, точно противники на футбольном поле.

— Успокойся, ты вроде по делам спешил, — не стал лезть на рожон Дэн.

— Мы еще вернемся к этому разговору, — с угрозой произнес Таккер и, как можно было догадаться, хотел швырнуть футболку Дэну в лицо, но тот увернулся, и испорченная вещица накрыла собой мой выставленный «на улицу» зад. Я неосознанно качнула из стороны в сторону бедрами, пытаясь сбросить с себя футболку, и окончательно убедилась, что застряла.

— Твою мать, Стоун, да ты конченный псих! — изумился Хит, отчего я подумала, что его не впечатлил вид моих пышных фигуристых форм, — Завязывай со своими извращенным играми, твоя подружка застряла, смотри, как бы не пришлось вызывать экстренную службу.

— До свидания, Хит, мы сами разберемся! — выставил его за дверь Дэн, — Удачи в поисках!

Дверь с шумом захлопнулась, и я наконец расслабилась в третий раз.

— Мэри, вылезай, он ушел! — окликнул меня парень. А мне было ужасно стыдно и неловко признаваться в своем затруднительном положении, я бы полежала так еще с полчасика, пока Стоун не свалил бы куда-нибудь в туман.

— Не могу! Я застряла на самом деле! — недовольно пропыхтела я.

— Сейчас помогу!

Готова поспорить, если бы он вздумал вытаскивать меня сзади за ноги, то дверь бы вновь открылась, явив в гости Хита или кого-нибудь еще. Но нет, Дэн с легкостью приподнял диван, и я выбралась из-под него на свет белый.

— Блин! — устало буркнула и вновь медленно опустилась на четвереньки, вспомнив, что сережка так и осталась лежать под кроватью. Дэн тут же одарил меня скептическим взглядом, явно сомневаясь в моих умственных способностях, поэтому пришлось объясниться.

— Я сам, — сообщил парень, одним движением поднимая меня на ноги и самостоятельно наклоняясь за утерянной вещью. Я честно старалась смотреть исключительно на узорчатый ковер, но потом мой взгляд нечаянно коснулся упругих мужских ягодиц. В конце концов ничего страшного не случится, если я рассмотрю их более детально.

Определенно у меня есть вкус! Повезло же мне провести эту ночь с таким красавчиком, и даже немного жаль, что между нами ничего не случилось!

* * *

Первый утренний стресс прошел, и похмелье вновь дало о себе знать. Я приложила лоб к прохладному автомобильному стеклу и попросила таксиста остановиться у ближайшего магазина. Срочно нужно было хоть немного облегчить головную боль, иначе рисковала живой до дома не добраться.

Таблетки от похмелья нашлись достаточно быстро на стенде перед кассой, но мое внимание больше привлекли к себе фитнес-батончики. Непременно нужно начинать следить за собой и садиться на ожесточенную диету, и злаковые батончики обязательно должны мне в этом помочь, ведь это очень сытый и полезный перекус. Я была уверена, вредной пище приставку «фитнес» не присвоят!

Сглотнула голодную слюну и почувствовала, как во мне просыпается аппетит. Хороший знак, значит, иду на поправку. Вот только выбор передо мной встал серьезный: требовалось определиться со вкусом. Раз уж я решила придерживаться диеты, то следовало остановиться исключительно на фруктовых наполнителях. Я нерешительно протянула вперед руку и взяла две порции с вишней и две с клубникой. Подумала и прихватила парочку с черникой. Для зрения полезно. И один с шоколадом. Нужно заесть утренний стресс.

Ну и еще позволила сделать себе любимой маленькое послабление и добавила к покупкам баночку колы. Надеюсь, полезные фитнес — батончики вступят с вредным напитком в нелегкую схватку за стройность моей фигуры и сумеют одержать победу.

Я уже потянулась за кошельком, с трудом удерживая все покупки одной рукой у себя на груди, чтобы они ненароком не упали на пол, как за спиной раздалось знакомое:

— Эд! Я тебя искал все утро, думал, ты уехала домой еще вечером, — пробасил Хит и подошел ко мне, довольно улыбаясь. Когда он улыбается, у него появляются ямочки на щеках. А еще у него есть ямочка на подбородке. Я без ума от нее. Ямочкой на подбородке удостоены только сильные, волевые мужчины!

— Нет, — коротко ответила я, немного переживая из-за того, что Хит начнет расспрашивать подробности. Но он не стал. — Мог бы позвонить.

— У тебя, наверное, телефон разрядился. Не мог дозвониться, — ответил он.

Я неожиданно вспомнила и покрылась легкой краской стыда, потому что вчера из вредности специально выключила мобильный.

— Что там у тебя за покупки? — окинул внимательным взглядом мои руки мужчина. Я вновь стыдливо покраснела, потому что вслух при нем всегда неодобрительно высказывалась в адрес сладкой газировки. А тут поймана на горячем. Будто оказалась не в магазине, а у следователя на допросе!

— Что такое? — удивленным тоном спросила я, — Ого! Кола, я и не заметила! Видимо, задумалась, когда хотела взять минеральную воду.

— Я помогу, — заботливо заменил он баночку вредной газировки на бутылку минералки, — Но я имел в виду батончики, ты же знаешь, что это углеводная бомба?

Я сжала губы и скосила жадный взгляд сначала на отставленную жестяную баночку, а потом на свои злаковые лакомства. Есть некоторые границы, переходить которые не дозволяется никому, даже крутым квотербекам.

— Знаю, — нервно бросила я и поспешила перевести разговор в другое русло, — Зачем ты меня искал, Хит?

Это тема тоже не казалась мне приятной, сразу же дали о себе знать вчерашние воспоминания, в которых Хит обнимал близняшек. Но все лучше, чем он и дальше продолжит лишать меня полезного перекуса.

— Эд, еще вчера хотел с тобой поговорить. У меня есть для тебя сюрприз.

«Для меня самым настоящим сюрпризом будет, если ты встанешь на одно колено и попросишь моей руки», — иронично подумала я, все еще сердясь на мужчину.

— Я собираюсь провести на поле еще один сезон! — «обрадовал» меня лучший игрок Лос-Анжелес Буйволс и замер, ожидая увидеть мою радостную реакцию.

— Прости, правильно ли я тебя поняла, ты хочешь попробовать себя в новом сезоне в роли тренера? — зашла я издалека.

— Нет, я хочу отыграть еще один сезон на поле в качестве обычного игрока. Бок о бок с парнями. Вывести команду к чемпионству и почувствовать вкус победы, — мечтательно произнес Хит, а потом серьезно спросил: — Серьезно, Мери, скажи, что ты об этом думаешь.

Я криво улыбнулась. Говорить совершенно ничего не хотелось.

— Хит, твоя спина. Она сильно травмирована. Еще одно неудачное падение или столкновение, и ты инвалид на всю жизнь. — скривилась я при упоминании травмы.

— Обойдется, я люблю рисковать. Эд, футбол — это моя жизнь. Неужели ты не понимаешь? Я не готов уходить на покой.

Вторую причину моего негативного отношения к этой затее озвучить я попросту не могла, иначе самолюбие мистера Хита Таккера могло сильно пострадать. Хит был признан лучшим игроком в этом сезоне, очевидный факт. Он проявил выносливость, играя с травмой и смог вывести команду вперед, сравняв счет с противником. Но мало кто задумывался, что если бы он так не раздувал свое эго и уступил роль на поле запасному игроку, то, возможно, Буйволы смогли бы и победу одержать. Все очень спорно, но я придерживаюсь именно такого мнения.

— Нет. Как твой агент я с уверенностью могу заявить, что это не самое лучшее решение. — к сожалению, в некоторых вопросах мне приходилось проявлять стойкость, — И договариваться с Блейком я ни о чем не буду!

Конечно, мне сразу стало понятно, для чего хитренький Таккер затеял весь этот разговор. Он явно желал, чтобы я воспользовалась своими связями и поспособствовала заключению контракта. Мы с Элизабет, супругой владельца Буйволов, давние подруги, да и у ее мужа, Блейка, я на хорошем счету как спортивный агент.

— Как это нет? — удивился мужчина. Еще бы! К отказам он не привык.

— Это значит да, только наоборот, — глупо пояснила я и припечатала еще раз, — Нет.

Я развернулась спиной, подразумевая, что разговор завершен, и выложила свои покупки на кассу. Мне не нравилось отказывать Хиту, но я всегда старалась ставить решение рабочих вопросов отдельно от личных.

Спиной чувствовала недовольство, исходящее от моего футболиста. Знала, что губы его сжаты, карие глаза прищурены и мечут молнии.

— Хит, послушай, — обернулась лицом к нему, — Я давно начала вести переговоры с Блейком о назначении тебя на должность помощника тренера.

— Что? По-мощ-ни-ком? — взревел Таккер, чем вывел меня из себя окончательно. Ненавижу, когда он включает свою «звездность». Он же не отель, в конце концов! Кровь забурлила по венам, мне стало жарко, и я, точно боксер в углу ринга перед схваткой, сбросила с плеч свою куртку и перекинула ее через руку.

— Да, Хит! Помощником! Повышение нужно заслужить, а для этого нужно хорошо проявить себя на должности помощника!

— Ты ужасный агент, Мередит Роуз Флинн, совсем не понимаешь, что нужно твоим клиентам! — гневался Хит, даже назвал меня полным именем, высшая мера неодобрения!

— Ищи другого, Хит! Сезон подошел к концу, как и наш контракт! — рявкнула я. Знала, что пожалею, но промолчать не могла.

— Обязательно займусь этим на досуге!

— Вот и славно! — бросила я, подхватывая на руки свои батончики, — И колу пробейте, пожалуйста!

— Вот и чудно! — не отставал Хит, но потом неожиданно тихо спросил: — Эд, что у тебя на спине?

Я повернула голову назад и с ужасом прочитала на спине фамилию Стоуна, футболка ведь была его.

— Какого хрена, Мередит? — вновь завелся Хит. Ответа у меня не было, но мужчина и не требовал его с меня, грозно заявив: — Ты уволена!

— Вот и иди на хрен! — продолжила я «овощную» тему и выбежала из магазина.

На Хита я злилась, но не обижалась. Мы оба с ним вспылили, у меня тоже характер не конфетка. Единственное, о чем я желаю, так это о том, что не проявила профессиональную сдержанность: могла бы предложить обсудить этот вопрос позже, в располагающей обстановке, продумать все ходы отступления и вооружиться аргументами. Нет, полезла грудью на амбразуру!

Да, характер у Хита взрывной, но если не акцентировать на нем внимание, ведь никто в этом мире не идеален, то окажется, что его поведение типично для футболиста, чья карьера уходит в закат. Игра как наркотик, затягивает, хочется еще немного задержаться на арене славы, вновь почувствовать вкус победы и триумфа. Многие известные игроки попадаются на эту уловку, а потом не замечают, как их за ненадобностью, точно поломанный ветхий зонтик, выбрасывают на помойку, они спиваются и оказываются на самом дне.

Таккеру, впрочем, как и любому другому спортсмену, такой участи я не желала. Нужно уметь вовремя попрощаться со всем, когда ты сидишь на коне, а не валяешь у него под копытами. Многие футболисты подаются в тренерскую работу, открывают свои спортивные школы, становятся меценатами или просто медийными личностями. С последним труднее, но и такое бывает.

Так же я знала, что угрозы Хита несерьезны. Он всегда любил разбрасываться громкими словами в запале ссоры, но быстро отходил и забывал о сказанном. К тому же, я морально готова к этому «увольнению», в любом случае не собиралась с ним продлевать контракт.

Больше всего меня расстраивало, что за «Эдом» он не видел во мне девушку, хотя, я никогда и не старалась себя показать с этой стороны. Так работается проще. Огромным, суровым дядькам, которые сталкиваются лбами на поле, иногда нужна рядом заботливая мамочка, которой можно пожаловаться обо всем на свете. Главное, чтобы ни одна живая душа не узнала об этой секундной слабости. А я, само собой разумеется, могила.

Пока возвращалась домой, в голове созрел план, исходя из которого две ближайшие недели я вознамерилась посвятить своим клиентам, а именно поездкам по стране, поздравлению победителей и утешению тех, кто оказался вне лидирующих позиций, проча им победу в следующем сезоне.

Знаю, Хит без меня и недели не протянет, объявится как миленький. Он мой самый доходный и самый капризный клиент, проблемы у него, порой, возникают на ровном месте. Иногда он, банально, не может нанять на работу садовника или оплатить коммунальные услуги. Поэтому мне пришлось обосноваться в пригороде Лос-Анжелеса, чтобы в случае необходимости всегда быть рядом. Исключительно по этой причине, а не потому что у меня предвзятое отношение к конкретно этому футболисту, вовсе нет!

В защиту Таккера могу сказать, что он не одинок в своих «загонах», у меня половина ребят с подобными пунктиками ходит, только в их случае получилось нанять отличного секретаря или домработницу.

Ну и после того, как покончу с рабочими моментами, то можно будет уехать на месяц домой к семье. Отец владеет туристическим лагерем из двадцати небольших домиков на берегу озера. К нему часто приезжают рыболовы-любители, иногда даже вместе с семьями, благо условия проживания это позволяют.

Домой ездить я не любила, обычно этот момент оттягивала до конца лета, приезжала на недельку и, ссылаясь на работу, сбегала в Нью-Йорк или Лос-Анжелес. Деревенская жизнь не по мне, я рада, что у меня получилось выбраться из глуши и переехать в город. Правда, как я не старалась скрывать свое происхождение, оно все равно давало о себе знать. Этим и объясняется мое триумфальное питье пива из бочонка, стоя на голове, или успехи в пуле, американском бильярде. При желании я могу разгромить соперника всухую.

Но я ошибалась. За две недели, что я пробыла в разъездах, от Хита не было ни единой весточки. Очень подозрительно! Время оплачивать счета за квартиру, а он до сих пор мне не позвонил. Неужели сам справился?

— Мередит, дорогая! — окликнула меня соседка, когда я топталась на крыльце и искала ключи от дома.

— Здравствуйте, мисс Мартин, — широко улыбнулась я. Коротко о мисс Мартин: ей шестьдесят пять, и она все еще мисс. Ну, и тот факт, что она окликнула меня сразу же, стоило мне очутиться у двери, говорит о том, что старушка не так проста, как кажется. Том Круз со своими шпионскими замашками отдыхает.

— Две недели тому назад к тебе приходил курьер, и я взяла на себя смелость получить посылку за тебя, дорогая. Все в целостности и сохранности! Проходи, забирай.

Сердце застучало в груди. Посылки мне обычно не присылали. Это знак хороший. Я прошла в гостиную к мисс Мартин и сделала судорожный вдох, увидев свой презент.

— Это мне? — печально уточнила я, кивая в сторону увядшего за две недели букета цветов.

— Да, там записка вложена, — пояснила женщина, а потом хитро улыбнулась и добавила, — Я не читала.

Мне же пришлось подавить смешок, который говорил о том, что старушке я ни разу не поверила, и развернула сложенный вдвое листок: «Сумасшедшая была ночка! Нужно обязательно повторить. Дэн».

Я чуть ли не зарычала от досады. Во-первых, потому что это послание оказалось не от того футболиста, от которого нужно, а, во-вторых, мисс Мартин продолжала ехидно улыбаться.

— Спасибо, что вы так своевременно оказались рядом и забрали мою посылку, а то я эти две недели провела в разъездах. Не знаю, как вас и благодарить… Хотите, может, полезный злаковый батончик? — помахала я у нее перед носом сладким лакомством. Батончики я остервенело поедала последние две недели, вот только, стройнее пока от этого не стала. Очень странно.

— Ой, деточка, не стоит! — отмахнулась мисс Мартин, — От них один вред. А я, между прочим, подумываю о замужестве, поэтому слежу за фигурой!

«Какой кошмар,» — подумала я, широко улыбаясь. Схватила свой засохший цветочный презент и была такова.

Разумеется, о Хите я навела справки сразу же, стоило мне оказаться дома. Ничего страшного с этим мужланом не случилось, жив, здоров и каждый вечер на протяжении двух недель наведывался в свой любимый бар с грудастыми официантками. Стало даже обидно, я все же думала, что он без меня и трех дней не протянет. А он выжил, да еще и жизни радовался! Непорядок, ну, да бог с ним! Раз он в моих услугах больше не нуждался, то я вполне могла спокойно ехать дальше по своим делам. Собрала чемодан, купила билет на самолет и отправилась в долгожданный отпуск.

Из-за плохой погоды посадка задержалась. Дожди шли целую неделю, в наших краях это редкость, а значит, со дня на день должна установиться солнечная жаркая погода. Но, на всякий случай, я позвонила папе и предупредила, что буду позже.

По приезду первым делом взяла в аренду автомобиль. Красный жук. На самом деле у нас совершенно не принято ездить на таких малышках, местные предпочитают массивные внедорожники на восемнадцатых дисках с огромным кузовом. Конечно же, моя «божья коровка» ярким пятном выделялась на фоне этих монстров.

Вот только домой я не спешила, хотелось доставить себе еще несколько приятных минут тишины и спокойствия. Некое затишье перед бурей. Почему-то я была уверена, что буря обязательно грянет, стоит мне переступить порог отчего дома, а может, и раньше. В общем, мне захотелось немного подсластить пилюлю и прожить эти мгновения в самом любимом с детства месте — закусочной Бобби Рея. Это единственное кафе в городе, где продаются столь восхитительные пончики. Нужно отдать должное, ведь именно благодаря им я выросла такой пышкой.

За прилавком, как и всегда, стоял сам Бобби Рей, он всегда любил поболтать о жизни с гостями, чтобы быть в курсе последних событий.

— Какая птичка залетела в наш уголок! — обрадовался мне мужчина, распахивая объятья, — Давненько ты к нам в гости не заглядывала, Мерси!

— И года не прошло! Вы же знаете, у меня плотный рабочий график. Ни минутки покоя! — соврала я, — Только выпала возможность, и я здесь!

— Тебе как обычно, три пышки с двойным шоколадом и колу, малышка? — поинтересовался Бобби Рей, уверенный в моем согласии. Конечно, мои предпочтения были неизменны с самого детства.

— Я вообще на диете. Давайте, два. Да и колу давно убрала из своего ежедневно рациона, но в честь отпуска можно! — «смилостивилась» я, протягивая руку к стаканчику с шипящим напитком, а потом окинула печальным взглядом два сиротливых кругляшка теста, обильно политых шоколадом и добавила, — Хотя, можно и три. Отпуск же.

Мы перебросились еще парочкой общих фраз, и я приземлилась за столиком в конце зала, прихватив с собой местную газету. Я тоже хотела быть в курсе событий.

Первый штормовой ветерок не заставил себя долго ждать. Двери кафе распахнулись настежь и явили моему взору местного шерифа Эрнеста Шермана, грозу всех девушек от восемнадцати и до бесконечности. От греха подальше я развернула газету по-шире и спряталась за ней.

Шерман начал ухаживать за мной, а если быть более точной, то доставать меня еще в школе, в старших классах и продолжал это делать каждый раз, когда я наведывалась к отцу в гости. Впрочем, мне всегда удавалось игнорировать докучливого кавалера, и я надеялась, что повезет и в этот раз.

Но, нужно признаться, было у нас с ним кое-что общее — любовь к пончикам. Поэтому получилось уж очень непредусмотрительно с моей стороны заехать в закусочную в самом разгаре трудового дня. Что ни говори, а я знала, что Шерман любитель скоротать свое дежурство за стаканчиком ароматного кофе и поеданием пышного пончика.

И вот, пожалуйста, «герой» моих девичьих грез и желаний воплоти! Удивительно, что он такой тощий! И облысевший на макушке. И с ужасной щеточкой усов под носом. К последним двум фактам, конечно, пончики не имеют никакого отношения, но я так, на всякий случай, поделилась весьма колоритным портретом моего школьного воздыхателя.

Мужчина шагнул в помещение и одним резким движением сдернул с себя темные очки, и плевать, что целую неделю шел дождь, он же крутой коп, а не абы кто! И после, хищно прищурив глаза, медленным взглядом прошелся по посетителям. Наверное, дома каждый вечер перед зеркалом отрабатывает этот прищур. Вот тут-то я и подумала, что мне крышка! Ведь ничего не может укрыться от пристального взгляда полицая! А, нет, ошиблась, пронесло. Шерман и не посмотрел в мою сторону. Я лишь покрепче перехватила газету и продолжила искоса поглядывать за блюстителем правопорядка. Он поднял вверх правую руку, согнутую в локте в знак приветствия, и вразвалочку направился к Бобби Рею.

— Мне как обычно, — кивнул он ему, а потом заговорщически осмотрелся по сторонам, и спросил: — Бобби Рей, чей это красный жучок приземлился на стоянку рядом с твоим кафе?

Вот она машина сбора фактов и секретной информации в действии! Шутки в сторону, но шериф Шерман доверяет только проверенным источникам!

— Малышка Мерси Флинн приехала погостить к старине Рику, — не стал юлить и уходить от ответа Бобби Рей, лишний раз подтвердив свой неоспоримый статус «проверенного источника». И я не в обиде на него, правду все равно не утаить в таком маленьком городке.

— Хорошие новости! На этот раз эта рыбонька от меня не уплывет, а наоборот, замуж попадет! Не успеет она и глазом моргнуть, как станет миссис Эрнестиньо Шерман. Она, кстати, здесь? — снова завертел облысевшей макушкой мой потенциальный женишок. И, конечно, снова не обратил на меня внимание. Наверное, он ожидал, что после слов «рыбонька» и «замуж», я сама выпрыгну из засады и начну клясться ему в любви до гроба. Ага, конечно!

— Заходила, но потом, кажется, пошла в бар напротив. Я немного отвлекся и не уследил. — пожал плечами Бобби Рей, а мне захотелось броситься старику на шею и расцеловались его в обе щеки.

— Спасибо за наводку, Бобби Рей! Держись, малышка Мери, суперкоп вышел на охоту! — хвастливо заявил мужчина, показательно протерев свой полицейский значок и поправив пистолет в кобуре. Выглядело это до того комично, что я чуть не прыснула со смеху, но благо сдержалась.

Эрни вышел из закусочной, а я наспех забросила в рот последний кусочек и влила в себя ледяную колу, подскакивая из-за столика.

— Спасибо, Бобби Рей, миленький, я твоя должница! — бросила напоследок громко смеющемуся мужчине и выбежала из кафе.

На Шермана я злилась. И злилась сильно. Не дал мне отвести душу и вдоволь насладиться поеданием любимых пончиков. Ничего, он у меня еще попляшет!

Лагерь отца находился за чертой города и дорога до него обычно занимала минут тридцать-сорок неторопливой езды. Но в этот раз поездка затянулась. Я старалась вообще не гнать, потому что дорога была размыта до ужаса. Наверное, проливные дожди шли бесперебойно всю прошлую неделю.

Включила радио на полную громкость и во всю мощь стала подпевать голосистой поп-диве, стараясь выхватить максимум удовольствия от поездки. Выходило скверно, но живых свидетелей этого безумия все равно не было.

Изредка я посматривала на телефон, который всю дорогу был молчалив, и поедала чипсы из пакета. Я честно хотела купить в супермаркете яблок для перекуса, но не нашла, где бы их можно было помыть, поэтому и пришлось остановить свой выбор на чипсах.

Я уже подъезжала к развилке дорог, когда в упаковке снеков оставалось всего ничего. Но ведь всем известно, что самые вкусные, обильно посыпанные специями кусочки лежат на самом дне. Поэтому я запустила руку поглубже и, немного переусердствовав, уронила пакет на пол. Я, конечно, благоразумно снизила скорость почти до нуля, но от размытых дорог меня это не спасло.

Руль дернулся в сторону, машину занесло на обочину, и она бампером сшибла стоящий на дороге указатель. Мне повезло, я пострадала лишь самую малость, слабо приложившись головой о приборную панель. Машина остановилась сама, даже не пришлось нажимать на тормоз, а я досадливо выругалась. Дурацкие чипсы! Они должны быть наказаны! В следующее мгновение возмездие свершилось, картофельные снеки получили по заслугам, то есть были беспощадно съедены мной. После этого с чистой совестью я вылезла на дорогу, чтобы оценить масштабы катастрофы и узнать, какая из двух табличек не дожила до утра.

— Ну, нет! — недовольно взвыла я, в расстройстве всплеснула руками и притопнула ногой. — Ну, почему я такая счастливая?

На берегах Серебряного озера располагалась база отдыха не только моего отца, но и его конкурента — Роджера О’Доннела. «Сосновая шишка» принадлежала Роджеру и его сыну Стэну, а «Серебряная мечта» Ричарду Флинну, моему отцу. И так уж сложилось, что соперничество между ними зародилось еще до открытия лагеря. На что только мужчины не шли, чтобы переманить к себе клиентов! Сколько помню, они вечно ссорились и враждовали, и это не могло не сказаться и на наших отношениях со Стэном.

В общем, мне посчастливилось сбить указатель на лагерь отца, а табличка с надписью «Сосновая шишка» по-прежнему красовалась на дороге.

Я подошла к краю обочины и грустно посмотрела вниз. В кювете, который после дождя превратился в сточную канаву, сиротливо лежала папина «Серебряная мечта». Мне ничего другого не оставалось делать, как исполнить свой дочерний долг. Семейное дело должно процветать!

Я вдохнула поглубже, чтобы обрести свое внутреннее равновесие, по крайней мере, именно так учили на тех двух занятиях йоги, которые я когда-то посетила. Сделала шаг вперед. Почувствовала опору под ногой и плавно перенесла на нее вес тела. Кроссовка тут же прилично ушла под землю. Еще один шаг, попытка перенести массу тела, и вот я точно крутой сноубордист мчу свой первый в жизни слалом*. Целый метр спуска! И в итоге — шлеп! И я падаю пузом в грязь, благо успела выставить вперед руки, поэтому лицо осталось чистым, если только подбородок немного испачкала. (*прим. Слалом — спортивное состязание, скоростной спуск с гор на лыжах по заданному сложному маршруту).

— Ну, черт, — фыркнула я, приподнимая голову и осматриваясь по сторонам. Зато табличку быстро нашла, она оказалась в нескольких сантиметрах от меня.

И все было бы не так плохо, если бы у меня получилось самостоятельно вылезти на дорогу, но в текущих погодных условиях это оказалось невозможным. Грунт до того размыло, что мне не удавалось сделать и шага наверх, почва то и дело уходила из-под ног, я теряла равновесие и безрезультатно скользила пузом по склону вниз. После трех неудачных попыток пришлось вооружиться табличкой и смиренно ждать доброго путника. Телефон, конечно же, остался в машине.

Мокрую, грязную и злую меня обнаружили минут через тридцать, когда на улице уже начало темнеть и холодать. Завидев вдалеке фары, я принялась судорожно махать указателем, машина замедлила ход и свернула к обочине, ослепив меня ярким светом фар.

— Мисс, вы в порядке? — первым делом спросил меня выпрыгнувший из салона водитель.

«Нет, конечно, не в порядке, твою же мать! Я стою одна в поле, в луже и по уши в грязи!» — мысленно выругалась я, а в слух нежно пропела, дабы не спугнуть своего долгожданного спасателя:

— Я в порядке, хотя немного продрогла!

— И как вас угораздило свалиться в кювет? — изумился мужчина, подходя к самому краю. В свете фар прорисовался его мощный силуэт, но вот лица мне так и не удалось рассмотреть.

— Я хотела достать указатель, — пояснила я и в подтверждение своих слов воинственно помахала табличкой.

— Какие люди! Мередит Флинн пожаловала домой к папочке! — узнал меня незнакомец, а я немного стушевалась, услышав в его голосе язвительные нотки, — Превосходно выглядишь, Мери-Поночка!

Я прислонила ладонь ребром ко лбу на манер козырька и попыталась рассмотреть своего собеседника.

— О'Доннел? — в неверии уточнила я.

— Он самый, давно не виделись! Как жизнь? — хохотнул мужчина, а я поняла, что обречена на прозябание в канаве под шутки О'Доннела младшего.

Не задалось у нас ним общение с самого детства. Чего только не вытворяли в школьные годы: и колеса друг другу протыкали, и одежду на клей сажали, и сплетни заливисто сочиняли, и кулаками отъявленно махали, никто и не смотрел, что мы с сестрой девчонки. Да, несмотря на обычные сестринские разногласия, ненависть к О'Доннелу объединяла нас, ему мы досаждали с Джулией вместе. Но, если честно, конечно, жаль людей, которые со временем не вырастают из «своих штанов» и спустя годы отпускают глупые детские шуточки.

Переругиваться с О'Доннелом не хотелось, за день я устала и вообще находилась не в лучшем состоянии, поэтому в расстроенных чувствах обессиленно плюхнулась попой в лужу. Все равно штанам уже не помочь, а этот негодяй пусть насладится своим триумфом по полной!

— Эй, Мери. Мери! — взволновано окликнул меня парень, присаживаясь перед обрывом на корточки, — Что, черт подери, с тобой?

— Катись отсюда, О'Доннел! — с видом, будто я английская Королева, произнесла я.

— А ты тут что, мужчину мечты дожидаться будешь во всем своем боевом окраске? Макияж наносить училась по хроникам Вьетнамской войны?

Ответы на язвительные шуточки — удел слабых, я же в приступе бешенства подскочила на ноги и запустила в парня указатель. Табличка слабо шлепнулась у его сапог, не причинив мужчине ни малейшего вреда. Ну, хоть кто-то из нас двоих вернулся на дорогу.

— Чего ты бесишься? — взревел сосед, — Шуток не понимаешь?

— Проваливай, остряк! — стояла я на своем. Точнее сидела. В луже.

— Прекрати жевать сопли, Флинн, и давай руку! — строго раздалось надо мной. Я незаметно повернула голову, проверяя серьезность намерений говорившего. Он по-прежнему сидел на корточках, только на этот раз призывно вытянул вперед руку.

Я недоверчиво поднялась на ноги и подошла к мужчине, с вызовом смотря ему в глаза и молчаливо обещая, что если он сейчас обманет и спрячет руку от меня, то я весь свой отпуск потрачу на то, чтобы измотать ему нервы. Не удивляйтесь, что я сама себе перечу, здравая логика и вредность со злостью редко дружат.

Не обманул, крепко схватил за запястье и потянул меня на себя, я тут же засеменила по скользкому склону ногами, карабкаясь вверх. Поскользнулась, шлепнулась животом в грязь, когда до дороги оставалось всего ничего, но рука О'Донелла не дала скатиться вниз, а наоборот, продолжила вытягивать наверх.

В какой-то момент его вторая рука нагло опустилась на мою пятую точку, придавая ускорение и продолжая затаскивать меня в гору.

Хотелось возмутиться, но рот я предусмотрительно сдержала на замке, а то вдруг этот негодяй передумает и отпустит. Катание с горки в дождливый день в мои планы, все же, не входило.

— Не пыхни, Мери, должен же я получить хоть какую-то награду за такой тяжкий труд! — съязвил О'Донелл, видимо, заметив мою реакцию.

Я ничего не ответила, потому что благодаря его стараниям наконец-то оказалась на свободе и торопливо отряхивала одежду. Бессмысленное занятие, только ладони испачкала, которые до этого были более-менее чистыми.

— Спасибо, — тихо произнесла я, благодарить врага детства номер один не хотелось, но пришлось. Руку протянула, но тут же одернула.

— Какого дьявола ты вообще решила спасать этот чертов указатель? Неужели это дело не могло до утра потерпеть? — возмутился Стэн.

Я неуверенно пожала плечами, такая мысль мне в голову не приходила.

— Все равно без сподручных средств не обойтись, — продолжал парень, — Лопата у меня есть, а вот молоток стоит поискать. Да и держатель стоило давно поменять, он же весь прогнил, поэтому его ливнем и смыло.

Что его «смыло» совсем не ливнем уточнять я не стала.

— На днях подъеду, разберусь, — невозмутимо пожал плечами парень.

Честно говоря, так сразу же и не поняла, послышалось мне или нет. Я и предположить не могла, что О'Донелл, главный конкурент отца, собирается оказать нам помощь с табличкой. Но додумать эту мысль не успела.

На дороге появилась еще одна пара фар. Машина затормозила в метрах пятнадцати от нас. Пока я кувыркалась в грязи, порядком стемнело, и мне не удалось сразу же распознать вновь прибывших гостей.

— О'Доннел! Гадкий койот! — пропищал тонкий девичий голос, — Я же тебе велела держаться подальше от лагеря!

Не успела я опомниться, как щелкнул затвор ружья и раздался выстрел. К такому количеству неприятностей, да за один вечер жизнь меня не готовила. Я трусливо присела на корточки и прикрыла руками голову. Пуля просвистела в воздухе и угодила в землю аккурат рядом с сапогами Стэна.

— Больная неврастеничка! — не растерялся О'Доннел, — Своей чертовой солью ты едва не испортила мне ботинки, лучше бы ты суп с ней сварила, идиотка, было бы больше пользы!

— Заткнись, О'Донелл, и убирайся отсюда! — грозно выкрикнула моя младшая сестренка Джулия, ведь это была именно она. С одной стороны, от сердца немного отлегло, а с другой, мне все еще с трудом верилось в происходящее.

Джулия моя сводная сестра, у нас один отец и разные матери. Моя матушка сбежала от папы, когда мне не было еще и года. Уехала в Нью-Йорк с гастролирующей рок-группой, больше от нее вестей не было. Спустя два года отец женился на Диане, и у них родилась Джулия. И нет, это не история про Золушку и злую мачеху. Диана была самой чудесной матерью, которую можно было только пожелать. Вот только когда мне исполнилось восемь, а Джулс пять, она тяжело заболела и умерла. Отец больше не женился, а мы с сестрой как с цепи сорвались, начали постоянно препираться, ссориться и ругаться. Объединяли нас с Джулией две вещи: любовь к отцу и ненависть к О'Доннелу.

Мы никогда открыто не признавались в своих чувствах, но всегда были готовы горой стоять друг за друга. Вот и сейчас, увидев меня мокрую, грязную, сидящую на дороге с прижатыми к голове ладонями, Джулс не на шутку испугалась и мигом бросилась ко мне.

— Мерси! Мерси, что с тобой? Что эта сволочь с тобой сделала? — взревела она, пытаясь меня обнять и одновременно рассмотреть лицо. Я от нее поспешила отстраниться и самостоятельно встать на ноги. Это сейчас Джулия тряслась от страха за меня, а потом будет злиться из-за запачканной одежды.

— Все в порядке, я просто упала в кювет! — неохотно пояснила я, вдаваться в подробности не хотела, но Джулс и не требовала.

Сестренка немного успокоилась и продолжила внимательно меня рассматривать, а потом порывисто обхватила за плечи, избегая прямого соприкосновения с запачканной майкой.

— Какая трогательная сцена, — присвистнул Стэн, который все еще оставался на дороге.

Джулия сначала растерялась, а потом ее милое личико залило краской гнева.

— Это ты виноват! — прошипела она, тут же выпуская меня из объятий, и, не удержавшись от соблазна, повернулась к О'Доннелу и ударила его сапогом по щиколотке.

Он даже не поморщился, лишь важно приосанился и сложил руки на груди, нависая над сестрой. В какой-то момент мне показалось, что ситуация его даже забавляет.

— Можешь не благодарить меня, Джулия, за то, что я спас задницу твоей сестры! — гордо произнес мужчина, смакуя на языке каждое слово.

— Ты же ее и облапал, — недовольно фыркнула я себе под нос, но моя фраза не осталась незамеченной.

— В тебе есть вообще что-то святое, О'Доннел? — взревела сестренка и со всей силы замахнулась кулачком на парня. Такая маленькая и такая бойкая!

— Успокойся, неуравновешенная! — и с места не сдвинулся Стэн.

— Убирайся, кретин! — воскликнула Джулс и выставила вперед руку, указывая О'Доннелу направление движения.

— Вот и уберусь! Сами ставьте ваш чертов указатель! — махнул на нас рукой парень и двинулся к машине.

— Ты сломал указатель? — тут же оббежала его вокруг сестра и, выставив вперед руку, преградила ему дорогу.

— Его смыло дождем! Мери, подтверди и успокой эту неврастеничку! — устало посмотрел в мою сторону Стэн.

— Э-э-э, да, дождем. Именно так! — немного замешкавшись, подтвердила я. Не рассказывать же, как все было на самом деле.

— Допустим! Но мы в любом случае обойдемся без твоей помощи! Питер… Пит на этой недели уже ставил его два раза, поставит и третий! — с вызовом посмотрела Джулия на Стэна.

— Значит, так хреново ставит твой мальчик-волшебник! — безразлично пожал плечами О'Доннел, а Джулия запыхтела точно еж.

— Это значит, что у тебя совсем совести нет, О'Доннел! В любом случае, Питер… Пит починит! — встала она в позу, посчитав, что последнее слово должно остаться за ней.

— Конечно, не иначе, как попросит помощи у феи Динь-Динь, — потряс О'Доннел в воздухе воображаемым колокольчиком.

— Ты придурок! — оскалилась сестренка, сжимая кулаки и задирая подбородок.

— Ты идиотка! — парировал Стэн, а потом посмотрел поверх головы Джулс на меня и вполне вежливо произнес: — Пока, Мери, рад был тебя видеть!

— Вали отсюда, трусливый койот! — буквально подпрыгнула на месте разъяренная Джулия, а я слабо махнула парню на прощание рукой.

Я молчаливо стояла и с интересом наблюдала за разворачивающимся передо мной спектаклем. Фантастическая актерская игра! Я бы похлопала, да вот только лень.

— И что это было? — кивнула я в сторону уезжающего внедорожника Стэна.

— Это был придурок-О'Доннел, если не заметила. Ты, наверное, уже отвыкла от неадекватных людей? Добро пожаловать домой, Мери! — всплеснула руками Джулс и подошла ко мне, — Он достал уже! Третий раз за неделю вырывает наш указатель.

Я слегка прикусила нижнюю губу и, криво улыбнувшись, решила немного прояснить ситуацию.

— В этот раз указатель оказался в кювете еще до приезда Стэна, — размыто отметила я.

— Потому что он вытащил его из земли, наверное, еще днем. Предусмотрительный, зараза. Думает, если постояльцы в дождь не найдут нашей вывески, то поедут к нему! Благо сегодня все, кто бронировал домики заранее, прибыли еще утром. Обломись, О'Доннелл! — выкрикнула Джулия в вечернюю даль, в которой только что исчезла машина Стэна, и выставила ему вослед средний палец. М-да, пансионом благородных девиц тут и не пахнет, как, впрочем, и благородными девицами.

Джулия больше напоминала разбойницу из вестерна: эдакая пленительная блондиночка в ковбойской шляпе, клетчатой рубашке, завязанной узлом под грудью, джинсах с заклепками и ружьем наперевес.

— Он помог мне выбраться из канавы. — твердо произнесла я. Почему-то мне хотелось заступиться за О'Доннела. Он действительно оказался рядом в трудную минуту и не бросил меня в луже на произвол судьбы. Да и, в конце концов, глупо лелеять детские обиды.

— Не надо было падать в канаву! — недовольно возразила сестра, сморщив носик.

— И он собирался починить нашу табличку, — продолжила и дальше обелять Стэна, до ангела во плоти еще далеко, но я старалась, — И починил, если бы ты, на манер диких индейцев, не стала его обстреливать из ружья.

— Обойдемся своими силами! Питер…Пит… починит! — нервно воскликнула Джулия, тоже не став заострять внимание на фразе о дикарях.

— Кто такой Питер-Пит? — усмехнулась я.

— Пит — мой жених, — с ноткой превосходства протянула Джулс, всем своим видом желая показать, что скорое замужество мне не грозит.

— Поздравляю! Но, тем не менее, Стэн ничего плохого не сделал. — уперлась я рогом в свою правду. Знаете, иногда важно не доказательство истины, а сам процесс доказательства.

— И хорошего тоже! Мери, О'Доннел тот еще сукин сын! Поверь, он задумал что-то нехорошее, хочет прибрать лагерь нашего отца к своим рукам. Последнее время он то и дело кружит вокруг «Серебряной мечты», точно гриф в небе над жертвой!

— Много ты понимаешь! — отмахнулась я от нее как в детстве, совершенно позабыв, что сестра уже не ребенок, — Не говори ерунды, тебе только кажется. Папа не допустит этого.

— Я понимаю побольше твоего! — взвилась сестра, ужаленная мной за самое больное место. Зря я усомнилась в ее личностной зрелости, — Я в отличие от тебя, заезжей пташки, здесь живу и вижу, что творится у меня под носом. Давай, Мери, и ты возвращайся с небес на землю! Это не город Ангелов, это Техас, детка!

Извиняться и признавать свою неправоту не хотелось. Возможно, Джулия права, мне неизвестны истинные намерения О'Доннела, но, тем не менее, я благодарна ему за оказанную помощь.

Сестра немного потопталась на дороге, ожидая, пока я переодену мокрую одежду и буду готова ехать дальше, а потом быстро ударила по газам своего внедорожника. С моей букашкой такие фокусы не пройдут!

* * *

Лагерь отца представлял собой двадцать небольших двухэтажных домиков, бар и столовую. Столовая лишь по утрам предлагала вкусные завтраки, а бар работал круглые сутки. Здесь всегда можно было спокойно посмотреть телевизор, погрызть фисташки и пропустить стаканчик чего-нибудь холодного. Игровых автоматов не было, вместо них стояли карточный и бильярдный столы. Покер не моя сильная сторона, никогда не умела скрывать своих эмоций, зато в бильярде могу раскатать все шары по лункам закрытыми глазами. Нет, я, конечно, утрирую, но конкуренцию точно составить могу! Детство прошло не даром, ура, господа!

Машина Джулии уже стояла у папиного дома. Я припарковалась рядом и поспешила вовнутрь, приветствовать своего родителя. Знала, что папочка Рик будет рад видеть свою крошку Мери в любом виде, хотя выглядела я довольно удручающе, слалом на попе по кювету добавил пару ярких штрихов к моему облику.

Внутри дома было тихо и темно. Прежде чем я добралась до выключателя, умудрилась пару раз налететь на какие-то предметы в темноте и смачно выругаться по-техасски. Если бы цветы вяли от грубых слов, то папины домашние растения наверняка превратились бы в солому. Нет, ну, а что… стараюсь адаптироваться изо всех сил.

— Сюрприз! С возвращением! — раздались со всех сторон веселые крики, аплодисменты и улюлюканье, стоило мне зажечь лампу.

Глаза защипало от яркого света, и сквозь набежавшие слезы мне удалось насчитать в комнате человек двадцать с шарами, хлопушками, натяжным плакатом во всю стену «Добро пожаловать домой» и улыбками до ушей.

Очень трогательная сцена! И все бы ничего, если бы я не стояла посреди гостиной в трусах и футболке, доходящей мне до середины бедра. Ах, да… на ногах красовались серые от грязи кроссовки, а с головы свисали сосульками немного подсохшие, но по-прежнему запачканные землей волосы. Жалкое зрелище!

— Сюрприз! — натянуто улыбнулась я и помахала всем собравшимся рукой, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. Гости переглянулись между собой и тихо зашептались. Неловкий момент! Мне до ужаса захотелось провалиться под землю.

— Мерси, детка, что произошло? — взволнованно вопросил отец, который первым пришел в себя после моего «сюрприза».

— Долгая история, а Джулия разве не рассказала вам? — удивленно приподняла я бровь, разыскивая среди массы народа сестру.

— Джулс еще днем уехала по делам в город, хотя должна была уже вернуться, — задумчиво произнес папа, а я недовольно скрипнула зубами, затаивая на сестрицу обиду. Неспроста она еще «не вернулась», по словам папы, когда ее машина припаркована на стоянке!

В это самое мгновение дверь за моей спиной распахнулась и на пороге появилась Джулия.

— Мамма Мия! Мерси, ты уже приехала! — удивленно воскликнула она и прикрыла ладошкой рот.

— Угум-с, — кивнула я, не находя других слов.

— Боже, прости меня, сестренка, я не успела всех предупредить! — едва ли не плача подбежала она ко мне. Я не верила. Не верила ни одному ее слову. Не верила и злилась. — Папочка, я не хотела, честно-честно! И предположить не могла, что так получится!

Я стояла с каменным выражением лица и нервно притопывала ножкой, ожидая окончания этого шедеврального представления.

— Джули, не переживай! — принялся успокаивать ее папа, будто это она с голой задницей стоит посреди гостиной полной людей. И все потому, что она младшая! — Смотри, Мери не расстроилась, стоит улыбается.

И действительно, на моем лице застыла перекошенная улыбка. Нервное, знаете ли.

— Да, все хорошо, дорогая, — крепко обняла я сестру, в это самое мгновение ужасно жалея, что переодела все испачканные вещи, и тихо прошипела ей в самое ушко, — Я знаю, что ты притворяешься.

— Давно пора спуститься тебе на землю грешную, — коварно шепнула она в ответ, подтверждая мои догадки.

— Рад, что вы не в обиде друг на друга, — подошел папа и притянул нас к себе, приобнимая за плечи.

Это как посмотреть, в обиде я или нет. Я в ярости!

— Друзья, думаю, что стоит праздник перенести на другой, более удобный день! Но всех желающих буду рад видеть в баре.

Гости струйкой потекли на выход, вежливо кивая и бросая на прощание фразы, что безумно рады встрече со мной, а я счастливо улыбалась в ответ как английская Королева и кивала в такт точно китайский болванчик.

— Джулс пекла для тебя торт всю ночь, жаль, никто не попробовал, — печально вздохнул папа, когда гости разошлись, а я скосила испытывающий взгляд на сестру. Она вмиг покраснела и стыдливо отвела глаза в сторону. Ясно, что старалась, но говорить об этом не хочет, особенно на фоне только что учиненной пакости.

— Ну, чтобы добро не пропадало… — безразлично пожала я плечами и медленным шагом направилась к столу со сладким угощением, непроизвольно облизывая губы, — Возьму, пожалуй, кусочек.

Я еще раз отметила, что Джулия приложила к торту немало усилий, причем не ради папы, а ради меня. Торт оказался морковным, как люблю я, а не папа. Выполненный в форме этой самой моркови, сверху покрытый мастикой апельсинового цвета и сбоку украшенный масляным зеленым кремом, который был выложен в виде листьев. Ну и вершила мой торт аккуратно выведенная надпись: «С Возвращением, Мередит!». Такая красота, что живот урчит в предвкушении сладкого кусочка.

Я схватила нож и старательно, высунув кончик языка, вырезала круглый кусочек из самого центра, а потом, нарочито небрежно, с другого конца зачерпнула крем. Да, не скрою, с одной стороны мне хотелось досадить Джулии, беспощадно уничтожив ее шедевр… А с другой… Нет, ну черт побери. Известный факт, что в центре самые вкусные, сочные кусочки. Идеальная пропорция крема, коржей и пропитки. К тому же, это мой торт! Ем, как хочу, и с той стороны, которой хочу.

— Ну, все, я пошла переодеваться! Думаю, увидимся уже завтра утром! Ужасно устала с дороги и дел невпроворот! — опечаленно вздохнула я и в качестве подтверждения своих слов чуть приподняла на ладони тарелочку с тортиком. Диета подождет, уж очень нервный у меня выдался денек.

Папа проводил меня ласковым понимающим взглядом, а Джулия чуть нахмурила брови, пытаясь скрыть довольную улыбку. Несмотря на мой акт вандализма, ей было приятно, что я оценила ее старания. Но рано радуется, сестренка, у меня кое-что еще припасено для нее!

После спасительного душа и вкусного перекуса я решила воплотить в жизнь свой грандиозный план мести моей сестре, сценка с тортиком была всего лишь разминкой. Основная пакость впереди. Пожалуй, она права, нужно возвращаться в реальность и отплатить ей той же монетой, вспомнив детство.

В наших краях родители обычно на восемнадцатилетие дарят своим детям машину. Хотя слово «машина» — это слишком громкое название для четырехколесной развалюхи, на которой ездили еще деды. Чаще всего торжественно вручали старую поддержанную консервную банку, которая так и норовила заглохнуть через каждые сто метров. Но наш папочка на восемнадцатилетние подарил по-настоящему ценный подарок — целый дом. Небольшой, двухэтажный, хоть и по соседству с родительским, но зато свой. В общем, жили мы с Джулией рядом в разных домах, поэтому уже долгое время обходились по утрам без извечных сестринских истерик в стиле: «Она заняла мою ванную».

Так вот, я набросила на плечи толстовку, оставила на голове намотанное после душа полотенце для большей правдоподобности и побежала к Джулс. Нарочно долго не убирала палец с кнопки звонка, чтобы доставить сестре еще побольше удовольствия. Через минуту появилась немного взвинченная Джулия, но, увидев меня, смягчилась. Это что получается, в ее дурном настроении виновата не я, а женишок? Это срочно нужно исправлять!

— Джулс! Выручи меня, пожалуйста! Я забыла взять с собой крем! Он, наверное, так и остался дома в шкафчике в ванной! У меня вся кожа как куриная задница натянулась! — для большей драматичности выдала я, — Одолжи на вечер свой, а завтра я куплю себе в городе новый.

— Сейчас, — спокойно ответила она, поднимаясь в спальню, и на самой последней ступеньке добавила, — Правда, с твоим лицом крем не особо поможет.

— Ага! Спасибо за ценный совет! Я все же попробую воспользоваться им по старинке. Кремом разумеется, а не твоим советом, — ответила я и потрясла перед ее носом полученным пластмассовым тюбиком, когда она вернулась назад.

Какая удачная емкость для крема! К слову сказать, Джулия, наделенная от рождения природной красотой, никогда не уделяла много внимания выбору косметики, мне кажется, она могла намазать лицо барсучьим жиром и слыть по-прежнему красавицей, в то время как я тщательно подбирала кучу средства по уходу за кожей. В общем, избавлялась я от дешевого содержимого упаковки без всякого зазрения совести, а потом вместо него заполнила тюбик своим кремом для сжигания жира. После него ягодицы горят адским огнем, правда жир почему-то не спешит никуда уходить.

И конечно же, по всем правилам хорошего тона, поспешила сразу же вернуть тюбик с кремом его владелице, а потом припустила бегом домой и прильнула к окну, которое выходило на окна Джулии.

Криков слышно не было, и я подумала, уж было, что скорее всего она раскусила мой трюк прежде, чем воспользовалась содержимым тюбика, но, нет. Минут через тридцать ее недовольная физиономия появилась в окне напротив, сестрица наградила меня своим излюбленным жестом — вытянутым средним пальцем, а потом внушительно провела большим по шее. Джулия на тропе войны. Ох, как страшно. Что ж, я тоже.

Ответный удар был нанесен мне следующим же утро, пока я, беззащитная как дитя, спала дома в мягкой кроватке. В столовую пришла часов в двенадцать в преотличном расположении духа, даже не догадываясь, что тучи уже сгустились над моей бедной головушкой.

На полноценный завтрак я не рассчитывала, но надеялась, что миссис Маккензи, милая женщина, отвечающая в лагере отца за готовку, как в старые добрые времена припасет для меня что-нибудь вкусненькое. Вот тут мне повезло, ожидания с лихвой оправдались, и меня наградили целой тарелкой пышных оладушек, вазочкой с клубничным джемом и стаканом топленого молока.

Но когда я присоединилась к папе с Джулией, они сидели за столиком у окна и о чем-то заговорщически перешептывались.

— Доброе утро, Мерси! — тепло улыбнулся мне папа, когда я поцеловала его в щеку.

— Смотрю кто-то не щадит себя, изводит строгими диетами с самого утра, — хмыкнула Джулс, бросив быстрый неодобрительный взгляд на мою тарелку.

— Завтрак — самая важная трапеза дня, и к ней нужно отнестись со всей ответственностью, чтобы потом голодным взглядом завистливо не считать количество оладушек в чужой тарелке! — поучительно выдала я, на что сестренка лишь фыркнула.

— Девочки, не ссоритесь! — папа молниеносно пресек нашу только зарождающуюся перепалку. Жаль, мы с сестрой любили потренироваться в злословии. Бодрит несказанно, да и порой бывает весьма полезно в общении с некоторыми назойливыми людьми. — У вас будет время поскандалить по дороге в город.

— Зачем? — выпалила я.

— С ней? — одновременно со мной воскликнула Джулс.

— Не обсуждается, — холодно отрезал отец, а потом разъяснил, — Нужно съездить за продуктами для вечеринки. Поскольку Питер с утра уехал на твоей, Джулия, машине и еще не вернулся, то придется ехать с Мери.

— А твоя машинка? — жалобно пискнула Джулс.

— Я уезжаю по делам, — беззаботно пожал плечами папа, — Еще вопросы, девочки?

Мы вновь синхронно замотали головой из стороны в сторону, понимая, что противоречить папе бесполезно, у него свои методы воспитания трудных деток. А потом меня осенило:

— Минуточку! Что еще за вечеринка?

Вечеринки я не любила, посещала их, потому что статус обязывал и уходила обычно рано. Мне не нравилось излишнее внимание к моей персоне, глупые шутки, над которыми необходимо смеяться, неловкий флирт и море алкоголя, чтобы флирт не казался таким уж неловким, а шутки плоскими. И приезжая домой к отцу, хотелось отдохнуть в тишине и спокойствии, а не развлекать местных пустыми разговорами о футболистах и городской жизни.

— Мы с Джулией обсудили вчерашний неудавшийся сюрприз и пришли к мысли, что следует реабилитироваться и отметить твое возвращение, как надо.

— Может не надо, как надо? — состроила я жалостливую мордашку.

— Все будет просто супер! — поспешила заверить меня Джулия, — Будет жар-р-рко, я бы сказала, гор-р-рячо! Не вечеринка, а огонь! Просто жгучий перчик-чили!

— Понятно-понятно! — отмахнулась от нее я, обильно поливая оладушек вареньем. Вот она, типичная месть за крем, ничего необычного. Ожидаемо.

— Раз все понятно, то доедай быстрее, и поезжайте в город! — захлопал в ладоши отец, поторапливая в первую очередь меня, — Вечеринка и правда намечается отпадной. Малыш Сэм зажжет танцпол! Он, конечно, не Пол Мак Дюк, но тоже кое-что умеет!

Мне не нравилось, когда папа начинал сыпать псевдо-молодежным сленгом, звучало это неестественно, и, как минимум, заставляло насторожиться.

Джули злорадно оскалилась, а я устало потерла виски:

— Пол Ван Дайк, папа, — поправила его я, — И это сейчас не круто. Чего, конечно, нельзя сказать о Малыше Сэме. Чувствую, будет жарко!

Выставила я два больших пальца вверх и натянуто улыбнулась.

— Огонь! — поддакнула Джулс и резко разжала кулачки, эмитируя вспышку салюта.

— Не привередничай, Мерс! У нас, конечно, не Голливуд, но будет весело! — авторитетно заявил папа и добавил: — Готовься, Золушка, к балу!

Это вообще прозвучало, как угроза. Я бросила недовольный взгляд на сестру, но она лишь насмешливо посмотрела на меня в ответ.

— А пока ты завтракаешь, расскажи, как у тебя дела на работе. Как мальчики? Как отметили завершение сезона? — начал засыпать меня вопросами папа, поудобнее располагаясь на стуле. У меня оладушек в горле застрял и, кажется, пропал аппетит. Излишняя любознательность родителей по отношению к личной жизни своих детей бывает результативнее всяких диет.

С ответом я нашлась не сразу же. Вспомнилась ссора с Хитом и утро в компании Стоуна. О таком папочкам за завтраком не рассказывают.

— Нормально, отметила окончание сезона с Буйволами в Лос-Анжелесе, а потом поехала к своим клиентам. Со всеми продлила контракты на новый сезон, за исключением Таккера. Вместо него заключила два новых, — коротко рассказала я ему о своих успехах, стараясь ни на чем не акцентировать внимание.

— А что не пригласила своих парней погостить у нас недельку? — вопросительно поднял папа бровь и продолжил: — Мальчишки бы наконец расслабились, попили пивка, порыбачили! У нас соревнования на носу! Да, и от девочек отбоя не было бы!

— Папа! Они спортсмены! Им вредно много пить и гулять с девочками! — закатила я глаза. — И вообще, я разделяю работу и личную жизнь!

Вру, конечно, совмещаю и еще как, один Хит чего стоит. Да и с каждым клиентом у меня своя атмосфера. Я с ними, как верная жена, и в горе, и в радости, и в клубе после победы и в госпитале после травмы. Везде и всюду, готовая выслушать и дать совет не только в вопросах спорта. Но приглашать парней в нашу глубинку не хотелось. Во-первых, здесь не тот уровень роскоши, к которому они привыкли, а во-вторых, их же тут приберут к рукам местные дамочки, не успею я и глазом моргнуть! Знаменитый футболист в нашей глухомани, точно молодой неопытный олень, отбившийся от стада, удачная жертва для охотниц за хорошей жизнью.

— Ну, ты и бука, Мерс! Не хочешь, как хочешь! — не стал обижаться папа и делать из отказа трагедию, — Но подумай, как-нибудь на досуге! Такие звездные гости могут привлечь новых туристов в наш лагерь!

— Обязательно, папочка! — пообещала я.

Папа хотел сказать что-то еще, но внезапно у него зазвонил телефон:

— Простите, малышки, — встал он из-за стола, — Важный звонок.

Произнес он и отошел в сторону. Моя бровь тут же изумленно взметнулась вверх. Очень интересно, какие у него секреты появились от родных дочерей! Нужно будет поинтересоваться у Джулии чуть позже, возможно, она знает подробности.

* * *

Некоторое время ехали молча, но вскоре я не выдержала и бросила небрежное:

— Спасибо за вечеринку!

— А ты как хотела? У меня час лицо горело! — огрызнулась Джулс, а я хищно улыбнулась, значит, мне удалось попасть в цель.

— У меня тоже вчера горело лицо! — парировала я, — Знаешь ли, такое случается, когда испытываешь стыд!

Извиняться Джулия за свою выходку, конечно, не стала, но примолкла.

— Мне кажется, папа готовит сюрприз, — невзначай произнесла она, не желая ехать в тишине.

Я скептически приподняла бровь и, не желая показывать свою заинтересованность, ехидно уточнила:

— Еще одну вечеринку-сюрприз?

— Нет. Нормальный сюрприз, — улыбнулась сестренка одними уголками губ, — Я уже не первый раз замечаю, как он сбегает под предлогом обсуждения важных дел. Однажды я не удержалась и подслушала.

— Тебя что в детстве не учили, что подслушивать плохо? — отпустила шпильку вредная я, но тут же замолчала, потому что хотела узнать продолжение.

— Если тебе не интересно, то так и скажи, только не читай свои заунывные нотации, — закатила она глаза и обидчиво отвернулась к окошку.

— Интересно. Прости, пожалуйста, продолжай, — тут же повинилась я. Мне, в отличие от Джулии, было не сложно попросить прощения.

— Он разговаривал с заводчиками лошадей. — таинственно произнесла сестра и, выдержав небольшую паузу, пояснила, — О лошадях. О покупке лошадей.

Последнюю фразу она едва ли не сопроводила восторженным писком, но сдержалась.

— Ты думаешь, что папа хочет открыть лошадиное ранчо? — неуверенно хмыкнула я.

— Очень на это надеюсь, лошадиное ранчо — предел моих мечтаний, — протянула сестра, зажмурившись в предвкушении чего-то особенного, — О'Доннел лопнет от зависти! Это плюс сто очков в пользу «Серебряной мечты»!

Я посмотрела на сестру и заметила, как говорят в таких случаях, как черти в ее глазах плясали канкан. Незаметно усмехнулась и покрепче ухватилась за руль. Лицо Джулии смягчилось, взгляд наполнился теплом, и она тихо произнесла:

— Помнишь, как в детстве мы ездили в Даллас к дяде Эрлу?

Мне было двенадцать, Джулси девять. Мы впервые провели каникулы не у себя на озере, а в гостях. И да, там были лошади. Много лошадей. Мы ухаживали за ними и катались верхом. Я никогда не видела свою сестру такой счастливой, как в то лето.

— Конечно, — ласково улыбнулась я. Джулия тоже расплылась в улыбке, расслабленно откинулась на сиденье и вновь отвернулась к окошку, сладко жмурясь на солнышке и, должно быть, прокручивая в голове чудесные летние воспоминания.

— Притормози, Мерс! — неожиданно воскликнула она, указывая пальцем на мужчину на обочине. — Это Питер!

Да, действительно, это был самый настоящий Питер. Ну, явно не Пит!

Высокий, худощавый, в круглых очочках и с копной пшеничных непослушных волос. Питом здесь и не пахло!

— Мери, знакомься, это мой жених, Питер Поттер! — радостно представила нас Джулия, вставая рядом с парнем и плечом прижимаясь к его руке.

На ум тут же пришли вчерашние шуточки Стэна о мальчике-волшебнике и фее Динь-Динь. Комбо! Два в одном! Я и передать не могу, что мне стоило сдержаться и не согнуться от обуревавшего хохота пополам. И, все же, сила воли у меня довольно слабая, как можно было уже догадаться.

— Простите, — с серьезным видом произнесла я, — Я не расслышала фамилию, Поттер?

Если бы взглядом можно было убивать, то Джулия испепелила бы меня на месте.

— Все ты расслышала! — рявкнула она, недовольно выпячивая челюсть. Странно, что из ее носа не вырвались две огненные струи, в точности, как у дракона.

— Джулс, все в порядке, — усмехнулся Пит и ласково погладил невесту по руке, — Я уже привык к подобного рода шуточкам. Меня зовут Питер Поттер, Мередит, но друзья называют меня Гарри Пен.

Мне тут же стало стыдно за свои шуточки на уровне детского сада, и я растерянно буркнула:

— Можно просто Мери.

Шуток про Мери Поппинс не последовало.

— Милый, что с указателем? — перевела тему Джулия, бросив напоследок на меня свой гневный взгляд.

— Все в порядке, я его только что установил заново. Простоит сто лет, как миленький! — подмигнул ей парень, а мы с сестрой синхронно повернули головы в сторону, оценивая проделанную Питером работу. И правда, указатель непоколебимо стоял в нужном месте, — Вы в магазин? Тогда я буду ждать тебя дома, Джули.

Некоторое время мы с сестрой вновь ехали в тишине, разбавляло ее лишь недовольное сопение Джулии.

— Да, ладно тебе обижаться! — не удержалась я и, хитро улыбнувшись, скосила взгляд на сестру, — Расскажи лучше, что в Питере такого особенного, раз ему удалось пленить твое сердечко.

— Отстать! — фыркнула сестренка и задрала нос, отвернувшись к окошку.

— Признайся, все дело в его бузинной палочке? — веселилась я. Джулия страдальчески закатила глаза и тяжело вздохнула. Знала, что ей придется ответить, если хочет, чтобы я отстала.

— Питер писатель-романист. — коротко бросила она, будто в этой фразе и был заключен ответ на мой вопрос.

— Я не слышала такого имени, — вяло пожала я плечами.

— Он пишет романы, а не спортивные альманахи! — недовольно огрызнулась сестра, а потом мягко добавила, — Просто Питер пока не приобрел должную известность. Но сейчас он работает над настоящим шедевром. Мир очень скоро услышит его имя! Он гений!

— Поверь, мир уже слышал и о Питере, и о Поттере! — хихикнула я точно дурочка, в очередной раз не удержавшаяся от глупой шуточки, а потом серьезно спросила, — И как гений оказался в глубинке Техаса среди ковбоев и коров?

— Конечно, в поисках музы и вдохновения! — удивленно воскликнула Джулия, будто я спрашивала ее об очевидных вещах.

— И как? Нашел? — ехидно улыбнувшись, сощурила я глаза.

— Наверное, — тихо добавила Джулс и покраснела, — Я не уточняла.

— И все же, считаю, что ты не ответила на мой вопрос. — заупрямилась я, а сестра шумно вздохнула и продолжила:

— Питер, он очень талантливый. Он невероятный, — тихо принялась перечислять она, рассматривая свои руки. Наверное, мысленно загибала пальцы, чтобы суметь остановиться на счете «десять», — Он добрый, интересный в общении, внимательный, обходительный, отзывчивый.

Далее шел огромный список эпитетов, которые Джулия старалась приписать своему мальчике-волшебнику, видимо мысленно она решила задействовать и пальцы ног. Но я, к сожалению, не придала этому должного значения и не запомнила ничего из перечисленного. Это совсем не то, за что можно полюбить. Ну, мне так кажется.

— С ним я могу быть самой собой! — с придыханием привела последний довод сестренка и посмотрела на меня, ожидая какого-нибудь вердикта.

— То есть твой романист знает, что ты разгуливаешь по дорогам с ружьем наперевес и при необходимости отстреливаешься солью? — колко уточнила я. У сестры, как в детстве, запылали кончики ушей, и она слабо прошептала:

— Не говори, пожалуйста.

Я довольно хмыкнула и молча кивнула. У меня не было желания вести войну на «любовной» территории, разумеется, до тех пор, пока Джулс первой не перейдет границы.

* * *

Мальчишки-посыльные погрузили продукты нам в машину довольно быстро. Повезло, не пришлось прикладывать никаких усилий, чтобы перенести тяжелые сумки. Всегда приятно почувствовать себя хрупкой девушкой, которой все стремятся помочь.

Джулс отправилась на кассу расплачиваться за покупки, а я увязалась следом, желая прикупить себе жевательную резинку. Не удержалась и заодно купила жевательных конфет. Все вкуснее, чем жвачка!

А вот когда мы вышли на улицу, то у машины нас поджидали.

— Вот черт! — воскликнула я и запихнула в рот пять конфет подряд, чтобы подсластить пилюлю. Хотелось развернуться и затеряться в толпе, которой, к сожалению, за моей спиной не оказалось вовсе. На улице не было никого, кроме меня, Джулии и шерифа Шермана.

Он стоял с широко расставленными ногами, слегка прислонившись к капоту моей «букашки», в излюбленных темных очках, ковбойской шляпе и нервно поглаживал щеточку усов. Эдакий Крутой Уокер упрощенная версия 2.0.

Джулия, в отличие от меня, не растерялась и мигом ринулась в бой.

— Здорова, Эрни! — довольно бойко выкрикнула сестренка, еще раз показывая, какая она утонченная и возвышенная натура, настоящая-таки муза. — Как жизнь, работа, жена, дети? Какие-то проблемы?

Последний вопрос прозвучал до того грозно, что даже мне стало не по себе. Я медленно сглотнула, не в силах проронить ни слова. Хотя, может, дело в конфетках, которые прилипли к зубам и склеили напрочь мой рот.

— Здравствуй, милая Джулия! — широко улыбнулся коп, и с укором добавил: — Ну, что за шуточки? У меня нет ни жены, ни детей. Мередит. Здравствуй!

Сказано это было весьма двусмысленно, не нужно быть шибко умным, чтобы понять, что фраза про детей и женщин относилась исключительно ко мне. Я растянула губы в улыбке и уж было открыла рот, чтобы поприветствовать шерифа в ответ, как из моих уст раздалось смазанное:

— Му-ме.

Изначально планировался обычный «привет», а получилось, что я у папы коровка. Дурацкие жевательные липучки! Джулия посмотрела на меня как на дуру, явно не одобряя столь массовое поедание конфет, и закатила глаза.

— Короче, Шерри, если все в порядке, мы с сестрой поедем домой, а то очень спешим, — нагло прошла мимо него Джулия, желая, как можно скорее, сесть в машину.

Правый глаз у Шерри нервно задергался, потому что его имя и фамилию давно уже никто не скрещивал, наверное, с тех самых времен, когда его ныне лысую макушку покрывали густые вьющиеся кудри, он носил короткие штанишки и ходил в школу.

— Вообще-то проблема есть! — скрестил он руки на груди, не спеша слезать с капота, — Машина припаркована в ненадлежащем месте.

— Му-мо? — вырвалось у меня вместо «чего».

— С какой стати? — встала в позу сестренка.

— Посмотри внимательно, милая Джули, вы заехали задним колесом на разметку, запрещающую парковку.

А вот и правосудие по-техасски подоспело вслед за Крутым Уокером.

— Впереди стоит другая машина! Иначе было не влезть! Посмотри внимательно, Шерман, заднее колесо стоит, как надо! — воскликнула Джулия, присаживаясь на корточки, — Взгляни! Заступили за линию всего лишь задним бампером! Колеса стоят в разрешенной зоне!

— Ну, так заступили же! — безразлично бросил Эрни, — Я смотрю, вы прилично закупились в магазине, столько сумок! По какому поводу?

Мне не понравилось, куда он клонит, и от расстройства я машинально забросила в рот еще пару конфеток.

— Шерман, у папы туристический лагерь! Мы всегда обильно закупаемся продуктами, чтобы гостям было что поесть! — спокойно ответила Джулия. — Только в нашем лагере кормят и вкусно, и сытно!

— А я думал, что вы устраиваете вечеринку в честь приезда Мерси, — тихо произнес он и перевел выжидательный взгляд с Джулии на меня и обратно.

— А! — шлепнула себя по лбу Джулс, точно запамятовала об этом событии, — Ну, да, ну, да! Точно!

— Представляете, на днях разобрал все дела в архиве, и завтра у меня выходной! Не знаю, чем бы мне заняться? — показательно печально вздохнул шериф, тонко намекая на жирное обстоятельство. Пытливо посмотрел на меня, ожидая приглашения, а я на Джулию, ибо рот по-прежнему был занят.

— Выходной — это всегда здорово! — небрежно хлопнула его по плечу Джулс, — Ну, развлекись завтра на славу! Мери, едем!

Я послушно двинулась к машине, но Шерман преградил мне путь, в самый последний момент встав перед автомобильной дверцей.

— Впрочем, чувствую, только что нашлось одно дельце, которое срочно требует оформления! — нагло заявил он, с вызовом заглядывая мне в глаза.

— Коньфэтаську? — вежливо предложила я, помахивав перед Шерманом упаковкой со сладостями. Это было единственное предложение, на которое я была готова.

— Слушай, Шерман, если у тебя и правда нет планов, то приходи завтра в гости! — неохотно промямлила Джулия.

— С радостью! — довольно оскалился Эрнест и ловко подцепил пальцами конфетку, после чего медленно отправил ее в рот и томно облизал губы. Наверное, в его понимании это считалось эротичным, мне же есть эти тянучки вмиг перехотелось. — До встречи, дамы!

* * *

На обратном пути недовольно пыхтела уже я.

— Нет, Мерс, а что мне оставалось делать? — оправдывалась Джулия, — Он хотел выписать штраф, а ты молчала как рыба! Могла бы и пофлиртовать немного!

— Я и предложила конфетки! — рыкнула я.

— Ты предложила «кон-фэ-тачки»! — передразнила меня сестра, — Это самый кошмарный флирт, который я видела.

На самом деле, я могла бы с ней поспорить, на моей практике это не самый плохой вариант, было гораздо хуже, но я промолчала. Хвастаться нечем.

— Еще скажи, мне нужно было свидание назначить? — недовольно бросила я.

— Могла бы! Эдак, через две недели, когда купила бы билеты на самолет!

— Обязательно так сделаю в следующий раз! — возмущенно выкрикнула я, хотя, на самом деле, взяла совет Джулии на заметку.

Мы уже почти вернулись домой, как у развилки с указателями вновь случилась непредвиденная ситуация. Какое-то заколдованное место, точно медом или чем еще мазанное.

— Тормози! — взревела Джулия, едва не захлебнувшись бутилированной водой, которую она собиралась попить, — Убью негодяя!

В нескольких метрах от нас на обочине сидел О'Доннел и возился с указателем, который, разумеется, был вытащен из земли. Джулия по привычке зашарила руками по заднему сидению, но ничего там не обнаружила кроме сумок с продуктами. А хотелось, по-видимому, заполучить ружье или бейсбольную биту.

Почувствовала, как во мне начинала закипать кровь, но предпринимать радикальные меры я все же не хотела. Если трезво оценить ситуацию, то окажется, что О'Доннел гораздо сильнее меня и Джулс вместе взятых. Он с легкостью может подхватить каждую из нас себе под руку, посадить на попу и спустить с горки в кювет, махнув на прощание рукой.

— Спокойно, Джулс, — останавливая, схватила я за руку сестру, которая судорожно пыталась нажать на кнопку и освободиться от ремня безопасности, — Скандалить не будем, постараемся спокойно прояснить ситуацию.

Говорить я старалась как можно тверже и увереннее, хотя, на самом деле мне, и так все было ясно: утром указатель на «Серебряную мечту» крепко был вбит в землю, а через час оказался лежачим на коленях О’Доннела, который орудовал над ним молотком, пытаясь снести дощатую вывеску с названием лагеря со столба.

Из машины мы с сестрой выпрыгнули синхронно и также одновременно громко выкрикнули:

— Какого черта, О'Доннел?!

М-да, вот тебе и переговоры! Нервы ни к черту стали всего за один день, проведенный в кругу семьи и друзей. Переглянулись с сестренкой, послав далеко и надолго всю свою сдержанность, и, как в старые добрые времена, накинулись на парня и принялись засыпать его вопросами на тему того, что он здесь забыл.

— Успокойтесь, дамы! — попытался утихомирить нас О’Доннел и выставил перед собой ладони на манер щита. Да, мы рьяно напирали на него бюстами, но не трогали и пальцем, — Мери-Поночка, вспомни, я вчера обещал помочь с указателем!

— Нам не нужна твоя помощь! — грозно рыкнула Джулс и насупилась, пробуя испепелить О'Доннела взглядом.

— Нам уже помогли с указателем! Его заново установили сегодня утром! — возмущенно высказалась я, при этом стараясь успокоиться и не уподобляться Джулии.

— Да, Пит поставил! — вставила сестренка свое слово.

— Ой, если Пит «поставил», то все понятно! — небрежно махнул рукой Стэн, особо выделив имя «Пит», — Я вытащил указатель из земли одной рукой, даже не прибегая к помощи лопаты!

— Ага, вытащил! — уличительно наставила я на Стэна указательный палец и хитро сощурила глаза. Признался, голубчик!

— Кто бы сомневался! — фыркнула Джулия, — Сила есть, ума не надо!

— Катись отсюда, Стэн, — разочарованно выдохнула я. Неожиданно злоба прошла, и стало грустно. Наверное, не все люди с возрастом меняются, у некоторых гнильца в душе остается навсегда.

— Я просто хотел починить ваш указатель, черт побери! Что за глупые женщины! — вскинулся он. — Мэри, я же обещал помочь!

— Нам твоя помощь не нужна! — сердито буркнула Джулия.

— Пока вы перекладываете мужские дела на хрупкие плечики Питти, помощь вам очень даже нужна, Джулия! В Хогвартсе не обучают тому, как правильно и надежно устанавливать в землю указатели!

— Да, пошел ты! — кисло выругалась сестра, поскольку понимала, что в словах Стэна есть толика правды, вот только признавать ее она не желала.

— Раз вы настаиваете, то держите, как было! — рявкнул О'Доннел, выходя из себя, и одним махом воткнул указатель в землю, а потом отошел в сторону и скептически осмотрел проделанную работу. Не придраться, указатель глубоко вошел в землю, в точности так же, как утром его установил Пит-Питер.

— Но я считаю, что нужно сменить столб, он же весь прогнил насквозь! Эта конструкция не выдержит сильного ветра, а если вбить ее в землю для устойчивости чуть глубже, то ваша «Серебряная мечта» станет незаметной для водителей, — серьезно произнес О'Доннел и в подтверждение свои слов щелкнул по дощатой табличке.

Так совпало, что одновременно с щелчком подул порывистый сильный ветер, указатель медленно, отчего-то со скрипом наклонился, немного поколебался из стороны в сторону, рухнул на землю и начал медленно, но верно сползать в кювет.

Такого мы не ждали, поэтому все трое провожали его падение печальным и внимательным взглядом.

— Совсем, идиот, да, О'Доннел? — взглядом, полном ненависти, окинула его Джулия.

— Сила есть, а с умишком совсем скудно! — вторила я сестре.

— Сейчас достану, — мрачно сказал Стэн и присел на корточки.

— Без тебя разберусь! — захорохорилась Джулс и, оттолкнув парня назад, отважно прыгнула вниз.

Да, торжественного спуска на попе не случилось, но от падения в грязь это все равно Джулию не спасло. Она приземлилась на обе ноги, но так сильно погрязла в луже, что не удержала равновесие и упала на четвереньки.

— Ты труп, О'Доннел! — шипела сестра, выбрасывая из канавы указатель и протягивая мне испачканную ладонь. Я же свою руку, наоборот, резко прижала к груди. Нет, не из вредности! Сестре помочь я хотела, просто понимала, что вызволить ее не смогу, банально не хватит сил, и, скорее всего, в луже окажемся мы вдвоем. Я беспомощно посмотрела на Стэна, а он, не промолвив ни слова, схватил Джулию за руку и втащил на обочину.

Она и пикнуть не успела, до того быстро все произошло, иначе обязательно бы возмутилась, а так лишь покраснела и часто захлопали глазами. Стэн, надо отдать ему должное, тоже не стал заострять на случившемся внимание, лишь язвительно произнес:

— Ну, что убедились на собственном опыте, что требуется замена столба? Я готов помочь, — гордо произнес он, но уязвленное самолюбие заставило его продолжить: — Если, конечно, вы меня сильно попросите!

От столь вопиющей наглости мой рот распахнулся сам по себе и выдал протяжное: «Э-э-э». Попрошайничать совершенно не хотелось, хоть я и понимала относительную безысходность сложившейся ситуации. На Пит-Питера надежды не было никакой.

Джулс тоже это осознавала, но не желала снимать с головы свою корону и кланяться О'Доннелу в ножки, поэтому, выпятив грудь колесом, сделала шаг вперед и с апломбом заявила:

— Я сама справлюсь! Дай инструменты! — и нехотя добавила, — Пожалуйста.

Я ошарашенно посмотрела на сестру, недоумевая, не слишком ли далеко Джулс зашла в своих принципах, вредности и мести соседу-злодею. Она же гордо отразила мой взгляд, отвела со лба выбившуюся прядку волос, при этом размазывая по лицу грязь, и вытянула руку вперед.

— Всенепременно, моя королева! — усмехнулся мужчина, вытаскивая из машины ящик с инструментами и новую деревянную палку-брус для столба, которая, все же, удивительным образом нашлась в громадном кузове машины.

Честно говоря, в альтруизм О'Доннела я не верила. Мы вчера ни о чем конкретном с ним не договаривались, ни о какой починке знака не было и речи. Поэтому я придерживалась версии, что он специально приехал сюда, с целью досадить нам, но был пойман на горячем. А палка? Возможно, она годами лежала в его кузове среди прочего хлама. Хотя, не исключено, что он просчитал все ходы к отступлению, засранец. Не иначе как!

Джулс вырвала из рук Стэна чемоданчик, напрочь проигнорировав его высокопарное обращение к ее персоне, и согнулась под тяжестью инструментов. Нужно отметить, что сейчас, с размазанной по лицу землицей, она совсем не походила на королеву, и больше смахивала на Рембо во время его лучших боевых операций.

Стэн заботливо перехватил инструменты и аккуратно поставил их на землю рядом с указателем. Тоже мне, джентльмен местного пошиба нашелся, не мог так сделать с самого начала. Джулия раскрыла чемоданчик и с умным видом принялась изучать его содержимое, а О’Доннел задорно подмигнул мне и тихо пояснил:

— За этим будет весело понаблюдать. Жаль забыл прихватить бутылочку пива и орешки.

Мне тоже казалось, что сестренка перегибает палку, а от холодного пива, да с солеными орешками только дурак откажется. Но я промолчала, ведь согласиться с врагом детства и человеком, которого я все еще подозревала во вредительстве, было бы неправильно.

Через несколько минут пыхтения, охов-вздоров и отборной техасской ругани, у Джулии получилось сорвать дощатую табличку с наименованием лагеря со столба, а вот насадить ее на новую опору не получалось. Она долго примеривалась, крутила и вертела ее из стороны в сторона, а потом, определившись с ее месторасположением, подняла взгляд на меня.

— Мерс! Иди сюда! — бойка крикнула она мне, подзывая на помощь. — Подержи вот этот гвоздик, а я попробую его, как следует, забить.

Я посмотрела на «гвоздик» размером с мою ладонь и на такой же «молоточек», и идти мне расхотелось.

— Это называется нагель, а не гвоздик. Его, Джули, не вбивают, а вкручивают, — блеснул знаниями Стэн и лениво присел на корточки рядом с сестрой, забирая инициативу вместе со строительными инструментами в свои руки, — а потом вбивают.

Два сильных удара молота наотмашь, и нагель утонул в дереве. О'Доннел величественно поднялся на ноги и лучезарно улыбнулся нам с Джулией.

— Теперь дело остается за малым, необходимо водрузить ваше творение в землю. Лопатку, моя госпожа?

— Да, пожалуйста, — на редкость вежливо произнесла сестра при этом, не забывая гордо вздернуть носик.

Капалась в земле Джулия долго, я уже стала переживать за сохранность продуктов в машине, тут никакие термопакеты не помогут! Стэн тоже не выдержал этих бесполезных плясок вокруг лопаты и с протяжным стоном вырвал из рук Джулии орудие труда. Сестренка не сопротивлялась, видимо, рытье ямы уже не казалось ей веселой забавой, напротив, она тяжело дышала и была вся в мыле. Нельзя сказать, что и О'Доннел ограничился парой взмахов лопаты. Нет, ему тоже пришлось постараться, чтобы вырыть яму нужной глубины и поместить туда столб. Зато, когда он полностью закончил, новый указатель намертво стоял в земле.

— Вот это я на славу потрудилась! — выдохнула Джулия, отдирая со лба налипшие волосы, — Учись, О'Доннел! Как видишь, и без тебя справилась.

Потрясающая наглость! Ни я, ни Стэн сразу и не нашлись с ответом. Он гневно заскрипел зубами, а я, все же, тихо прошептала:

— Спасибо, Стэн, за инструменты, лопату и за то, что помог немного. Джулия бы одна долго возилась, — нахально заявила я. Наглеть, так по полной.

Казалось, что мужчина должен был обидеться на двух неблагодарных невеж, забрать свои вещички и укатить восвояси, но нет, с подозрительным спокойствием он чего-то ждал.

— Все, Мери, поехали! — распорядилась сестра, и тихо, только мне на ушко добавила, — Посидим в машине, пока он не уберется. Нужно проследить, чтобы он ничего здесь не испортил!

Я сначала кивнула в знак согласия, а потом медленно замотала головой:

— Э-э-э, нет, ты не сядешь в машину в таком виде, испачкаешь мне весь салон, — зашипела я.

— Ну, Мерс! — жалостно пискнула сестра, осматривая себя с головы до ног и приходя к плачевному выводу. Пока она возилась с указателем, умудрилась запачкаться еще сильнее, чем после падения в кювет.

— Эй, Королева! — окликнул ее Стэн, — Держи!

Мы с Джулией синхронно повернули головы в его сторону и замерли, очарованные разворачивающейся перед нашими глазами идиллической картиной. Стэн принялся медленно стягивать с себя футболку через голову и при этом, точно заправский стриптизер, напрягал кубики пресса на животе и поигрывал мышцами на упругой груди. Этого, в принципе, было достаточно, чтобы мы с Джулией закапали свои ботинки слюной, но О'Доннел решил не останавливаться на достигнутом. Неспешными движениями он стал навесу расправлять свою футболку, так, что мы с сестренкой успели заценить, как играют бицепсы на его сильных руках и надплечьях. Я, честно признаться, на них просматривала, еще когда он орудовал молотом. Но сейчас, эти крепкие руки в совокупности с его загорелым обнаженным торсом, казались просто улетными. Во рту стало сухо. Мне срочно потребовалось сделать пару глотков воды. Наверное, все дело в жаре, которая стояла на улице!

— Эй, девчонки, вы здесь? — довольно окликнул нас О'Доннел и бросил в Джулию свою футболку, — Можешь воспользоваться, я сегодня добрый.

Наверное, рельефное тело вредного соседа застало врасплох и нашу любительницу щуплых писателей-романистов, потому что сестра на мгновение растерялась, и ее лицо заполыхало красными пятнами. Устроенного стриптиз-представления она явно не ожидала увидеть. Джулия нервно перебирала футболку из рук в руки, а потом посмотрела на Стэна с вызовом.

— Благодарю! И правда, пригодится!

На этот раз она не растерялась и проворно застелила футболкой переднее сиденье автомобиля, а потом плюхнулась на нее сверху в запачканной одежде.

— Всегда пожалуйста! — недовольно бросил Стэн и, запрыгнув в свою машину, нажал по газам, оставляя за собой густое облако пыли.

— То-то же! — победно ухмыльнулась Джулия и дала мне «пять», шлепнув по ладони.

Думала, что сестренка будет ворчать на меня всю дорогу из-за того, что я не помогла ей в самый ответственный момент, но нет, она пребывала в весьма миролюбивому расположении духа, болтала о лошадях, о предстоящей вечеринке и, конечно, о том, как ей умело удалось обвести О'Доннела вокруг пальца.

— Поглазеть он, видишь ли, захотел на мои прелести! Не для него мама с папой ягодку растили! Устроил филиал стриптиз-клуба на дороге! Да, с танцором не повезло! Оголил перед нами свое худосочное тельце, бесстыжий извращенец! — возмущалась она, точно старая бабка, — Я и не впечатлилась вовсе! А как я его на место поставила!

И, наверное, чтобы закрепить результат, еще раз усердно потерлась задом о его футболку и только после этого с облегчением откинулась назад на спинку кресла.

— Из твоих слов можно сделать вывод, что у Питера мышц побольше будет. Просто их под майкой не разглядеть, да, Джулс? — рассмеялась я, а сестренка вмиг стушевалась и надула щеки, — Наверное, накачал себе рельефные бицепсы, когда текст на печатной машинке набивал. Или фея Динь-Динь наколдовала?

— Ой, все! — излишне аргументированно воскликнула сестра и отмахнулась от меня рукой. Я издала смешок, но замолчала.

Тишина в салоне была недолгой, вскоре Джулс не выдержала, вновь повернулась ко мне лицом и с надеждой заглянула в глаза:

— Может, вечером устроим налет с баллончиками краски на указатель О'Доннела? Ты же не веришь, что он бескорыстно решил вдруг починить нам столб?

Я страдальчески закатила глаза. Ну, что за детский сад, штаны на лямках? Но на вопрос все же ответила.

— Нет, не верю, — честно призналась я, — И нет, красить вывески баллончиком мы не будем. Фи, уподобляться такому!

— Почему? Где твой дух авантюризма? — по-детски вскинулась сестра, подскакивая на кресле. Я улыбнулась одними уголками губ: в этот момент, глядя на сестру, мне вспомнилась четырехлетняя девчушка с огромными зелеными глазищами и пышными бантами в волосах, всегда готовая свершать разного рода пакости.

— Мы взрослые женщины, и глупые детские шалости нам ни к чему, — спокойно ответила я, а Джулия разочарованно выдохнула и капризно выпятила нижнюю губу, — Сделаем вид, что поверили О'Доннелу, от нас не убудет. Если оценивать ситуацию объективно, то он сегодня нам помог. Но, заверяю тебя, если он хоть пальцем тронет наш новый указатель, я не поленюсь и сожгу его долбаную вывеску дотла!

Джулс довольно хмыкнула и на эмоциях чмокнула меня в щеку. Да, мы две чертовы психопатки, одна семья, как ни крути.

* * *

Остаток дня прошел без забот и хлопот, я успела понежиться на солнышке, пару раз промочить ноги в озере, а вечером разыграла с папой пару партий в бильярд.

После ужина неожиданно пожаловал к нам в гости мой горе-ухажер Шерман, хотя вроде виделись с ним совсем недавно. Но в этой непростой ситуации меня выручил папа, сказав копу, что я уехала в город и отмечаю свое возвращение в баре с друзьями. Шерман немного помялся и умчался прочь.

На следующий день усатый ухажер вновь пожаловал в гости, причем раньше всех, и торжественно вручил мне пышный букет цветов:

— Это тебе, моя красавица! — прошелся он жадным взглядом по моей фигуре так, что мне вмиг захотелось надеть паранджу, — Цветочки моя маман выращивала!

Я удивленно вскинула бровь, у миссис Шерман, насколько я помню, всегда был выжженный газон с пожухлой травой и ни намека на маломальскую клумбочку. В то время, как участок ее соседки, миссис Доэрти, круглый год цвел вечнозеленый огород.

— Очень мило с твоей стороны преступить букву закона, — промурлыкала я, спрятавшись за букетом, и, делая вид, будто вдыхаю аромат цветов.

— Что прости? Не услышал! — повернулся ко мне ухом Эрни, и для наглядности потряс указательным пальцем, вставленным в это самое ухо, прочищая его. Ох, уж он, чертов романтик!

— Говорю, очень мило с твоей стороны принести букет, знаешь ли! — немного перекрутила я фразу так, что он не заметил никакого подвоха.

— А! Я старался! — расплылся в улыбке парень, — Слышал, сегодня будут танцы вечером, надеюсь, что ты не откажешь мне, Мери, и…

Я покрылась вся гусиной кожей, предчувствуя неприятности. Но закончить фразу Шерману так и не удалось, ему помешал раздавшийся задорный голос моего папочки:

— О, Эрни, рад тебя видеть! — его тяжелая рука по-дружески похлопала моего воздыхателя по плечу, отчего он невольно вздрогнул.

— Здравствуйте, мистер Флинн, — по-мальчишески пискнул некогда грозный шериф, где-то растеряв всю свою спесь, и вновь ненадолго превратился в неопытного юнца, пришедшего знакомиться с родителями девушки, которую он хотел пригласить на школьные танцы.

— Шерри, нужна твоя помощь, подсоби Питеру с барбекю, а то у него возникли небольшие проблемы на пути к успеху. Не получается разжечь огонь!

Я устало закатила глаза, недоумевая, какие сложности могут возникнуть с добыванием огня в наше время, когда в супермаркете закуплены все необходимые принадлежности для добывания оного: уголь, жидкость для розжига и спички. Бросай, заливай, чиркай и поджигай!

— Конечно, мистер Флинн! — с готовностью согласился хороший мальчик Шерри и умчался исполнять ответственное поручение, лишь бы добиться благосклонности отца потенциальной невесты. Да, так быстро сбежал от меня, что только пятки сверкали. Шучу, конечно, сверкала его лысина на макушке, а на ногах были армейские сапоги.

— Ты думаешь Шерри и Питер справятся? — ехидно уточнила я у отца.

— Конечно, — уверенно кивнул отец, — Шерри должен справиться. В нем чувствуется техасская кровь. Присмотрись к парню повнимательней, какой жених пропадает! Шериф не последний человек в городе! Отзывчивый, заботливый, смотри, не поленился и нащипал для тебя целый букет у миссис Доэрти, а как управляется с барбекю!

Знала, что папа шутит, сарказм так и сочился из каждого его слова, но мне было не смешно. На заднем плане Эрнест в это мгновение порывисто сдернул с себя рубашку и на голое тело повязал фартук. Фигура у него была ничего так, в меру жилистая, но фартук этот, с уверенностью могу заявить, я не надену больше никогда.

Как я не переживала за мясо, но Шерман справился и даже уподобился пещерным людям, сделав мне преподношение в виде сочного и достаточно прожаренного стейка. Отказаться я не могла, да и не хотела, пахло безумно вкусно. А когда шериф положил мне на тарелку ребрышки-барбекю, то я буквально захлебнулась слюной от умопомрачительного аромата и готова была согласиться на все, даже на танец с Эрнестиньо. Но ребрышки вскоре были съедены, и все очарование момента вмиг улетучилось, ничего не попишешь, вот такая я коварная женщина.

Наевшись досыта, с бутылочкой холодного пива я обходила по кругу своих друзей, перекидываясь с ними общими фразами и радовалась жизни. Шерман бросал на меня многообещающие взгляды, давая понять, что скоро должна свершиться расплата за вкусные угощения, но пока отойти от гриля и ослушаться моего папу он не смел, видимо намерения у него, все же, были самые серьезные. Странный чудик, мог бы перебросить свои обязанности на кого-нибудь еще, как сделал это Питер несколькими часами раньше, но нет, Шерман упорно стоял у огня с повязанным фартуком на голое тело и зажигательно отплясывал под музыку, дирижируя лопаточкой для жарки. Ну да ладно, мне только на пользу.

Когда все гости наелись и напились, вечеринка плавно перетекла в местный бар. За музыкальной стойкой, как и анонсировал папа, сидел малыш Сэм. И вся его работа сводилась к тому, что он ставил подготовленные отцом композиции махровых времен и бросал громкие фразочки, по типу: «Ну, что, толпа, зажжем?», «Эй, давай веселей», «Эге-гей, крути попой смелей».

Местные, и правда, танцевали и предавались пущему веселью, а вот мне больше нравилось наблюдать за ними из-за стойки бара.

Надвигающуюся опасность ощутила не сразу, приближение Шермана я заметила в самый последний момент, когда отступать было некуда. За мной стеклянная стена с барными напитками, а единственная дверь в соседнее помещение была за спиной пританцовывающего парня.

Он направлялся ко мне с победоносным видом альфа-самца. Ну, знаете, все крутые парни в фильмах обладают именно такой неповторимой походкой. Причинное место выставлено вперед, плечи откинуты назад и поочередно подаются при ходьбе вперед в такт шагам.

Я обреченно взглянула последний раз на дверь, которая оставалась у Шермана за спиной и залпом выпила текилу, почему-то усатый привлекательней от этого не стал, а меня наоборот замутило. Интересно, если я бы ему сказала, что неважно себя чувствую, он бы меня отпустил или принялся оказывать первую помощь?

— Мери-Поночка, потанцуем? — раздался голос О'Доннела над моим ушком и сильные руки подхватили меня за талию, спуская с барного стула.

Я не сопротивлялась. Сначала вообще не поняла, что происходит, а потом подумала и решила, что, выбирая из двух зол меньшее, предпочитаю О'Доннела.

Сначала Стэн нагло положил свои огромные пятерни мне на ягодицы, но быстро поднял руки вверх на талию. Возмутительно! Я даже не успела как следует возмутиться. А, обернувшись, заметила, что в противоположном углу танцпола стоял папа в компании Джулии, последняя оживленно размахивала руками и некультурно тыкала пальцем в нашу сторону. Вероятнее всего, она также, как и я, не ожидала увидеть на вечеринке соседа, ведь его никто не приглашал. Что ж, таких, как Стэн, не зовут, они приходят сами.

Так же успела отметить раздосадованное лицо шерифа, рот плотно сжат, а нижняя губешка в обиде была чуть выпячена вперед. Шерман растерянно стоял в центре зала и, должно быть, про себя сетовал на жизнь, что из-под носа уплыла его «рыбонька». Я уткнулась носом О'Доннелу в рубашку, пряча свою довольную улыбку, и обхватила его двумя руками за шею.

Позволила себе немного расслабиться и не заметила, как Стэн самым незатейливый образом вывел меня в соседнее помещение с игральными столами и автоматами.

— Э-э-э, спасибо! — буркнула я, расценивая наш танец исключительно как помощь бедствующим.

— Как-нибудь сочтемся! — усмехнулся мужчина и оскалился своей белоснежной улыбкой, — Учти, это последний раз, когда я тебя выручаю, Понка! Думал, что ты там в обморок шлепнешься от переизбытка чувств.

Я немного покраснела, а Стэн протяжно вздохнул и продолжил.

— Эх, Мери-Мери, что с тобой сделал мегаполис. Совсем превратилась в кисейную барышню! — хохотнул он, а я нахохлилась, точно воробей.

— Ничего подобного! Смотри, как я могу!

Ни для кого не секрет, что опасности всегда поджидают человека на вечеринке после такой фразы. Вот и меня они не оставили без внимания.

Я дерзко сорвала ковбойскую шляпу с головы О'Доннела и, посмотрев на мужчину с вызовом, надела ее на себя. Задрала нос вверх, расправила плечи и гордой походкой прошествовала к механическому бычку, который располагался в центре игральной комнаты. Какой техасский бар и без ковбойского бычка! Это нонсенс!

— Максимальный режим, пожалуйста! — кивнула я Стэну и с проворством ниндзя вспорхнула в седло. Он закатил глаза, но мою просьбу выполнил.

В своих силах я была уверена! Количество выпитого алкоголя не должно сказаться на моих навыках управления аппаратом, поскольку эти самые навыки я оттачивала годами как в трезвом, так и не очень трезвом состоянии.

Все шло по плану! Я гарцевала на вертлявой машине, изредка помахивая зрителям рукой, к которым, кстати, присоединились папа с Джулией. Механический бык резко дергался из стороны в сторону, пытаясь сбросить меня то вбок, то перекинуть через голову. Но нет, мне было все нипочем, я крепко обхватила бедрами его бока, а рога руками.

— Ву-ху! — торжественно выкрикнула в очередной раз и отсалютовала Стэну его шляпой. Он лишь рассмеялся себе в кулак, показал мне вытянутый большой палец и отошел к моему отцу.

Оседланный бычок уже снижал скорость, я готова была пожинать свои лавры, как взгляд зацепился за мужчину в дверях. Он, не сводя своих черных глаз, восторженно смотрел прямо на меня.

Спокойствие изменило мне. Сердце забилось быстрей, в голове пронеслись сотни мыслей одновременно, и на мгновение я потеряла равновесие. Рога выскользнули из моих рук, я попыталась ухватиться за них вновь, но руки ничего не нашли и схватили лишь воздух. Я сильнее сжала бедрами бока ковбойского быка, и мне вроде бы удалось обрести утерянный баланс. Вот только я вновь невольно обратила свой взгляд к дверям, проверить, не привиделось ли мне?

Гостя на пороге не было, я облегченно выдохнула. Вдохнула, и обнаружила обладателя черных глаз в нескольких метрах от меня.

Самообладание затрещало по швам, благо, что только оно, и штаны на бедрах остались целы. Вторую ошибку за одну поездку бык мне прощать не желал. Он качнулся вперед, и меня подбросило вверх. Я сделала оборот в воздухе и, перескочив через бычью голову, упала спиной на мат.

По залу тут же пронеслось протяжное «Оу», а виновник падения вмиг оказался рядом, нависая надо мной.

— Эд! Твою мать! — завопил он. А я, как самая настоящая дурочка, мечтательно расплылась в улыбке и тихо прошептала, прежде чем уплыть в бессознательность:

— Хит…

— Ушиблась? Где болит? — взволнованно бормотал мужчина, придерживая мою голову и быстрым взглядом осматривая меня на наличие повреждений.

— Нет, все хорошо! — нежным голосом прошептала я и блаженно улыбнулась. На удивление ничего не болело, мат удачно смягчил последствия моего фееричного полета. Голова, конечно, кружилась, но здесь замешан больше алкоголь, чем падение с бычка.

Это был самый лучший сон. Хит подхватил меня на руки, я обняла его за шею и склонила голову к груди.

— Я отнесу ее на свежий воздух! — крикнул Хит в сторону, а я потерлась носом о его футболку. Волшебный аромат.

— Детка, ты как? — совсем близко раздался обеспокоенный голос папы, и я нашла в себе силы дать ответ, чтобы не беспокоить родителя попусту, ну, или чтобы он в дальнейшем не беспокоил нас с Хитом!

— Мне очень даже хорошо! — мурлыкнула я, не открывая глаз. И чуть ослабив объятья, махнула легонько рукой по направлению к двери, намекая, чтобы все шли по своим делам и не смели мне мешать. Когда еще выпадет шанс оказаться на руках у самого Хита Таккера?

Свежий прохладный воздух молниеносно отрезвил меня, и я широко распахнула глаза, встретившись со черными омутами глаз.

— Хит? — слабо прошептала я и, поддавшись непонятному романтическому порыву, провела ладошкой по его небритой щеке.

— Ты меня напугала! Зачем ты полезла на этого бычару? — сердито бросил он, а потом в несвойственной ему манере аккуратно прижался своим лбом к моему.

От неожиданности я вздрогнула и убрала ладонь от его лица. Это какой-то неправильный Хит!

— Как ты здесь оказался? — задала я самый важный вопрос.

— Я соскучился по тебе. Не могу без тебя! — хрипло произнес мужчина, а по моей спине побежали толпы мурашек. Я удивленно вскинула бровь. Ну точно, или я сильно головой ударилась, или кто-то весьма удачно клонировал Таккера. Впрочем, я решила расслабиться и получить от жизни максимум удовольствия. Потрясающий же вечер: Хит носит меня на руках и говорит, что безумно скучал по мне! Ему осталось только признаться в любви и попросить моей руки и сердца!

Вмиг представила себе, что я в белом свадебном платье, Таккер несет меня на руках к алтарю, святой отец зачитывает клятвы, мы соглашаемся, нас объявляют мужем и женой, мы целуемся… Мои губы тут же непроизвольно вытянулись трубочкой в ожидании заветного поцелуя.

— Эд! Ты здесь? Ты меня слышишь, Эд? — немного грубо встряхнул меня на руках Хит, приводя в сознание.

— Здесь, здесь, — неохотно подала я голос.

— Просто у тебя глаза затуманились. — неромантично пояснил он, — Тебе не надо в больницу?

— Нормальные у меня глаза! — огрызнулась я, — Прости, на чем ты там остановился? Повтори.

Хотелось вновь услышать эти слова, как он скучал, жить без меня не мог, свет белый был ему не мил и прочее, и тому подобное.

Не повторил, злыдень! Разбил мое нежное девичье сердечко.

— Давай, я отнесу тебя домой, чтобы ты отдохнула, — вместо этого заботливо произнес он.

Обычно я не позволяла мужчинам носить меня на руках, конечно, желающие подержать мое сочное пышное тельце в очередь не выстраивались, но все же… Предпочитала жеманничать и топать по земле своими ногами, оставляя интригу о точной массе моего тела на послесвадебные времена. Говорят, чтобы брачные отношения гораздо прочнее, если ты постоянно чем-то удивляешь свою вторую половинку. То-то муженек удивится!

Но в этот раз я плюнула на свои предубеждения и позволила Хиту отнести меня как Королеву на руках до самого дома, ему не привыкать к физическим нагрузкам, пусть тренируется!

Правда оказавшись рядом с крыльцом, я совершила опрометчивый поступок, когда проворно соскочила с его рук и вприпрыжку взлетела по ступенькам, чтобы торжественно распахнуть перед Таккером дверь. Встала боком и приглашающим жестом велела ему проходить внутрь.

Он усмехнулся, раскусив мое истинное состояние здоровья, и медленно двинулся навстречу, хитро улыбаясь. Я готова дать руку на отсечение, что он флиртовал со мной! Шел медленно, расправив плечи и прожигая томным взглядом, в дверях повернулся ко мне лицом, едва прикасаясь своим телом к моей груди. Я невольно вдохнула аромат его парфюма, смешанный с притягательным запахом мужского тела, и, наверное, потеряла себя окончательно. Хит, не сводя с меня глаз, прошептал:

— Хитрюга, — и прошел в дом.

Я сделала пару глубоких вдохов и выдохов, обретая утерянное спокойствие, и проследовала за ним. Сначала хотела из вежливости предложить Хиту чувствовать себя как дома, но увидев, как он безмятежно развалился на диване, вольготно раскинув руки на его спинке и выставив вперед свои длинные ноги, поняла, что это будет лишним. Он и без моего щедрого предложения преотлично себя чувствует. Зато я оказалась не в своей тарелке под его тяжелым поедающим взглядом. Хит вел себя совершенно необычно, поэтому я тоже не знала, как мне себя вести с ним в этой новой, непонятной ситуации.

— Зачем ты приехал? — бросила недовольным тоном, пытаясь таким образом захватить инициативу в свои руки.

— Я уже ответил, что соскучился, — с наглым видом заявил он, чем взбесил меня еще сильнее. На интуитивном уровне я ощущала некий подвох. Нет, с одной стороны, я всегда мечтала о подобных словах, а с другой, у меня не было ни капли веры в такое неожиданное переосмысление жизненных ценностей.

— Нет, Хит, давай серьезно, начистоту! Ты что не оплатил коммунальные услуги или телефон? — взвилась я.

— Оплатил, — пожал он плечами и послал мне свою белоснежную улыбку.

И снова его ответ выбил меня из колеи. Если он действительно справился с этой непосильной задачей самостоятельно, то зачем явился по мою душу? Неужели, и правда скучал?

— Верится с трудом! — буркнула я и посмотрела на него исподлобья, все еще пребывая в сомнении, — Сам или попросил кого?

— Сам. — важно произнес он, а я посмотрела на него совсем другими глазами, вот только Хит под этим взглядом немного замялся и добавил, — Ну, почти. Мне немного помогли, точнее объяснили на пальцах, как правильно платить, а дальше я сам справился.

— Объяснили? На пальцах? — вспыхнула я, почувствовав легкий укол ревности на профессиональной почве, — Интересно, кто такой умный! Я тебе каждый месяц объясняю, и все без толку!

— Ой, да, там! Забудь, в общем, глупости, — неважно отмахнулся он рукой, но под моим гневным взглядом сдался и тихо произнес, точно напакостивший школьник, — Девчонки из бара Хутерс. Но я бы и сам справился, честно.

А вот теперь мне действительно стало плохо! Я устало плюхнулась на кресло, ладонью прикрыла глаза и нервно рассмеялась. Вот это насмешка судьбы!

— Что? Эти… — замялась я и мысленно проговорила часть предложения, состоящую из не очень лестных эпитетов относительно милых девушек, оказавших Таккеру столь своевременную поддержку, а затем продолжила вслух, — … умелицы смогли научить тебя тому, что мне не удавалось вбить в твою голову годами? — в неверии проговорила я, в большей степени обращаясь к стене, нежели к Хиту.

Профессиональная ревность сменилась жгучей обидой, я сидела и молча качала головой, пока до меня не дошел весь смысл сказанного. Конечно, я и без этого признания знала, что Хит две недели не вылезал из своего спорт-бара с красотками-официантками, но сейчас, когда он так нагло заявил об этом во всеуслышание, взбесилась не на шутку.

— И что они еще там тебе делали?

— Да, так, сущие пустяки, — расслабленно произнес он, не улавливая моего изменившегося настроения, и принялся гордо перечислять, — Прогулялись по магазинам, девчонки научили меня стирать и гладить свою одежду, ну, точнее рассказали, как пользоваться прачечной.

Я сидела в кресле неподвижно, медленно переваривая информацию.

— И можешь не волноваться, голодным меня не оставили, когда кто-то уехал из города, даже не удосужившись заказать мне продуктов на дом! — с детской обидой в голосе произнес Хит, странно, что язык не показал, — Девчонки таскали корзинки с жареными крылышками из ресторана и иногда баловали своими булочками…

Больше выслушивать эту ересь я не могла. Это выше моих сил! Срочно захотелось на манер Джулии схватиться за ружье и вышибить из Хита всю эту блажь, да так, чтобы жизненно важные органы не пострадали, вдруг пригодятся.

— Хит. Булочки, пирожки, клубнички и прочие подробности твоей сексуальной жизни меня не интересуют. Я больше не твой спортивный агент, чтобы выслушивать весь этот бред. Прошу, уходи, мне нужно побыть одной. — произнесла я ледяным тоном и, не поднимаясь с кресла, указала рукой на дверь.

Мужчина нахмурил брови, но с места не сдвинулся. Кто бы сомневался!

— Но, девочки считают, что ты должна вернуться! — с уверенностью заявил Таккер и в ожидании ответа посмотрел на меня. Стало интересно, чего именно он ждет, что я брошусь с поцелуями ему на шею, отвечая согласием на столь щедрое предложение? Мне же стало неимоверно смешно от абсурдности ситуации.

— Вы как к такому мнению пришли, путем голосования или жребий тянули? — горько усмехнулась я.

— Хватит, Эд, шутки в сторону. — впервые за вечер напрягся мужчина.

Неужели почувствовал, что события развиваются не по его задумке? Хорошо бы мне разобраться, что является главной целью его гениального плана, в котором разрешается играть моими чувствами.

— Решила меня наказать на эти две недели, у тебя получилось. — нервно взметнул он в воздухе руками и притянул к себе ноги, усаживаясь прямо, — Я все осознал, мне без тебя хреново. Пора прекращать это шоу и возвращаться в Лос-Анжелес!

Да о таком признании мечтает любая девушка. Не хватает удара по голове дубинкой и транспортировки бессознательного тела в пещеру. Мне всегда нравилась напористость и целеустремленность Таккера, но только когда дело не касается меня.

— Это хорошая идея! — наигранно благодушно согласилась я. Мне даже удалось ввести Хита в легкое заблуждение. Показалось, что он поверил и расслабился на мгновение, облокотившись на мягкую спинку дивана, а я грозно рыкнула: — Бери свой чемодан и катись ко всем чертям! Надеюсь, ты его не распаковал.

А вот к такому повороту он готов не был. В его глазах тотчас прочиталась вспышка ярости. Еще бы, наш великий и ужасный волшебник страны Буйволов не любит, когда ему перечат!

— Распаковал. — медленно произнес он, с трудом сдерживая свой гнев, — Я остановился в трех домах отсюда, на самом берегу озера.

— Поздравляю, ты сделал хороший выбор. Но надеюсь, завтра же твоего звездного зада здесь не будет. — с легкостью парировала я и натянуто улыбнулась, сморщив нос.

Конечно, второго ядовитого выпада с моей стороны вспыльчивый по природе Хит Таккер пережить не мог. Это тоже было выше его сил. Я отчетливо видела, как после моих слов его невозмутимость махнула на прощание ручкой.

— Я приехал в эту чертову глушь за тобой, Эд. И без тебя не уеду! — взревел мужчина, нависая надо мной. Лоб нахмурен, глаза злющие, желваки ходят. Писаный красавец, — Я же сказал, что все переосмыслил и понял, ты мне нужна.

И сказано было не просто, как констатация факта, а как предъявление неоспоримого требования. Его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего, в глазах огонь, который так и хотел переброситься и зажечь гневом мою кровь. Я почувствовала, как табун мурашек пронесся по моей спине, плотно сжала губы и хищно сощурила глаза. Мне тоже хотелось в ответ вспыхнуть спичкой и спалить все к чертовой матери. Но, нет. В другой раз.

— Ты постоянно зовешь меня Эдом. — лишь устало произнесла я, пытаясь передать этой фразой всю суть наших отношений. — Старый, добрый чувачок Эд.

— Я никогда не называл тебя чувачком. Но мне непонятно, чем тебе не нравится «Эд»? — искренне удивился Хит, резко отодвигаясь от меня и сбавляя обороты, — Тебя что, так еще кто-то зовет?

С ответом, который казался мне очевидным, я не спешила. Таккер в нетерпении принялся нервно расхаживать по комнате, бросая на меня косые взгляды. Так увлекся, что наткнулся на журнальный столик в центре комнаты и едва не свалил с него вазу. Она зашаталась, медленно нарезая донышком круги по гладкой поверхности стола в опасной близости от края. Хит ловко придержал ее рукой и вновь принялся мерить гостиную шагами.

Не догадался, требовалось пояснение.

— Нет, Хит, меня кроме тебя никто не зовет этим дурацким мальчишеским именем! — прошипела я и зло посмотрела на него исподлобья.

— Вот в том-то и смысл! — деловито произнес он, резко остановившись с поднятым вверх указательным пальцем, будто только что открыл Америку, а потом тихо добавил, — Если тебе не нравится, то больше не буду. Могла бы раньше сказать, Мери.

«Мери» из его уст прозвучало совершенно противоестественно. Я невольно вздрогнула и подняла на него удивленный взгляд, но промолчала. Прокрутила в голове его слова еще раз. Это что, была грубая романтика в стиле Хита Таккера? Глупости какие.

Некоторое время мы молчали и сверлили друг друга тяжелыми взглядами, пока меня не осенило.

— Ты подписал тренерский контракт с Буйволами? — осторожно спросила я, прерывая тишину и уже зная ответ наперед.

— Я не собираюсь сейчас говорить о контрактах! — вновь заорал Хит, возвращаясь к ходьбе по комнате, — Я собираюсь выйти на поле в новом сезоне! Эта мысль не дает мне покоя, но обсуждать это я не намерен. Я разберусь с этим сам, твой ответ я уже слышал.

Этого и следовало ожидать. Сказал он одно, но слышала я совершенно другое.

— Хорошо. — спокойно произнесла я и холодно посмотрела в его черные, мечущие молнии глаза, — Я договорюсь по поводу контракта на новый сезон, а ты завтра же уедешь отсюда.

Я действительно была готова пойти на это, лишь бы он не мучил мое бедное сердце.

— Черта с два! — рявкнул Хит, взбесившись окончательно, будто он совсем не этого добивался, — Ты… я… дура ты, Мери! Ты и святого взбесишь!

— Не льсти себе, ты не святой! — повысила я голос в ответ. Видимо, и наступил тот самый «другой раз», Хит все же умудрился сжечь всю мою выдержку, и теперь в моих жилах кипела кровь.

— Ты тоже не святая! — по-детски перевел он стрелки на меня.

— Я и не претендую. — подскочила я с кресла и преградила мечущемуся по комнате мужчине дорогу.

Между нами расстояния оставалось всего ничего, взгляды скрестились, я почувствовала его тяжелое дыхание на своем лице, но отступать, отводить глаза и показывать свою слабость не желала.

— Поговорим, когда остынешь. — сдавленно бросил Хит, поворачиваясь ко мне спиной и направляясь к двери.

— Поговорим, когда уедешь! — выкрикнула я и запустила ему во след вазу. Ваза попала в стену рядом с дверью и осыпалась на пол осколками.

Казалось бы, последнее слово и так было за мной, но этого мне было мало. Я кинулась за ним на крыльцо, дабы закрепить результат, и прокричала вослед:

— Серьезно, Таккер, уберешься отсюда сегодня же, и контракт твой! Я позвоню Блейку и Элизабет! Ты знаешь, они мне не откажут!

Хит ничего не ответил, посмотрел на меня через плечо с нескрываемым раздражением, отвернулся и двинулся к своему дому.

Я поджала губы и вскинула голову наверх, чтобы не расплакаться. Гнев очень быстро сменялся жалостью к себе. Знала, что завтра Таккера на территории лагеря уже не будет. А мне… мне бы очень хотелось, чтобы он остался.

* * *

Смысл фразы, что утро добрым не бывает, я прочувствовала на себе на следующий день. Похмелья не было, зато остался неприятный осадочек после вчерашнего разговора с Хитом. На душе скребли кошки, знала, что поступила правильно, выставив этого наглеца, любителя чужих булочек за дверь, и все равно, дурной внутренний голос нашептывал: «Не погорячилась ли ты, подруга?»

И, наверное, чтобы испортить себе настроение окончательно, я решила провести контрольное взвешивание своих аппетитных прелестей. И действительно, они оказались чересчур аппетитными, эдак килограмм на пятнадцать-двадцать больше желаемого веса. Необходимо срочно садиться на диету, тогда Хит все осознает, локти кусать себе будет из-за того, какую красотку обидел. Хотя, Таккер до ужаса твердолобый, и вряд ли вообще что-то поймет. Да и пока локти кусала только я.

В общем, самым героическим образом решила пропустить завтрак, объявить бойкот сметане, оладушкам вкупе с клубничным джемом и выпить с утра стакан холодной воды с лимоном. Ну или Швепса какого-нибудь, все же будет поприятнее, послаще на вкус. С этими мыслями я и оправилась в бар, нашептывая себе под нос: «Стойкость. Стройность. Выдержка.»

В дверях меня остановил улыбающийся, счастливый донельзя папа:

— Детка, я обожаю этого парня! — воодушевленно хлопнул он меня по плечу, — Почему ты не приглашала его раньше?

Может быть, потому что Хит чванливая задница и ненавидит деревенскую глушь, ведет себя как мажорный городской мальчик, вечно задирает свой нос и загибает пальцы? И вообще характер у него мерзкий, при общении более пяти минут, его пристрелить хочется, что бы не мучился и не мучил никого.

Все мои мысли были только об этом отвратительном мужлане, но я промолчала, сделала вид, что удивилась и неосознанно пожала плечами. А глупое сердце принялось гулко биться в груди, от одной мысли, что Хит все же остался здесь со мной несмотря на выставленный ультиматум. Или виной всему какая-нибудь тахикардия?

Волнительно скрутило живот в ожидании чего-то приятного, во рту пересохло, и я медленно сглотнула. Неужели Хит остался? В голове заметались мысли, да все в ванильном розовом свете: ему действительно нужна я, он скучал и вернулся за мной. Ну, знаете, это чувство окрыленности, когда наружу вылезает вся бабская блажь. Стыдно, конечно, но ничего на тот момент с собой поделать не могла. Единственное, постаралась перевести мысли в другое русло: вдруг, Хит отказался от контракта из-за банальной гордости? И с чего я взяла, что отказался? Почему бы ему не продолжить придерживаться своего гадкого, коварного плана? Он же упертый индюк, упорно движущийся к своей цели и сметающий все на своем пути.

Мысли путались и противоречили сами себе. В реальность меня вернули папины слова:

— Смотри какой раритет, футбольный мяч с автографом! Поставлю его в баре на полку, пусть местные завидуют, — любуясь, покрутил он в своих руках продолговатый кожистый мяч и бросил его мне.

Я его, конечно, поймала и недоуменно принялась осматривать со всех сторон. Удивительно, Хит несмотря на весь свои эгоизм, эгоцентризм и тщеславие терпеть не мог раздавать автографы, считая это откровенным, недостойным его позерством. А здесь расщедрился, видите ли, и подписал целый мяч. Подлизывался? Мои глаза нашли размашистую подпись, и я медленно прочитала ее вслух:

— Дэн Стоун? — недоуменно подняла округлившиеся глаза на папу, — Что это?

А затем заметила у барной стойки гостя, вокруг которого столпились мужчины.

— Дэн выбрал мой лагерь для летнего отдыха, знаю, это ты пригласила его, чтобы порадовать отца. Вчера вселился Хит Таккер, сегодня Дэн Стоун, а кто приедет завтра, а Мерси? — ласково пожурил меня папа, целуя в висок.

— Э-э-э, понятия не имею, надеюсь, никто. — промямлила я, в смятении прикрывая глаза и медленно выдвигаясь навстречу Дэну.

Неожиданно меня прошиб холодный пот, не дай Бог, эти двое столкнутся в лагере, они же здесь все разнесут к чертовой матери, не беда, что повода нет. Найдут. Главное, что причина уже имеется, их вечный конфликт из-за первенства на поле.

— Папочка, а Хит уже уехал? — проблеяла я, не заметив около его дома машины, да, уже успела с утра поиграть в шпионов, не без этого, — Он вроде не собирался задерживаться.

— Как так не собирался? — нахмурился отец, — Он снял коттедж на две недели. С утра уехал в город по своим делам.

— Очень. Хорошо, — немного подумав, произнесла я. Значит, убраться должен Дэн. Мыслила я критически, не находя времени, чтобы разобраться во всем. Не хотелось сталкивать парней лбами, пусть подождут пару месяцев, пока не выйдут на поле. — Пойду поздороваюсь с Дэном.

Стоило мне приблизиться к барной стойке, как парень сам заметил меня и радостно подскочил, целуя в щеку, будто мы с ним старые добрые друзья:

— Мерси, очень рад тебя видеть! — воодушевленно начал он, не сводя с меня горящего взгляда, — Отлично выглядишь, впрочем, как и всегда.

От неожиданности я резко отклонилась назад, странно, что на мостик не встала. Но Дэн отреагировал молниеносно, тут же обнял меня за талию, уберегая от падения, и прошептал в ушко:

— Особенно хорошо ты выглядишь утром спросонья. — обжег он своим дыханием мне щеку.

— Готова с этим поспорить, — выставила я вперед руки и настойчиво оттолкнула от себя парня. Вроде мы с ним на брудершафт не пили, чтобы общаться в подобном ключе. Или пили?

— Мери, я очень скучал, — жарко продолжил он, не спеша выпускать меня из своих объятий и не замечая никого вокруг. От подобного признания мои брови резко взлетели на лоб, — Тебе понравились цветы, которые я прислал?

Вспомнился пожухлый засохший букет, который сопровождался не очень приятным запахом.

— Весьма запоминающийся букетик получился, — размыто ответила я и аккуратно выскользнула из мужских рук. Дэн не растерялся и подхватил мою ладошку в свою, крепко сжимая пальцы.

— Я так хотел тебя увидеть, поэтому решил сделать сюрприз! — лучезарно улыбнулся парень, и у него на щеках появились очаровательные ямочки. В другой раз я бы обязательно залюбовалась ими, но явно не сегодня. Мужики бесили неимоверно! Развешанной на моих ушах лапшой можно прокормить сотню бездомных.

— Ненавижу сюрпризы, — искренне прорычала я и, скривив лицо, вырвала свою руку из его хватки. Взгляд Дэна тут же померк, но это точно не мои проблемы. Почему-то каждый считал своим долгом устроить мне какой-нибудь нежданчик, и ладно бы удачный! Так нет, одно сплошное расстройство, — Стоун, можно поговорить с тобой наедине?

Я бросила тяжелый взгляд на папу и его друзей, которые делали вид, что обсуждали за барной стойкой нечто важное, но при этом не забывали посматривать в нашу сторону с откровенным интересном. И лица у всех были такие воодушевленные, будто в своих мыслях они уже поженили крошку Мери со знаменитым Дэном Стоун. Нужно отметить, что его мордашка после предложения об уединении вновь просияла, и он живо принялся кивать, лишь бы я не успела передумать.

— Рад был со всеми познакомиться, но вынужден попрощаться, не могу отказать даме в ее маленькой просьбе, — развел руками в стороны Дэн, оправдываясь, — Вечером продолжим, жду вас в этом самом месте, и друзей своих приводите, будет весело!

Такое откровенное позерство раздражало меня ужасно, сквозь сжатые зубы я недовольно процедила с легкой угрозой в голосе:

— Прощался бы ты, Стоун, с ними навсегда, а не до вечера. Потому что, надеюсь, этим самым вечером, ты съедешь отсюда подальше.

Дэн снова нахмурился и, оставив мой словесный выпад без ответа, вышел на улицу следом.

— Мери, я тебя чем-то обидел? — осторожно поинтересовался он. Я окинула парня внимательным взглядом с головы до ног и честно ответила:

— Да. Совсем меня за дуру держишь, Стоун? — окинула парня пронизывающим ледяным взглядом, самое то в жаркий полдень, — Сначала Хит, потом ты, совсем с ума сошли? Что вам от меня нужно?

— Причем здесь Таккер? — недоуменно спросил Дэн.

— Притом, что подобными сильными чувствами к моей персоне столь внезапно проникся не только ты, но и Хит. Так что, Дэн, оригинальностью ты не отличился. И как минимум на двенадцать часов опоздал со своим признанием. Вот так. — пожала я плечами и развела в сторону руки, выражая поддельное сочувствие, — А теперь серьезно, собирай свои вещи и уезжай отсюда. Хит отправляется сразу же следом за тобой. Единственное, чего бы мне не хотелось, так это того, чтобы вы столкнулись своими мощными лбами и устроили в лагере потасовку.

— Обещаю, я буду вести себя прилично. — смиренно пообещал Дэн, проигнорировав первую часть моего монолога.

— Это единственное, что ты понял из моих слов? — гневно вспыхнула я.

— Понял, что мне придется постараться, доказывая тебе, что я не лгу. — с вызовом произнес он и гордо приосанился, мне оставалось лишь обреченно закатить глаза.

— Дэн, не в этом смысл, — устало вздохнула, — Мне все равно, честен ты со мной или нет.

— Абсолютно честен! — горячо заверил меня парень, перебивая на полуслове.

— Мне абсолютно все равно! — в его ключе парировала я, — Важно то, что при любом раскладе я не отвечу тебе взаимностью. Прости. И отсюда следует два возможных варианта развития событий, ты уезжаешь или признаешься, что тебе от меня нужно, Стоун.

— Только ты. — серьезно ответил он, а потом сделал шаг назад, — Поговорим вечером, мне нужно обдумать сказанное.

Произнес и пошел прочь, а я продолжила стоять истуканом, будто на меня вылили ушат ледяной воды.

Я была уверена, что дело кроется вовсе не во внезапно охватившей парней страсти ко мне. Верить в подобный расклад по меньшей мере неразумно, я же не соблазнительная модель Victoria's Secret и не дочь мультимиллионера, чтобы на меня открывали сезон охоты сразу же два футболиста НФЛ. Вот только я и представить не могла, что задумали эти красавцы, и какую роль решили отвести мне. А узнать подробности мне очень даже хотелось!

Я еще недолго потопталась на месте, прокручивая в голове весьма странный разговор со Стоуном. Понятно, что ничего не понятно. Махнула на Дэна рукой и решила вернуться назад домой, отказавшись от завтрака. Аппетит все равно пропал из-за этого типа, а так хоть стройнее буду.

Но скучать в одиночестве мне долго не пришлось, через несколько минут в дверь позвонили, и на пороге оказалась Джулия. Она задумчиво переминалась на коврике с ноги на ногу, а когда подняла на меня голову, натянуто улыбнулась.

— Пойдем, посидим на пляже? — робко предложила она, вновь пряча взгляд в пол.

Сказать, что я удивилась, ничего не сказать. Сначала появление младшей сестренки вызвало у меня жгучее подозрение, уж не подготовила ли она очередную пакость? Но все-таки ее немного стыдливый и неуверенный вид рассеял это предположение.

— У тебя все хорошо? — заботливо осведомилась я и осторожно прикоснулась ладонью к ее предплечью.

— Да все хорошо! — живо подтвердила она и поспешила улыбнуться, чтобы спрятать мелькающую во взгляде тоскливую грусть.

— Тогда я быстро переоденусь, и идем, — бодро выпалила я, убегая в спальню.

* * *

Оказавшись на берегу озера, мы быстро расстелили покрывала и предались ленивой неге под жаркими лучами солнца. Интересно, реально ли загореть так, чтобы жирок на животике и бочках немного подтаял, превратив мою талию в осиную? Эх, вряд ли…

Сестренка времени зря не теряла и с пылом принялась обсуждать вчерашнюю вечеринку, как всем было весело, и как все здорово было устроено, я лишь молча кивала ей в ответ.

— Странно, что этот кретин явился без приглашения, — недовольно фыркнула она и сморщила носик, — Весь вечер испортил.

— Да, лучше бы и дальше сидел в своем Лос-Анжелесе! — в сердцах бросила я, мысленно обращаясь к Таккеру.

— Ты о ком? Я имела в виду О'Доннела. Явился без приглашения, и все испортил.

— Ничего он не испортил, — поспешила я заступиться за Стэна, — Наоборот, он меня спас от танца с Шерри.

— Нет, Мери, из-за этого деревенского мужлана ты упала с бычка! — настаивала на своем Джулия.

— Нет, упала я с бычка из-за другого мужлана! Городского! — возразила ей, — Если бы Таккер не заявился в бар, то я триумфально завершила бы свой заезд!

— Нет, — противилась сестра и резко перевернулась со спины на живот, чтобы было удобнее спорить, но вместо этого заговорщически посмотрела на меня горящими глазами и восторженно прошептала: — Хит тебя спас! Это было так романтично! Кинулся к тебе через весь зал, подхватил на руки и не выпускал ни на минутку. Он так испугался! И так нежно смотрел на тебя!

— Прекрати! — жеманно от отмахнулась я от нее, — Правда?

— Точно тебе говорю! — заверила меня Джулс, яростно кивая.

Одно невзначай оброненное слово, и мне стало безумно приятно, но все же я заставила себя через силу нахмуриться.

— Ну и пусть смотрит! — обиженно надулась и пробубнила себе под нос, — Я не врач, за осмотр денег не беру.

Джулия рассмеялась, а я воспользовалась этой небольшой паузой и перевела тему разговора.

— Так ты узнала, зачем приходил О'Доннел?

Несмотря на то, что мне он мне помог, к его появлению я относилась скептически.

— Нет, папа ничего вразумительного не сказал, — с ноткой обиды проворчала Джулия, — Наверное, как обычно, что-то вынюхивал. Нужно провести ревизию, не украл ли он у нас чего. Сегодня утром не обнаружила в баре открывалку с резной деревянной ручкой.

— Открывалку от пива? — наступила моя очередь хохотать, а Джулия тут же насупилась, осознавая всю бессмысленность своего обвинения.

— Может, он клептоман? Или просто из вредности? Или коллекционирует открывалки? Мал золотник, да дорог! — нелепо оправдывалась она, — Но я все же проверю, специально уделю поискам открывалки целый вечер, а может, и ночь!

Последняя фраза, сказанная весь серьезным тоном, заставила меня немного над ней поразмыслить, и я лениво перевернулась на бочок лицом к сестре.

— Не расскажешь, что именно тебя расстроило, раз собираешься посвятить поиску какой-то жалкой безделушки всю ночь? Ты же явно не собираешь коллекцию открывалок?

Джулия отвела от меня взгляд, с задумчивым видом изучая серебряную гладь озера, и принялась тонкими пальцами рисовать узоры на песке.

— Немного поссорилась с Питером. — тяжело вздохнула она, помолчала и с ехидством продолжила, — Точнее, я с ним не ссорилась. Моя маленькая принцесса обиделась на меня! И я не понимаю из-за чего именно!

— Расскажи, — попросила я, ожидая, что Джулс отмахнется от меня как от назойливой мухи. Но нет.

— Вчера к нам в гости пришло так много знакомых и друзей, что я решила воспользоваться случаем и пригласить всех на вечеринку по поводу нашей с Питером помолвки. Вот и все! А он обиделся!

Я удивленно вскинула бровь, не находя причин для обиды, но все же уточнила:

— Я не знала, что вы уже определились с датой свадьбы. Здорово, поздравляю тебя! — тепло пожала ее руку, а Джулия убрала ладонь и на этот раз резко перевернулась на спину, откинув голову назад.

— Не то, чтобы мы определились с датами… — с ноткой сомнения пропела она, зажмурив на солнце один глаз, и потом быстро протараторила, — Мы еще не говорили с Питом на эту тему. Но ведь все отношения ведут к свадьбе?

Сестра с надеждой посмотрела на меня, желая услышать подтверждение своим словам, но я придерживалась другого мнения. Некоторые отношения вообще никуда не ведут.

— Может, Питер обиделся на твое самоуправство? — мягко предложила я, уходя от прямого ответа на провокационный вопрос.

— Плевать! — нервно воскликнула Джулия, — Должен же кто-то из нас двоих принимать решения? Отойдет и согласится. Вообще, мне кажется, он просто капризничает из-за того, что не хочет в выходные ехать на рыбалку.

— О, черт! — закатила я глаза и шлепнула ладонью себя по лбу, — Ненавижу ежегодный съезд рыбаков. Чур, я ловлю рыбу вместе с папой!

— Да, на здоровье, у меня жених вообще-то есть, который составит мне компанию, никуда он не денется. — безразлично пожала плечами Джулс.

Мы полежали на берегу озера еще часок, иногда разбавляя досуг веселым барахтаньем в воде. Несмотря на то, что я прожила рядом с озером всю свою жизнь, держаться на плаву так и не научилась. Ноги сами шли ко дну, а я за ними следом.

— Сегодня в баре всех угощает Дэн Стоун, ты не говорила, что работаешь с ним, — невзначай проронила Джулия, когда мы медленным шагом шли в сторону дома.

— Вот именно, не работаю! Поэтому мне совершенно непонятно, что он здесь забыл, — довольно грубо ответила я и со всей силы пнула ногой камешек.

— Он симпатичный, — мечтательно выдала сестра и скосила на меня хитрый взгляд, — Если тебе не нравится Хит, то присмотрись к Дэну.

Я чуть не споткнулась на ровном месте:

— С чего это ты взяла, что мне не нравится Хит? — тут же откликнулась я, а потом покраснела, уловив смысл сказанного, и поспешила исправиться, — Ну, да. Хит мне не нравится. Ну, в смысле как мужик внешне он ничего такой, привлекательный. Клиент он хоть и капризный, но прибыльный. Был. У нас истек срок договора. А вот как потенциальный парень он меня совсем не интересует. Самовлюбленный нарцисс с манией величия.

Для правдоподобности я скривила мордашку и отрицательно покачала головой.

— Я и говорю, если тебе не нравится Хит, присмотрись к Дэну! — настойчиво повторила Джулия, слегка потряхивая меня за руку.

— И Дэн не нравится. — тихо себе под нос буркнула я, но аргументов не было, поэтому решила надавить на эмоции: — Они оба меня раздражают! Приехали сюда непонятно зачем, ходят как напыщенные индюки в брачный период. Липнут на меня точно мухи… на мед! Будто задумали, что-то нехорошее!

— Ты себя недооцениваешь, ты очень красивая. Умная и веселая. — дальше сестра перечисляла еще какие-то мои внеземные достоинства из того списка фраз, которым пользуются все красивые девушки, чтобы утешить свою страшненькую толстенькую подружку, — Неужели ты считаешь, что они могут проявлять к тебе интерес не из чистых побуждений?

Я промолчала, потому придерживалась именно такого мнения. Джулия тоже ненадолго задумалась:

— Думаешь они на тебя поспорили? — выпалила она, ужасаясь собственному предложению, а я недовольно сморщила лицо.

— Нет, не думаю. Велика награда им достанется, — окинула я себя печальным взором. — Да, и не стал бы Хит играть моими чувствами ради спортивного интереса. Наверное.

— Значит, ты им нравишься! — наивно заверила меня сестра.

— Я так не считаю, думаю, что на кону стоит нечто более ценное, чем моя персона. Наверняка, это как-то связано с их карьерой. Не представляю как, но ветер точно оттуда дует. — предположила я и мысленно отметила, что сегодня вечером необходимо позвонить Элизабет и узнать, как у мальчиков обстоят дела с контрактами на новый сезон.

— Тогда однозначно надо расслабиться и получать удовольствие! — восторженно заявила Джулс и взметнула указательный палец вверх, — Мери, два самых сексуальных игрока национальной лиги борются за твое сердце.

Сначала я снова поморщилась от столь громкой фразы, но потом распробовала ее на вкус, и идея определенно мне понравилась! Я даже подумала взять ее на вооружение, но из вредности с кислой миной заявила:

— Ну, не знаю, устала я от этих перекаченных красавчиков. У меня таких спортсменов на работе пруд пруди. И вообще, не за мышцы любят. Ну, ты меня со своим Питером Пеном понимаешь.

Не знаю, зачем я решила уколоть Джулию, ведь день благодаря ей получился замечательный, но она не растерялась и не осталась без ответа:

— Значит, бери себе Шермана, там точно грудой мышц и не пахнет! — оскалилась сестренка.

Разругаться мы не успели, Дэн Стоун, идущий нам на встречу, не дал этого сделать. Завидев нас издалека, он улыбнулся и приветливо замахал руками. Джулия невзначай толкнула меня локтем в бок, призывая к действию, а я скривила губы.

— Хорошие новости, Мерс! — задорно бросил Дэн, оказавшись рядом. А я удивилась, как быстро мне удалось превратиться из городской «Мери» в деревенскую «Мерс». — Я уладил свои дела в городе и теперь могу остаться здесь на пару недель.

— Ты так говоришь, будто я тебя просила об этом! — округлила я глаза и отступила на шаг назад.

— По глазам видел, жаждала! — рассмеялся Дэн, а потом невольно поморщился, прикладывая руку к щеке. Я внимательно посмотрела на его лицо. К сожалению, солнце светило мне в глаза, и сделать это было проблематично, но мне удалось разглядеть опухшую скулу и разбитую в уголке губу.

— Ты что дрался? О, Боже! Не прошло и полдня! — схватилась я за голову и нервно рассмеялась. Это не мужчины, это петухи в курятнике какие-то!

— Не переживай, это сущий пустяк! — бахвалился Дэн, поглаживая себя по щекам, — Уже зажило, и не болит.

— Стоун, мне плевать, болит или не болит! — взвилась я, взбесившись из-за его излишней самоуверенности, — Наверняка, получил по заслугам! Единственное, о чем я тебя просила, так это не связываться с Хитом. Если вы не можете с ним вместе ужиться, но убирайтесь отсюда оба. Как дети малые!

— Э-э-э, Мерс, это не с Хитом, — тут же принялся оправдываться он, нервно оглядываясь по сторонам, пока не выцепил кого-то за нашей спиной и не указал на него пальцем, — Вот! Вот с этим громилой мы сегодня помахались кулаками, но уже уладили все разногласия!

Мы с Джулией синхронно обернулись и увидели приближающегося О'Доннела. Когда он заметил направленный в его сторону указующий перст Дэна, то лицо его за считанные секунды перемерило всю гамму эмоций от досады до гнева. Я машинально заступила собой Джулию, уж очень грозный вид был у Стэна, того и гляди, Стоуну вновь настучит по макушке.

— Удивительно, Стоун, как же тяжело тебе дается держать язык за зубами, — недовольно процедил Стэн, присоединяясь к нашей компании, — Не переживайте, девочки, вопрос действительно решен.

— Какой вопрос? — тут же поинтересовалась Джулс писклявым голоском и вскинула носик кверху, будто пытаясь разнюхать, какими интригами здесь пахло.

— Тебя не касается, — комично пропищал Стэн, передразнивая ее как в детстве.

— Придурок! — обиделась она и отвернулась, — Умеешь только кулаками махать.

— Не обижайся, Джулия, — мягко отозвался Дэн, — Вышло глупое недоразумение, но конфликт полностью улажен. Мы со Стэном уже позабыли о нем.

— Вы что знакомы? — с сомнением уточнила я, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Стэн улыбнулся моей «проницательности» и пояснил:

— В городе познакомились. Сегодня.

— И я сразу же понял, что Стэн отличный парень! — хлопнул его по плечу Стоун, отчего О'Доннел недовольно поморщился. — После того, как получил оплеуху. Отрезвляет неимоверно! Дружище, жду тебя сегодня вечером в баре! И тебя, Мери, и тебя, Джулия.

— На меня не рассчитывай! — скрестила я руки на груди и нагло соврала: — Я буду весь вечер выгуливать свою невидимую собаку!

— Постараюсь заглянуть, — мрачно ответил Стэн, хотел добавить что-то еще, но тут не выдержала Джулия:

— Я бы с радостью пришла, но лучше останусь дома, чтобы не наткнуться ненароком на идиотов, — и с неприязнью посмотрела на О'Доннела.

— Тогда тебе опасно оставаться дома! Можешь наткнуться на зеркало, — парировал он.

— Кретин! — бросила Джулс и, резко развернувшись на пятках, пошла к себе домой.

— Неврастеничка! — бросил ей вслед О'Доннел и демонстративно двинулся в противоположную сторону.

— Хорошего вам вечера, ребята! — беззаботно выкрикнул Дэн и широко улыбнулся, переводя взгляд на меня. Я выставила перед собой руку и отрицательно покачала головой, прочитав в глазах парня молчаливый вопрос:

— Вот только не надо меня провожать, Стоун! Сама дойду! — отвернулась я от него и пошла своей дорогой. Краем глаз заметила, что Дэн ненадолго завис в замешательстве, а потом отправился к себе домой. Я же утвердилась во мнении, что из принципа не выйду сегодня из дома, а завтра с утра пораньше вновь проведу воспитательные работы с парнем, предложив ему отправиться назад в Лос-Анжелес. Общество Дэна раздражало, но больше всего меня выводило из себя то, что я не могла найти этому никакого объяснения.

Когда уже поднималась на крыльцо, услышала чьи-то быстро приближающиеся шаги. Обернулась и встретилась лицом к лицу со Стэном. Спросить ничего не успела, мужчина отскочил на шаг назад и сбивчиво произнес, нервно прижимая свою шляпу к груди:

— Даже не спрашивай, все равно ничего не расскажу из того, что произошло в городе. Я не трепло. Да и правда, конфликт вроде улажен. — задумчиво пробормотал Стэн, а потом бросил на меня взгляд полный сочувствия, — Мери, ты мне нравишься. Мы никогда особо не ладили, но росли, вроде как, вместе. Ты в определенной степени «своя», и я не хочу, чтобы тебя обижали. Но держись, на всякий случай, подальше от этих двоих идиотов!

— То есть только тебе можно меня обижать? — отшутилась я, не найдя других слов.

— Безусловно! — усмехнулся Стэн, — И только за дело! Все, Мери, я пошел. Тебя предупредил, и моя совесть чиста.

О'Доннел еще раз послал мне лукавую улыбку и набросил ковбойскую шляпу на голову, прощаясь кивком.

Я абсолютно ничего не понимала. Какие два идиота? Зачем Стэн связался с Дэном? Строить догадки и конспирологические теории не хотелось. Сейчас нафантазирую себе с три короба, потом обижаться буду. А О'Доннела пытать бесполезно, все равно не признается. Главное, совесть свою задобрил. Права, все же Джулия, пожалуй, стоит расслабиться и получать удовольствие, у меня все-таки отпуск!

Переступив порог дома, решила не тратить время попусту и набрала номер Элизабет. Оказалось, что они с Блейком оторваны от клубных дел, потому что на несколько дней улетели во Францию. Я огорченно вздохнула, но подруга и удаленно смогла ответить на мой вопрос:

— Поверь, я в курсе всего, что касается ведущих игроков, — усмехнулась Бетти, — Отдаленность от офиса для меня не проблема. Со Стоуном у Блейка всегда была отдельная договоренность, я правда не в курсе всех деталей, но могу с уверенностью заявить, что ему был выслан новый контракт сразу же по истечению срока предыдущего. И, наверное, он его подписал. Не дурак же? А вот твой Хит отколол номер! Блейк так рассчитывает на его тренерскую работу, но Таккер, кажется, перед самым нашим отъездом попросил составить его второй контракт, хочет отыграть еще один сезон на поле. Ты в курсе?

— Да, — неохотно подтвердила я, — Но это же Таккер, упрямый осел! Ему плевать на чужое мнение, если он что-то решил для себя. А что Блейк сказал ему по этому поводу?

— Да, что он мог ему сказать? — удивилась подруга, — Менеджеру пришлось составлять два контракта, один на тренерскую работу, другой на командную игру. Единственное, попросили Хита спокойно все обдумать и документы подписать только осенью. Блейк не собирается ссориться с ним, поэтому и пошел навстречу.

— То есть парни и без моего вмешательства получили предложение от клуба? — сипло выдавила я.

— Ну, да. А что? — не поняла моей реакции Элизабет. Я же устроилась в кресле поудобнее и в подробностях расписала ей начало своего отпуска. Получается, что я ошиблась в своем предположении, контракт у обоих был уже в кармане.

— Вот же засранцы! — недолго думая, высказалась Бетти, — Руку даю на отсечение, эти недоумки решили помериться своими морковками и поспорили на тебя! С Хитом все понятно! Это так типично для него, но как Дэн мог пойти на такое!?

— А Дэн у нас сама невинность! — ехидно вставила я. На подсознательном уровне мне не нравились выпады Элизабет в сторону Хита, хоть я и знала, что вызваны они из лучших побуждений.

— Ну, уж попорядочнее этого ловеласа будет! Ни одной юбки Таккер не пропустит, кобелина! — сетовала подруга. О моих чувствах к Хиту она знала, но никогда не оставляла попыток наставить меня на путь истинный, — Дэн не такой! Он никогда не гонялся ни за женщинами, ни за славой. Я вижу только один выход из этой ситуации.

— Какой? — тут же поинтересовалась я.

— Надо предположить, что на кону стоит исключительно секс. — рассудительно произнесла Бетти, а я громко сглотнула, что не осталось незамеченным, — Не бери на свой счет, подруга, просто эти двое в силу своей недоразвитости и незрелости в эмоциональном плане на большее не способны. Так вот, я думаю, нужно срочно им подыграть, пока они тебе окончательно голову не вскружили и не заморочили. Выбери победителя и пустись с ним во все тяжкие!

В трубке повисла тишина, я осмысливала сказанное, а Элизабет с нетерпением ждала моего вердикта.

— Знаешь, — с сомнением протянула я, — Ты права, так и поступлю! Я уже давно морально подготовила себя к этому шагу, купила откровенное нижнее бельишко, поэтому пожелай мне удачи!

— Нет! — взвизгнула Бет, — Только не Хит! Я имела в виду Дэна!

— Спасибо за отличную идею! Люблю тебя, дорогая! Блейку привет! Хорошего вам отдыха! Целую! — пропела я в трубку и нажала на «отбой».

И Джулия, И Элизабет правы, нужно срочно обозначить победителя, только тогда этот фарс завершится, да и я, в конце концов, в накладе не останусь. Победителем для меня может быть только Хит, но его чествование я решила перенести на следующий день, если он не сбежит, конечно, и останется в лагере. А сегодняшний вечер нужно было посвятить подготовке к церемонии награждения, чем я и занялась.

Вспомнила, что пропустила завтрак, да и обед, судя по стрелкам на часах, подходил к концу, а у меня во рту не было и крошки. Две бутылочки пива не в счет, это вынужденная мера необходимости в столь жаркий день, поэтому посчитала правильным отблагодарить себя маленькой мисочкой обезжиренного мороженого. На вкус оно оказалось гадостью редкостной, будто заморозили чуть подслащенную воду, поэтому пришлось добавить взбитых сливок и шоколадный соус, ну и для красоты бросить сверху горсточку хрустящих шоколадных шариков. Так стало гораздо вкуснее!

Я с радостью разместилась перед телевизором и включила свою золотую подборку самых зрелищных матчей в истории Супербоула. Могу их пересматривать вечно, для меня этого гораздо интереснее какой-нибудь мыльной оперы.

В дверь позвонили уже в восьмом часу. Я была уверена, что по мою душу явился Стоун, поэтому без всякого угрызения совести проигнорировала этот звонок. Но через минуту он повторился. Я лениво поднялась с дивана и, спотыкаясь, побрела к двери узнать, кто же за ней стоит такой настойчивый.

— Хит? — изумилась я.

— Привет, — улыбнулся он, и на его щеках появились очаровательные ямочки, а в уголках глаз залегла паутинка почти незаметных морщинок, отчего Хит показался мне по-домашнему милым и притягательным. Я расслабленно прислонилась к дверному косяку и невольно залюбовалась мужчиной, ответив ему теплой улыбкой. Чем дольше смотрела на него, тем явственней ощущала, как туманился мой разум, пересыхало во рту и перехватывало дыхание.

— Привет, — немного хрипло прошептала я и опустила глаза, на удивление, получилось даже сексуально! Хит лениво наклонился вперед и, почти незаметно касаясь плечом моего плеча, облокотился о дверь. Моего носа коснулся тонкий аромат мужского парфюма, и кожей почувствовала жар, исходящий от его сильного тела. Разнервничалась еще сильнее, но все же нашла в себе силы отступить на шаг назад, пропуская гостя в дом, и спокойно произнесла: — Проходи, я смотрю Супербоул девяносто третьего года.

— Чертовы Ковбои вырвали у Буйволов победу! — грубо выругался Таккер, разрушая все очарование момента, за что ему большое спасибо. Его слова позволили обрести мне душевное спокойствие, и я смогла даже усмехнулся:

— Точно также, как и в девяносто втором! Буйволы дали слабину дважды. А, нет, подожди-подожди… целых четыре сезона подряд! — подтрунивала я над мужчиной, окончательно приходя в себя.

— Да, — неохотно согласился он, проходя в гостиную и усаживаясь на диван.

— Будешь пиво? На журнальном столике есть чипсы и попкорн, угощайся, — предложила я.

И да, хочу покаяться, к моему стыду, диета накрылась медным тазом. Я и сама не заметила, как после телефонного разговора с Элизабет мои ноги отвели меня на кухню, а руки отправили в микроволновку раздуваться кукурузные зерна.

А в самом конце этим рукам-предателям попкорна показалось мало, и они прихватили с полки пакет с чипсами! Я вообще не причем!

— Да, буду тебе очень благодарен, — медленно, растягивая слова, произнес Хит и наградил меня горячий взглядом, а потом то ли прошептал, то ли пропел: — Мери.

Я толком и не расслышала, кровь стучала в висках, по спине забегали мурашки, и меня бросало то в жар, то в холод.

— Я мигом! — подняла вверх указательный палец и бросилась бегом по лестнице на второй этаж. Не знаю, заподозрил ли Хит неладное или нет, ведь кухня у меня находилась на первом этаже, но мне необходима была передышка вдали от этого хищника. А еще я подумала, что можно и не откладывать чествование героя на завтра. Мало ли, убежит…

Спрятавшись в спальне, я упала на кровать и принялась кататься по ней из стороны в сторону в попытке стянуть с себя белье для похудения с эффектом сауны. Да, я девушка предусмотрительная, в одном месте толстею, поедая чипсы с попкорном, а в другом худею. На удивление и так некстати, эффект сауны сработал на отлично, шорты так сильно прилипли к телу, что казалось невозможным их содрать.

Через несколько минут пыток удалось стянуть штаны до середины бедер, а дальше они совершенно не хотели поддаваться ни уговорам, ни моим рукам. Я приподнимала ягодицы и выписывала в воздухе пируэты ногами, наверное, именно в этом и заключался дополнительный бонус к штанам, идущий в комплекте, о котором говорилось на упаковке. Я воинственно зарычала, дернула фитнес-штаны посильнее и неожиданно кубарем свалилась на пол. Удар выдался глухим и громким одновременно:

— Мери, ты в порядке? — раздался снизу из гостиной взволнованный голос Хита.

— В полном! Ищу пиво! Я была уверена, что у меня припасено пару бутылочек твоего любимого портера, но сейчас никак не могу их найти! — замерев в позе тюленя на полу, крикнула я.

— Хорошо! Жду! — отозвался Таккер, а я продолжила свою возню только уже на ковре. Он неприятно обжигал ягодицы, которые то и дело терлись о ворс ковра. Что ж, если мыслить позитивно, то с натяжкой это можно посчитать за антицеллюлитный массаж.

— О, Боже! Какой кошмар! — шептала я себе под нос, едва ли не плача.

Еще через несколько минут фитнес-штаны поддались и оказались спущены до щиколоток. И как только я раньше могла помыслить, что плохой вещи приставку «фитнес» не присвоят? Еще как припишут! На что только не пойдут производители товаров, чтобы «надуть» доверчивых покупателей!

— Гадкие рекламщики! — пыхтела я, одной ногой наступив на штанину, а второй высоко взмахивая вверх, чтобы вырваться из этих фитнес-силков. — Гадкие штаны! Ну, все, конец вам! Да здравствует свобода!

С этими словами я взмахнула ножкой и запустила злосчастные портянки в свободный полет. Не везло мне, конечно, сказочно. Дверь в комнату открылась и со словами:

— Мери, я пришел, чтобы… — штаны спланировали Хиту на голову. Спасибо, что трусы остались при мне!

— О, Боже! — вскрикнула я и прикрыла ладошками рот, не забыв широко округлить глаза.

Хит стоически выдержал паузу и медленно стянул со своего лица мои подштанники, пристально смотря мне в глаза. Позор! Какой позор! Мне оставалось лишь глупо удивляться случившемуся и роптать на крепкие полы, которые почему-то не хотели проваливаться под ногами, чтобы скрыть меня от тяжелого взгляда Хита и спасти от стыда, в котором я медленно начинала гореть.

Таккер покрутил вещицу в руках, внимательно рассматривая ее, и аккуратно положил на ближайший стул.

— Неожиданно, — наконец прокомментировал он ситуацию, — Я просто хотел сказать, что нашел себе пиво на кухне. Где оно, по идее, и должно было находиться.

— Ну, да, — промямлила я, полыхая своими огненными щеками. Какой же стыд и позор. Дважды! Повесила ему на уши воображаемую лапшу и вполне реалистичные штаны! Комбо!

Сочинять, что у меня в спальне филиал пивзавода бессмысленно, поэтому я предпочла во всем повиниться, и по возможности хоть немного обелить себя.

— Да, тут пиво не водится. — мрачно согласилась я, — Прости, я просто хотела…

Я немного замялась, неуверенно переминаясь на ковре босыми ногами, потому что продолжением должна была послужить фраза: «…хотела заняться с тобой любовью», но вместо этого подняла честные глаза, полные раскаяния, и тихо пропищала:

— Хотела посмотреть с тобой суперкубок в спокойной, комфортной обстановке без всяких неудобств, — я неодобрительно скосила глаза в сторону штанов, которые не были ни удобными, ни комфортными.

— Да, эта латексная штука совсем не вызывает спокойствия, — кивнул Хит в знак согласия.

— Это не латексная штука! — возмутилась я, еще больше покраснев, — Это фитнес-штаны!

Я бросилась за вещицей, желая, как можно быстрее схватить ее и уничтожить. При ходьбе полы халата разошлись, провокационно обнажив мое выставленное вперед бедро и грудь в кружевном лифе. Ну, хоть какая-то победа! Хит мигом устремил свой горящий взгляд в вырез халата, а потом в один шаг оказался рядом и, обхватив двумя руками меня за голову, впился поцелуем в мои губы. Именно впился, порывисто, жадно, безжалостно, сочно, сминая мои губы и ту каплю протеста, которая была запрятана глубоко в моей душе, своим напором. Я слабо пискнула то ли от испуга, то ли от удовольствия и после небольшого замешательства ответила ему со всем пылом и страстью, на которые была только способна.

Сколько раз у себя в голове прокручивала наш первый с Хитом поцелуй, а в самый ответственный момент растерялась, боясь пошевелиться и спугнуть сказку. Раньше я мечтала о нежном, легком, немного неуверенном прикосновении его губ к моим, а получила дикий ураган эмоций и была от него в полном восторге.

Хит неистово терзал мой рот, будто пил меня, а я растворялась в нем без остатка. Его руки проникли под распахнутые полы халата и заскользили по моей спине и талии, крепко прижимая меня к его сильному телу. Сердце учащенно забилось в груди, так и норовя вырваться на свободу, а его стук слышался отзвуком в ушах. Тук-тук. Хит-Хит. Тук-тук!

Стало жарко, голова пошла кругом. Я схватилась за желанного мужчину двумя руками и принялась гладить его плечи, шею, спину. Беззастенчиво запускала пальцы в его короткие жесткие волосы, сжимала их и притягивала его голову к себе, требуя быть еще ближе и ни в коем случае не разрывать поцелуй.

Хит поднял меня на руки, заставляя обхватить его торс ногами, было тяжеловато, но я справилась, к тому же, его руки, так нескромно исследовавшие мои ягодицы, надежно держали меня. Я непроизвольно потерлась о мужчину в попытке усесться на него поудобнее и почувствовала, как внутреннюю сторону бедра царапнула сильно выпирающая молния джинсов. В следующий раз потерлась о нее уже целенаправленно и окончательно убедилась, что дело вовсе не в молнии, а в том, что Хит возбужден. Очень. И причина тому я.

Признаюсь, я себя недооценивала, не верила, что могу произвести подобный эффект на такого мужчину как Хит Таккер. Но теперь, у меня окончательно выросли крылья за спиной и бесовские рожки на голове, будто я вкусила свежий, так мне необходимый глоток свободы. Разорвала поцелуй и пальчиками нежно, едва касаясь, провела по его бровям, закрытым глазам, щекам, губам. Глаза его недоуменно распахнулись и посмотрели на меня затуманенным от страсти взглядом, а губы поочередно принялись поцеловать каждый пальчик, втягивая его в рот и лаская языком. Я плавилась. Таяла. Парила.

Губы Хита устремились вниз к подбородку, затем к жилке на шее, ключицам и остановились, когда добрались до тяжело поднимающейся груди.

— Туда! — указала я на кровать. Хит понял меня с полуслова, не отрываясь от груди, одной рукой он успел опустить кружевной лиф и втянуть в рот сосок. Я извивалась в его руках ужом, мне хотелось вырваться из плена этих наглых губ, совсем не оставалось сил терпеть эту сладкую пытку, и одновременно по этой же самой причине желала, чтобы Хит не прекращал целовать меня никогда.

На кровать он бросил меня довольно грубо, я даже подпрыгнула на матрасе, но в следующий момент тяжелое, горячее тело прижало меня к кровати, и губы вновь накрыли мой рот поцелуем, только на этот раз более нежным, изучающим, так, как я и фантазировала. Пальцы одной руки умело играли с моими затвердевшими сосками, трепетно поглаживая и покручивая их, а вторая рука осторожно исследовала бедра, заставляя меня непроизвольно подниматься и тянуться ей навстречу.

Но этого мне было мало, я повернула голову, уходя от поцелуя, и уткнулась носом в его шею. Прикрыла глаза и, втягивая воздух, наслаждалась невероятным ароматом разгоряченной кожи со слабыми почти незаметными нотками парфюма.

— Не так быстро, Таккер! — заявила я, с силой упираясь ладонями в его плечи и пытаясь уложить мужчину на спину. Хит слабо улыбнулся и переключил свое внимание на мою шею и ключицы, но потом все же подчинился моему желанию.

Я тут же забралась на него сверху и принялась гладить через грубую ткань рубашки его крепкие плечи и твердую грудь. Но и этого мне было недостаточно! Облизала губы и быстро пробежала пальчиками по пуговицам, расстегивая их. Хит смотрел на меня заворожено, выписывая витиеватые узоры на моих бедрах и животе.

Одарила мужчину улыбкой роковой искусительницы и одним движением расстегнула застежку бюстика, позволяя груди обрести долгожданную свободу. А потом, соблазнительно изгибаясь, подалась вперед, и его руки тут же нашли и сжали мою грудь. Выгнулась дугой и рвано вздохнула, но в следующее мгновение уверенно оттолкнула Хита на подушки.

— Тише, здесь командую я, — наигранно грозно прошипела я, сама себя не узнавая.

Нависла над Таккером, опираясь о его плечи на вытянутых руках и медленно наклонилась к нему, скользя грудью по коже. Соски твердели, а его горячая кожа покрывалась мурашками. Я опускалась и вновь поднималась вдоль его тела, не зная, кого извожу больше себя или его. Хит тоже не выдержал, перехватил мои руки и подмял меня под себя, впиваясь в мой рот страстным поцелуем, а его возбужденное достоинство красноречиво уперлось мне в живот.

— Мери, прекрати, еще немного и я не смогу остановиться, — слабо прошептал он, прижимаясь своим лбом к моему. Он тяжело дышал, опаляя мою кожу жарким дыханием, будто пробежал кросс на длинную дистанцию. Интересно, о чем он думал с самого начала, когда полез ко мне с поцелуями, как бы побыстрее остановиться? Сомневаюсь!

— А я и не хочу, чтобы ты останавливался! — с вызовом произнесла я и опустила ладошки ему на ягодицы, прижимая к себе, и провокационно разводя свои ноги в сторону. Совсем стыд от страсти потеряла!

Но я действительно не хотела, чтобы он останавливался! Глубоко в душе я готова была сама расстаться с ним после секса, разумеется, и окончательно закрыть гештальт под названием «Хит Таккер». Никаких иллюзий я не питала, просто утоление физической потребности.

Мои мысли прервала звонкая трель дверного звонка, видимо, кто-то придерживался другого мнения на этот счет.

— Сейчас надоест, и уйдут, — шепнула я, протягивая руки к молнии на джинсах и ловко расстегивая ее.

— Я выпровожу! — недовольно рыкнул Хит, поднимаясь на руках и спрыгивая с кровати. Я с сожалением посмотрела на пояс джинсов, в последний момент мне удалось-таки справиться и с пуговицей, и с молнией, и теперь было видно, как через ткань трусов прорисовывался возбужденный член, к которому мне так и не удалось прикоснуться. Я печально вздохнула, а потом подняла испуганный и вместе с тем смущенный взгляд на мужчину.

— Я сама! Вдруг там папа! — меня тут же бросило из жара в холод. Так некстати, когда я вновь оказалась в родительском доме, дали о себе знать глупые подростковые страхи. Наверняка, папа догадывался, что я девочка большая, водит домой мальчиков, и отнюдь не играет с ними в шашки, но вот так открыто выставлять отцу на обозрение этого самого мальчика с возбужденным «дружком» не хотелось.

Я подобрала валяющийся на полу халатик и потуже перевязала его на талии, и перед тем, как выйти из комнаты, бросила лукавый взгляд на Хита:

— Через минуту буду, а ты не трать время понапрасну, снимай штанишки и ложись в кроватку! — приказала я, приходя в восторг от собственной наглости. Не понимаю, что в меня вселилось. Уверенная женщина?

Но Хиту подобное требование понравилось, он тут же оказался рядом и жадно поцеловал меня. Я схватила его за волосы, притягивая к себе, и, казалось, недавние события рисковали повториться вновь, если бы не мой незваный гость. Он, должно быть, разочаровавшись в дверном звонке, перешел к более радикальным мерам, а именно, принялся попросту стучать в дверь.

Выскользнув из объятий Хита, я через ступеньку бросилась вниз. С каждым пройденным шагом понимала, что вряд ли папа позволил бы себе подобное поведение, скорее всего, на пороге окажется неугомонный Дэн Стоун. Так оно и вышло.

— Мери! — воскликнул он облегченно и одновременно удивленно, когда я резко распахнула перед ним дверь.

— Мери, Мери, — с наигранным благодушием согласилась я, выходя на крыльцо и закрывая за собой дверь, дабы Хит ничего не прознал о моем столь нежелательном визитере, — А ты кого здесь думал увидеть? Санта-Клауса или господина Президента?

Ответ последовал не сразу. Парень замешкался, в то время как его внимательный взгляд метался по мне, цепляясь к различным деталям.

— Э-э-э, тебя! — заявил Дэн и, улыбнувшись, уставился мне в глаза, почти не моргая.

— Что надо, Стоун? Время позднее, и я уже почти легла в кроватку! — процедила я, не солгав ни словом. Мне хотелось, как можно скорее узнать причину его появления здесь, а затем с чистой совестью выставить парня вон.

— Хотел напомнить, что сегодня всех жду в баре! — нагло заявил он, не прерывая зрительного контакта.

— Чудно, но я уже говорила, что не приду! — повторила я для особо одаренных и принялась постукивать ножкой, намекая, что спешу.

— Гуляешь с невидимой собакой? — ехидно уточнил Дэн и все же не удержался, и уронил свой взгляд вниз.

— Это образное выражение, я просто не хочу идти, — пожала я плечами и потянулась к дверной ручке, чтобы вернуться домой.

— Э-э-э, Мери, ты что без нижнего белья? — сипло проговорил парень, откровенно пялясь вырез халата. Я опустила глаза, но ничего постыдного не заметила. Да, я была без белья, но не голая же! Ткань полностью скрывала мою грудь от его жадных глаз, но, видимо, была бессильна перед его бурной фантазией. На всякий случай, я запахнула потуже ворот халата и сложила руки на груди.

— Э-э-э, Стоун тебе не кажется, что ты ведешь себя невежливо и неприлично? — немного смущенно прошипела я, — Тебя не касается, как я хожу дома.

— Прости, Мери, — шепнул он и обратился взглядом к моему лицу, — Так ты придешь?

Я возмущенно свела брови и односложно ответила:

— Нет.

Дэн нерешительно помялся у двери, рассматривая свои ботинки и мои ноги, но уходить ему явно не хотелось. Он будто набирался смелости, чтобы озвучить важное предложение, еще раз посмотрел на меня и произнес.

— Ты выглядишь болезненно. — выдал он новый финт, — Щеки горят, глаза неестественно блестят. Температуры нет? Может, мне остаться с тобой?

— Я всегда так выгляжу, когда меня неимоверно раздражает собеседник. — рявкнула я, а потом сладко пропела: — Еще что-то?

— Я просто хотел с тобой поговорить… — снова замялся Дэн.

— Не тяни резину, Стоун, мы и так уже разговариваем здесь целую минуту, а я очень спешу! Ближе к делу, ближе к телу! — поторопила я его.

— Что? — хрипло переспросил он, мазнув по мне горячим взглядом. Я закатила глаза и пояснила:

— Говорю, ближе к делу, Стоун, ближе к делу!

— Ты знаешь, ты была права. Мне нужна твоя помощь. Я хотел, — парень замялся, то ли выстраивал в голове фразу, то ли придумывал, о чем бы меня таком попросить, — Я думаю… было бы не плохо, если бы Хит, скажем, потренировал меня немного в новом сезоне.

— Что? — на этот раз недоуменно переспросила я. Конечно, и раньше подозревала, что Стоун появился в лагере неспроста, ему явно что-то было нужно. Но эта просьба оказалась за гранью реальности! Было бы у меня чуть больше времени, я бы рассмеялась и в деталях расписала всю ее абсурдность, но время поджимало. — Отличная мысль! Пожалуй, начну уговаривать Хита уже сегодня! Пользуйся моей добротой.

— Вы присоединитесь с ним в баре? — наивно уточнил Дэн, будто проверяя меня на прочность. И тут моя выдержка дала слабину, я сорвалась и гневно прокричала:

— Нет, катись уже отсюда, Стоун, мы просто собираемся заняться сексом прямо сейчас! Еще вопросы?

Ужасно невежливо, некрасиво, грубо произнести такое вслух, но и Дэн в этот раз не особо был тактичен.

— Нет, — мрачно проговорил он и отступил на шаг назад. Развернулся и тяжелым шагом двинулся прочь.

Несмотря на спешку и мои попытки выставить Стоуна, как можно дальше отсюда, я не торопилась уходить с крыльца. Еще некоторое время простояла неподвижно, крепко сжимая кулаки и провожая мужчину задумчивым взглядом. Так некстати проснулись непонятные угрызения совести. Головой понимала, что ничего плохого не совершила, но на душе было тоскливо, будто предала нечто важное.

Я побарабанила пальцами по деревянным перилам лестницы и еще раз прокрутила в голове разговор с Дэном. Да, я разговаривала с парнем чрезвычайно грубо, но это не повод, чтобы меня мучила совесть! У него не было причин на то, чтобы обижаться на меня. Какое его дело с кем я сплю, если он видит во мне лишь посредника в переговорах с Хитом? Сам сказал, что польстился вовсе не на меня, а на футбольный опыт Таккера. Так что обижаться нужно как раз-таки мне!

Я гордо вскинула подбородок и повернулась лицом к двери, протянула ладонь к ручке и бессильно опустила ее вниз. Да, я догадывалась о мужском коварстве с самого начала, но сейчас, когда все подтвердилось, этот факт неприятно царапнул меня по самолюбию. Глупости какие! Дэн Стоун оказался лжецом и манипулятором, ни то что Хит! Наверное, только Хит был честен и искренен со мной. Контракт с клубом у него уже на руках, счета на квартиру оплачены, возбудился он с пол-оборота от одного поцелуя со мной, разве не молодец? Значит, его срочно нужно наградить!

Придя к такому умозаключению, я с чистой совестью направилась на второй этаж, но перед этим расправила ворот халата на груди, немного обнажив грудь, и полы халата, оголив бедро.

Хит сидел на кровати с телефоном в руках. Полностью одетый.

— Это что за дела? — показательно всплеснула я руками и встала в позу, выпячивая грудь и выставляя вперед обнаженную коленку.

— Мери, — виновато начал мужчина. Подошел и аккуратно поправил на мне халат, пряча под него все выставленные на обозрение части тела. — Мери, я подумал, что нам не нужно спешить, стоит узнать друг друга получше.

— В смысле? — недоуменно воскликнула я и, отступив на шаг назад, непокорно вновь сбросила ткать с плеча. — Я тебя и так очень хорошо знаю! Все твои привычки наизусть знаю! Пять лет знаю! Куда еще больше знать?

— Но я имел в виду себя, — тихо шепнул он и подошел к окну, отворачиваясь от меня и моего обнаженного плеча, — Мы общались пять лет, и только сейчас я случайно узнал, что тебя раздражает имя «Эд».

— Может быть, потому что это мужское прозвище? — всплеснула я руками и обессиленно рухнула на кровать.

Хит промолчал, а потом, тяжело вздохнув, продолжил:

— Ты мне нравишься, и я хочу узнать тебя получше. — твердо проговорил он и чуть тише заметил, — Я боюсь, что секс может все испортить.

— Как он может все испортить? — резко подскочила я на месте, принимая сидячее положение, пружины в матрасе под моим весом скрипнули, а Хит невольно повернул голову в мою сторону, — Это же секс! Для здоровья полезно, и все такое!

— А как же чувства? — поэтично вопросил он и подошел к кровати, присаживаясь передо мной на корточки, — Я не хочу ранить твои чувства!

Замечательно! Он не хотел ранить мои чувства, но вместо этого собрался добить мой мозг!

— Ты говоришь, как девственница эпохи Ренессанса! — пробормотал я и снова упала на кровать, откинувшись на подушки, — Что за бред, Таккер?

Хит обиженно запыхтел, поднялся на ноги, сложил руки на груди и строго произнес.

— Я прошу дать мне время.

Я хотела дать ему в морду.

Мне так и представилось, как я на футбольном поле с мячом в руках бегу в очковую зону, чтобы заработать тачдаун. Таккер кидается мне наперерез, огибает сзади и вырывает из рук мяч. Я замахиваюсь, чтобы ударить его локтем под ребра, но понимаю, что мне просто не хватает сил, чтобы противостоять ему.

— Отлично. — сдержано ответила я и села на кровати, обнимая колени двумя руками.

Ничего другого я попросту и не могла сказать, в самом же деле, не закатывать истерику из-за того, что меня так грубо обломали с постелью?

— Я шел, чтобы пригласить тебя в бар. Пойдешь? — осторожно предложил Хит, заглядывая мне в глаза.

Из вредности мне захотелось сразу же отказаться. Да и вообще, предложи мне Хит отправиться в бар в самом начале вечера, все равно, отказалась бы. И все из-за боязни, что Таккер встретился бы там со Стоуном, завязалась словесная перепалка, которая в любой момент рисковала бы перерасти в кулачный бой. Но после случившегося в спальне, я пересмотрела свои взгляды кардинальным образом. Если мне недоставало сил для смачного удара Таккеру в челюсть, то пусть это сделает за меня кто-то другой.

— Отличная идея, жди меня внизу я быстро! — милостиво согласилась я, подскакивая с кровати и сбрасывая с себя халатик на полпути к шкафу. Броненепробиваемый Хит неожиданно смутился и тихо буркнул себе под нос что-то вроде:

— Жду тебя внизу.

«А я жду, что Дэн зазвездит тебе по первое число» — мысленно ответила я и послала Хиту сдержанный кивок.

Одежду я подобрала со всей присущей обидевшейся женщине вредностью. Нашла майку с невероятно глубоким декольте, если резко подпрыгнуть, то грудь рисковала из него выпасть. И, разумеется, обошлась без нижнего белья! Пусть Хиту будет урок, ведь женщин не стоит гневить. А под майку надела обтягивающие джинсы времен моей молодости, так чтобы ягодицы казались аппетитным персиком! Очень иронично, что в один вечер мне пришлось кататься по полу дважды, сначала снимая штаны, а потом надевая их, но иначе пуговица никак не хотела застегиваться. Ну и напоследок, как и подобает коварной искусительнице нанесла на шею и запястья каплю духов. Пусть получает не только визуальное, но и обонятельное удовольствие!

Увидев меня в прихожей Хит страдальчески сглотнул, а я довольно оправила пряди волос.

— Э-э-э, Мери, может, кофту оденешь, а то вечер, холодно. — недовольно бросил он, рассматривая исподлобья мой наряд.

— Лето же, — показательно удивилась я, подкрашивая губы.

— Может, шарфик оденешь? Чтобы горло не застудить? — вновь предложил Хит и приложил руку почему-то к груди, а не горлу, показывая, что именно стоило укрыть, чтобы защититься от простуды.

— Нет. Жарко. Обойдусь без шарфа, пошли уже. — непоколебимо ответила я и вышла из дома.

Хит догнал меня почти сразу, бросил недовольный, осуждающий взгляд на грудь, а потом, как ни в чем не бывало, принялся разговаривать о суперкубке девяносто второго года. Возмутительно! Я старалась поддерживать дружелюбную беседу, отвечая на вопросы и улыбаясь шуткам, но все равно, где-то глубоко у меня в душе затаился злобный дракон, который с нетерпением жаждал поквитаться с обидчиком. Веселиться в баре я была не намерена, хотелось поскорее найти Дэна и столкнуть мужчин лбами. Да, я очень, о-о-очень страшная женщина в гневе!

Оказавшись на месте, быстро осмотрелась по сторонам, но рядом с барной стойкой нужного человечка не обнаружила:

— Ты кого-то ищешь? — осведомился Таккер, оглядываясь по сторонам.

Я скрипнула зубами в ответ на его проницательность и с улыбкой пояснила:

— Папу. Или Джулию. Но что-то никого не видно. Ну, и ладно.

Хит кивнул и помог мне забраться на высокий барный стул. Просто взял и помог по-дружески, без всяких раздевающих взглядов, долгих прикосновений и случайных поглаживаний! Как же меня бесит Хит Таккер!

— Что тебе заказать? — спокойно спросил он, усаживаясь следом за мной за барную стойку. — Пиво?

— Да-а-а, — укоризненно протянула я, — Ты действительно совсем ничего обо мне не знаешь. Я вообще-то на диете!

Безумно хотелось хоть как-то уколоть этого мужлана, хоть немножечко вывести его из равновесия.

— Прости, Мери, я так и подумал. Просто меня самую малость ввели в заблуждение горы чипсов и попкорна, разбросанные по всей твоей квартире, — хмыкнул этот наглый индюк, все-то он заметил, когда не надо, — Водички?

Я недовольно поджала губы и проигнорировала его сарказм:

— Я буду диетическую колу, — тоном, не требующим отлагательств, сообщила я бармену, — Полстакана колы, пожалуйста.

Хит вновь кивнул, соглашаясь с моим выбор. Конечно же, он даже не догадывался, что у папы в баре никогда не водилось ничего диетического, а мальчишка бармен, незаметно подмигнув мне, не спешил раскрывать тайну совсем не диетического напитка.

— И, если не сложно, добавь, пожалуйста, пару капель виски, — прошептала я пареньку, когда Хит отвернулся к экрану настенного телевизора, — Эй, парень, не жалей. Пара капель — это образное выражение! Ты что края не видишь?

Мальчишка виновато улыбнулся, но просьбу выполнил.

Я развернулась на стуле, довольно пригубила напиток и даже смогла на секунду расслабиться, и насладиться вечером. Как мало нужно для счастья! А потом заметила Дэна. В соседней комнате, спиной к нам он скакал на механическом бычке в смехотворной ковбойской одежде, ни за чтобы не узнала, если бы не встретила его раньше. Надо сказать, отвратительно скакал! Я неожиданно для себя самой даже вздрогнула, когда он в очередной раз едва не выбился из седла, а после развернулась лицом к Хиту и ненавязчиво коснулась рукой его плеча, привлекая к себе внимание.

— Смотри, как парень ловко управляется на бычке! — не моргнув глазом, соврала я. Все равно, Хит городской житель и не разбирался в ковбойских скачках, — Пойдем, посмотрим поближе, — предложила, предвкушая, как Таккер взбесится, узнав в наезднике Стоуна. Вот это будет сюрприз, так сюрприз!

— Он ужасно сидит в седле, моя бабуля управилась бы лучше, — скептически произнес мужчина, лениво потягивая пиво, — Нет, не пойдем, нечего там смотреть! Пошли лучше сыграем в пул.

Он подскочил с места и, схватив меня за руку, потянул в другое помещение, где стояли бильярдные и карточные столы. Я растерялась и беспрекословно последовала за ним. Да, как же так-то?! В полушаге от скандала и такой облом!

Играть не хотелось, настроение вновь скатилось к нулевой отметке. Я била бесцельно, совершенно не следя за игрой, но при этом то и дело посматривая в сторону бара.

— Мери, соберись! Я же обыграю тебя сейчас как котенка! — довольно бросил Хит.

— Наверное, это не мой день, — пробубнила я себе под нос и сделала глоток виски с колой.

Я грустила, зато Хит веселился во всю, как будто он впал в детство. Словно маленький ребенок, суетился, бегал вокруг стола с горящими глазами и сопровождал каждый свой забитый шар криком: «Ву-ху! Смотри, кто тут папочка!». Я страдальчески закатывала глаза и выдавливала из себя: «Неужели ты?»

Продолжалось это до тех пор, пока краем глаз не заметила, что Дэн вернулся за барную стойку, значит, время действовать! Выпила виски с колой залпом и потрясла в воздухе пустым стаканом.

— Хит, тебе не сложно будет сходить в бар за стаканчиком колы? — проворковала я.

— Мери, не в обиду, сходи сама, ты же все равно сидишь, скучаешь, а я вошел в раж! Боюсь спугнуть удачу! — состроил умильную мордочку Таккер и сразу же вернулся к игре. Будто чувствовал, засранец, своей пятой точкой что где-то крылся подвох! Обычно он никогда, ни-ког-да, не отказывал мне в таких маленьких просьбах! Но сегодня, по-видимому, удача действительно была на его стороне.

— Ну, ладно, — прошипела я сквозь сжатые зубы, для себя решив, что если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе, — Я одной ногой там, другой тут. Как вернусь сыграем партию.

— Заметано! — непосредственно улыбнулся Хит и, как назло, развернулся к двери спиной. Я же, скрипя зубами, двинулась в бар.

— Ты все-таки пришла, — довольно улыбнулся Дэн, стоило мне поравняться с ним.

— Ага, — кивнула я и вручила бармену пустой стакан.

— Замечательно выглядишь, даже лучше, чем в халате! — бросил он восторженный взгляд на мою маечку и отпил пиво долгим протяжным глотком, смакуя то ли напиток, то ли мой вид.

— Спасибо, — буркнула я, жалея в этот момент, что не прислушалась к наставлению Хита и не надела шарфик, Дэну удавалось смотреть на меня так, что я чувствовала себя обнаженной. В долгу я тоже не осталась, иронично вскинув бровь, весело хмыкнула: — Ты тоже сегодня красавчик во всей этой нелепой бахроме.

— Купил в городе, чтобы соответствовать местным, — гордо произнес он.

— Ошибка всех приезжих, что они хотят выглядеть как местные, — хрюкнула я, поднося к губам новую порцию напитка.

— Как-то вы быстро управились с Хитом. Что совсем у Таккера не стоит? — усмехнулся парень, а мои щеки опалило жаром. Понимала, что он хотел уязвить исключительно Хита, но, почему-то, восприняла его слова как удар по моему самолюбию.

— Отвали, Стоун, следи за своей морковкой, — злобно прошипела я, забирая стакан и возвращаясь к Хиту. И только оказавшись у бильярдного стола, поняла, что провалила миссию.

— Все в порядке? — встревоженно спросил Таккер, заметив следы недовольства на моем лице.

— Я забыла орешки! — бросила я и пулей метнулась назад.

Стоуна, черт его подери, за барной стойкой уже не было! Как такое вообще возможно?! Не испарился же он? Меня до заворота кишок бесили эти две звезды футбола, которые всеми возможными способами увиливали от предстоящей драки, но сделать я ничего не могла. Ну, почти.

— Все, Таккер, хватит мять булки, давай играть! — задорно бросила я и схватила кий.

— Какая ты решительная! Ты девочка, тебе и начинать! — широко улыбнулся Таккер. Я улыбнулась еще шире, просто оскалилась.

А потом принялась раскатывать по лункам шар за шаром. Это совсем не сложно, учитывая тот факт, что Хит, дабы потешить свое самолюбие, играл в упрощенную версию американки, когда бить можно не только белым шаром, но и любым своим. Челюсть звездного мальчика медленно и верно съезжала вниз. До победы мне оставался ровно один шар, лежащий рядом с лункой, только дурак промахнется. Но я нарочно, пристально смотря в глаза Таккеру, ударила его по другому боку, и шар откатил от лунки в противоположную сторону.

— Ой! Промахнулась, — сладко пропела я, — но не может же постоянно везти?

Теперь бесился Хит, его черные глаза метали молнии. Он одним сильным ударом закатил черный шар в лунку.

— Нет, как видишь, тебе по-прежнему везет. Победа за тобой. — процедил он, — пошли домой… Дурацкий вечер.

— Полностью согласна с тобой! — недовольно выкрикнула я в ответ.

* * *

Таккер так сильно хотел узнать меня получше, что на следующий же день с утра пораньше сбежал из лагеря! И не просто взял и уехал, а отправился в неизвестном направлении в компании Стэна О'Доннела. Все произошло настолько быстро и неожиданно, что ни я, ни Джулия не успели ничего разнюхать.

Мне не спалось, я встала пораньше и пошла в столовую на завтрак, желая поднять себе настроение стопкой пышных оладушек, и вот тогда-то и увидела папу, Стэна и Хита, оживленно беседующих за территорией лагеря. Отец размахивал руками и что-то пытался донести до О'Доннела, Хит молчаливо кивал ему в такт, а Стэн с кислым выражением лица внимал словам папы.

— Что тут, черт возьми, происходит? — прошептала я себе под нос и припустила к ним навстречу. Обычно я не выхожу на утреннюю пробежку, но сегодня решила поступиться своими принципами.

— Доброе утро, малышка! Здравствуй, Мери! Здорово, Поночка! — одновременно поприветствовали меня все трое.

— Нет, Стэн, разговор окончен, ничего не хочу знать! — раздраженно бросил папа, а потом, хлопнув ладонью по капоту машины, более мягким тоном добавил, — Все, проваливайте, парни! И не забудьте позвонить.

Хит со Стэном ловко запрыгнули в машину и ударили по газам, папа же дружелюбно махнул им на прощание рукой, будто это не он только что ругался с О'Доннелом. Я же замедлила шаг и уронила челюсть.

Отец медленно подошел ко мне, поцеловал в щеку и, обняв за плечи, повел в сторону столовой.

— Пап! — пискнула я и встала как вкопанная, потом резко развернулась назад и вопросительно выставила руку в сторону уезжающей машины, требуя комментариев.

— Дела, — лаконично ответил он и пожал плечами с умным видом.

— Какие? — ничего не понимая, спросила я, хотя заранее знала, что это бесполезно.

— Какими могут быть дела? Деловыми, конечно! — хохотнул отец, вновь притягивая меня к себе и тихо подгоняя в нужную сторону.

Я знала, что он не расколется. У меня папа тот еще крепкий орешек, Брюс Уиллис нервно курит в сторонке. Остается только пытать Таккера по возвращении, О'Доннел, к сожалению, сделан из того же теста, что и мой папочка, под пытками тайну Мадридского двора не откроет.

И все же, я была бы не я, если бы не попробовала попытать удачу еще разок.

— Ты кричал на Стэна. — утвердительно произнесла я, а потом забросила удочку, — Что он опять натворил? Испортил указатель на лагерь?

— Ну, что ты, милая, — усмехнулся папа, мигом раскусив мои происки, — Ты же знаешь, когда я объясняю простые вещи, то иногда так увлекаюсь, что не замечаю, как перехожу на повышенный тон.

Да, папа вспыльчивый, и эта черта передалась нам с сестрой.

— Какие вещи? — невзначай уточнила я.

— Простые вещи, милая, — повторил папа едва ли не по слогам и щелкнул меня по носу. Я громко засопела, а он тяжело вздохнул и пояснил, — Я обязательно обо всем расскажу вам с сестрой, когда будет о чем рассказывать. Заранее ничего не хочу говорить, зная вас, вы все поймете неправильно и примите мои слова в штыки.

Я хотела заверить, что это пережиток прошлого, что мы с Джулией повзрослели, поумнели и стали ко всему относиться терпимее, но стоило мне открыть рот, как дорогу нам преградила Джулс. Волосы всклочены, лицо красное от гнева, глаза горят яростным огнем:

— Папа! Папа! Что О'Доннел себе позволяет? Он совсем обнаглел увозить наших клиентов среди бела дня?

Папа закатил глаза и обратился сначала ко мне, а потом к сестре:

— Вот видишь, Мери! Вот об этом я и говорил, вы все понимаете неправильно. Джули, детка, мистер Таккер всего лишь согласился помочь Стэну в одном непростом деле, он вернется сегодня вечером.

Джулия немного поколебалась, а потом подошла и обняла папу с другой стороны:

— В каком деле, папочка? — сладко пропела она и, точно хитрая лисичка, заглянула ему в глаза.

Папа громко рассмеялся, сжимая нас в крепких объятиях, и наградил каждую светлую головку поцелуем в макушку.

— В деловом!

После завтрака Джулия осталась дежурить на ресепшене, а я предложила ей помочь с уборкой. Сестра безжалостно уже на протяжении пяти минут полировала телефонную трубку, я же вытирала пыль со стойки регистрации. Точнее, с умным видом ела конфетки для гостей.

— Таккер — придурок! — вынесла вердикт Джулия, а я кивнула, соглашаясь с ней. — Как он мог предать нашу семью? Мы пригрели на груди змею!

Немного громко сказано, но я не возражала, на кончике языка все еще ощущался вкус разочарования после вчерашнего вечера.

— Помогать нашим конкурентам! Как он может? Почему бы ему не собрать вещи и не переехать жить под крылышко к Стэну? — возмущалась сестра, с грохотом отставляя до блеска вычищенную телефонную трубку и вместо нее забирая у меня из-под носа пустую тарелочку для конфет.

— Бессовестный тип! — вторила я, — В нем вообще нет ничего святого!

— Я ему отдала лучший дом в нашем лагере! — не унималась Джулс.

— А я ему отдала лучшие годы своей жизни, — иронично всхлипнула я, заметив, что сестра была увлечена собственными причитаниями и не слушала меня.

— Лучше бы дом достался Стоуну! — в сердцах бросила она.

— Лучше бы я досталась… Что? Кому? — вовремя встрепенулась я.

— Стоуну! — повторила Джулс и недоуменно посмотрела на меня, возмущенная тем, что я плохо ее слушала.

— Ну, не знаю, не знаю! — рассмеявшись, покачала я головой.

Джулия отправила в адрес Хита еще парочку красочных эпитетов, но была вынуждена прерваться, когда раздался звон колокольчика над дверью, и на пороге появилась очаровательная гостья, в которой я узнала известную модель Мирабель де Флер.

В широкополой шляпе, на высоченных шпильках и бледно-розовом коктейльном платье Мирабель смотрелась восхитительно и вместе с тем ужасно нелепо на фоне старого, местами потрепанного гостиничного интерьера. Она приподняла свои солнцезащитные очки от Шанель на лоб и брезгливо осмотрелась по сторонам, пока ее взгляд не наткнулся на меня с Джулией.

— О! — выпалила она, разглядев меня, и замолчала, должно быть, переваривая информацию, — Мери?

Я молчала и ждала, когда Мирабель сообразит, что перед ней действительно я.

Хотела бы охарактеризовать ее двумя словами: симпатичная глупышка, но не уверена, что это так. Возможно, ее глупость — это напускное, сложно достичь вершин даже в модельной карьере будучи инфантильной дурочкой. Нет, скорее всего, Мирабель де Флер можно назвать легкомысленной красоткой, которой несказанно везет.

— Мери! — радостно взвизгнула девушка и восторженно захлопала в ладоши, пританцовывая на своих огромных каблучищах. Удивительно, как ей удавалось сохранять равновесие, наверное, это профессиональное, я бы, однозначно, так не смогла бы и давно переломала себе ноги.

Когда первый приступ радости прошел, она бросилась ко мне на шею и расцеловала в обе щеки, при этом даже не коснувшись меня. Не дай бог, испортятся макияж или укладку.

— Мери! Как же я рада тебя здесь встретить! Я прошла все десять кругов ада, пока добиралась до гостиницы! Это кошмар какой-то! — капризно пожаловалась она.

— Вообще-то кругов ада было девять, — усмехнулась я.

— Ты не взяла в расчет петляющую дорогу от аэропорта, ведущую в вашу глушь! — парировала она и, показательно закатив глаза, выдохнула с облегчением, — Просто Данте Алигьери чертовски повезло, что Америго Веспуччи открыл Америку только двести лет спустя, и ему не пришлось трястись три часа по пыльной дороге в дырявом внедорожнике!

Теперь настала наша с Джулией очередь удивляться, мне всегда было непонятно, как некоторые умные мысли залетали Мирабель в ее тонированную синими прядями головку, будто высший разум внедрил ей под кожу секретный чип и иногда через нее выходил на связь с внешним миром.

— Я тоже рада тебя видеть, Белла! — еще раз заключила ее в объятия и, подмигнув, спросила: — А зачем, собственно, ты сюда ехала?

— Ох, Мери! Я буду с тобой откровенна, — таинственным шепотом произнесла она, положив маленькую ладошку себе на пышную силиконовую грудь. Джулия тут же навострила ушки, — Только ты сможешь это сделать! Ты моя самая лучшая подруга, Мери! Ты должна помочь мне снова!

Конечно, то, что мы с ней подруги, это громко сказано, но отчасти правда. К сожалению, круг ее общения сводится к высокомерным моделям, которые ради выгодного контракта или богатого мужика готовы нож в спину вогнать. А я, как ни трудно догадаться, попросту не была конкурентоспособна, разные весовые категории, знаете ли!

— Спасибо, милая, я тронута за оказанную мне честь. И что я должна сделать?

— Хит! Я думаю, нам снова нужно стать с ним парой! — не стесняясь, выпалила она и с надеждой посмотрела на меня.

С одной стороны, мне всегда нравилась прямолинейность и честность Мирабель, но порой от этого волосы вставали дыбом.

— Отлично! — отозвалась моя сестра и зло припечатала, — Забирайте его всего с потрохами на здоровье! Предатели нам тут не нужны.

Мирабель перевела взгляд на Джулс и недоуменно захлопала длиннющими ресницами. Наращенными, как пить дать!

— Не бери в голову, — улыбнулась я ей, — Джулия шутит!

— Так ты мне поможешь с Хитом? — капризно захныкала брюнетка и надула губки. Безусловно, без инъекций красоты не обошлось!

— Милая, ну я же не волшебница и не фея крестная, — завуалированно попыталась отказаться я.

— Но в прошлый раз помогла же! — заканючила девушка, дергая меня за руку.

И действительно, полгода тому назад я свела эту парочку. Но тогда я преследовала исключительно деловые, даже немного корыстные цели. Моей главной задачей было поднять небольшую шумиху вокруг имени Хита Таккера. Ему предложили сняться в рекламе спортивной одежды, и я хотела таким образом набить ему цену. Я и раньше частенько проворачивала такие фокусы со своими клиентами, вовремя сливала в прессу нужную, правильную информацию или, наоборот, подкладывала утку.

Зимой Хит, к сожалению, не мог похвастаться выдающимися спортивными достижениями на поле, поэтому пришлось привлекать внимание общественности к его личной жизни. Мирабель рассталась с известным голливудским актером, которого увела из семьи. Им прочили скорую свадьбу, но дело до нее так и не дошло. Пара разругалась из-за того, что они банально не сошлись характерами. Но, сами понимаете, это очень скучно. Таблоиды шумели, потому что не могли докопаться до стоящих, по их мнению, причин. Тогда я и предложила Мирабель сойтись на публике с моим подопечным. Фиктивно, разумеется. Красавица модель уводит из семьи знаменитого голливудского актера, а потом бросает его на произвол судьбы ради звезды американского футбола. Звучит? Еще как! Вот кто же знал, что эти двое станут встречаться на самом деле? На протяжении трех месяцев я рвала на себе волосы, пока Мирабель, к моему удовольствию, не объявила, что уходит от Хита к именитому французскому кутюрье, который предложил ей принять участие в его показах.

— А как поживает твой Этьен и контакт на показ его дизайнерской одежды? — скептически уточнила я.

— С контрактом все в порядке, он подписан, — пожала плечами красотка, — Но с Этьеном все кончено, он изменял мне на протяжении всех наших отношений со своим помощником Густавом.

— О! — сделала я вид, что удивилась, — Как же ты раньше не обнаружила, что он не по этой части?

— Этьен он… он по всем частям! — довольно заметила девушка, — но не о том речь! Я не приемлю измен. Считаю неправильным, когда изменяют мне. И думаю, что нам с Хитом вновь нужно быть вместе. Я так расстроилась из-за Этьена, мне просто необходима сильная эмоциональная встряска, хочу, чтобы кто-то схватил меня крепко-крепко и отлюбил до смерти так, как может только Хит! Ну, ты знаешь!

Я скривила лицо, а Джулия закашлялась от таких откровений.

— Я не знаю, как там Хит может отлюбить, — тихо выдавила я, краснея и чувствуя себя не в своей тарелке. Джулия хихикнула, а Мирабель изумленно ахнула.

— Как же так? Вы же столько лет работали вместе! — удивленно воскликнула она.

— Вот именно! Мы вместе работали! — огрызнулась я. — Деловые отношения обычно не подразумевают под собой сексуальные!

— Как так? — вновь изумилась красотка, — А если тебе очень нравится партнер?

На откровенную провокацию отвечать не хотелось, поэтому повела диалог в иную сторону:

— Скажи, вот когда ты снималась в фильме, и у тебя был заключен контракт с видеостудией, ты изменяла своему актеру с владельцем студии?

— Нет, конечно! С владельцем я ему не изменяла. Я же получила работу благодаря режиссеру, а не владельцу студии! — фыркнула Белла, а потом смущенно добавила, — И режиссер был красавчиком!

Я закатила глаза и уверенно произнесла:

— Нет, Белла, прости, вряд ли я чем-то могу тебе помочь. В прошлый раз мы заключили некоторое соглашение, я на правах спортивного агента просила Хита играть роль твоего парня на публике, но не могу влиять на личную жизнь своих бывших подопечных. Извини.

— Но на правах хозяйки гостиницы ты можешь подселить меня к нему в дом! — нагло заявила девица и передвинула ближе к себе чемодан, намекая, что пора заселяться. Я растерялась, зато Джулия тут же нашлась с ответом:

— Нет, простите, мы этого сделать не можем. Возможно, мистер Таккер уже сегодня сменит место своего проживания, когда окончательно переберется в соседний лагерь к своему дружку. И вообще, мы не имеем права разглашать личные данные своих клиентов, это непрофессионально и преследуется законом.

— Да, Белла, я могу предложить тебе воспользоваться домом для гостей или дождаться возвращения Хита у меня. — предложила я.

— Не хочу стеснять тебя, дорогая, дом для гостей вполне подойдет! — согласилась она, — А когда вернется Хит?

— Если его не сожрет его совесть, что вряд ли, то сегодня вечером, — вновь вклинилась Джулс, — Мери, ты проводишь свою подругу?

— Конечно, — кивнула я, забирая ключи от дома.

Всю дорогу Мирабель оживленно щебетала, а я прокручивала в голове различные варианты развития будущего, и по всему выходило, что у нас с Хитом этого самого будущего нет.

— Белла, а как ты узнала, что Хит остановился у меня в лагере? — уточнила я, подходя к домику.

— Он сам мне вчера написал.

— Вечером? — сипло уточнила я и замерла, забыв как дышать.

— Да, вроде вечером, я как раз вернулась домой из спа-салона.

И все. Меня накрыла жгучая ярость! Вспомнился Хит, сидящий у меня на кровати с телефоном в руке. То есть, пока я выпроваживали Дэна за дверь, он переписывался с Мирабель, и когда она изъявила желание наведаться к нему в гости, сразу же предпочел ее мне. Хочет предаться безудержному сексу с супермоделью, а не среднестатистической пышкой? Что ж, ему придется сильно обломаться!

На Мирабель я не злилась. Что с нее взять, она натура ветреная, сегодня влюблена в одного, завтра в другого. А вот Таккер! Злил и бесил меня до чертиков! И даже не из-за того, что завел интрижку с моделью, это, в принципе, у футболистов в порядке вещей. Нет, причина моей ярости крылась в том, что он посмел мной пренебречь и предпочесть другую.

Проводив Мирабель до гостевого домика, я заглянула в папину мастерскую и взяла лобзик.

Старый, добрый ручной лобзик, который выручал меня ни один раз. Может, моя выходка покажется глупой и недостойной взрослой женщины, но эмоции зашкаливали, заставляя действовать. Когда-то давно, еще в школе, этим самым лобзиком я подпилила О'Доннелу стул, и потом целую неделю ходили слухи о его фееричном падении. Славное было время!

И сейчас я шла уверенной походкой в дом Таккера, чтобы подпилить ножки его кровати. Инфантильная дура! Конечно, это не решило бы моих проблем и не исправило ситуацию, возможно, наоборот, только усугубит. Но я не могла позволить этому наглецу, лживому сластолюбцу вот так безнаказанно кувыркаться в койке с супермоделью. Жаль, конечно, что я не увижу его физиономию, когда они с Мирабель в порыве страсти сломают кровать и шлепнутся на пол, но уже представляла!

На пути к заветной кровати меня поджидали опасности в виде разбросанных по спальне мужских носков. Не комната, а лежбище морских котиков! Ничего, я бывалый солдат, давно знакома с этой типичной мужицкой привычкой Таккера. У всех свои недостатки. Надо отдать ему должное, что поношенные носочки хранились парами, заботливо вложенные друг в друга.

— Фи! Как это мило! — язвительно пропыхтела я, падая на колени перед кроватной ножкой и начиная ее пилить.

В этом деле главное не переусердствовать: я не хочу, чтобы кровать развалилась сама по себе! Вовсе нет! Она должна пошатнуться и прогнуться в строго определенный момент. Лучше слабо подпилить все четыре ножки, чем одну, но сильно! Опыт детских лет не прошел даром!

Я увлеченно пилила, и совсем не заметила, как хлопнула входная дверь. Пришла в себя только от тихого мужского голоса за спиной:

— Мери, ты что здесь…

Договорить фразу вошедшему я не дала. Сориентировалась молниеносно и запустила в мужчину тремя подряд парами поношенных носков. Одна пара пролетела мимо через плечо, вторая попала ему в живот, а третья в лицо. Яблочко!

— Дэн?! — пискнула я и ударилась головой о кровать, желая принять вертикальное положение.

— Черт подери! — взревел Стоун, размахивая руками по сторонам, точно он продолжал отбиваться от невидимой носочной атаки, — Что за мерзость?

Вдаваться в подробности не стала, и так не сложно догадаться, что это было.

— Ты что здесь делаешь? — поднялась я на ноги и приняла позу руки в боки.

— Я увидел тебя на улице. Позвал, ты не откликнулась, и я пошел за тобой. — спокойно ответил парень, — А ты чем здесь занимаешься?

— Я? — глупо переспросила, при этом перебирая в голове различные варианты объяснения, но ничего не находила.

— Наверное, сережку снова потеряла? — усмехнулся Дэн, расслаблено прислоняясь к дверному косяку.

— Да! — живо подтвердила я, — Но уже нашла! Может, пойдем в бар, выпьем по чашечке кофе?

Слова вылетали из моего рта быстрее, чем я думала.

— С радостью! — тепло улыбнулся Дэн и выставил руку, жестом предлагая мне покинуть комнату. Я загнала лобзик ногой подальше под кровать и вышла из спальни. Впрочем, дело сделано, кровать разрушена, а дальше, как повезет.

Я шла на полшага впереди, а Дэн за мной, внимательно изучая мой профиль. Он ничего не говорил, но я знала, что выражение моего лица самое что ни на есть кислое, никакой кофе распивать я с ним не хотела и ужасно жалела о сделанном предложении!

— Мери, стой! — обогнал он меня и заступил дорогу. Я чуть не налетела на него, остановившись в паре сантиметров от его груди, подняла глаза и еще раз убедилась, что Дэн — чертовски привлекательный парень. Небесно-голубые глаза, упрямый подбородок, тонкие губы с подернутыми вверх уголками. Казалось, что он всегда улыбается, даже сейчас, когда был абсолютно серьезен.

В общем, довольно-таки не вовремя я убедилась в его привлекательности!

— Да? — хрипло переспросила я и сглотнула. К сожалению, мне все же удалось попасть под очарование этого мужчины, но кофе пить с ним я по-прежнему не хотела.

— Мери, я не слепой, вижу, что тебе нравится Хит. — он замялся, запустил в раздумье ладонь в свои слегка вьющиеся темные волосы и с сомнением посмотрел на меня, прищурив один глаз, — Буду потом жалеть о сказанном. Но еще сильнее буду жалеть, если промолчу… Если ты не против, то я мог бы попробовать помочь тебе с Хитом?

— Что значит «помочь мне с Хитом»? — удивленно переспросила я и, не зная, как следует правильно реагировать на такое предложение, ехидно уточнила: — Хочешь подработать свахой?

— Почти. Подскажу, как правильно себя вести, чтобы привлечь внимание и заинтересовать такого парня, как Хит Таккер, — серьезно продолжил Дэн.

— Очень интересно! — скептически отнеслась я к его словам, — И каким образом? Предложить мне на глазах у Хита изображать влюбленную парочку?

— Вот, черт, Мери! Ты меня раскусила! — нервно рассмеялся Стоун и отвел глаза в сторону, будто он на самом деле рассчитывал на такой исход событий, но тут же бодро заявил, — А я так хотел обниматься и целоваться с тобой у всех на виду. Эх, видимо, не судьба! Что ж, раз я оказался в пролете, то готов ограничить свою помощь в рамках дружеских советов.

Я невольно скользнула взглядом по иронично изогнутым губам Дэна и в этот момент, так некстати, они мне показались вовсе не тонкими, а безумно соблазнительными. И покраснела от собственных мыслей.

— Идет! — буркнула я, не раздумывая, и обошла Стоуна стороной.

Конечно, сразу же мысленно укорила себя и задала вопрос: «А оно тебе надо?». И поняла, что надо! Интересно, черт побери! То есть разумом понимала, что лучше не связываться еще с одной суперзвездой, но пятая точка настойчиво требовала приключений. Возможно, на подсознательном уровне я хотела разбавить свои застоявшиеся чувства к Хиту какими-то новыми эмоциями.

— Ну, и отлично! Как что-то придумаю обязательно дам знать! — обрадовался он и задорно бросил: — Хотя ты мне и самому очень нравишься!

Я чуть не споткнулась на ровном месте, шокированная последней фразой. Дэн противоречил сам себе, и мне это нравилось.

— А что требуется от меня? — тут же спохватилась я. — Условия нашего соглашения лучше оговорить с самого начала, чтобы потом не было неожиданностей.

— Боишься, что я затребую продолжение нашей прошлой ночи? — продолжал кружить надо мной Стоун, играя роль соблазнителя-искусителя.

— Дэн, ну ты как маленький! — отмахнулась я от него, с трудом напустив на себя безразличный вид.

— Поговори с Хитом о тренерской работе, — без колебаний и на полном серьезе тут же ответил Дэн, — Ты же знаешь, ему это только будет на пользу.

— Поговорю. — кивнула я, хотя в глубине души мне не понравилось, как быстро Дэн перешел от игривого флирта к делу. Впрочем, ничего другого от этих эгоистичных квотербеков я и не ожидала. — Слушай, Дэн, а почему бы тебе самому не сменить клуб? Серьезно. Ты же талантливый игрок, я вижу какой у тебя потенциал! Поверь, у меня глаз на это дело наметан. И если ты долго будешь сидеть в запасе, сам не заметишь, как перегоришь. Я не понимаю, почему ты позволяешь себе оставаться в тени Таккера. Если хочешь, я могла бы договориться с другими клубами о контрактах.

— Спасибо, Мери, но есть определенные причины, по которым я вынужден играть за Буйволов. — довольно холодно прервал меня Стоун, и я почувствовала себя весьма неловко. Не в моих правилах лезть в чужую личную жизнь, а сейчас, зачем-то сунув нос не в свое дело, получила по заслугам.

До бара добрались в тишине, и Дэн заказал нам две чашки американо. Я не любитель черного крепкого кофе, предпочитаю, что-нибудь помягче и со сливками, но его выбору обрадовалась, поскольку так я смогу быстро расправиться с маленькой чашечкой кофе и распрощаться с парнем.

— Ты знаешь Бредли Фишера? — спросил Стоун, помешивая свой напиток маленькой ложечкой.

— Конечно, — кивнула я, — Кто же не знает щедрого благодетеля Буйволов? Он каждый год отваливает клубу приличную сумму. Я так была рада, когда познакомилась с ним несколько лет тому назад, что не передать словами!

— Почему? — улыбнулся Дэн уголками губ, поддавшись моему энтузиазму и, будто невзначай, принялся мешать мой кофе. Я сначала хотела возмутиться, потом без слов забрать ложку, но в итоге смирилась. Мне показалось приятным такое проявление заботы.

— Ну как же! — удивилась я, — Когда мы учились в школе, каждая девчонка мечтала выйти замуж за Бредли Фишера, а каждый мальчишка копировал его манеры. О'Доннел вон до сих пор ходит в ковбойской шляпе, как герой вестерна.

Дэн выдавил кислую улыбку и отпил кофе. А мне показалось этого мало, я поднялась из-за стола и зашла за барную стойку. На полке рядом с подаренным Дэном мячом красовалась ковбойская шляпа, я аккуратно подхватила ее и отнесла парню.

— Смотри, шляпа с автографом самого Бредли Фишера, грозы всех бандитов Дикого-Дикого Запада! — похвастались я. Конечно, грозой Дикого Запада был не сам Бредли, а его киногерой, имевший бешеную популярность у нас в стране лет двадцать тому назад.

— Знаешь, я тоже в детстве считал его кумиром. — согласился со мной Дэн, но на шляпу даже не посмотрел, пришлось ее вновь вернуть на место.

— А мы с Джулией даже один раз подрались из-за Бредли Фишера. Ей было девять, мне двенадцать. Я заметила, что сестра собрала свой походный рюкзак и ночью улизнула из дома. Недалеко правда, ей удалось выбраться только за территорию лагеря, где я ее и поймала. Устроила очную ставку, и Джулс призналась, что собралась ехать в Голливуд к Бредли Фишеру. Смешная, правда? Особенно учитывая, что определенного плана действий у этой глупышки не было. Но я тоже не сильно отличалась умом и сообразительностью. Заявила, что я старше, поэтому поеду вместо нее, и стала выхватывать рюкзак. Вот тут-то нас и застал папа, прибежавший на наши крики. Несколько часов кряду мы провели в разных углах комнаты, переосмысливая свое поведение. Больше замуж за Бредли Фишера идти мы не рвались.

— Вам не казалось, что Фишер был несколько старше вас? — хохотнул Дэн.

— Это мелочи жизни по сравнению с его фирменным взглядом. Помнишь, как во время дуэли на револьверах он проницательно смотрел на своих оппонентов?! — зажмурила я один глаз и приставила к нему руку, сжатую на манер пистолета, — В уголках глаз появляются морщинки, а взглядом можно воду морозить. Ох, эти его леденистые голубые глаза! У меня и сейчас от воспоминаний мурашки по спине бегают! — снова рассмеялась я.

— Вот этот взгляд? — Дэн сощурился и хитро посмотрел на меня, а я невольно залюбовалась лучиками, затаившимися в уголках его глаз.

— Именно! — радостно захлопала в ладоши удивительной схожести Дэна и моего кумира детства.

— Бредли Фишер — мой папаша, — небрежно бросил парень, и его глаза вмиг заледенили, точно как у оригинала.

Я потянулась к кофейной чашке, чтобы запить неловкий момент, но она была уже пуста.

— Сам был в шоке, когда мама мне рассказала об отце. В восемнадцать ей удалось осуществить план Джулии, хотя казалось бы, что мозгов должно было быть больше, чем у девятилетней девочки. Она сбежала из дома, устроилась уборщицей на киностудию, познакомилась с Фишером, даже закрутила с ним роман. Правда длился он недолго, до тех пор, пока мама не забеременела мной, тогда и прошла вся любовь, и она была вынуждена вернуться домой.

— Наверное, у тебя тяжелое было детство? — прошептала я, потому что знала, что случись такое в наших краях, злые языки не дали бы спокойно жить молодой женщине с внебрачным ребенком.

— Нет, у меня было отличное детство, — тепло улыбнулся Дэн, — Мой дедушка в то время был мэром города, это и объясняет своенравное поведение матушки. Она привыкла брать все, что хотела, не задумываясь о последствиях. В общем, по возвращении жених нашелся быстро и добровольно. Правда, не могу сказать, что у меня была полноценная семья с матерью и отцом. Мама даже после моего рождения оставалась ветряной дамой и меняла мужей каждые пять лет.

— А когда ты узнал, что Бредли Фишер твой отец?

— Мама рассказала, когда мне исполнилось восемнадцать. Она и ему послала весточку, но знаменитой кинозвезде до меня не было никакого дела.

— И ты стал играть за Буйволов, чтобы он заметил тебя и проникся гордостью к своему сыну? — наивно предположила я.

— О, Боже, Мери, какая же ты милая! — хохотнул Стоун, накрывая мою руку своей ладонью, — Мне плевать на чувства старого маразматика. Просто на старости лет, он понял, что у него нет прямых наследников. Пять лет тому назад он вышел на меня сам и поставил условие, что если отыграю три сезона за Буйволов, то получу все его денежки в наследство. Захотел потешить свое самолюбие старый болван. Я, конечно, послал его в пешее эротическое. А потом подумал, почему бы и нет. Это просто деньги, которые я могу заработать, играя на поле, они лишними не будут. Я принял его предложение, ведь в нем ни о каких родственных отношениях речи не шло. Я вообще со стариком не общался ни разу, все вопросы решали через адвокатов.

— Но мистер Фишер часто посещает тренировки команды и не пропускает ни одной игры.

— Мери, ему плевать на меня, как и мне на него. Я же говорю, он хочет потешить свое самолюбие, объявить всему миру, что у него появился наследник. И чтобы не было стыдно, заставил меня играть в футбол. «Смотрите все! Мой сын выдающийся квотербек!» — звучит гордо. Но не больше.

— Тебе виднее, — пожала я плечами, — Но я слышала, что контракт у тебя уже на руках.

Сказала и покраснела, а Дэн лукаво улыбнулся. Быстро же он смекнул, что я наводила о нем справки!

— Да, но некоторые условия поменялись. В этом году я не собираюсь отсиживаться на скамье запасных. Я получу либо все, либо ничего, — решительно произнес он и чуть крепче сжал мою руку. И только после этого я заметила, что моя ладонь до сих пор находилась в его горячих руках. Я выскользнула из его захвата и снова потянулась к своей чашке, совершенно позабыв, что она уже давно опустела.

Мы пропустили еще по чашечке кофе, только на этот раз я взяла себе капучино, а Дэн по-прежнему оставил выбор за американо, а потом, сама от себя не ожидая, предложила парню перебраться в мое любимое кафе в городе. Да-да, то самое, с пончиками!

Дэн с радостью согласился. Общаться мне с ним было весело и интересно, говорили обо всем на свете, и так получилось, что за весь даже не затронули футбольную тему. И все было бы хорошо, если нашу беседу в кафе не прерывали якобы мои школьные подруги, которые то и дело подходили поздороваться со мной и взять ненароком автограф у Стоуна. Дэн каждый раз страдальчески закатывал глаза, поглядывая в мою сторону, и с энтузиазмом старательно выводил свою подпись на салфетке.

Настроение мое постепенно падало, и проблема даже не в том, что мои «подруженьки» флиртовали, крутили задом и выпячивали перед Дэном грудь, самое неприятное то, что Дэну нравилось подобное внимание. Я невольно сравнила его с Бредли Фишером, который тоже всегда кичился своей былой славой и даже сейчас, на старости лет, всегда носил с собой фотокарточки с изображением знаменитого киногероя, чтобы при необходимости раздать автографы фанатам. Конечно, стремление к популярности и пожинание ее плодов — личное дело каждого, но мне такой подход казался неправильным.

— Может, вернемся в лагерь? — шепнул Дэн, невесомо касаясь кончиков моих пальцев. — Рука отваливается подписи ставить!

— Хорошая идея, Стоун, — рыкнула я, пулей вылетая из закусочной. Ну, как пулей… Конечно, я успела прикупить несколько пончиков и взять их с собой в дорогу.

Мы вернулись в лагерь и расположились на берегу озера, беседа вновь потекла своим руслом, пока у Дэна на телефоне не сработало оповещение органайзера. Он скривился в лице и лениво поднялся на ноги:

— Время вечерней тренировки. Прости, Мери, я не могу ей пренебрегать. Надо быть всегда в форме, — виновато улыбнулся он.

— Ничего страшного, все прекрасно понимаю! Спорт и тренировки превыше всего! Я и сама люблю утром побегать, — ляпнула я, чтобы быть с ним на одной волне.

— Круто! Давай, тогда встретимся на этом же месте через час! Совершим вместе вечернюю пробежку? — обрадовался парень, а я чуть не подавилась последним пончиком.

— Чего? — сипло выдавила я, — Нет, Дэн, я бегаю только по утрам. Давай завтра!

Хлопнула его по плечу и припустила домой. И до того быстро, что это можно засчитать за вечернюю пробежку.

На протяжении нескольких часов я просидела дома, на всякий случай прячась от Стоуна, а вечером, когда начало темнеть, заглянула на ресепшн, узнать вернулся ли Хит. Ключи от его дома были на месте, а за стойкой регистрации по-прежнему сидела моя сестра со скучающим видом:

— Ты что здесь весь день проторчала? — поинтересовалась я, заботливо заваривая нам с ней по чашечке чая.

— Да. То есть, нет. Не совсем. Питер плохо себя чувствует, у него поднялась невысокая температура и заболело гордо, а когда с ним такое случается, он становится поистине невыносимым! Капризный как ребенок! Сил нет! Он вроде уснул, а я незаметно сбежала сюда.

— Мужчины, они такие, — задумчиво пожала я плечами и поставила перед ней чашку с чаем.

— Нет, папа не такой! — упрямо заявила сестра, — Ничего! Я завтра поставлю Питера на ноги, на ночь дам ему молоко с медом и травами. Мы не можем пропустить ежегодную рыбалку! У меня большие планы на этот счет.

— Ненавижу ежегодную рыбалку! — пробубнила я.

— Питер тоже, но вас никто не спрашивает! — показала она мне язык.

Нашу зарождающуюся полемику прервал гул мотора, и мы с сестрой как по команде выставили свои любопытные мордашки из окна на улицу.

— Явились не запылись! — небрежно фыркнула я, невольно замечая, как с появлением Хита сердце от радости чаще запрыгало в груди.

— И этот сноб тоже вылезает из своей тарахтелки! — недовольно заметила Джулс, кивая в сторону О'Доннела, — Ему что тут медом мазано?

Вопрос остался без ответа, а мы по-быстрому отбежали от окошка, чтобы остаться незамеченными.

По деревянному крыльцу пронеслись тяжелые шаги Хита и из-за двери раздался его голос:

— Джулс, привет! Можно ключики от дома? — пробасил он, а потом его взгляд наткнулся на меня, и губы растянулись в широкой улыбке, — Мери, соскучилась и вышла меня встречать?

Я окинула его с головы до ног сердитым взглядом, отметила для себя ковбойские сапоги и шляпу, которые ему ужасно шли, но не удержалась от колкости:

— О, Боже, Хит! Выглядишь нелепо. Кого ты объезжал бычка или кобылку?

В два шага он оказался рядом. Лицо его было в дорожной пыли, а одежда насквозь пропиталась запахом пота. Его глаза мазнули по моим губам, тяжело вздохнул и насмешливо произнес:

— Кобылку.

Мне почему-то стало жарко, никогда не считала себя извращенкой, которая возбуждается с пол-оборота при упоминании лошадей, но черт побери. Близость Таккера, его наглый провокационный тон и горящий взгляд творили чудеса.

— Кстати, о кобылках, Таккер! — прервала наш поединок взглядов Джулия, — Она ждет тебя в гостевом домике! Ты можешь поманить ее зеленью и за уздечку привести к себе!

— Что еще за кобыла? — устало развернулся Хит к сестре, не улавливая подвоха в ее словах.

— К тебе в гости пожаловала Мирабель де Флер. — сухо отозвалась я, — Пошли провожу тебя к ней.

— Зачем? — удивился Хит и встал в позу.

Я же обошла его стороной, вышла с гордо поднятой головой на крыльцо и направилась к гостевому домику.

— Ну, как зачем? — сладко пропела я, оборачиваясь и при этом не забывая прыснуть ядом, — Вы же вчера с ней так хорошо обо всем договорились! Устроите скачки безудержного секса! Ты вон уже вырядился, как ковбой!

— Мери, что ты несешь? — зло процедил Таккер, мигом выходя из себя и выбегая следом за мной, — Я с Мирабель сто лет не общался и ни о чем не договаривался!

— Угу, — чисто по-женски согласилась я, взглядом желая гореть ему в геенне огненной.

— Мери! Я серьезно! — обогнал меня Хит, преграждая дорогу. Я все равно упрямо шла на пролом, не замечая его попыток остановить меня, — Стой!

Никто из нас двоих уступать не хотел, да и не уступил, если бы не грубая мужская сила. Этот мужлан, который вырядился ковбоем, повел себя как настоящий дикарь, подхватил меня под ягодицы, заставляя обхватить его торс ногами, и унес с главной дороги недалеко в сторону. Я не на шутки испугалась подобной выходки и оглушительно завопила ему в правое ухо, одновременно с этим одной рукой схватившись за его рубашку на спине, а второй за левое ухо. В следующую секунду кричали мы уже вдвоем.

— Отпусти меня! — визжала я.

— Отпусти ухо, ненормальная! — рычал Хит, но крепко держал меня двумя руками.

— От неадеквата слышу!

— Тихо! — прикрикнул он на меня и понадежнее перехватил под ягодицами, увесисто шлепнув по попе. Не понимаю, как некоторые люди могут находить удовольствие в боли. У меня вон слезы на глаза выступили от такой вопиющей несправедливости.

— Совсем извращенец? Больно же! — пропищала я и попыталась в отместку ударить его согнутой ногой по ягодицам. Ничего хорошего не получилось, наоборот, чуть не упала, поэтому пришлось отпустить ухо и вцепиться двумя руками в рубашку.

— Мир? — спросил Хит, заглядывая мне в глаза.

— Отпусти. — настаивала я на своем, — Увидят.

— Да, плевать. — лишь усмехнулся он. Потом должен был последовать страстный умопомрачительный поцелуй до потери пульса и сознания, но Таккер всего лишь провел носом по моей шее и поцеловал щеку. — Ты сделала поспешные выводы, Мери. Да, на прошлой неделе Белла спрашивала о моих планах, и поскольку никакого секрета не было, сказал, куда собирался ехать. Но вот присоединяться ко мне я ее не звал.

Хит вернул меня на землю, и я разочарованно выдохнула, срывая легкую улыбку с его губ. Недолго думая, он взял меня за руку и повел в сторону гостевого дома.

— А ты ревнивая, оказывается, Мери-Поночка, — усмехнулся Таккер.

— Ой, я смотрю, вам с О'Доннелом больше поговорить было не о чем! — съязвила я и с вызовом посмотрела ему в глаза, — Так меня только Стэн зовет!

— Больше не будет, — твердо уверил меня Хит, принимая вызов.

До гостевого домика нам все же добраться удалось. Таккер нещадно давил на дверной звонок, а когда на пороге появилась Белла в розовом шелковом пеньюарчике, даже не взглянув на нее, бесцеремонно влетел в дом и втащил меня за собой.

Слова давались ему очень тяжело. Хит старался быть с Мирабель максимально тактичным, но я и видела, как он злился на девушку и сдерживал себя изо всех сил, чтобы не накричать на нее.

— Ой, да! Мери, я перепутала неделю, просто я всегда по средам хожу в спа, — растерянно пробормотала она, едва ли не плача, — Да-да, я припоминаю, с Хитом я говорила, когда пила ананасовый фреш, а вчера заказывала себе морковный! Чтобы лучше ложился загар! Хорошо, что здесь есть озеро, и можно позагорать!

— Белла, знаешь, где загар хорошо ложится? — прошипел Таккер.

— Где? — захлопала девушка глазами.

— В солярии! — взревел он.

Затем Хит в двух словах попытался разъяснить Мирабель, что их отношения находятся в разряде приятельских, и выходить из этих рамок он не планирует. В двух словах было недостаточно, поэтому несдержанный Таккер вспомнил всех дизайнеров, кутюрье и актеров нетрадиционной ориентации, удивительным образом, даже не назвав их имен, а потом еще раз предложил Мирабель составить им компанию на стезе шоу-бизнеса где-нибудь подальше отсюда.

— Жаль, — твердым голосом вынесла свой вердикт девушка, — Мог бы не морочить мне по телефону голову и заранее сказать, что не готов начинать все с начала!

— Я тебе ничего не предлагал! — взревел Таккер, — Ты же ни слова не сказала о своих планах! А мысли я не читаю!

— Да, не сказала, подумаешь какой пустячок! — спокойно пожала плечиками Мирабель, — Жаль, что в свои годы ты так и не научился читать женские мысли!

У Хита брови взлетели на лоб, и задергался глаз. Почему-то вспомнился Мэл Гибсон, который в одном известном фильме научился-таки читать женские мысли, но после их прочтения вечно пребывал в полном шоке.

— Мери, дорогая, прости, что прошу тебя о подобном, но мне очень неуютно находиться одной в двухэтажном доме. — слезно покаялась Белла. Не обращая внимание на пышущего гневом Таккера, она подошла ко мне вплотную и заглянула в глаза, — В обычном гостиничном номер в отеле мне было бы намного комфортнее.

— Нет, проблем, — тепло улыбнулась я ей, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать танцевать победный танец. Ай, да я! Ай, да молодец! Соперницу одним мизинцем одолела.

— Ты не могла бы найти кого-нибудь, кто сможет довезти меня до города прямо сейчас? — уточнила девушка.

Я же впала в легкое замешательство, не представляя, кого из мужчин мне не жалко отдать в ее цепкие лапки. Впрочем, любой мужик был бы даже рад оказаться в этих самых лапках! Я медлила с ответом, и Хит быстрее меня сообразил, что к чему.

— Думаю, Стэн не откажет нам в этой маленькой просьбе, — чересчур довольно, я бы сказала по-кошачьи, ухмыльнулся он.

Я лишь закатила глаза, в глубине своей девичьей души не одобряя столь явное проявление мужской взаимовыручки, но по факту ничего против не имела.

Мирабель вообще не заметила ничего подозрительного в наших переглядываниях, поэтому собралась она столь же быстро, как и появилась сегодня утром на пороге туристического лагеря. Хит со Стэном перемигивались и перешептывались, дружно, вот уже на протяжении пяти минут погружая один несчастный чемодан Беллы во внедорожник, а его владелица в припрыжку с самым что ни на есть счастливым видом подбежала ко мне:

— Мери, детка, я твоя должница! — проворковала красотка, целуя меня в обе щеки, — Этот… этот… ковбой! О, Боже мой! Кто-то сегодня подлечит мое разбитое сердечко! Придется ему постараться ни один раз! Он должен приложить усилия, чтобы забылся не только негодник Этьен, но сегодняшняя грубость Таккера!

Она взвизгнула, подпрыгнула на каблуках, как кошка приземлилась на обе ноги и бросилась назад в машину к Стэну. Я развернулась лицом к Джулии, демонстративно громко выдохнула и широко улыбнулась.

— Фу-ух, спровадили! Вот и славно. — похлопала я ладонями друг о друга, точно отряхивала их от пыли и подмигнула сестре.

Но она не разделяла моего ликования, вместо этого стояла с кислым выражением лица и десятый раз подряд вытирала пыль с телефонной трубки, невольно прижимая ее к груди.

— Не понимаю, что она так радуется, эта швабра? — прошипела сестренка, поджимая губы.

— Ну, что тут непонятно! С Хитом она пролетела, зато успокоит свое разбушевавшееся либидо в компании О'Доннела, — пошленько хихикнула я и помахала рукой в окошко, уезжающей машине.

Хит посчитал, что мое послание адресовано ему, поэтому послал мне в ответ воздушный поцелуй и, уверенно развернувшись, отправился к себе. Я, честно говоря, впала в шок, недоумевая, что это было? Не померещилось ли мне? Хит Таккер, гроза футбольного поля, шлет мне воздушные поцелуйчики? Недоумевала, глупо улыбалась во весь рот и смотрела на пустую улицу.

— Что там? — нервно спросила Джулс, подбегая ко мне и пролезая к окну, — Шины спустило?

— Что? — не сразу поняла я о чем речь, — А! Нет, все в порядке, уехали уже.

— Знаешь, Мери, я не понимаю, что нормальная женщина вообще может найти в О'Доннеле? Груда мышц без мозгов.

— Милая, ну не всем нравятся умные очкарики с мозгами! — щелкнула я ее по носу, — Иногда хочется большой сельской любви наполненной страстью. Отсутствие в сексе мозгов можно считать даже плюсом. Когда даешь волю инстинктам, крышу начисто сносит, и ты погружается в процесс вся целиком без остатка.

— Фу, Мери! Такие вещи вслух говорить! — с обидой в голосе бросила Джулс и чуть ли не со слезами на глазах убежала на кухню, — Я пойду Питеру готовить теплое молоко с травами, ему срочно нужно поправляться!

Уточнять, что именно расстроило сестру не стала, вдруг, ей просто не хотелось готовить молоко? Или вспомнилось, что эту гадость на травах пить невозможно? Хотя, явно тут пахнет более серьезными вещами.

Я отправилась к себе домой, и некоторое время из окна спальни бездумно смотрела на сияние звезд в темном летнем небе. Потом заметила белесый силуэт сестры, который приближался к соседнему дому, и невольно обратила взор на горящее на втором этаже окно.

Шторы не были занавешены, и было отчетливо видно, как Питер лежал поперек массивного кресла со свешанными через его подлокотники головой и ногами и безмятежно глазел телевизор. Что-то мне подсказывало, что больные люди в такой позе не сидят, но утвердилась я в своей правоте чуть позже, когда Джулия вошла в дом. Питер в мгновение ока подскочил на кресле, принимая сидячее положение, а потом в один длинный прыжок, ну точно вратарь, ловящий мяч на воротах в европейском футболе, оказался на кровати. Он умудрился едва ли не в воздухе одной рукой выключить телевизор, а второй уже после приземления свет.

— Симулянт несчастный! — хмыкнула я, но ради интереса задержалась еще ненадолго около окна.

Вошла Джулия, включила свет. Питер медленно поднялся на кровати и потер рукой лицо, будто после сна. Сестра вручила ему чашку с молоком, а он ласково поцеловал ей руку, после чего Джулия ушла в ванную, а этот хитрец, выждав минуту, подскочил на кровати и вылил содержимое чашки в окно, после чего задернул шторы.

Что ж! Упрекнуть его сложно, напиток, и правда, дрянь, но вот факт притворства на лицо!

Утро мое началось ни свет ни заря с оглушительного звонка в дверь. На самом деле звонок был таким же, как и всегда, а утро было совсем не ранним, просто я до чертиков хотела продолжить свой сон.

— Дэн? — с протяжным зевком встретила я улыбчивого парня в дверях.

— Доброе утро, красавица! У меня для тебя кое-что есть! — потряс он передо мной в воздухе бумажным пакетом с пончиками, сердце радостно забилось в груди, а рот наполнился слюной. Утро уже не казалось таким удручающим, — Встал пораньше и съездил в город!

— Спасибо, Дэн! — расплылась я в улыбке и привстала на цыпочки, касаясь губами его щеки. — Это очень мило с твоей стороны.

— Но! — спрятал он за спину пакетик с вкусностями, и на меня вновь накатила сонливость, — Предлагаю сначала вместе совершить утреннюю пробежку, а потом совместный завтрак.

И тут утро опять стало для меня серым и унылым. Дэн из героя превратился в шантажиста, а я в мелкую лгунишку. Но! Главное правило любой врушки — не признаваться в том, что ты врушка!

— Я уже бегала, — с каменной уверенностью заявила я и зевнула в подтверждение своих слов. Ну, знаете, чтобы показать, что я совсем не волнуюсь, а не из-за того, что безумно хочу спать.

— Но… — опешил парень, — Ты же в пижаме!

Захотелось немедленно забраться под одеяло, чтобы не было стыдно за пижамку со слониками. И как некоторым женщинам, таким как Мирабель де Флер, удается всегда выглядеть обворожительно? Она в своем шелковом пеньюаре, наверное, и помыслить не может, что существуют вот такие хлопковые маечки и штанишки мышиного серого цвета с милыми голубыми слониками. Да, и плевать, зато так удобно!

— Я уже бегала. — заупрямилась я. Правило второе: в любой лжи стой на своем до последнего, — Просто встаю пораньше, с первым лучом солнца. Бегаю, пока не жарко. А потом с чувством выполненного долга иду досматривать сны.

— Ясно, я так сразу и не понял… — замялся Дэн, наверное, раздумывая, уличить ли меня во лжи или подыграть.

— Ладно, продуктивной тебе пробежки! — выпалила я, закрывая перед его носом дверь, конечно, успев забрать свой шоколадный презент.

Утро вновь обрело яркие краски!

За завтраком я встретилась с Джулией, но ничего не стала рассказывать ей о выходке Питера. На мой взгляд, лезть в чужую личную жизнь — весьма неблагодарное занятие. Они потом помирятся, а крайней окажусь я. Нет, пусть все идет своим чередом, мистер талантливый актер обязательно где-нибудь потом проколется.

— Как Питер? — все же из вежливости поинтересовалась я.

— Ему гораздо лучше, — довольно улыбнулась сестренка, — Хотела сделать ему с утра отвар из трав, но он отказался, отметив, что горло больше не болит.

— Может, ты разрешишь ему завтра пропустить рыбалку? Хочешь, ты поплывешь с папой, а я буду болеть за вас с берега? — внесла я столь щедрое предложение. Только не стоит думать, что я прониклась жалостью к Питеру-симулянту. Нет, я самая что ни на есть махровая эгоистка, которая тоже не любит рыбалку.

— Не стоит, Мери, будем придерживаться исходного плана, — прощебетала Джулия.

Ей были понятны цели, которые я преследовала, но вредность, берущая свое начало в глубоком детство, вновь дала о себе знать. Этой занозе просто хотелось, чтобы я завтра страдала в камышах в лодке в окружении рыбаков и вонючей рыбы.

Отвечать я ничего не стала, лишь поудобнее перехватила столовые приборы и приготовилась отведать свой изысканный деревенский завтрак. Яичницу, любовно смотрящую на меня своими ярко-желтыми глазищами с аппетитными ломтиками бекона, зажаренного до золотистой хрустящей корочки. Конечное, глазуньей не удивишь и городского жителя, но здесь продукты натуральные, еще вчера бегали.

И все было до того вкусно, что я готова была поглощать свой завтрак закрытыми глазами и мычать от удовольствия. Конечно, я совершенно не заметила Таккера, который появился в столовой.

— Доброе утро, девчонки! Мери, что у нас на завтрак? Омлет с бекончиком? — подсел он ко мне со своей вилкой и бесцеремонно принялся подрезать ломтики свинины с моей тарелки, даже не замечая моего убийственного взгляда. Ну и, наверное, чтобы добить меня, важно изрек, тщательно пережевывая мой кусок бекона, — Для моего рациона это очень вредно! Но это божественно вкусно!

И стянул еще один кусочек, предварительно обмокнув его в яичном желтке. Джулия пришла в полный восторг от происходящего, даже отложила свои приборы, чтобы было удобнее наблюдать за нами.

— Э-э-э, Хит, слушай, — на долю секунды растерялась я, — Давай, я тебе закажу новую порцию. Без вредного бекона.

— Да, ладно, Мери, я привык завтракать с тобой из одной тарелки. — тепло, по-домашнему отозвался Хит, вот только я не прониклась трогательностью момента, — Знаешь, Джулия, у нас с Мери за годы совместной работы сложилась определенная традиция. Каждую субботу Мерси приходит ко мне с утра в гости и готовит наивкуснейший домашний завтрак, а потом мы его вместе едим!

— Какая милая семейная традиция! — театрально воскликнула Джулс и от умиления сложила ручки на груди. Веселится, ехидна!

— Вот именно, Хит! Каждую субботу, а сегодня только пятница! — сделала я слабую попытку вернуть свою тарелку.

— У нас отпуск, Мерси! — перехватил он мою ладошку и, притянув к губам, поцеловал, после чего отодвинул в сторону, — Во время отпуска каждый день может считаться субботой.

Я скрипнула зубами, а Джулия яростно закивала головой:

— Да-да, абсолютно согласна! В отпуске нужно отдыхать. Правильно говорит Хит, каждый день выходной!

Я смерила сестру убийственным взглядом, а она положила себе в рот кусок яичницы, сделав это с особым удовольствием, специально в отместку мне.

— Джулия, ты не подумай, что я эксплуатирую твою сестру. Совместные завтраки — это полностью ее инициатива! А то, что она всегда отказывалась от своей порции, так это, потому что вечно сидит на диетах.

«Нет, глупый ты человек, потому что я перед тем, как прийти к тебе в гости, забегала в супермаркет и покупала себе два двойных сандвича!»— мысленно взвыла я.

— Хит, лучше бы ты взял себе новую порцию, — пожалела меня сестренка, — Мне кажется, еще чуть-чуть и Мери расплачется.

— Нет-нет, все в порядке, — хрипло выдавила я, сглатывая голодную слюну.

Я пила апельсиновый сок и косилась в соседнюю тарелку, наблюдая, как Хит кусочком белого хлеба старательно вытирал остатки желтка с тарелки, а потом с закрытыми глазами отправил его в рот.

— Объедение! Готов жить здесь вечно! — похлопал он себя по животу и допил остатки моего сока.

Слов не было. Лишь комок в горле. В этот момент я окончательно убедилась, что нам не быть с Хитом вместе. Я же просто не выживу на одном соке!

— Доброе утро, мои малышки! Хит! И тебе утро доброе! — появился в дверях столовой папа и направился в нашу сторону, — Парень, ты уже позавтракал?

— Да, сэр! У вас великолепно кормят! — оскалился этот тип, умыкнувший чужой завтрак.

— Рад слышать! Если ты закончил, то давай собираться, нас и сегодня ждут неотложные дела, если ты не против.

— Вовсе нет, мне только в удовольствие, — поднялся Хит из-за стола.

Мы с Джулией непонимающе переглянулись и уставились на папу.

— Знаю, я слишком затянул со своими тайнами, но обещаю, что послезавтра все расскажу и устрою вам сюрприз! Кстати, по этому поводу я купил для вас, девочки, кое-какие подарки!

— Спасибо, папочка! — пропела Джулия, обнимая отца, — до воскресенья мы вытерпим! Да, Мери?

— Конечно! — подтвердила я и чуть тише добавила, — Если копыта от голода не отбросим.

— Подходи, Хит, жду тебя в машине! — махнул нам на прощание папа и вышел.

Хит подмигнул Джулии, а потом наклонился и с легкостью коснулся моих губ поцелуем, после чего забрал наши с сестрой тарелки и отправился с ними на кухню.

Джулс одними глазами спросила, что это было, а я недоуменно пожала плечами. Я уже предчувствовала допрос с пристрастием, если бы не одно «но». В лучших традициях американских вестернов в другом конце столовой, как раз рядом с кухней с полным подносом еды появился Дэн Стоун.

Мужчины остановились в нескольких метрах друг от друга, скрестили свои холодные взгляды, а у меня все заледенело внутри.

— О, Боже, они сейчас накинулся друг на друга, — прошептала я, сжимая от безысходности кулаки.

— Очень интересно. — отреагировала Джулия на мои слова, поудобнее располагаясь на стуле.

Прошло еще несколько напряженных секунд, а потом Таккер сделал шаг навстречу Стоуну, который тоже двинулся вперед. Теперь мужчины медленным, но уверенным шагом шли по направлению друг к другу, а я ожидала своего первого сердечного приступа. Поравнявшись друг с другом, я предполагала, что кто-то из них умышленно не справится с тяжестью подноса и огреет им противника. Но нет, Хит ловко поставил грязную посуду на соседний столик и вытянул вперед руку в знак приветствия.

— Здорово, Стоун. Сто лет не виделись. — вымолвил он и даже смог улыбнуться. Натянуто, но в целом неплохо.

Дэн последовал примеру Хита, отставил поднос и пожал протянутую ему ладонь.

— Здорово, Таккер. — с виду дружелюбно ответил парень и с неприязнью припечатал, — Еще столько лет рад бы тебя не видеть!

Большинство наших постояльцев уже успели позавтракать, и в столовой оставалось совсем немного людей, они продолжали вести свои разговоры, но мне казалось, что наступила та самая звенящая тишина, когда не замечаешь вокруг ничего и никого вокруг.

— О, Боже, — прошептала я и в неверии покачала головой. Зачем Дэн лезет на рожон? Хит этого так не оставит.

— Тебе повезло, Стоун, я как раз уезжаю по делам! — наперекор всем моим предубеждениям вновь вымученно улыбнулся Таккер, не отреагировав излюбленным образом на подстрекательства Дэна.

На всякий случай я даже за ухо себя ущипнула, не послышалось ли мне?

— Очень рад, не возвращайся, как можно дольше! — не унимался Стоун. Вот этого я от парня не ожидала!

— Помолчи же! — простонала я, нервно прикасаясь прохладной ладонью ко лбу и вискам, которые вот-вот грозили взорваться от внезапной вспышки головной боли.

— Разберемся без сопливых! — резво ответил ему Хит и невзначай в знак прощания хлопнул Дэна по плечу, точно они старые добрые приятели. Хотя при этом он постарался вложить в этот шлепок всю свою силу и ярость, которая скопилась в нем за столь короткую беседу.

Дэн пошатнулся, стиснул зубы, но на ногах устоял.

— Счастливого пути! — нагло выкрикнул он напутственные слова и по примеру Таккера занес руку, чтобы влепить ему смачную оплеуху в ответ. В самый последний момент Хит чуть отклонился в сторону и ушел от удара, резко развернулся и хищно оскалился на Дэна:

— Не забывай, кто тут папочка, мальчик! — игриво подмигнул он парню и, забрав свой поднос, повернулся к Стоуну спиной и двинулся в сторону кухни, посчитав, что инцидент исчерпан.

Дэн стоял неподвижно, испепеляющим взглядом сверлил спину Таккера и молча сжимал кулаки. Конечно, в нем кипели гнев и обида, а задетое за живое чувство собственного достоинства не позволяло ему дышать полной грудью. Не в его правилах оставлять последнее слово за оппонентом. Он хотел наброситься на Таккера, жаждал поквитаться с соперником. Растерзать его. Растоптать на месте.

Я до того разнервничалась, что даже успела во всех красках нафантазировать себе, как Дэн подбегает со спины, хватает Хита за плечо, разворачивает его и отвешивает хук в челюсть. Хит, ни капли не растерявшись, прикладывает Стоуна подносом по лицу. Тот отлетает назад, но снова с кулаками бросается в бой…

От этих мыслей мне стало совсем плохо, подкатила тошнота, так что, я даже порадовалась, что не успела съесть ничего на завтрак. Тяжело сглотнула и судорожно провела ладонью по лицу и шее, запрещая себе паниковать. Безрезультатно. Я уже представляла собой один большой комок нервов, а Джулия только подлила масла в огонь:

— Ставлю на красавчика Дэна, он все же моложе будет!

Я бросила в ее сторону молчаливый упрек и снова обратила свое внимание на мужчин.

Наверное, я должна была воинственно выпрыгнуть из-за стола и с боевым кличем броситься к парням, разнимая их в разные стороны. Но я не смогла этого сделать. Должно быть, это удел по-настоящему сильных женщин, я же постыдно предпочла остаться сторонним зрителем, зачитывать про себя молитвы и сжимать кулачки, чтобы ничего плохого не случилось.

Плечи Дэна гордо расправились, он остался стоять на своем месте с высоко вскинутой головой и лишь задиристо бросил Таккеру во след:

— У меня нет проблем с памятью, старичок!

Теперь замер Хит. Я устало прикрыла ладонью глаза и прошептала:

— О, нет… когда же все закончится?

Таккер медленно повернул голову в сторону, так что мне отчетливо стал различим его профиль. Лоб нахмурен, нижняя челюсть упрямо выставлена вперед. Уголок его рта медленно пополз вверх, искривив губы в надменной усмешке, и он хрипло произнес:

— Не зарекайся, малыш.

После чего сразу же продолжил свой путь на кухню, оставил поднос и, больше не произнеся ни слова, вышел из столовой.

Дэн проводил его ненавистным взглядом и, забрав свой завтрак, подошел к нашему столику.

— Доброе утро, девчонки! — немного скованно после всего случившегося поприветствовал он нас и принялся сгружать тарелки на стол, — Мери, я не знаю, успела ли ты позавтракать, но подумал, что ты не откажешься составить мне компанию.

— Откажусь. — холодно отозвалась я, мне даже показалось, как мой голос зазвенел в тишине столовой, хотя все столики продолжали тихо щебетать между собой.

Отказ был неожиданным как для него, так и для меня. Но, тем не менее, есть я действительно не расхотела. Я была сыта по горло выходкой парней, а точнее возмутительным поведением одного парня. И в этот раз Хит, на удивление, повел себя молодцом, в отличие от подстрекателя-Стоуна.

— Может, чашку кофе? — немного мягче спросил Дэн голосом, полным раскаяния.

— Дэн. Я тебя просила. По-человечески просила не провоцировать Хита. Ты сделал все с точностью наоборот.

— Он первый начал меня провоцировать! — по-детски огрызнулся парень, пытаясь переложить всю вину со своих плеч, — Меня воротит от одного вида его наглой рожи!

Сказать мне было нечего. Дэн делал вид, что слушал мои слова, но не желал их слышать. Ругаться, спорить и что-то доказывать я не собиралась. Я не обиделась и не была зла, мне просто было грустно.

— Приятного аппетита, Дэн, — кивнула ему и поднялась из-за стола.

— А я не отказалась бы посмотреть, как бы ты залепил Таккеру кулаком в его кичливую морду! — задорно бросила Джулия и поднялась из-за стола следом за мной, — Ладно, бывай, Стоун! Хорошего дня!

Я вылетела пулей на улицу, и только на свежем воздухе заметила, что меня трясло. Джулия тут же оказалась рядом.

— Мери! Мерси! Мерседес! — схватила она меня за руку, — Не смей киснуть из-за этих глупцов! Мужчины! Что с них взять!

— Все в порядке, — сдавленно ответила я, — К Хиту у меня претензий нет. С завтраком обидно, конечно, получилось, но я сама виновата. Могла ему отказать или сходить за новой порцией, в общем, глупости все это. А вот от Дэна я такого не ожидала. Раньше он вел себя более сдержанно.

— Прости, а как еще он должен был себя повести, когда увидел девушку, которая ему нравится, в компании другого парня? — неподдельно изумилась Джулия и надменным тоном принялась перечислять: — Сидят, воркуют, попивают сок из одного стакана?

Настала моя очередь озадаченно хлопать ресницами.

— С чего ты взяла, что я нравлюсь Дэну? Он всего лишь хочет, чтобы я уговорила Хита тренировать его на поле.

— Именно поэтому он так старательно хамил своему будущему наставнику! Чтобы улучшить профессиональные отношения! Придать им перчинку! — хохотнула сестра и отрицательно покачала головой, — Нет, Мери, точно тебе говорю, ты ему нравишься, это видно невооруженным взглядом!

— Ясно, — тихо произнесла я, и с надеждой спросила, — А Хит? Как, по-твоему, ему я нравлюсь?

— Мери, не смеши меня! Ты и сама знаешь, что Таккер относится к типу мужчин-эгоистов, которым никто кроме них самих не нужен! — горько усмехнулась Джулс, — О'Доннел, Таккер, одного поля ягодки! Самовлюбленные нарциссы, и они меня сильно бесят! В особенности Таккер, ехал бы он к себе домой!

— Ты злишься на Хита из-за того, что он вчера попросил О'Доннела отвезти Мирабель? — не подумав, спросила я.

— Вот еще! — нервно рассмеялась сестра и, потупив глаза, принялась выкручиваться, — Меня раздражает, что он сдружился с нашим конкурентом. Это… это промышленный шпионаж в малых масштабах! Вдруг он ему рассказывает что-нибудь важное о лагере?

— Всенепременно, — хмыкнула я.

— Смотрю настроение уже улучшается! — подняла вверх указательный палец Джулия, — Это надо закрепить! Необходимо, что-то еще предпринять, чтобы поднять градус настроения!

— Напиться? С утра? — переспросила я, неправильно расшифровав ее фразу про градус.

— О! Нет, конечно! Есть дела поинтересней! — отмахнулась сестренка, — Как насчет того, чтобы узнать, какие подарки приготовил нам папа? — хитро спросила она и легонько ущипнула меня за бочок, чтобы привлечь внимание.

Мы раньше, конечно, проделывали подобные фокусы каждое Рождество, но сейчас это казалось абсурдом.

— Джулия, тебе что пять лет? — хмуро посмотрела я на нее, — Ты взрослая женщина, вот и…

— Ты скучная женщина, Мередит Роуз Флинн! — прервала она мою тираду, — Прекращай строить из себя ту, кем ты быть не хочешь. В отпуске нужно отдыхать в первую очередь душой!

— Резонно, но все-таки это сущий детский сад. — лишь отчасти согласилась я, — Настроения нет совсем.

— Все! Хватит грустить! Пошли! — громко объявил мой темный генерал, разворачиваясь на пятках и маршем направляясь к дому отца.

Я потопталась на месте, сердито хмуря брови, а потом поняла, что занимаюсь глупым делом. Все равно любопытство победит, а морщинки на лбу грозят остаться!

— Подожди! — бросилась я вслед за Джулией.

Пришли мы, правда, не к крыльцу с входной дверью, а почему-то к боковой стене с окнами, но задать возникшие вопросы я не успела, Джулия с важным видом тут же принялась командовать:

— Ты садишься на корточки, я залезаю к тебе на плечи, и ты поднимаешься вместе со мной. Я пролезаю в окно и открываю дверь. Все гениальное просто!

— С каких это пор мы стали черлидершами, чтобы выписывать в воздухе подобные пируэты? — изумилась я, — И почему это именно ты садишься ко мне на спину, а не наоборот?

— Потому что если на мою спину залезешь ты, то она сломается! — показала мне язык сестра, — Ты же сидишь на диетах только на словах.

— Вообще-то не только! Я придерживаюсь нескольких диет! — опровергла я столь наглую клевету.

— Одновременно? — язвительно уточнила она, безжалостно раскусив весь тайный смысл моих диет, — В любом случае, в окно ты не пролезешь!

— Хорошо, тогда почему бы, Шерлок, нам не воспользоваться ключом? — встала я в позу.

— Самая умная? Конечно же, папа их взял с собой! — воскликнула Джулия с такой уверенностью, что я поверила ей на слово. Зря. Вечером мы узнали, что папа оставил их на ресепшене. А пока…

— За мной! — скомандовала на это раз я, — У меня родилась более действенная идея!

Мы отправились в мастерскую, где я недавно у папы арендовала лобзик, и оттуда же взяли строительную лестницу. То, что наш девиз с сестрой «Отвага и слабоумие», было видно издалека. Лестницу-то мы нашли, но сложить ее для удобства переноски не догадались. С другой стороны, и зачем, если потом снова пришлось бы раскладывать? В общем методом «тычка и толчка» мы донесли ее до папиного дома и приставили к нужному окну.

— Вот, а теперь можешь спокойно лезть, Джулси! — похлопала я лестницу по перекладине, предлагая сестре действовать.

— Почему это я? — сразу же нахмурилась сестренка.

— Потому что я все равно в окно не пролезу! — показала ей язык в отместку.

Через две минуты мы обе очутились в гостиной отца. Джулия через окно, я через открытую изнутри дверь.

— План прост. Ищем здесь! — распорядилась сестра, окидывая взглядом гостиную, — Думаю, папа специально сегодня забросил удочку с этими подарками, чтобы занять нас на целый день. Поэтому прятать далеко подарки не стал, дабы мы не перевернули ему весь дом.

— Я проверю кухонную половину! — кивнула я, соглашаясь с планом сестры, которая уже начала перебирать диванные подушки.

— Нашла! — восторженно пискнула она через несколько минут, шелестя объемными бумажными пакетами, которые дожидались нас в углу комнаты, — Иди скорее смотреть, что там.

— И-ву! — прочавкала я что-то непонятное вместо "иду" и украсила уже надкушенный бутерброд маринованным огурчиком.

— Мери! Ты что творишь!? — возмутилась Джулия, — Папа рассекретит нас в два счета, если ты не прекратишь подчищать его холодильник!

— Проф-ти, во мне проф-нулся исследовательский азарт!

— В тебе как обычно жор проснулся! Впрочем, он и не засыпал! — отозвалась сестра, раскладывая на кровати вещи, — Это сапоги и брюки для верховой езды, в которые ты рискуешь не влезть, если не прекратишь, жрать!

— Я кушаю! — обиделась я на столь грубое замечание в свой адрес, при этом намазывая свою любимую арахисовую пасту на новый бутерброд.

На этом можно считать наши дела свершенными.

Джулия аккуратно убрала вещи в сумки, а я утолила аппетит.

— Я так и знала, что папа решил приобрести конное ранчо! — восторженно разглагольствовала сестра, не замечая тычков и толчков, когда мы относили лестницу обратно в мастерскую.

— Похоже, а тогда зачем ему Стэн? Помогал с выбором лошадей? А Хит? Он вообще в этом не разбирается, — вслух рассуждала я.

— О'Доннел, наверняка, крутился рядом, чтобы пронюхать папины планы. Ненавижу его. А Таккеру… Может, они решили организовать рекламную акцию? — внесла свое предположение сестренка.

— Таккер не Стоун, он не любит все это идолопоклонничество, шумиху и вспышки фотокамер вокруг своего лица. — скептически отнеслась к ее догадке, — И не стал бы он участвовать ни в каких рекламных компаниях, не посоветовавшись со своим агентом.

— Ты больше не его агент, а папа может быть очень убедительным! — пожала плечами сестра. — Другого объяснения я не вижу.

Ни домой, ни на пляж идти я не захотела, вместо этого предпочла остаться с сестрой на ресепшене и встречать гостей, которых в преддверии соревнования по рыбной ловле было хоть отбавляй. Но, конечно, среди гостей быстро нашлись посетители из серии «их не ждали, но они приперлись».

— Мери, дорогая, как я рада видеть тебя! — подбежала к стойке регистрации Мирабель де Флер на своих огромных каблучищах, мы с сестрой едва ли не подпрыгнули на месте от такой неожиданности.

— Белла? Что-то случилось? Проблемы? Денег нет, паспорт недействительным оказался, самолет отменили? — испугавшись ее появления, принялась перечислять я.

— Глупости! Все в порядке! Просто я за вчерашний день прониклась душой к сельской жизни! — отмахнулась она, а потом, подмигнув мне, добавила заговорщическим шепотом: — И к некоторым ее представителям!

— Что же случилось? Как такое возможно? — подала слабый голос Джулия, — Вчера, когда вы столь скоропалительно покидали наш лагерь, у вас было другое мнение на этот счет!

— Рок судьбы. Я поняла, что мое место здесь, — торжественно произнесла супермодель, разводя руками в стороны и окидывая взглядом помещение со старыми, местами потрепанными обоями, после чего все же решила немного исправиться в своих изречениях, а то мысли… они же, не дай бог, окажутся материальными! — По крайней мере, до тех пор, пока я не узнаю, что такое сельская любовь!

Мирабель хихикнула и аккуратно разложила свои вьющиеся локоны на груди, я же нервно принялась крутить между пальцами шариковую ручку, не зная, как бы потактичнее спровадить девушку.

— Ты могла бы остановиться в лагере у О'Доннела, — неуверенно предложила я, заранее предчувствуя, как мне достанется от сестры, но мне не грело душу каждый день наблюдать, как эта приезжая красотка крутит своим бампером и капотом перед Таккером и Стоуном. Эти ковбои заняты! Оба!

— Нет! — взвизгнула Джулия, — Вы можете остаться у нас! Гостевой дом по-прежнему не занят!

Я бросила недовольный взгляд на сестру, но она его не заметила, ожидая ответа Мирабель.

— Это замечательно, что он свободен! — расслаблено выдохнула брюнетка, — Я вообще предпочла бы, как посоветовала Мери, остаться у Стэна, но он сказал, что у него в лагере нет свободных мест.

— Как так? — в замешательстве воскликнула Джулия.

По глаза видела, что в ее голове боролись две мысли. С одной стороны, она должна была радоваться, что в ближайшем будущем у ненавистного ей О'Доннела не случится секс с фотомоделью, а с другой стороны, ее мучил извечный вопрос конкуренции. Джулия на пальцах пересчитала свободные дома в нашем лагере и еще раз уточнила информацию у Мирабель:

— У нас остаются пустовать три дома, а у О'Доннела точно полный аншлаг?

Белла не поняла всей серьезности вопроса, пожала плечиками и кивнула:

— Точно. Иначе, я бы здесь не стояла. Я бы вообще сейчас не стояла! — пошленько захихикал она, — Ну, вы поняли, девочки!

— Поняли, — нахмурив лоб, подтвердила я, — Если ты к нам пожаловала на несколько дней, то нужно заполнить кое-какие бумаги.

Я только разложила перед собой бланки, как входная дверь распахнулась и явила нового гостя из той же серии, которой никто не ждал.

— Добрый день! Полиция Техаса, шериф Шерман к вашим услугам, дамы! — бодрым голосом поприветствовал нас страж правопорядка, при этом он резким движением руки сдернул с себя солнцезащитные очки, просканировал взглядом сначала Джулию, потом меня и, наверное, не обнаружив никаких нарушений, задорно подмигнул.

Я протяжно застонала, а Джулия хохотнула и махнула мужчине рукой:

— Добрый день, Эрнест! Что привело вас к нам в гости? — вежливо поинтересовалась она.

Шерман поправил пряжку на штанах и вразвалочку, разумеется, не забыв выставить вперед свое причинное место, двинулся по направлению к нам, вызывая у меня зубовный скрежет. Джулия широко улыбнулась, сдерживая смешок, а Мирабель, которая стала невольной свидетелей появления Шермана, лишь скептически изогнута бровь. Ее такими кадрами, конечно, не удивишь, но все равно всегда интересно понаблюдать за ними.

— У меня выдалась свободная минутка, преступность, знаешь ли, в нашем городке отсутствует… — выдержал он небольшую паузу и невзначай потер мизинчиком свой жетон, — Поэтому я решил сделать доброе дело и провести техосмотр твоей машины, Мери. Ты же взяла ее напрокат, а старина Освальд, последнее время начал халтурить по мелочам.

— Ты думаешь, с машиной могут возникнуть проблемы? — наигранно испугалась я.

Конечно, я была уверена, что с букашкой все в порядке, я бы даже назвала ее новенькой, только сошедшей с конвейера. Откуда такая убежденность? Да, потому что в этих краях люди не берут напрокат такие крошечные машинки!

— Надо проверить. Твоя безопасность, Мери, превыше всего, — с пафосом выдал Шерман и, наверное, он хотел сделать волевое лицо, упрямо поджав губы, но вместо этого я заметила, как щеточка его усов забавно заходила под носом.

— Э-э-э, спасибо. Очень неожиданно! — прошептала я, сжимая двумя пальцами переносицу. Со стороны это могло выглядеть так, будто я расчувствовалась до слез от проявленной заботы, но на деле этот жест помог мне сдержать приступ хохота.

— Я проверю аптечку, ремни безопасности, двигатель и уровень масла. — с исполненным важности видом принялся перечислять мужчина, я лишь кивала ему головой, соглашаясь. — Ну, и так, по мелочам.

— Я буду тебе очень признательна, Эрнестиньо, — мило пропела я, и, чтобы передать всю трогательность момента, прижала ладошку к груди и склонила голову на бок.

— Зови меня просто Эрни. Может, ты согласишься завтра со мной порыбачить? — после этих слов Шерману можно было смело объявлять фальстарт, ибо он только что попытался забросить удочку, чтобы подсечь рыбоньку раньше времени.

— Прости, Эрни, я бы с радостью, но уже обещала составить компанию папе. Я так редко бываю дома, что не могу отказать отцу в такой малости. — жалостливо протянула я. Немного слукавила, потому что в глубине души подозревала, что папа не стал бы впадать в грусть-тоску, откажись я от участия. Я бы сказала, он даже вздохнул бы с облегчением, поскольку рыбак из меня никудышный.

— Все понимаю, Мери! Не извиняйся! О чем вообще может быть разговор? Родители — наше все! — подмигнул он мне.

Повисла короткая пауза. Я делала вид, что размышляю над его последней фразой, а Шерман, видимо, придумывал, куда бы еще меня пригласить.

— Слушай, Эрнест, если тебе будет не сложно, но посмотри заодно и мою машину, пожалуйста, — встряла Джулия, — Мне кажется, у нее появились какие-то проблемы с двигателем. Раньше она заводилась со звуком «ты-ррр», а теперь стала «ты-ты-ррр».

— Вообще, правильно должно быть «дыр-дыр-дыррр», — с умным видом произнес Шерман, а я закатила глаза, — Хорошо, Джулия, мне не сложно. Я посмотрю и твою машину.

— Спасибо! Это очень мило с твоей стороны, — послала ему теплую улыбку сестренка и направилась к двери, — Пойдем, я провожу тебя и открою машины, пока Мери заполняет документы по нашему новому гостю.

Шерман на долю секунды растерялся, выражение торжества с его лица как ветром сдуло, но Джулия уже проворно распахнула перед его носом дверь и жестом пригласила Шерри на выход. Он натянуто мне улыбнулся, пообещал, что мы обязательно поболтаем позже и, надев очки, направился на улицу.

— Молодой человек, Эрни, минуточку, пожалуйста! — звонким голосом остановила его Мирабель, — Вы не были бы столь любезны проверить на безопасность и мою машинку? Я ее тоже взяла сегодня на прокат у Освальда!

И, честно говоря, никто из присутствующих даже не сомневался, что Эрнестиньо Шерман растечется лужицей в ногах прекрасной Мирабель де Флер, но… Наш отважный страж правопорядка не удосужился даже снять очки, лишь небрежно приспустил их на переносицу и наклонил голову вниз:

— Мадам, — начал он важным тоном.

— Мадемуазель, — чирикнула Белла и сделала вид, что засмущалась.

— Это не имеет значения, мэм. Вы очень невнимательная особа. — строго принялся он отчитывать девушку, — Когда я пришел, представился, а вы меня не услышали. В этом городе я шериф, а не механик, по вашему вопросу следует обратиться к арендодателю или в автомастерскую. Могу оставить несколько адресов.

— Нет, спасибо! — поджав губы, холодно отозвалась Мирабель. К отказам она не привыкла.

— Всего хорошего! — бросил напоследок Шерман и вышел. Джулия поспешила закрыть за ними дверь, но предварительно успела показать мне язык. Точнее, предназначался он Мирабель, но увидела его только я.

— Какой напыщенный болван! — растерянно прошептала девушка, наблюдая за тем, как я переписываю в бланк ее паспортные данные, — Не люблю такой тип мужчин, ничего из себя не представляют, но при этом смеют хамить женщинам.

Я лишь виновато улыбнулась. Клиент всегда прав, даже когда не прав. На мой взгляд, Шерман ей не хамил, да и не обязан он смотреть ничьи машины. Да, что греха таить, мне чертовски понравилось, как он поставил красотку на место!

— Мери, а ты случайно не знаешь, Стэн завтра будет участвовать в этой вашей рыбалке? — тихо уточнила у меня девушка, когда я оформила все необходимые документы.

— Что? Кто? Стэн? — переспросила я и на автомате солгала: — Не-е-ет, он не участвует, терпеть не может это дело! Стэн обычно по субботам сидит в кафе, кушает пончики.

— Пончики? — удивилась Белла, но поверила мне на слово, — А по нему и не скажешь. Пожалуй, я завтра тоже не откажусь от пончиков!

Остаток дня прошел более-менее в спокойной обстановке, и все благодаря тому, что мне удалось увильнуть от повторной встречи с Шерманом. Скажу по секрету, я банально пряталась под столом, пока он нервно стучал пальцами по стойке регистрации и названивал в служебный колокольчик. Джулия, в свою очередь, сообщила мне позже, что с машинами в целом все в порядке.

Собственно, я была ничуть не удивлена, все так, как и предполагалось ранее. Единственное, Шерман посоветовал мне следить за уровнем бензина, чтобы не заглохнуть где-нибудь в дороге, а сестре съездить заправить кондиционер. На этом все.

Ну, а утро, несмотря на то что все было досконально спланировано и подготовлено с вечера, выдалось суматошным. Именно поэтому я никогда не любила эти семейные сборища. Вроде стараешься, готовишься, а все идет не по плану.

Джулия странным образом умудрилась проспать, и когда я разбудила ее, позвонив в дверь, предстала передо мной всклоченной и злой. По ее словам, она не услышала будильник на телефоне, а Питер, эдакий проныра, вообще не стал его заводить с вечера. Мы с папой должны были уехать на его машине с самого утра, но постоянно приезжающие в лагерь туристы отвлекали его по пустякам, желая в самый последний момент взять в аренду лодку. Обычно этими вопросами занимался управляющий, но сегодня, как назло, он проснулся с сильнейшем похмельем, и поэтому безбожно опаздывал на работу.

— Питер! — истошно вопила Джулия, — Какого черта наши вещи до сих пор лежат дома? Я же просила тебя отнести их в машину еще вчера вечером!

— Я думал, они испортятся! — слабо пожал плечами Питер и продолжил неспешно посасывать из трубочки свой апельсиновый фреш, вальяжно облокотившись о балконные перила.

— Это же обычные походные вещи! Сапоги и плащи! С какого перепуга они должны были испортиться в машине? — не унималась Джулия.

— Ну, я же не знаю всех этих ваших деревенских тонкостей, — лениво отмахнулся Пит-Питер и только после того, как допил сок, отправился исполнять приз рассерженной Джулии.

Во время этой трогательной семейной сцены я сидела в гостях у сестры за барной стойкой и наслаждалась чашечкой ароматного кофе. И в отличие от всех остальных пребывала в полной боевой готовности, поскольку у меня никаких походных вещей не имелось, а значит, и не требовалось ничего собирать.

— Не знал он… конечно… — бубнила себе под нос Джулия, судорожно заполняя термосумку продуктами из холодильника. Как мне показалось, она без особого раздумья швыряла в пакет все, что подвернется ей под руку, — Мерси! А ты что? Готова?

Я сделала задумчивое лицо и, неопределенно хмыкнув, кивнула:

— Да, вроде. Тебе помочь? — неохотно предложила я. Попивать кофе с умным видом, безусловно, нравилось мне гораздо больше, но недовольное пыхтение Джулии возымело вверх.

— Ага! — радостно согласилась Джулс, кивая в сторону холодильной сумки, — Ты собирай, а я побегу наверх одеваться!

Что именно нужно было собирать, я так и не поняла, но все же бросила сверху еще парочку ледяных банок пива и закрыла сумку на молнию, решив, что сборы на этой торжественной ноте можно считать завершенными. И чтобы Джулия не успела припахать меня к какому-нибудь новому делу, поспешила отнести продукты в машину. Навстречу мне уже шел бедняга Питер. На полусогнутых ногах теперь в сторону дома он тащил волоком по земле холщовый мешок, который, судя по внешнему виду, выглядел очень тяжелым.

— Тебе помочь? — кивнула я в сторону его поклажи исключительно из самых альтруистических побуждений, до того вид у него был жалкий. Совсем его Джулия замучила!

— О, нет Мери! — мужественно отказался парень и нервно рассмеялся, — Уж как-нибудь обойдусь своими силами!

Я натянуто улыбнулась и поспешила побыстрее ретироваться. Почему-то так не вовремя мне стало стыдно из-за сделанного мной предложения. Как бы хило Питер не выглядел, он все же мужчина, и это было грубо с моей стороны усомниться в его физических возможностях.

Я уже открыла багажник Джулии, чтобы спрятать в него сумку, как ко мне подошел папа:

— Мери, у меня идея. Почему бы вам с сестрой не поехать на моей машине, а я, как закончу здесь дела, воспользуюсь ее старушкой и догоню вас. К тому же, у меня кондиционер работает исправно. Вчера твоя сестра жаловалась, что ее перестал холодить.

— Да, так Шерман вчера сказал, когда строил из себя великого автомеханика. А по поводу поездки, хорошо, как скажешь, поедем на твоей машине, — без лишних слов и препирательств согласилась я, ведь мне и правда было все равно на чем ехать, — Пойду позову Питера и Джулию.

Джулию я встретила на полпути к стоянке, она неслась мне навстречу еще с несколькими дорожными пакетами в руках. Я ей озвучила папино предложение, и она, польстившись на работающий кондиционер, забросила сумки уже в его машину.

— Вот и отлично! Папа все равно ездит с открытыми окнами. Погнали! — запрыгнула она на водительское сидение и хлопнула мне рукой по пассажирскому.

— А Питер? — уточнила я, не забыла ли она своего благоверного.

— А Питер пусть едет с папой, — ядовито бросила она, заводя мотор, — Он меня раздражает с самого утра! Вечно плетется, как черепаха. Ничего вчера в машину не отнес, видите ли, вещи в ней испортятся! Что за глупости? Будильник не включил. Меня не разбудил. И вообще, это он виноват, что мой кондиционер перестал холодить! Он мой мужчина, и в его прямые обязанности входит отслеживание работоспособности и ремонт моей машины. И раз не уследил, то пусть едет со сломанным кондиционером и дышит дорожной пылью в открытое окно!

— А ты жестокая, — усмехнулась я, щелкая замком ремня безопасности.

— В любом случае, пусть Пит едет с папой, так они смогут получше узнать друг с друга, а то у них никогда нет времени на обычное общение. Одни плюсы.

— А! Ну тогда да, это правильное решение, — одобрила я и посмотрела в боковое зеркало, наблюдая, как исчезает лагерь в клубах серой пыли.

Соревнование проходило неподалеку от нашего лагеря, на соседнем озере приблизительно в часе езды от «Серебряной мечты». Вот только был один неприятный нюанс, это озеро совершенно не пользовалось спросом на протяжении целого года, о нем вспоминали лишь за несколько дней до начала состязаний, поэтому дорога к нему представляла собой заброшенную и напрочь заросшую лесную тропу. Но по наторенным следам медленно и осторожно нам все же удалось подобраться к берегу.

А там нас поджидала целая уйма народа, вся стоянка рядом с лесной опушкой была заставлена машинами, а ближе к берегу расположился палаточный лагерь с дымящимися костерками. На первый взгляд все выглядело мило и уютно, но я все-таки не относила себя к ценителям подобного рода отдыха.

Чуть поодаль от небольших туристических палаток красовался большой белый шатер с яркими, игриво развевающимися на ветру флажками. Туда-то первым делом и бросилась Джулия.

— Пойду зарегистрирую себя и папу! Начало уже через полчаса! — взволнованно пролепетала она, — Мери, позвони скорее папе, узнай, они уже выехали?

— Хорошо, — покорно согласилась. Я вообще неконфликтная, когда чего-то делать не хочу, но понимаю, что отлынить от обязанностей уже не получится. Проще сразу же выполнить просьбу, не тратя ни драгоценное время, ни собственные нервы на лишние препирательства, а потом вновь заняться своим делом и считать секунды до окончания мероприятия.

— Папа, ты где? — поинтересовалась я в телефонную трубку.

— Какого черта Джулия не научилась следить за своей машиной? — с ходу недовольно высказался папа, а я немного растерялась под его напором.

— Ну, ты же был в курсе того, что не работает сплит-система. — пролепетала я и добавила, — К тому же, ты всегда ездишь с открытым окном. Не понимаю, в чем проблема.

— Я говорю не про сплит систему! Я говорю про отсутствие бензина в бензобаке! — сердито выкрикнул папа, — Как можно быть такой беспечной?

— Ну, ты можешь воспользоваться моим жуком, — тихо прошептала я, совершенно не подумав, насколько нелепо это будет выглядеть со стороны.

— Интересно, каким образом я могу воспользоваться твоей красной букашкой? Чтобы мужики на меня косо смотрели, когда мои колени будут упираться в лобовое стекло твоей недомашины? — озвучил запоздалую мысль папа, а потом устало выдохнул, — Что же за день за такой?

В трубке повисла тишина. Отец о чем-то думал, а я не решалась просто так сбросить вызов.

— Впрочем, ты права, малышка! — более бодрым тоном проговорил папа, — Воспользуюсь-ка я твоей букашкой. Стащу у тебя пару — тройку литров бензина.

— Не очень хорошая мысль, па, — тихонько пропищала я, вспомнив предупреждение Шермана, и обрадовалась, что нас с отцом разъединяют километры пути.

— Какого черта, Мери?! — взвился через минуту отец, заметив уровень топлива в моем бензобаке, — Ты такая же безголовая, как и твоя сестра!

— Какие-то помехи на линии, папочка! — крикнула я, выставив телефонную трубку на расстояние вытянутой руки, — Плохо тебя слышу! Перезвоню.

Не успела я спрятать телефон, как довольная Джулия прибежала ко мне чуть ли в припрыжку и заявила, что нас зарегистрировали без проблем и остается дожидаться папу с Питером.

— А папочка немного задерживается. — промямлила я, не желая расстраивать сестру и одновременно с этим понимая, что сказать правду все равно придется, — Возможно, он и вовсе не приедет, потому что ты, дуреха, не заправила машину.

— Что? — возмутилась Джулия, — Это невозможно! Я ее заправила вчера утром! Ты же знаешь, с какой ответственностью я подхожу к подготовке к соревнованиям!

— О, да! Так ответственно, что проспала! — ехидно уточнила я.

— Это случайность! — огрызнулась сестра и скрестила на груди руки, обиженно надув губы.

— Слишком много случайностей! — не унималась я.

— Шерман сказал, что моя машина была в полном порядке! — продолжала оправдываться Джулс.

— Шерман сказал, что не в полном! — выкрикнула я в ответ и осеклась.

— Шерман, значит, сказал… — тягуче пропела Джулия, — вот же мстительный засранец! Он не так прост, как кажется!

Я посмотрела сестре в глаза, и в голове у меня закрутились винтики-шпунтики. Вот это Шерман! Кто бы мог подумать, что он так болезненно отреагирует на мой отказ. Тоже мне, Отелло местного пошиба нашелся! Сразу же в моем воображении нарисовался доблестный страж правопорядка, который перед тем, как слить весь бензин картинно закатывает глаза и с драматизмом в голосе восклицает: «Так не доставайся же ты никому!». М-да, от Шермана я такой ухищренной мести точно не ожидала!

— Действительно, засранец! — хмыкнула я, — И как только он умудрился провернуть это дело с бензином? Куда ты смотрела Джулия, на его щуплый зад?

— Отстань! Я вообще за ним не смотрела! Сидела в телефоне, пока он лазил по машинам! — жалостливо пропищала сестра, а потом набрала в легкие побольше воздуха и передразнила Шермана, — Пусть Мери проверит уровень топлива, чтобы не хватиться бензина где-нибудь в пути! Хитрый пройдоха!

— Ладно, сейчас бессмысленно муссировать эту тему. Как встречу его, то обязательно начищу ему уши! Ну, что, сворачиваемся и едем назад? — с надеждой прошелестела я.

— Нет! Мы с тобой сестры Флинн! Мы должны победить! Развязываем лодку! — грозно распорядилась сестра и чуть тише пробубнила себе под нос, — Я вчера весь вечер готовила приманку. Мои труды не должны пропасть даром!

— Даже знать не хочу, что ты там готовила, — встала я на цыпочки и принялась расстегивать крепления.

Честно говоря, я не знала, как сестра собиралась снимать лодку, вдвоем бы точно не справились. Как никак мы хрупкие девушки, а не качки-переростки. Но у Джулии, видимо, было другое мнение на этот счет.

— Не переживай, в крайнем случае позовем на помощь каких-нибудь сильных мужиков, если сами не осилим, — ворчала сестра, расправляясь со своим замком.

Такой подход я, в принципе, одобрила, вот только когда мы закончили с креплениями, двое крепких парней нашлись нас сами.

Сначала появился Дэн.

— Мери! Вот так встреча! — лучезарно улыбнулся мне парень.

Ага, вот такая весьма предсказуемая «неожиданность»! И дураку ясно, что наша встреча не случайность, а банальный расчет. Но поскольку на Дэна я больше не сердилась, то с улыбкой на лице бросила ему в ответ:

— Привет.

Мне даже показалось это милым, что он приехал на рыбалку и не поленился найти меня среди всей этой многоликой толпы. Неужели он специально все спланировал?

— Стоун, хватит стоять истуканом! Хватай лодку со стороны Мери и снимай ее! А здесь я как-нибудь сама управлюсь! — в спешке прокричала Джулия, в очередной раз возомнив себя силачом. Ей даже удалось приподнять это тяжелое корыто на полсантиметра, самовнушение — это вам не шутки! Правда, через секунду оно с шумом вновь упало на багажник, но, по мнению Джулии, это было совсем не важно, — Быстрее, Стоун! Сколько можно ждать?

— Беги на помощь своей сильной сестре, малышка! — шепнул мне на ухо Дэн, внезапно оказавшийся рядом со мной. Очень близко оказавшийся рядом со мной, я бы сказала, едва ли не вплотную. Я слышала аромат его парфюма и чувствовала дыхание на своем затылке, стоило сделать неосторожный шаг, и я точно оказалась бы спиной, прижатой к его груди.

От такого близкого соседства я в момент растерялась, и, это еще не учитывая то, как он ко мне обратился! Не ослышалась ли я? Серьезно? Малышка? Возмутиться и сдвинуться с места я не успела, так и стояла с высоко поднятыми руками и часто хлопала ресницами, переваривая сказанное. А этот нахал не растерялся и воспользовался ситуацией в полной мере, быстро положил свои ладони мне на предплечья и медленно провел ими вдоль моих рук, едва касаясь и щекоча кожу. Я медленно сглотнула, а Стоун наконец добрался до несчастной лодки и перехватил ее тяжесть на себя, — Ну же, Мери, иди к Джулии, я держу уже!

Этот горе-помощничек еще и усмехнуться успел вдобавок, а вот я окончательно растерялась и даже густо покраснела. Буркнула себе под нос что-то нечленораздельное и прошмыгнула под его плечом, окидывая парня с ног до головы недовольным взглядом. Нет, ну что за глупая реакция с моей стороны? Я взрослая, уверенная в себе женщина, а повела себя как подросток! Держу пари, что все дело в том, что он просто застал меня врасплох! Его упругая задница и бугрящиеся под тяжестью лодки мышцы на руках здесь совершенно ни при чем.

Рысью обежала машину, едва не споткнулась о высокую полевую траву и уже хотела прийти на помощь сестре, как она расслабленно крикнула мне:

— Не стоит, Мери, я чувствую, что справлюсь своими силами! — отозвалась она и медленно подняла голову вверх, потому что до этого стояла, прижавшись лбом к тонированному автомобильному стеклу и, должно быть, с трудом пыталась следить за нами с Дэном. Еще бы, Джулия любит все контролировать, вот только как-то она проворонила, что и у нее появился неожиданный помощник. Она посмотрела на свои руки, удерживающие без особых усилий лодку на весу. Сначала удивилась, а потом уже и испугалась, обнаружив рядом с собой две крупные мужские ладони.

Бросила судорожный взгляд вниз и поняла, что стоит между расставленных на ширину плеч мужских ног. Настал теперь черед сестренки потерять почву под ногами, она нерешительно отпустила лодку и неуверенно прижала ладони к груди. Лодка, конечно же, стараниями ее помощника продолжила висеть в воздухе. А сама Джулия беспомощно покрутила головой по сторонам и медленно попятились назад, чтобы в следующую секунду упереться спиной в Стэна О'Доннела.

— Хватит тереться об меня, Джулия Флинн! — недовольно пророкотал мужчина, хотя, при этом вид имел весьма довольный. Вот только Джулия спиной этого видеть не могла. Да, и вообще, когда людям что-то не нравится, они имеют привычку бессознательно сторониться и рефлекторно одергивать руку, а этот кадр, как стоял непоколебимым истуканом, так и остался стоять на своем месте.

Врет!

— Я? Что? — тут же возмутилась Джулия, разворачиваясь в кольце его рук и сталкиваясь со Стэном нос к носу, — Я не трусь! Вот еще! Это ты выставил здесь свои причиндалы и не даешь мне пройти.

Она беспомощно взметнула руками и, не зная, как вести себя дальше устремила взгляд в одну точку где-то в районе его воротника, стараясь не поднимать глаз и вообще не дышать.

— Я еще ничего не выставил, Джулия! Если ты считаешь, что выставленные причиндалы выглядят именно так, то мне тебя искренне жаль! — усмехнулся Стэн, а сестренка стыдливо покраснела, но промолчала. И о чем только думала? — Ладно, аккуратно отойди, женщина, в сторону, и не мешай мне снимать лодку.

Джулия нерешительно помялась на месте, но все же вняла совету Стэна и сделала шаг в мою сторону. Мужчины тут же зашумели, координируя свои действия, и полностью увлеклись процессом освобождения лодки.

Я же тихонько приобняла сестру за напряженные плечи и шутливо прошептала ей в самое ушко:

— Ты что, забыла как дышать в присутствии Стэна?

Почему хотелось отыграться на сестре за свое дурацкое поведение в обществе Дэна. Не очень хороший поступок, но промолчать я не могла.

— Отстань! От него просто воняло! — по-детски сморщила она носик, а я громко захохотала. Ага, как же! Так я ей и поверила!

— Мери, ты говорила, что собираешься рыбачить с отцом, но я заметил, что он опаздывает, — пробормотал Стоун, когда лодка оказалась лежащей на земле рядом с машиной.

— Да, так планировалось изначально, но ситуация несколько изменилась, — замялась я, — Так получилось, что принимать участие в соревновании будем только мы с Джулией.

— А я хотел предложить тебе присоединиться ко мне, думал, мы бы отлично провели время. — печально улыбнулся Дэн и бросил на меня хитрый взгляд из-под полуопущенных ресниц.

— Я думаю, ничего страшного не случится, если Мери присоединится к тебе, — недолго думая, выпалила Джулия, отчего мои брови вмиг оказались на лбу. Сестра заметила, как изменилось выражение моего лица, поэтому быстро подошла ко мне и тихонько прошептала, — Не благодари! Дэн — красавчик, надеюсь, ваша совместная рыбалка выльется во что-то более серьезное. И не смей мне врать, Мередит, я подглядела за вами через окошко, когда он помогал с лодкой, и заметила твою реакцию!

Хотелось возразить, что я тоже успела подсмотреть за ними с О'Доннелом, но решила не уподобляться некоторым излишне любопытным девицам. Да, и оправдываться не хотелось, а то результат, как это обычно бывает, окажется в точности противоположным.

— Что ты несешь? — вместо этого недовольно прошипела я, но Джулия то ли не расслышала, то ли нагло проигнорировала мой вопрос.

— Думаю, это хорошая идея, Дэн. — продолжила щебетать сестренка, отвернувшись от меня, — К тому же, я в одиночку смогу наловить гораздо больше рыбы, чем вместе с Мери. Она вечно кряхтит и стенает, отчего рыба пугается и уплывает.

Я возмущенно открыла рот и захлопала им словно рыба, выброшенная на берег. Правда, внимание на меня никто не обратил, поэтому пришлось захлопнуть рот, недовольно надуть губы и молча скрестить руки на груди. Впрочем, так даже лучше, хотя Джулия могла бы с самого начала откровенно сказать, что не хочет сидеть со мной в одной лодке, а не ссылаться на мою необустроенную личную жизнь! Хороша сестренка, нечего сказать!

— Джулия, если хочешь, то можешь составить мне компанию, — с сомнением протянул О'Доннел, сделал пару шагов по направлению к нам и хитро посмотрел на сестру, зажмурив один глаз, — Я никогда не кряхчу и не стенаю.

На секунду сестра растерялась, а я, наоборот, возрадовалась. Вот она кармическая справедливость в действии!

— Вот еще! — хмыкнула Джулия, быстро придя в себя, и окинула Стэна презрительным взглядом. И все бы ничего, вот только к своему ужасу она обнаружила, что рубашка на его груди была распахнута до самого пупка и являла всему миру загорелую мускулистую грудь, которая, конечно же, была не в эстетическом вкусе моей сестренки, — Ты… Ты… Выглядишь, как дикарь какой-то, застегнись немедленно, здесь же не стриптиз-клуб!

— Я тебя смущаю, Птичка? — лукаво приподнял он бровь и демонстративно заиграл мышцами груди. Я, само собой разумеется, понимала, что представление предназначено не для меня, но не удержалась от соблазна и подсмотрела. А О'Доннел наигранно вздохнул и шутливо продолжил: — То тебе причиндалы мои покоя не дают, то голая грудь. Право слово, Джулия, ты точно сбежала из пансиона благородных девиц! По тебе так и не скажешь, что на прошлой неделе пуляла по мне солью из ружья.

— Глупости какие! — нервно пробубнила сестренка.

— Ладно, для твоего спокойствия застегну, пожалуй, рубашку, а то, боюсь, ты дырку просверлишь своим взглядом у меня на груди.

Джулия резко отвернулась, наверное, ее тонкая душевная организация не смогла больше выносить вид полуобнаженной мужской натуры, а Стэн покорно принялся застегивать пуговицы. Мне же, почему-то хотелось тихонько рассмеяться себе в ладонь. Ведут себя как дети малые, ей Богу!

— Довольна? — окликнул он ее, демонстрируя свою грудную клетку, скрытую клетчатой рубашкой.

— О, Боже, О'Доннел, неужели ты такой криворукий, что не можешь справиться даже с такой элементарной задачей? Дети в детском саду одеваются сами, а ты умудрился пропустить пуговицу! — нервно пробормотала Джулия и, уверенной походкой подойдя к мужчине, принялась перебирать его пуговицы. О'Доннел замер, затаив дыхание, и стал внимательно наблюдать за тонкими девичьими пальчиками, порхающими по ткани. Джулия пыхтела и сопела, но аккуратно, со всей осторожностью выполнила начатое. А вот я была уверена, что никакой О'Доннел ни криворукий, просто до ужаса хитрый и пронырливый тип! Раньше-то он как-то справлялся с пуговицами!

— Ну, все? — немного более грубо, чем хотелось бы, произнес он. — Ты довольна, женщина? Теперь, когда твои условия выполнены, едем?

— Ты весишь целую тонну, боюсь, что с нами двумя лодка пойдет ко дну! — не сдавалась Джулия, придумывая очередное глупое оправдание.

— Так мы же на моей лодке поедем, а не на твоем дырявом корыте, — довольно оскалился Стэн, — Поэтому твои страхи не оправданы.

Я, честно говоря, думала, Джулия найдет к чему еще придраться, но вместо этого она расслабленно махнула рукой и небрежно бросила:

— Ладно, поехали!

После чего беззаботно плюхнулась на траву и принялась надевать высокие прорезиненные сапоги. Мне, безусловно, хотелось впиться в Джулию как пиявка и расспросить, что это сейчас такое было, но я понимала, что ничего вразумительного ответить она не сможет.

— Мальчики, я тут пораскинула мозгами и пришла к выводу, что, если я еду в лодке с Дэном, а Джулси со Стэном, то получается, что папину лодку нужно вновь забросить на багажник машины, — произнесла я и подарила парням самую что ни на есть лучезарную улыбку. Они перебросились тяжелыми взглядами, скрипнули зубами, но дружно принялись исполнять мою просьбу.

Джулия, тем временем, облачилась в жилетку рыболова со множеством кармашков и набросила на плечи небольшой рюкзачок.

— Готова, — односложно произнесла она и получила в ответ от Стэна удовлетворительный кивок.

— А ты не будешь одевать свою экипировку? — удивился Дэн, обернувшись ко мне.

Я скромно потупила взгляд, а потом посмотрела на него как на дурака, недоумевая, неужели Дэн до сих пор не понял, на что подвязался, и с кем ему предстоит провести время в лодке посреди озера?

Когда мы со Стоуном отчалили от берега, уже тогда с уверенностью могла сказать, что победителями нам не быть. Я сидела на носу лодки точно томная барышня времен викторианской эпохи, а Дэн, как и подобает ее учтивому кавалеру, сидел на веслах, к которым поначалу никак не мог приноровиться. У него не получалось правильно рассчитать свои силы и синхронизировать гребки, поэтому первое время мы медленно кружились вокруг своей оси, иногда врезаясь в берег. Но зато хоть местных мужиков повеселили на славу, давно они не видели таких сказочных идиотов.

Надо ли говорить, что Джулия со Стэном перекинулись парой фраз в весьма миролюбивой форме, а потом сели в лодку и в четыре весла оказались за считанные секунды вдали от берега?

Я же лишь ободряюще улыбалась своему «капитану», потому что ни словом, ни мыслью не желала уязвить парня. Кто я такая? Такая же неумеха, как и он.

— Расслабься! — подмигнул мне Дэн, — Я уже приноровился, сейчас поплывем быстрее. И рыбу я ловить умею. Не профессионал, конечно, но мы с парнями пару раз выбирались за город. И рыбачили под чутким руководством опытного гида. Надеюсь, что-нибудь из этого выйдет путное.

Прозвучало, я бы сказала, ну совсем не воодушевляюще! Но я улыбнулась еще шире.

— А я и не волнуюсь, — искренне произнесла я, — Меня все устраивает.

И действительно, мне было плевать на результаты соревнования, до того хотелось, как можно скорее, оказаться дома. И да, это был тот самый случай, когда главным считалось участие, а не победа.

Сбросив якорь в камышах неподалеку от Стэна и Джулии, мы приступили к самому процессу ловли. Надо отдать Дэну должное, он мне подсказывал и помогал, как мог. Если быть точнее, то взвалил всю «грязную» работенку на свои плечи. А именно, нанизывал извивающихся противных червяков на крючок и снимал скользких, судорожно трепыхающихся рыбех своими собственными руками. Мне же оставалось крепко держать удочку с умным видом и радостно вопить, когда замечала подпрыгивание в воде поплавка. В общем, все оказалось не так уж плохо, как думалось изначально.

Да, и в целом на лодке между нами воцарилась теплая дружеская атмосфера, будто и не было вчерашней стычки с Хитом. Правда, иногда я бросала заинтересованные взгляды в сторону Стэна и Джулии, но ничего провокационного разглядеть мне не удавалось. Оказывается, эти двое вполне могут мирно сосуществовать рядом друг с другом. Никаких криков и ссор между ними не наблюдалось, возможно, из-за того, что оба были полностью увлечены интересным делом. А может, потому что не удержались и устроили какое-нибудь нелепое соревнование между собой.

— Мери, прости, — окинул меня Дэн виноватым взглядом, — Но, мне кажется, ты неправильно забрасываешь удочку.

— Что? — рассмеялась я, искренне удивившись такому необычному обвинению в свой адрес. Никогда раньше не задумывалась, правильно ли я или нет забрасываю леску с ключом, зачем мне вообще держать в своей голове о такую информацию? — Ты в своем уме? Нет, погоди, ты серьезно? Есть специальная техника забрасывая?

— Ага, — довольно улыбнулся парень, — Ты так резко выбрасываешь удочку, что боюсь, однажды вывихнешь плечо. Давай подскажу, как это сделать правильно. Поднимайся.

Мне стало еще веселее, я с трудом сдерживала себя, чтобы не рассмеяться в голос, но все-таки позволила парню преподать мне ценный урок. Как ни крути, ситуация выходила весьма забавной, и было интересно, к чему она приведет.

С трудом встала на ноги в покачивающейся на волнах лодке. А пока поднималась, расшатала ее еще сильнее. Так и стояла в позе морской звезды с раскинутыми в разные стороны руками, чтобы поддерживать равновесие.

Дэн, в отличие от меня, молниеносно и довольно ловко оказался на ногах и встал за мной так близко, что едва ли не касался моей спины. Лодка ходуном заходила под нашими ногами, и хитрый Стоун, делая вид, что помогает мне поддерживать равновесие, положил свои ладони на мои бедра. Свои большие горячие ладони. Жар, исходящий от них, я отчетливо ощутила на своей коже, по которой тут же забегали толпы мурашек.

— Осторожно, Мери, не шевелись, я держу тебя! — хрипло прошептал он мне в самое ушко, то ли случайно, то ли специально, задевая своим тяжелым дыханием мои волосы. Стало щекотно, и меня вновь пронзила волнительный дрожь. Было одновременно и страшно, и волнительно. Страшно упасть за борт, а волнительно из-за неожиданно приятной близости моего случайного наставника.

Но я тут же одернула себя и постаралась мыслить критически. К чему эта игра? Мог бы разговаривать со мной и обычным тоном, а не напускать на себя эту дурацкую таинственность! Через силу заставила свои губы расплыться в широкой улыбке и с иронией в голосе произнесла:

— Ну, нет, Стоун, хитрец! А как же я буду удочку забрасывать, не шевелясь? Тоже мне, горе-учитель! — рассмеялась я и пошла в наступление, — Признайся, что ты все это затеял, чтобы пообниматься со мной.

— Может быть, — не стал оправдываться парень, но руки свои все же убрал с моего аппетитного филе, переложив их на удочку. — А, может быть, и не только.

После этих слов я почувствовала, как он убрал с моей шеи злосчастную прядь волос и провел пальцем, едва касаясь кожи. Колени беспомощно задрожали. Исключительно из-за того, что было страшно стоять в покачивающейся лодке в нескольких метрах от берега, а не потому, что мне это прикосновение показалось безумно приятным. О предательских мурашках, которые вновь усыпали кожу, я вообще говорить не хочу! Здесь уже все дело в сильнейшем ветре, беснующемся на озере. Вру, конечно, не шелестела ни одна травинка в камышах.

— Дэн, — слабо шепнула я, — А дальше?

— А дальше осторожно отводишь от себя леску с крючком. Вот так, — медленно проговорил он и в качестве демонстрации своих слов плавно отпустил удочку, — Вот и все. Поняла? Или повторить?

— П-поняла, — утвердительно кивнула, хотя и слова ни одного не запомнила. — Или п-повторить.

А потом медленно развернулась в мужских руках, Дэн не пошевелился, по-прежнему безропотно держал за моей спиной удочку, вот только взгляд его был обращен к моему лицу.

Он внимательно осмотрел мои губы, а потом проникновенно заглянул в глаза, будто желал найти в их глубине ответы на мучающие его вопросы, а возможно, я надумываю себе много лишнего.

Осторожно прикоснулся ладонью к моей щеке и медленно провел пальцем вниз по линии подбородка. Я зачарованно смотрела на парня, боясь пошевелиться и упустить момент. Момент, в котором меня волновал всего лишь один вопрос. Интересно, а как Дэн Стоун целуется? То обстоятельство, что мы целовались раньше, ни разу не решало мой вопрос, ведь я совершенно этих самых поцелуев не помнила. Так как?

Но сегодня мне явно было не суждено узнать ответ на этот животрепещущий вопрос. Совсем рядом с нами послышался плеск воды и тактичное покашливание. Мы синхронно повернули свои головы на звук, и я столкнулась с взбешенным взглядом черных как ночь глаз Хита Таккера.

Если бы взглядом можно было бы убивать, то Стоун был бы уже не жилец.

Хит сидел на веслах в лодке рядом с моим отцом и недовольно кривил губы, прожигая тяжелым взглядом каждый кусочек моего тела, к которому прикасался Стоун. Дэн, на удивление, оказался стойким оловянным солдатиком, внезапное появление соперника его не смутило, и он продолжал непоколебимой скалой стоять за моей спиной, удерживая двумя руками удочку.

А вот мне стало совсем не по себе из-за глупых мыслей о поцелуе, до этого беспечно витавших в моей голове, и из-за двусмысленности нашей со Стоуном позы. Я нервно выхватила удочку из его рук и отпрянула в сторону, едва не выпав из лодки. После чего грузно плюхнулась на свое место и невзначай ударила локтем Стоуна под коленом, намекая, что ему тоже стоит принять сидячее положение и, желательно, подальше от меня.

Дэн бросил на Хита победоносный взгляд и только после этого царственно разместился в лодке напротив меня.

— Папа? Хит? — слишком наигранно воскликнула я, будто и правда занималась чем-то постыдным, а не училась забрасывать удочку. Кого я обманываю, в историю о забрасывании удочки не поверил бы даже самый последний идиот! Ах, да… я же повелась…

— Да, Хит любезно согласился подбросить меня до озера, раз у моих дочерей не нашлось для отца и капли бензина, — укоризненно заявил папа, по его тону трудно было понять, простил ли он нас или все еще сердился, — А потом предложил составить компанию в конкурсе. Я, разумеется, согласился.

Конечно, я удивилась такому повороту событий! Удивительно, за несколько дней Хит умудрился записаться папе в приятели. И с чего такая честь? Таккер же ненавидит деревенскую жизнь! В мире есть всего две вещи, которые он умеет делать, это играть в футбол и наслаждаться благами городской жизни!

— А где вы потеряли Питера? — поспешила я перевести тему, к тому же, мне и правда было интересно местонахождение женишка Джулии. Неужели ему удалось-таки отлынить?

— Он разве не с вами? — удивился папа, — Ты же сказала, что поедешь в машине вместе с Питером и Джулией!

— Я сказала, что позову Питера и Джулию! — поправила его я, — Но встретила только Джулию, а господин Поттер, наверное, прятался от маглов в своем плаще-невидимке! В общем, он, как я поняла, не очень любит рыбалку, поэтому сейчас, наверное, неплохо проводит время вдали от червяков и склизких рыб!

— Кстати, Хит, ты ведь тоже не любитель рыбной ловли, — заискивающе произнес Дэн и послал Таккеру ядовитую улыбочку. Я невольно закатила глаза и выставила вперед ногу, незаметно касаясь ноги Дэна.

— Не люблю, не значит, что не умею, — сдержанно ответил ему Таккер и, окинув нас холодным взглядом, неохотно добавил, — мы встанем неподалеку. Надеюсь, не помешаем вам ловить рыбу.

— Рыбы на всех хватит, Таккер, не переживай. Ты главное вылавливай ее из воды, а не пытайся хитростью умыкнуть чужой улов, как ты частенько любишь делать, — довольно отозвался Дэн, а глаза Хита вновь налились кровью, — Ну, это я так, к слову. Вдруг ты правил больше никаких не знаешь, кроме как футбольных?

Хит был злой, но никак не отреагировал на подначивание парня, а я скептически изогнута бровь: меня что, только что опять рыбонькой назвали? Дэн неправильно понял мой взгляд, поэтому покаянно сложил ладошки на груди и сделал вид, что закрывает рот на молнию и на замок, после чего выбросил невидимый ключ в воду.

Я невольно рассмеялась его пантомиме, за что получила еще один неодобрительный взгляд со стороны моей перекаченной дуэньи с соседней лодки, которая не успела отплыть далеко. Надо отдать должное моему папе, который все это время сидел с невозмутимым лицом, уверенный на все сто процентов, что его протеже не сорвется.

Мы снова вернулись к тому, зачем приехали, а именно, к рыбной ловле. Только теперь я косилась не только на Стэна и Джулию, но и на папу с Хитом. Последний, к слову, довольно ловко орудовал удочкой, с невероятной скоростью подсекая рыбу. И где только такому научился? А вот у Дэна явно понизился градус настроения, он стал молчаливым и задумчивым, и все дальнейшие попытки моего обучения сошли на нет.

Неужели он так сильно расстроился из-за того, что теперь, на фоне мастерских навыков Таккера смотрелся недостаточно ярко? Лично мне безразлично кто как вылавливал эту несчастную рыбу, но вот то, что Дэн в определенной мере оказался склонен к тщеславию, было не очень по душе.

Где-то уже через час мне до зубовного скрежета надоело ловить эту мерзкую рыбу, и я просто умирала от скуки. Из Стоуна не получалось вытянуть и слова, разговор совсем не клеился, а ни одна маломальская рыбешка не желала лакомиться моим червячком, который, должно быть, так и скончался там под водой от грусти и одиночества, не выполнив своей сакральной миссии.

Разбавила тягостную атмосферу еще одна лодка, выплывшая из камышей. В ней восседал крепко сбитый старик в потрепанной ковбойской шляпе. Размеренными, мощными гребками он в два счета поравнялся рядом с нашей с Дэном лодкой, и только тогда я узнала в нем О'Доннела старшего.

— Здравствуй, малышка Мерси, — поприветствовал меня мужчина и тепло улыбнулся одними глазами, из уголков которых тут же расползлись лучики морщин.

— Доброе утро, мистер О'Доннел! — помахала ему в знак приветствия, едва не выронив удочку от радости в надежде на то, что кто-то ненадолго развеет мое одиночество интересной беседой.

— Можешь звать меня Роджером, детка, я еще чертовски молод, и даже не смотри на мои морщины! — насмешливо произнес мужчина, и на его лице появилась широкая улыбка с идеальными белоснежными вставными зубами.

— Заметано! — подмигнула я.

Я говорила, что конкуренция между нашими лагерями была страшная. Но так сложилось, что взрослые враждовали отдельно, а дети, подражая им, отдельно. Каждый в своей песочнице. И ни папе, ни Роджеру О'Доннелу никогда не приходило в голову отыгрываться на детях. Это было нерушимым правилом, делом принципа. Наоборот, один раз, когда случились непредвиденные обстоятельства, связанные со смертью мамы, мистер и миссис О'Доннел забрали нас с Джулией из младшей школы к себе домой. Мои тогдашние отношения со Стэном были уже не очень гладкими, но это не помешало ему играть с ничего не подозревающей малышкой Джули и не третировать меня по пустякам, заключив временное перемирие.

— Мерси, я стал слаб на оба глаза, что за ухажер сидит с тобой в одной лодке? — «ненавязчиво» полюбопытствовал мой сосед, а я недовольно поджала губы, ему совсем не обязательно было выкрикивать слово «ухажер» так громко! Наверное, весь штат Техас услышал, что со мной в лодке сидит мой так называемый ухажер. Хотя это вовсе не так! — Неужели это знаменитый Дэн Стоун?

— Да, вы правы, это мой коллега по работе Дэн Стоун! — покорно согласилась я со стариком, стараясь не вестись на его провокацию, но при этом вставив незначительную ремарку относительно наших взаимоотношений с Дэном. Мистер О'Доннел вступил в тот самый почетный возраст, когда он смело может резать правду-матку, а потом с удовольствием наблюдать, в какое смятение впадает его собеседник.

— О! Дэн Стоун! Рад знакомству, мальчик! Определенно, у тебя талант! Когда ты выходишь на поле, тебе нет равных! — похвалил его Роджер, отчего мой тщеславный «ухажер» тут же расплылся в горделивой улыбке, а я устало закатила глаза.

— Благодарю, сэр! — вместо вежливого кивка Дэн двумя пальцами слегка потянул полы своей шляпы вниз.

— Только жаль, что ты постоянно просиживаешь свой зад на скамейке запасных! — возмущенно крякнул О'Доннел старший, возвращая Стоуна с небес на землю, — Не стоит всю жизнь прятаться в тени Таккера, а то проспишь все деньки твоей славы! Удача дама ветреная!

Лицо Дэна резко вытянулось вниз, и он сразу же не нашелся с ответом, а престарелый провокатор, не обращая на него внимание, вновь переключился на меня:

— Мери, твой червяк давно сдох! Его срочно пора менять! С ним ты не наловишь много рыбы.

Мистер О'Доннел в очередной раз продемонстрировал свое слабое зрение, а я задалась вопросом, только ли о приманке идет речь?

— А мне нравится сам процесс! — задорно воскликнула я, переводя все в шутку. Лукаво подмигнула своему советчику и подняла удочку, — Ну-ка, Дэн, замени старину Джима!* (прим. герой мультфильм «Червяк Джим»)

— Слушаюсь, моя госпожа! — покорно принялся выполнять мои распоряжения Стоун. С ним рыбачить одно удовольствие!

— Ладно, малышка Мерси, был рад тебя повидать! Ждем вас завтра в гости, а я пойду поприветствую молодых!

Я хотела поправить старика, что на завтра у нас совершенно другие планы, да и вообще, не стоит Джулию со Стэном величать «молодыми», моей сестренке ох, как это не понравится, но в очередной раз решила не перечить хитрому пройдохе. Лучше понаблюдать за троицей со стороны, должно получиться очень даже весело.

Вместо всяких слов я с предвкушающей улыбкой на губах махнула мистеру О'Доннелу на прощание рукой, а он сделал парочку мощных гребков веслами и за считаные секунды оказался от нас на приличном расстоянии.

Подплыл к папе с Хитом, не поленился пожать обоим мужчинам руки, что, на мой взгляд, можно считать высшей мерой уважения. Согласитесь, мужчины этот простой дружественный жест вводят в рамки чего-то особенного, если не верите, то обратите внимание на выражение их лиц, когда они жмут друг другу руки. Сколько важности, сколько серьезности, сколько апломба! Хотя, лично мне, становится смешно до коликов, но не дай Бог, об этом пронюхают мужики! Вот тогда точно, быть мне старой девой до скончания веков!

Мистер О'Доннел перебросился с папой и Хитом парой фраз, а потом довольно быстро переметнулся к Стэну и Джулии.

Я из любопытства даже поднялась в лодке на ноги и забросила в воду удочку, как меня учил Дэн, хотя на самом деле с любопытством посматривала в сторону Джулии, будто предчувствовала что-то нехорошее. Конечно, куда же без этого!

Говорил в основном Роджер, а Джулия изображала из себя саму любезность и скромность. Видимо, утонченная дама Викторианской эпохи на этот раз вселилась и в мою сестренку. Джулия сидела с идеально прямой спиной и покорно опущенной головой, смиренно улыбаясь из-под полуопущенных ресниц, хотя до этого не могла спокойно усидеть на одном месте и секунды, то и дело крутясь в лодке со своей удочкой. Если честно, мне было совершенно непонятно, зачем Джулия устроила это показательное выступление перед Роджером, стараясь произвести на старика хорошее впечатление, но точно знала, что долго она не сможет изображать из себя невинную овечку.

Все самое интересное началось минут через пять. Мистер О'Доннел болтал о чем-то с самым что ни на есть беззаботным видом, а Стэн при этом активно посылал ему всяческие сигналы, принуждая старика замолчать. К сожалению, было неслышно, о чем шла речь, но, с уверенностью могу сказать, что Джулию сильно напрягла тема разговора. С каждой секундой она хмурилась все сильнее и сильнее, потом ее лицо начало краснеть в гневном запале, ну и в результате, я предчувствовала, что ее показная учтивость вот-вот лопнет как мыльный пузырь.

— Мери, не спи, подсекай, клюет! — громко воскликнул Дэн, и я постаралась переключить свое внимание на удочку.

Послушно взмахнула руками вверх, вытаскивая из воды крючок с брыкающейся крупной рыбиной. Очень большой рыбой, тяжелой и готовой бороться за свою жизнь до конца. И в этот самый момент краем глаза заметила, как Джулия резко подскочила со своего места и дикой кошкой бросилась на Стэна. Вот только парень успел рефлекторно уклониться в сторону, и моя боевая блондинка рыбкой влетела в воду.

Я так сразу и не поняла, что произошло. Нужно ли говорить, что о коварной рыбине, бешено прыгающей в воздухе на леске, я и думать забыла? Вспомнила о нашем противостоянии только тогда, когда стала терять баланс.

В попытке обрести утерянное равновесие, одну ногу, согнутую в колене, подняла вверх и стала делать резкие махи руками, но ничего дельного из моей затеи не вышло, я же не цапля! Дэн тут же бросился на помощь, обхватил меня двумя руками за первое попавшееся место, а если указать точнее, то этим местом оказались мои бедра и, по случайности весьма неловко уткнулся носом мне чуть ниже живота.

Я истошно завизжала то ли от неожиданности, то ли пикантности момента, то ли от острого предчувствия моего скоропостижного падения. Взмахнула на прощание пару раз руками и поспешила следом за жирной рыбехой, которая вместо с удочкой оказалась в воде.

Здесь должно быть длинное лирическое отступление, описание всей моей бренной жизни, которое пронеслось перед глазами, ведь во время погружения в мутно-зеленые воды озера я на полном серьезе думала, что не выживу, не выплыву и останусь в пучине навеки вечные. Но нет, обошлось.

Я судорожно барахтались, не различая, где верх, а где низ. Казалось бы, нужно было широко раскрыть глаза и стремиться к свету, к солнцу, но я до того перепугалась, что не могла мыслить логически, просто постоянно махала руками и ногами в разные стороны. В какой-то момент почувствовала, как меня задело что-то живое, неизведанное и подводное. Меня обуял страх еще сильнее, видимо, своими скудными мозгами я совсем не могла мыслить здраво и безрассудно предположила, что это происки тихоокеанских акул, крокодилов с берегов Амазонки и Лох-Несского чудовища вместе взятых. Ага, вот такая организованная преступная группировка! Я с двойным усилием стала отбиваться от подводного монстра, пока чудом не оседлала его! Не женщина, а огонь!

Монстр тут же услужливо помог мы выбраться на поверхность, и в следующее мгновение, тяжело кашляя, я набрала полные легкие спасительного воздуха. И только увидев синее небо, поняла, что моим персональным монстром стал Хит Таккер, именно у него на плечах я и разместилась.

— Ты, мудак, Стоун! Какого черта не уследил за ней? Зато, скот, успел прилюдно облапать! — рычал Таккер на Стоуна, который неподалеку от нас находился по пояс в воде.

К сожалению, только сейчас осознала реальный уровень воды в озере и досадливо закусила губу. Хотя я готова поклясться, что когда я была под водой, дна не было и в помине! Колдовство какое-то!

— Не твое собачье дело, Таккер! Отдай мне Мери и катись отсюда! — ярился Дэн.

— А свое место на поле тебе не отдать, сопляк? Отвали, полудурок, надо было лучше смотреть за Мери! — огрызнулся Хит и покрепче обхватил мои ноги руками.

— Ты просто бесишься, что моя голова оказалась у нее между ног! — ядовито выкрикнул Стоун, отчего мне вновь нестерпимо захотелось оказаться под водой. Какой стыд и позор на мои седины!

И тем не менее, молитвы мои были услышаны.

Хит полностью слетел с катушек, он прямо-таки озверел и с диким рыком смачно врезал Стоуну в челюсть, тот пошатнулся и склонился над поверхностью воды, потирая лицо.

— Получи, для симметрии, сопляк, раз ты тупой и не понимаешь, с первого…

Договорить Хиту не удалось, ответный удар Стоуна пришелся ему в область солнечного сплетения, Таккер согнулся пополам, а я, сидящая у него на плечах, соскользнула в воду.

Только на этот раз панике решила не предаваться, смысла не было. Воды было по грудь, а из чудовищ только Таккер со Стоуном. Во второй раз быстро сориентировалась в мутных водах и встала на ноги.

— Мери! — закричал Дэн и проворонил удар Таккера.

— Мери! — взвыл Таккер, бросаясь ко мне. Но стоило ему отвернуться от Дэна, как тот запрыгнул ему на спину и, перехватив локтем горло, утащил под воду.

— Идите к черту! Оба! — недовольно фыркнула я и как мокрая курица, переваливаясь с ноги на ногу, поспешила к берегу.

Ну, и, собственно, на этом все: мои спасатели совсем не по-джентельменски решили, что их спасительную миссию можно считать завершенной, и со штанами, полными энтузиазма, продолжили мутузить друг друга в воде.

Я, конечно, чисто по-женски расстроилась, что так в одночасье потеряла сразу же двух своих кавалеров, но виду не подала.

На помощь мне пришла Джулия, которая под шум драки успела доплыть до берега. Она помогла мне вылезти из воды, а за ней поспели мужчины из бригады спасателей и набросили нам с ней на плечи теплые пледы. В принципе, и без них было не холодно, но по регламенту положено.

Бросила тяжелый взгляд на озеро и разочарованно заметила, что мужчины по-прежнему махали кулаками.

Делали это размеренно и ухищрено, отвешивали друг другу одиночные удары, а потом внимательно оценивали нанесенный противнику урон. Мне казалось, что лидировал закаленный многочисленными футбольными схватками Хит. Он ловко уходил от ударов и щедро одаривал ими соперника. Хотя, нужно отметить, что и Дэн несмотря на сильный напор неприятеля, позиций не сдавал, напротив, то и дело своими кулаками старался найти у Хита слабые места.

До финала было еще далеко, когда «сладкую парочку» стали окружать лодки с рыбаками, пытавшимися разнять драчунов. Вот только узнать, чем закончилось дело, мне, к сожалению, так и не удалось.

— Быстро в машину! — зазвенел льдом злой голос отца за нашими спинами. Мы с Джулией вздрогнули, переглянулись и пришли к общему мнению, что лучше незамедлительно исполнить папин приказ, иначе хуже будет. И, понуро опустив головы, пошли за главой семейства.

Он был зол. Сильно зол! Странно, что воздух не искрился.

Папа небрежно швырнул нам в руки сухие футболки и кивком головы велел залезать на заднее сидение его внедорожника переодеваться. Мы вновь, исполненные покорностью, принялись беспрекословно выполнять его распоряжение. Отец все время молчал и нервно постукивал пальцами по капоту машины, рассматривая пустым взглядом незримые дали, отчего нам вдвойне было страшнее.

Стоило наспех облачиться в сухую одежду, как папа запрыгнул в джип, небрежно захлопнул дверью и так сильно вжал в пол педаль газа, что нас с сестрой буквально припечатало к спинке задних сидений. Папочка был до того взбешен, что весь путь через лесную чащу мы буквально пролетели по воздуху, то и дело подскакивая на ямах и рытвинах. После такой поездки можно смело подаваться в космонавты, наши вестибулярные аппараты прошли проверку невесомостью на ура.

— Вам должно быть стыдно, юные леди! — наконец зло выплюнул отец, а я отметила, что «юной леди» уже не была лет пятнадцать, с тех пор как заявилась домой в пять часов утра после вечеринки, на которую мне было запрещено идти, — Вы выставили себя на посмешище! Да, что там себя? Всю семью!

Хотелось возразить, что черный пиар, тоже пиар, и если наша фамилия будет на слуху, то это может привлечь клиентов… Но умничать не стала, чтобы под прицелом родительского гнева не оказаться в дурочках.

Далее последовала грозная отповедь о нашем несносном поведении, папочка постарался не упустить ни одного промаха за все время моего пребывания в лагере. Припомнил все! И нашу вечную безответственность, и отсутствие бензина в бензобаках, и сорванную вечеринку в первый день, все-все-все! Но больше всего сокрушался из-за того, что за всю историю проведения соревнований по рыбной ловле ни разу не было зафиксировано ни одного случая выпадения участников из лодок. Вечно пьяные выпивохи и отъявленные драчуны, желающие помериться силой в расчет, конечно, не брались! Хотя, в принципе, и без них сегодня был явно побит рекорд по количеству людей за бортом.

Мы с Джулией немного расслабились, слушать папину ругань для нас было куда приятнее, чем внимать зловещему молчанию. Облегченно вздохнули, но прерывать сей воспитательный момент не посмели. Да-да, кишка тонка, и жить хотелось. Единственное, по взгляду сестры я заметила, что она хочет поделиться со мной чем-то важным, но никак не находит возможности сделать этого.

— О вашем поведении я вообще не хочу говорить. Мередит, как тебе не стыдно? — деловито вопросил он, а я распахнула глаза шире, готовая отрицать все на свете, — Ходишь, крутишь хвостом перед парнями, а они из-за тебя устраивают петушиные бои!

— Вот это было обидно! А главное, ни разу не справедливо! — на ультразвуке пискнула я и в довесок к глазам я возмущенно распахнула еще и рот, неодобрительно фыркнув, — Я тут ни при чем, вообще мимо проходила!

На папу на самом деле я нисколечко не обиделась, только вид на себя напустила оскорбленной невинности. Знаю, что мой суровый родитель ничего плохого обо мне не думает, а огнем плюется лишь на эмоциях.

— Джулия, от твоей выходки я тоже не в восторге! Я тебя так не воспитывал! Ты же хрупкая девушка, это не позволительно бросаться на мужчин с кулаками. — строго отчитывал папа сестренку, а я поняла, что он вообще не в курсе ее фееричного выкрутаса с ружьем, так что мне в целом даже очень повезло, легко отделалась, — К тому же, это низкий и подлый поступок, потому что ты знаешь, что Стэн никогда не позволил бы себе поднять руку на женщину и ответить тебе в подобном ключе! И знаешь почему?

Джулия лишь засопела в ответ, прекрасно понимая, что сейчас не время давать ответ на папин риторический вопрос.

— Молчишь бессовестная? Да потому что у него в отличие от тебя имеется одна весьма важная вещь! — вот теперь, выслушав красочный эпитет в свой адрес, нужно было давать ответ. Да, только мы с сестрой, испорченные создания, немного подвисли с ответом, не зная, действительно ли папа клонит на наше со Стэном гендерное различие или имеет в виду действительно что-то более важное. Сомнение, которое отразилось на наших лицах, папа прочитал в зеркале заднего вида, после чего покачал головой и с тяжелым выдохом пояснил: — Воспитание, девочки! Я говорю о воспитании! Хотя, я бы на месте Стэна тебя, Джулия, хорошенько выпорол!

Мы с сестрой синхронно раскрыли рты, а папа поджал губы и со словами: «Тьфу на вас!» поспешно замолчал. Ага, видимо, понял, что для взрослых девочек слово «выпороть» может носить несколько иной характер.

— Папа! Этот воспитанный человек не гнушается воровства! — нашла в себе силы на протест Джулия, как по мне, лучше бы промолчала, и мы бы доехали до дома в более-менее спокойной обстановке, — Папа, они украли нашу идею! Папа, Мери, это семейка воришек пригласила нас завтра покататься на лошадях на ИХ новое ранчо!

Я обеспокоенно взглянула на сестру, не поверив до конца ее словам, это очень серьезное обвинение.

— Ты уверена? — осторожным шепотом спросила я, не зная, насколько болезненной окажется эта новость для папы. Джулия утвердительно кивнула.

— Ох, девочки! — вздохнул папа и окинул нас раздосадованным, немного уставшим взглядом, после чего резко свернул на обочину, заглушил мотор и повернулся к нам лицом. От моего внимательного взгляда не укрылась морщинка сомнения, залегшая у него между бровей, — Моя вина. Не сказал вам все сразу. Думал, что вы не поймете. Точнее, не поймешь ты, Джулия. Впрочем, я был не так далек от истины.

Мы переглянулись с сестрой и снова посмотрели на папу, ожидая продолжение.

— Конечно, девочки, я знал о планах Стэна. Неужели вы думали, что я настолько слеп, чтобы не заметить у себя под носом лошадиное ранчо? — усмехнулся отец, и виновато добавил, — Я даже больше скажу, помогал парню с его открытием.

— Но я же не заметила, — смущенно опустила глаза сестра, неохотно признавая свою невнимательность.

— Милая, я отвлекал тебя всеми возможными способами, какими только мог. Думал, что ты будешь вставлять палки парню в колеса и изводить всяческими способами. Впрочем, я оказался прав и в этом своем предположении, — папа усмехнулся и кивнул в сторону мокрых волос Джулии, с которых все еще стекала каплями вода, а потом сменил тон на более серьезный, — Мне необходимо вам сказать что-то очень важное, девочки. Я не вечен.

— Папа! — тут же жалобно пискнула Джулс, а я тяжело сглотнула.

— Боже, какие вы у меня впечатлительные! Сейчас надумаете, черт знает что! Да, все со мной в порядке! — отмахнулся отец от наших встревоженных лиц и рассмеялся, — Я здоров как бык, но, тем не менее, не вечен! Сейчас я могу самостоятельно управлять лагерем, но через лет десять это будет весьма обременительно. Да и, честно говоря, я был бы не против через десять лет нянчить внуков…

Во рту снова пересохло, а папа, эдакий весельчак, вновь задорно рассмеялся, прочитав все эмоции на наших с Джулией лицах. Видимо, сестренка тоже была не в восторге от таких перспектив.

— …но это совсем другой вопрос, — продолжил отец, — Вернемся к тому, что есть сейчас. У тебя, Мери, есть своя работа, своя жизнь, и если ты не наделаешь глупостей, то и надежное мужское плечо рядом!

Я засмущалась и отвела глаза, он же обещал не говорить о внуках! Папа хмыкнул и перевел взгляд на сестру:

— А вот с тобой, Джулия, дело обстоит не так лучезарно, как мне хотелось бы!

Она скрестила руки на груди и поджала дрожащие губы, став похожей на маленького обиженного ребенка. Мне ужасно захотелось обнять ее, но зная эту колючку, можно предположить, что это вряд ли пришлось бы ей по душе.

— Да, у тебя есть Питер, между вами любовь, вы планируете свадьбу, и все дела. Но лично мне этот парень не душе! — пробурчал отец старческим голосом, а Джулия вновь молчаливо распахнула рот, — Выслушай меня до конца, дочка! Да, я не считаю Питера надежным парнем, но лезть со своими дурацкими наставлениями в твою личную жизнь не собираюсь! Это твоя жизнь, твой выбор и твои ошибки! Тоже самое касается и тебя, Мери! Все решения вы принимаете самостоятельно, но будьте уверены, что если вам потребуется моя поддержка, то я всегда буду рядом!

Папа замолчал, внимательно наблюдая за нашей реакцией на его слова. Я улыбнулась, а Джулс насупилась, после чего он продолжил:

— Вот только лагерь, девочки, по-прежнему мой, и я не готов передавать управление в напомаженные ручки Питера Пэна! Да, и ему мое детище сдалось как собаке пятая нога.

— Я и сама справлюсь! — исподлобья пропыхтела Джулия.

— Верю, малышка, — с улыбкой согласился папа, — Но не желаю, чтобы моя любимая девочка тащила весь лагерь на своих хрупких плечах в одиночку. Есть вопросы, требующие жесткой мужской руки.

— Моя рука не менее жесткая, — не унималась Джулс.

— Тебя можно выбить из колеи одной фразой, и вот ты уже стремя голову летишь на обидчика и со всего маху ныряешь в воду! — ехидно припомнил ей папа случай на озере и строго продолжил, — По поводу дальнейшей судьбы лагеря у меня есть другое решение. Мы с О'Доннелом старшим долго думали и пришли к единому знаменателю. Мы собираемся объединить лагеря.

— Что?! Ты с ума сошел! — выпалила сестра, исполненная детской обиды, — Ненавижу эту семейку!

— Решение принято, юная леди. Документы оформляются, — беспринципно отчеканил отец, — Ты и Мередит наравне со Стэном будете полноправными владельцами. Все решения будут приниматься путем голосования. Если Мери посчитает нужным, то позволит тебе распоряжаться ее долей.

— Я ненавижу О'Доннела! — во все горло закричала Джулия и топнула ногой настолько сильно, насколько ей позволяло место на заднем сидении автомобиля. — Я из-за него чуть не утонула!

— Ты чуть не утонула из-за собственной вспыльчивости! — устало ответил папа и потер виски.

— Он мне жить мешает! — медленно и верно закипала Джулия.

— Тебе мешает жить собственная глупость, Джулия Эмбер Флинн! — перешел родитель на повышенные тона, что означало крайнюю степень его бешенства, — Мы завтра едем на ранчо к О'Доннелам!

— Ноги моей там не будет! — упрямо заявила Джулия и отвернулась к окну.

— Можешь не появляться! — вышел из себя отец, хлопнув ладонью по рулю, — Но вопрос с лагерем решен!

— Ненавижу вас всех! — сделала самое логичное умозаключение сестренка и выскочила из машины, — Ненавижу О'Доннелов! Ненавижу твои нравоучения, папочка! И тебя, Мередит, не-на-ви-жу! Вечно ты у нас особенная! Любимая дочка во всем согласная с папочкой!

— Вот и нашелся козел отпущения, — тихо вздохнула я и отвернулась от нее к своему окну. Видимо, наши отношения с сестрой вновь скатились до отрицательной отметки.

— Ты наказана, Джулия Эмбер Флинн! Подумай о своем поведении по пути домой! — зарычал папа и ударил по газам, выруливая на дорогу.

Мокрая и злая Джулия осталась в серых клубах дорожной пыли. Вот оно, воспитание детей по-Техасски.

До дома мы с папой добрались в полной тишине. Лишь припарковав на стоянке машину, он уткнулся носом в руль и устало спросил:

— Мери, котенок, а ты что думаешь по поводу лагеря?

— Думаю, что если ты принял такое решение, то значит, взвесил все «за» и «против» несколько раз. И по всей видимости вышло, что объединение пойдет лагерю только на пользу, — честно высказалась я. Папа кивнул мне с благодарностью, поскольку знал, что если бы я была не согласна с ним, то подобно Джулии ушла, хлопнув дверью.

Потом папа в сомнении помолчал и поднял на меня немного растерянный взгляд.

— А что с сестрой? Я не перегнул? — медленно уточнил он, — Наказал ее, будто нерадивого ребенка.

Вот здесь я задумчиво пожала плечами:

— Прости папочка, у меня нет опыта воспитания детей за двадцать с плюсом лет, — постаралась перевести все в шутку, ведь видела по расстроенному взгляду своего родителя, что он сильно раскаивается из-за того, что не сдержался, — Джулия большая девочка, она обязательно остынет по дороге домой и все поймет.

Мне действительно сложно судить папу и что-то советовать ему в этой ситуации. Оба хороши! И у одного, и у второй по венам текла не кровь, а огненная лава. Да, и после драки кулаками не машут, глупо это.

— Хорошо бы, — неуверенно улыбнулся папа, — Ты завтра поедешь со мной на ранчо к О'Доннелам?

— Честно говоря, мне ужасно любопытно взглянуть на это диковинное ранчо, но я поддержу Джулию с ее протестом. Прости папа, в другой раз обязательно! — клятвенно пообещала я отцу, — Как только Джулия остынет, наведаюсь в гости к лошадкам.

Я уже хотела выскочить из машины, как папа лукаво посмотрел на меня и добавил:

— Хит тоже приложил к этому руку.

Я приросла к сидению намертво.

— Ого! — удивленно воскликнула я, — И как же?

— А вот это ты у него спроси! — отрезал папа и вышел из машины.

Вот в этом весь мой отец! Интриган каких еще поискать! Наверное, на этой почве он и спелся с Таккером и О'Доннелами. Хороши красавцы, как на подбор!

Папа ушел, а я осталась в салоне дожидаться возвращения сестры. Нам просто необходимо поговорить с ней откровенно впервые за пятнадцать лет. Она злится на меня, а я не понимаю за что. Можно было бы и дальше откладывать наши детские обиды в долгий ящик, но это неправильно, да и нутром я чувствовала, что пришло время поговорить обо всем на чистоту.

Джулия вернулась домой минут через тридцать. Пыльная, включенная, уставшая, измученная и разочарованная во всем белом свете. Но больше не злая. Наверное, банально сил на злость не хватало.

— Джули! — выскочила я из машины, преграждая ей дорогу. Сестра окинула меня мрачным взглядом и, не желая связываться, обошла по дуге, — Нам надо поговорить! Джули, я так тебя люблю, но не понимаю, за что ты меня ненавидишь. Это причиняет мне боль!

Я крепко стиснула кулачок, прижимая его к груди, и в раскаянии посмотрела на Джулию, уповая на снисхождение с ее стороны. Может, я бросала слишком громкие слова, но мне необходимо было достучаться до сестры любым способом.

— Мне все равно, Мери! Плевать на тебя и на папу! Вам без меня было бы лучше! — запела она песнь пятилетней обиженной девочки.

— Не говори глупости! Ты моя единственная младшая сестренка, я за тебя горой! Как в детстве, вдвоем против всего мира! — в сердцах воскликнула я, хотя уже и не помнила, когда мы были с ней единым целым, — И не мели чепуху! Папа без тебя и дня прожить не сможет. Я постоянно уезжаю и исчезаю из его жизни на целый год, а ты всегда рядом! Ты лучик солнца в его темном царстве!

— И все равно, без меня было бы лучше! — упорно настаивала на своем Джулия, едва ли не плача.

А я решила пойти ва-банк. Сделала шаг в ее сторону и заключила этого всклоченного воробья в свои объятия. Плотину слез прорвало. Моя обычно всегда сильная сестра безутешно всхлипывала, растирала по пыльному лицу горькие слезы, а я ласково гладила ее по спине.

— Джулия, ну почему ты на меня обижаешься? — тихо прошептала я, когда плач сошел на нет. Джулия как партизан молчала, — Давай выясним наши отношения здесь и сейчас. Или станем друг другу не просто сестрами, а лучшими подругами, или вообще прекратим всякое общение!

Я рисковала во всех смыслах. Будто бродила по минному полю, никогда не знаешь, где рванет. Джулия могла вспылить с новой силой в любой момент, а я, наоборот, не готова была осуществить свою угрозу.

— Все из-за мамы! — окончательно раскисла сестренка, впадая в новую истерику.

— Мамы? — искренне удивилась я, совершенно не понимая, о чем идет речь.

— Я ее совсем-совсем не помню! А у тебя, Мери, было все! И мама, и папа! И счастливое детство с любящими родителями!

— Боже мой, Джулия! — ласково рассмеялась я, целуя ее в кончик красного распухшего носа, — Неужели ты думаешь, что твоя мама любила чужого ребенка сильнее собственного? Я не могу передать словами, как благодарна маме за то, что она нашла место в сердце еще для одного ребенка. Но Джули, от этого ее любовь к тебе меньше не стала!

Я посмотрела на взрослого заплаканного ребенка, с размазанной грязью на лице и содранными коленками.

— Джулс! Что с твоими коленками? — обеспокоенно воскликнула я.

— Упала, — совершенно несчастным голосом заявила сестра, — Упала, когда пыталась сломать указатель на лагерь О'Доннела!

— О, Боже! — вслух рассмеялась я, — Какой же ты ребенок, Джулия Эмбер Флинн!

Я потащила сестру к себе домой, обработала ее колени, а потом мы, не утруждая себя готовкой, перетащили из столовой оставшиеся после обеда вкусности и засели дома за старенький фотоальбом, хранящий наши детские снимки и воспоминания. Мы были крепкой и любящей семьей. Я, Джулия, папа и мама Диана, вот только жаль, что сестра ничего не помнила из нашего счастливого детства. И вдвойне жаль, что только спустя долгие годы, поведав друг другу свои детские переживания, нам удалось сломить воздвигнутую Джулией стену непонимания между нами. На самом деле, и стены-то никогда никакой не было, так, бурные фантазии обиженного ребенка.

На следующий день планы Джулии ничуть не изменились, она ни то что не желала ехать на конное ранчо, наоборот, в корне стала отрицать сам факт его существования. Попахивало клиникой, но я не растерялась и тут же набрала в поисковой системе запрос: «Стадии принятия неизбежного» и обнаружила, что сестра как раз находилась только на второй стадии, отрицании, из пяти возможных. Хотя, я окинула ее задумчивым взглядом, с другой стороны, вид у нее был до того разбитый и подавленный, что можно было предложить, что ей посчастливилось перепрыгнуть сразу же на четвертую стадию, депрессию, миновав торг. Тем более, торговаться с нашим папой все равно было бы бессмысленно.

— Какие планы на день? — поинтересовалась я, выуживая из холодильника чудом выживший диетический йогурт, непонятным образом вообще оказавшийся в моем доме. — Будешь?

— Я не голодна, — печально мотнула головой сестра.

— Ну и отлично, — пробубнила себе под нос, с жадностью облизывая крышечку, — Так какие у нас планы? Если ты не поедешь на ранчо, то я тоже останусь дома.

— Нельзя поехать в то место, которого не существует, — твердо сквозь сжатые зубы процедила сестра, — Мери, не обижайся, но мне нужно сегодня побыть в одиночестве, чтобы составить план, как расправиться с врагом номер Один.

Честно говоря, я не удержалась и присвистнула от ее наполеоновских планов. Определенно, жизнь котят ничему не учит! Кажется, папа ясно дал вчера понять, что не одобряет изжившую себя вражду с О'Доннелами, но моя упрямая сестра, видимо, не прониклась этой мыслью.

— И кто у нас враг номер Один? — хмыкнула я, заранее зная ответ.

— О'Доннел, конечно! Беспардонный тип, который запудрил мозги моему отцу и заставил его ополчиться против собственной дочери! — серьезно ответила мне Джулия, на все сто процентов уверенная в своей правоте.

— Ясно, я полагаю, что есть еще и враг номер два? — с энтузиазмом поинтересовалась я, поддерживая ее игру.

— Не совсем враг, но при текущем положении дел точно не друг! Папа идет под номером два. — нахмурились Джулия, внимательно следя за моей реакцией.

Я тоже свела на лбу брови, но решила придерживаться правила, что пациент всегда прав.

— Страшновато, но жить можно! — расслабленно усмехнулась я, — Номер три?

Джулия сощурила глаза, задумавшись.

— Питер! — уверенно ответила она и возмущенно добавила, — Он посмел меня ослушаться! Не явился вчера на рыбалку вопреки моему желанию.

Ну точно, в нашего маленького домашнего диктатора вселился мятежный дух Наполеона.

— Кошмар какой! — наигранно возмутилась я, — Ты не против, если я добавлю в список Таккера и Стоуна.

Джулия опять задумалась.

— Хита, пожалуй, можно и записать в наш списочек! А Дэна не тронь, он милашка!

Я рассмеялась, а Джулс даже смогла улыбнуться в ответ. Ей очень тяжело давалось принятие жестокой реальности. Конечно, всегда проще отгородиться от внешнего мира с помощью какой-нибудь выдуманной ерунды, в нашем случае, с помощью списка несуществующих врагов, чем подстраиваться под этот самый мир. Но, я надеялась, что к вечеру сестре удастся окончательно прийти в себя.

Выйдя на улицу, Джулия отправилась в сторону озера, а я на стоянку автомобилей. Ни папиного джипа, ни внедорожника Таккера уже не было, значит, они отправились в гости к О’Доннелу с утра пораньше. В глубине души, я была совсем не прочь к ним присоединиться, взглянуть на лошадей и покататься по манежу. Но все же предпочла выказать поддержку сестре, даже зная, что она не права.

Джулия собиралась провести целый день в одиночестве и размышлениях, а мне же было удивительно, как такое вообще возможно! Провести целый день без людей — пожалуйста, а вот без единого кусочка еды — ну, никак! Кощунство какое-то! Именно поэтому, вместо конного ранчо, я решила отправиться в кафе, где заодно надеялась повидаться с Шерманом. Хотелось найти этого хитрого красавчика и устроить ему выволочку за слитый бензин.

Конечно, доблестный страж правопорядка оказался на своем законном месте — у высокой стойки с бумажным стаканчиком кофе и упаковкой шоколадных пончиков.

— Шерман! — выкрикнула я с порога.

Парень вздрогнул, потянулся к кобуре, но тут же нервно одернул руку, а потом повернулся на стуле ко мне лицом и расплылся в улыбке.

— Доброе утро, Мери! — тут же подскочил он на ноги и вразвалочку направился ко мне, — Прости, что чуть не наставил на тебя дуло пистолета, но я должен быть всегда начеку. Опасности, знаешь ли, поджидают на каждом шагу.

— Ты говорил, что в этом городе преступности нет, — скептически отнеслась я к его словам.

— Преступности нет, но зато накануне соревнований в городе прибавилось подозрительных личностей, — он сделал шаг в мою сторону, встав непростительно близко, и заговорщически скосил глаза в сторону, едва покачивая головой, — К примеру, вот эта дамочка, следит за мной уже третий день.

Я посмотрела в указанную сторону и заметила за столиком печальную Мирабель де Флер, она смотрела в окно, явно кого-то дожидаясь, и совершенно не обращала внимание на нас.

— Делает вид, что не замечает меня, — довольно хмыкнул Шерман и гордо расправил грудь, — Но меня не проведешь, эта малышка запала на меня. Второй день следует за мной попятам, не выпускает из виду!

Я натянуто улыбнулась, но промолчала, прекрасно зная, кого здесь поджидает красавица-фотомодель на самом деле.

— Но не переживай, Мери, вот это, — он демонстративно окинул взглядом свое подтянутое тело без лишней складочки жира, — Ей не достанется! Что за женщина? Дикий койот, поджидающий свою жертву.

— Слушай, Шерман, — не выдержала я, — А ты не пробовал не торчать в этом кафе сутками напролет? И вообще, какого черта ты слил весь бензин из наших с Джулией машин?

Я в красках рассказала ему о вчерашнем происшествии, но мужчина лишь удивленно изогнул бровь и отрицательно покачал головой.

— Мери, дорогая, в мои обязанности входит помогать гражданам, а не вредить им. Я ищу и наказываю преступников по всей строгости закона, а не занимаюсь воровством на досуге! К тому же, не вижу мотива. Ты должна была ехать с отцом, так какая мне польза от того, что куда-то исчез бензин из машины твоей сестры? Было бы хоть как-то обосновано, если бы ты изначально сказала, что поедешь в машине с Джулией… — рассуждал он с умным видом, изображая из себя дикую смесь Шерлока Холмса с Эркюлем Пуаро.

— Шерман! Ты Чертов гений! — усмехнулась я и порывисто поцеловала мужчину в щеку.

— Мери, выходи за меня! — тут же пробубнил он себе под нос, при этом не сводя с меня затуманенного взгляда.

— Что? — не смогла я разобрать его слов с первого раза. Догадалась, конечно, но все равно уверенности, что это не слуховая галлюцинация не было.

— Я говорю, Мери, съешь пончики за меня. Только купил. — мужчина протянул мне коробку с щедрыми шоколадными угощениями.

— А, — широко улыбнулась я и списала все оговорки на галлюцинации, — Это с радостью!

— А как насчет свадьбы? — выпалил неугомонный Шерман, потупив взгляд.

— Что? — округлила я глаза.

— А как насчет кофе? — потряс он передо мной бумажным стаканчиком.

— Ой, Эрни, это уже лишнее! — в кои-то веки решила проявить чувство такта, — Тем более, я люблю капучино!

— Учту на будущее, — с щенячьей преданностью посмотрел на меня парень, а потом еле слышно добавил, — Любимая.

Я окончательно стушевались и поспешила убраться по добру по здоровую, как можно дальше этого маньяка.

Вернувшись домой, под дверью меня ждал сюрприз. Две корзины. Одна была наполнена нежными розовыми тюльпанами, а вторая… жареными крылышками KFC. От трогательности момента у меня защемило сердце и потекли слюнки! Это было так неожиданно и так необычно получить подобный презент!

Мне тут же стало интересно, какую из двух корзин преподнес мне Хит, а какую Дэн. Глупое сердце бешено забилось в груди, не допуская ни единой мысли, что обе корзинки могли быть оставлены одним человеком. Дэном Стоуном. А кто-то другой даже ни то что не подумал об извинении, а вообще банально позабыл о моем существовании. И это весьма печально.

«Долго размышлял над тем, что обрадует тебя сильнее. Рисковать не стал. Выбрал оба варианта. С любовью, Дэн», — гласило послание.

Я кисло улыбнулась его шутке и положила записку обратно в корзинку с тюльпанами. Она не виновата, что была отправлена не тем человеком, на которого я рассчитывала.

Последнее время сюрпризы в моей жизни выходили какими-то грустными и неправильными. Я забросила тюльпаны домой, а ведерко с куриными ножками подхватила подмышку и отправилась в гости к Пит-Питеру. Нажала на звонок и из глубины дома раздался голос парня:

— Проходи, дверь открыта, великий толкователь эротических сновидений ждет тебя! — раздался веселый голос Питера.

Я, конечно, удивилась такому теплому приему, но вот услышанное пришлось мне совсем не по душе. Кажется, это я удачно зашла, и мне посчастливилось поймать этого «экзегета» на горяченьком. Конечно, он же знал, что Джулии весь день не будет дома, но чтобы вот так в наглую наставлять сестре рога, это явный перебор!

— Глупости какие-то сморозил, — пролепетал Пит, появившийся через секунду на пороге, и протянул мне внушительную стопку книг, из-за которой и лица его не было видно.

«Даже изменить нормально не может, Буквоед, фигов» — досадливо подумала я и громко хмыкнула, привлекая к себе внимание.

— Я хотел сказать, что подготовил подборку книг Фрейда, как и обещал, — неуклюже принялся оправдываться он, а потом опустил руки с книгами и, заметив меня, стушевался, после чего проявил высшую степень гостеприимства, — Ой, Мери! А Джулии дома нет!

— А я к тебе, — нагло обошла я Питера и поставила на столик в прихожей свой вкусный презент.

— Я приготовил для своего друга по книжному клубу самые лучшие сочинения Фрейда. Мы вчера разговорились о сновидениях. И вот, — испытывая приступ неловкости, пояснил парень и кивнул на внушительную стопку книг, а потом задал мне своеобразный вопрос, наверное, желая завести со мной «умный» диалог, не иначе как, — Ты читала «Сознательное и бессознательное»?

Мне тут же захотелось убраться куда-нибудь подальше от из этой книжной обители. Интересно, о чем они говорят с Джулией по вечерам? Обсуждают Ницше с Кафкой? Весьма сомнительно.

— Нет, — хмуро отрезала я.

— Странно, обычно это входит в студенческую программу, — пробубнил себе под нос Пит-Питер.

— Может быть, — согласилась я, — Просто у меня в университете было полно других, более интересных и важных дел.

— Ясно. — ответил Питер и водрузил свою поклажу рядом с ведерком с крылышками.

Я посчитала, что все вежливые условности уже соблюдены и пора переходить к тому, зачем пришла.

— Слушай, Питер, хотела поинтересоваться, как тебе так быстро удалось выкачать весь бензин из машины? — прямо без обиняков спросила я и строго посмотрела на него в упор.

Парень медлил с ответом, наверное, думал, стоит ли сознаваться в содеянном, или у него все еще есть шанс, чтобы отвертеться от моего обвинения.

— Я готовился к этому трюку целую неделю, смастерил специальную конструкцию с насосом, — довольно хмыкнул он, выбрав первый вариант, — Будешь пиво? Сейчас по телеку будут показывать воскресную викторину для эрудитов, хочешь присоединиться?

Теперь настала моя очередь раздумывать над предложением, с явной неохотой я утвердительно кивнула головой и прошла за Питером в гостиную.

На самом деле мой вопрос носил исключительно риторический характер, но Питер воспринялся его абсолютно серьезно и начал мне объяснять, что именно он сконструировал, и как это работает.

— О, Боже! — закатила я глаза, — да ты, чертов гений!

— Нет, — скромно улыбнулся парень, — Просто посмотрел пару видеороликов она на Youtube'е.

— Надо ли полагать, что будильник у Джулии не сработал тоже не просто так? — изумилась я, а он виновато пожал плечами, — Делать тебе нечего, а поговорить с моей сестрой не пробовал?

Питер рассмеялся и повторил мой вопрос по слогам:

— Поговорить с Джулией? Ты серьезно? Неужели ты так плохо знаешь свою сестру, раз веришь, будто с ней можно договориться? — отмахнулся от меня парень, — Мне Джулия нравится. Сильно нравится. Но она не приемлет мнение, отличное от ее собственного.

— Резонно, — согласилась я и поудобнее утроилась на диване, положив ноги на журнальный столик, — Расскажи, как вы познакомились, а то из Джулии подробностей клещами под пытками не вытянешь.

Конечно, сестра уже обо всем доложила по секрету, но мне не терпелось услышать версию Питера.

— Она потрясающая девушка, для меня как глоток свежего воздуха! Она моя муза! — принялся восторженно щебетать поэт, а я лишь кивала ему в такт, — Знаешь, твоя сестра вдохновила меня на шедевр. Я пишу сейчас книгу о женщине, живущей в сельской глуши, где происходят таинственные убийства. На помощь ей из города приезжает отважный шериф и начинает вести расследование.

— Очень интересно, — вяло пробубнила я себе под нос и спросила единственное, что могло меня заинтересовать во всей этой истории: — Что за жанр? Эротика?

Задала вопрос и тут же растерялась под строгим взглядом Питера.

— Триллер. Ужасы, вообще-то, — с легкой обидой протянул он, — Хочешь почитать?

Сначала хотела отказаться, но потом подумала, что было бы интересно прочитать историю о героине, прототипом которой является моя сестренка, и согласилась.

Затем Питер поведал мне ту же самую историю, что рассказывала и Джулия. Он приехал в загородный лагерь, желая убежать от серой обыденности города в поисках ярких красок вдохновения. И неожиданно для себя встретил на лоне природы дикую красотку по имени Джулс. Конечно, Питеру поначалу было трудно управляться с моей бойкой сестрой, но он привык.

Шоу для эрудитов за нашими разговорами довольно быстро подошло к концу, я даже не заметила, как парень выбегал в прихожую, чтобы отдать книги другу. Но зато успела сделать простой вывод: Питер Портер мне понравился в роли парня моей сестры. Да, он не брутальный мачо, который рвется в бой по поводу и без повода. Да, он не хвастается напропалую своей мышечной массой и упругой задницей. Но при этом отнюдь не дурак.

К сожалению, до конца мне так и не удалось разобраться, насколько серьезны его намерения по отношению к моей сестре, но Питер что-то говорил о совместной жизни в Нью-Йорке и совместном мировом турне, когда его книги наберут популярность и будут изданы на нескольких языках. Мне стало удивительно, что он не фантаст, впрочем, вера в лучшее в хозяйстве лишней не бывает! Зато из всех его слов поняла одну, самую важную вещь: Джулия определенно ему нравится, и он готов и дальше терпеть ее нелегкий характер.

Потом Питер вспоминал отрывки из его богемной писательской жизни в Нью-Йорке, я звонко хохотала и понимала, что парень в глубине душе скучает по своим былым тусовкам и совсем не прочь все повторить.

На этой ноте нас и прервала появившаяся на пороге Джулия, она окинула Питера убийственным взглядом, при этом искренне пожелала мне добрых снов и молча потоптала наверх.

— Я попробую вымолить ее прощение, знаю, что она все еще сердится из-за этой дурацкой рыбалки, — подмигнул мне неунывающий Пит и поскакал по ступенькам вслед за сестрой.

— Колдовать будешь? — усмехнулась я, задержав его на самой верхней ступеньке.

— Ага, с помощью волшебной палочки! — подмигнул мне Пит-Питер, а я пошленько подумала, что не зря он читает Фрейда, знает, как правильно подступиться к своей зазнобе, и скрылась за дверью.

Правда позже оказалось, что он вовсе не шутил… Из окна своей спальни я наблюдала дичайшую по своему содержанию картину: в окне напротив Питер Поттер в бумажном колпаке с какого-то дня рождения танцевал стриптиз для моей сестренки, размахивая волшебной палочкой из набора «Крестной феи».

— Какой кошмар! — фыркнула я и захлопнула занавески поплотнее, глаза бы мои не видели этого!

На следующий день солнце нещадно палило с самого утра, но при этом в воздухе повисла непередаваемая духота, не сулящая ничего хорошего. Может, я надумывала себе лишнее, но предчувствие чего-то плохого не покидало меня все утро.

Я распахнула дверь навстречу ярким солнечным лучам, и в руки мне спланировала аккуратно сложенная записка. Прочитать я ее не успела, потому что мой взгляд тут же выцепил стакан кофе и коробку с пончиками, сиротливо ютящимися на крыльце.

— Дэн как всегда в своем репертуаре, — покачала я головой и открыла его послание.

«Мери, я не мастер громких извинений и не привык женщин задабривать едой, но хочу пригласить тебя сегодня после обеда покататься на лошадях в соседний лагерь.

Х.Т.

P.S. И прекрати жрать жирные пончики и жареные крылья!»

Я широко улыбнулась, приложив записку к груди. Настроение резко поднялось вверх.

— Мери, смотри, какой Дэн милашка! — вспорхнула на мое крыльцо счастливая Джулия, одним махом подцепила коробку со сладостями и вгрызлась зубами в мою еду, — Забей на Таккера, не упусти достойного кандидата в спутники жизни! М-м-м… записочка? От Дэна? Как трогательно! Что он пишет?

— Что бы ты отдала мой пончик и не совала свой нос, куда не надо, — по-детски огрызнулась я и спрятала записку за спиной, тем самым только раззадорив Джулию. Она тут же обхватила меня двумя руками, изо всех сил стараясь вырвать записку.

— Ага! Достала! — довольно воскликнула она, ловко выхватывая вожделенную добычу.

— Отдай! — чуть ли не запрыгнула я на нее сверху, пытаясь вернуть свою прелесть назад.

— О, нет, Мери, — несчастным голосом прошептала сестра, добровольно отдавая мне назад клочок несчастной бумаги, так и не развернув его, — Только не говори, что это от Таккера!

— Не скажу, — согласилась я, бережно убирая записку в карман.

— Вечно этот Таккер все портит! — досадливо сморщила носик сестра и прошла в дом. Больше мы к этой теме не возвращались.

Джулия сидела прямо на паласе с длинным ворсом у меня в гостиной и лениво пила через трубочку апельсиновый сок, я же развалилась на диване в позе морской звезды и попивала колу. Было нестерпимо жарко. Мы с сестрой походили на двух сонных ленивых мух, разговор не клеился, да и вообще, казался ненужным.

— Питер уехал в город, мне скучно, — пробормотала она.

Я едва заметно пожала плечами, принимая информацию к сведению, но не желая вносить какие-либо комментарии по этому поводу, мне было все равно.

За окном громыхнуло неожиданно, и тут же все стихло. Воцарилась гробовая тишина, как бывает только перед сильной бурей. Не слышно было ни одного звука, ни пения птиц, ни стрекотания цикад или сверчков. Мы с Джулией синхронно подскочили на ноги и бросились на крыльцо. С невероятной скоростью беспросветная чернота жадно захватывала небо, не оставляя за собой ни единого голубого клочка света. Воздух стал спертым, дышать было совершенно невозможно, одежда пропиталась влажностью, и едва заметно кружилась голова.

Яркие вспышки молнии разорвали мрачную чернь неба сразу же в нескольких местах, вызывая в душе чувство первобытного страха. Тишина, разбавляемая мощным треском грома, угнетающе звенела в ушах. Джулия порывисто схватила мою ладонь и встала на самый край крыльца, выставив руку вперед под открытое небо.

Над озером нависла серая непроглядная стена дождя и, гонимая порывистым ветром, она неизбежно приближалась к нашему лагерю. На ладошку Джулии шлепнулись первые крупные капли дождя, и в следующую секунду на землю обрушился грозовой ливень.

Дождь молотил барабанной дробью по крышам домов и по листьям деревьев, порой пробивая их насквозь. Иссохшая под палящим солнцем земля противилась дождю изо всех сил, она обволакивала упавшие на нее капли дождя пылью и песком, отчего создавалось впечатление, будто по дороге катились крупные капли ртути. Но стихия воды была сильней, через несколько секунд она нещадно прибила дорожную пыль к земле, которая стала жадно впитывать обрушившиеся на нее потоки дождя. И уже через минуту на улице под вспышками молний сверкали лужи, и текли бурными потоками ручьи.

Мы с сестрой не спешили уходить внутрь, стояли, взявшись за руки, на краю крылечка и наслаждались беснующейся стихией, вздыхая прохладную свежесть полной грудью.

Вскоре померкли вспышки молний и грохот грома, оставив после себя монотонную мелодию дождя. А немного погодя прекратилась и она, позволив хмурому небу окраситься в светлые тона, отчего стало видно, как в нем клубились свинцовые облака.

Дверь соседнего дома распахнулась и на улицу выбежал отец.

— Папа, что случилось? — взволнованно выкрикнула я, перегибаясь через перила.

По главной дороге навстречу отцу бежал Таккер, конечно, куда же без него! Сроднилась просто! Сначала они с Хитом перебросились парой фраз, а потом уже обратили свое внимание на нас с Джулией.

— Звонил Роджер О'Доннел, на ранчо случилась беда. И мы с Хитом выдвигаемся им на помощь, надо ловить лошадей, — коротко обрисовал ситуацию папа.

— Но что конкретно произошло? — упрямо повторила мой вопрос Джулия.

— Лошади сбежали из-за грозы, — с горечью в голосе отозвался отец и, перемявшись с ноги на ногу, пояснил, — Подробностей не знаю, как так получилось, но с утра стадо паслось за ограждением, и никто не придал этому должного значения. Наверное, виной всему грозовой ливень с громом и молниями. Табун пока не привык к новому месту, испугался и убежал в лес, а не в конюшни. Стэн уже отправился отлавливать беглецов, но ему явно потребуется дополнительная помощь.

— Мы с вами! — в волнении выкрикнула я за себя и за сестру, — Сейчас одену сапоги и буду готова.

— Я пас! Пусть хоть весь их чертов лагерь горит синим пламенем, но ноги моей не будет на территории О'Доннелов! — гневно выпалила Джулия и, демонстративно расправив плечи, сбежала по ступенькам с крыльца и направилась к себе домой.

— Плевать, значит, я поеду с вами одна, па! — уверено кивнула я и посмотрела на отца, ожидая услышать его мнение на этот счет. Впрочем, я и так знала, что моя помощь окажется весьма кстати, даже несмотря на то, что я не практиковалась в верховной езде несколько лет. Я была уверена, что смогла бы быстро освоиться в седле и вспомнить все, чему меня учили в детстве на ферме у дядюшки Эрни. И да, об опасности я, конечно, была наслышана. Лошади в незнакомой обстановке могут повести себя совершенно непредсказуемым образом. Но я все же склонялась к мысли, что им должно стать спокойнее в присутствии людей, и они покорно последуют за коноводом домой.

— Нет, — строго произнес Хит, пресекая все мои мечты, планы и надежды. Хотя до этого он не удосужился обмолвиться со мной и словом.

Я окинула его недовольным взглядом исподлобья. Как же сильно мне были ненавистны его твердолобость и бескомпромиссность, а это были именно они, уж за годы общения с Таккером я могла с легкостью определить его пороки.

И, откровенно говоря, это жесткое и непоколебимое «нет», лишающее меня всякого права выбора, выводило меня из себя неимоверно. Не конкретно в этой ситуации, нет, оно раздражало меня всегда, все то время, которое я знала Таккера. И если раньше, нас связывали агентский договор и трудовые отношения, по условиям которых я должна была разбиться в лепешку, но выполнить все капризы и желания звездного клиента, то сейчас была совершенно иная ситуация. По сути, Хит Таккер мне никто, и он не имеет никакого морального права отдавать приказы.

— Вопрос решеный, я еду, — сквозь сжатые зубы упрямо процедила я.

Никто, никакой напыщенный хлыщ с повышенным самомнением не в праве за меня решать. Дело принципа.

— Там может быть опасно. Мне не нравится твоя затея, Мери, мы с Ричардом разберемся без твоего участия. — снизошел Хит до объяснений, если упоминание об опасности можно счесть за таковое. В любом случае, раньше за ним ничего подобного никогда не водилось, приказы отдавались в односложном порядке и не обсуждались. Мне бы обрадоваться, но в тот момент этого было уже недостаточно.

— Опасно было под водой, когда вы со Стоуном меня бросили тонуть! — ядовито выкрикнула я, припомнив парню все хорошее, — Я еду. Не обсуждается.

— Возьми пример с младшей сестренки, Мери, она оказалась гораздо рассудительней и умнее тебя! — криво улыбнулся Хит, выходя из себя. Но тут же взял себя в руки и, повернувшись к моему отцу, спокойно добавил: — Ричард, идите в машину, я попробую договориться обо всем с вашей упрямой старшей дочерью, в случае чего мы приедем на моем машине сразу же следом за вами.

Осмыслить сказанное я не успела, Таккер весьма проворно втолкнул он меня в дом и наглухо закрыл за нами дверь. Я была возмущена абсолютно всем: его словами, его действиями, и, в конце концов, его наглой ухмылкой на его не менее наглой физиономии.

— Не распускай руки, Таккер! — тут же возмутилась я, вырываясь из его захвата, но он даже не обратил внимание на мое слабое сопротивление. Положил свои ладони на мои плечи и отставил на расстояние вытянутой руки, чтобы удобнее было со всей строгостью взирать мне в глаза:

— Мери, я сказал нет. Ты останешься дома, — внушительно произнес мужчина, гипнотизируя меня взглядом.

А я стояла перед ним как кролик перед удавом. Знала, что он меня проглотит и не подавится, но не могла сдвинуться с места.

— Черта с два, отпусти, я еду, — упрямо выкрикнула я, пряча взгляд в пол. Взбрыкнула плечом, что было сил, но выбраться из захвата его рук не удалось.

— Упрямая, — улыбнулся Хит одними уголками губ и наклонился совсем близко ко мне.

Я тотчас зажмурила глаза, но вовсе не от страха, а в попытке оставить при себе хотя бы малую крупицу самообладания. Этот невозможный мужчина действовал на меня странным образом. Притягивал, зачаровывал, лишал воли и рассудка, заставляя петь под его дудку. Стоило ему оказаться рядом, как уверенная женщина, живущая во мне, куда-то улетучивалась, оставляя после себя глупую влюбленную дурочку.

Я забыла обо всем на свете, о своей поездке, планах, самоутверждении… Мечтала только об одном, и дальше стоять в его объятиях, чувствовать горячее дыхание на щеке и ждать поцелуя.

— Хит, пожалуйста, — едва слышно пропищала я. Слабый огонек здравого смысла все еще теплился на задворках моего разума. Но еще чуть-чуть, и мой бастион падет бесследно. Знала, что потом буду злиться и беситься, но это будет потом. В другой вселенной, в которой нет Хита Таккера, — Я хочу поехать. Я могу помочь.

— Я буду волноваться за тебя, мышка, — выдохнул мужчина и провел пальцем по моей щеке, заставляя кожу покрываться мурашками. Я не дышала и не существовала, полностью растворилась в этом прикосновении.

— Я буду осторожна, — пролепетала я почти на бессознательном уровне, потому что под прицелом черных глаз желала остаться дома и продолжить таять в объятиях этого мужчины. Хотела прикоснуться и погладить каждый дюйм его кожи, ощутить его тепло на кончиках пальцах, услышать сбившиеся дыхание и слиться в едином поцелуе.

— Хорошо, твоя взяла, — выдохнул Хит, резко отстранившись от меня. Потом виновато улыбнулся и щелкнул меня по носу, не совсем поцелуй, но определенно, не зря нос и рот находятся по соседству, — Жду тебя в машине, беги переодевайся.

Я отправила мужчине благодарную улыбку, таким образом высказывая ему свою признательность. Было чертовски приятно осознавать, что он услышал, понял меня и не стал ограничивать. Для Хита и для наших с ним отношений это огромное достижение, гигантский шаг вперед. Но открыто проявлять радость я остерегалась, боясь спугнуть такую редкую и долгожданную удачу. Хотя в душе ликовала и мысленно праздновала одержанную победу над этим тираном.

По лестнице я бежала вприпрыжку, с трудом сдерживая себя, чтобы не станцевать победный танец и не выкрикнуть что-нибудь из серии: «Вот видишь, вышло так, как я и говорила». Или: «Запомните этот день, мистер Таккер! С этого момента будет только так, как пожелаю я!»

Благо, не все мои мозги отключились во время наших с Хитом обжиманий, и мне удалось промолчать.

В джинсы я влетела на ходу, ветровку набросилась на плечи на лету, а когда спустилась вниз Хита уже не было. Сердце екнуло от нехороших предчувствий, но я стоически отогнала все дурные мысли прочь.

— Он просто решил подождать меня в машине! — наивно заверила я саму себя.

Выбежала во двор и со всех ног бросилась на стоянку. Внедорожника Таккера не было. Лишь свежие следы от шин, с трудом узнаваемые в дорожной грязи.

— Ненавижу Хита Таккера! — взвыла я во все горло и шлепнула себя ладонью по лбу. Дура, дура, круглая, непроходимая дура!

На самом деле ненавидела я вовсе не Хита, а себя за свою слабость перед этим мужчиной и женскую глупость. Обидно, ведь я предвидела подобный расклад, но упорно закрывала на все глаза, нежась в предательских объятьях лжеца.

Хотелось как маленькой капризной девочке шлепнуться на землю и от безысходности засучить по ней ножками, вот только мутные после дождя лужи совсем не благоволили этому опрометчивому желанию.

— Где папа? — раздался за моей спиной взволнованный голос Джулии.

— Уехал, — сипло выдавила я, не в силах повернуться лицом к сестре, потому что в моих глазах застыли слезы обиды.

— Как они посмели уехать без нас? — сердито проворчала Джулия и сделала шаг ко мне. Пришлось обернуться и заметить, что сестра полностью облачилась в одежду для верховой езды.

— Во всем виноват Таккер! — от безысходности со злостью в голосе бросила я, будто эта фраза могла каким-то образом повлиять на ситуацию.

— Ненавижу Таккера, — поддержала меня Джулия. Стало немного легче. Осознание того, что у тебя есть единомышленники, творит чудеса.

— Поехали на твоей машине, — жалобно проговорила я и вцепилась в ее руку.

— На ней с утра уехал Питер! Я же говорила! — с легким укором отозвалась сестра, то ли из-за того, что я ее не слушала днем, то ли из-за отсутствия доступного транспортного средства под рукой. Но она не растерялась и с недовольным вздохом кивнула в сторону красной припаркованной «букашки», — Поехали на твоей! Что ж теперь делать…

Я неуверенно улыбнулась и пулей помчалась домой за ключами. Вот только ключей от жука в вазочке на тумбе не оказалось! Они бесследно исчезли.

— Я ненавижу Хита Таккера! — обессиленно взвыла я, сжимая до белых костяшек кулаки. Везде успел наследить, гаденыш!

На стоянку я вернулась, понуро опустив голову, хотя успела пару раз прокрутить в голове сцены кровавой мести Таккеру.

— Что еще? — нервно воскликнула Джулия и картинно взмахнула руками.

— Хит забрал ключи от моей букашки, — жалобно пропищала я.

Хотелось умереть на месте от собственной непроходимой тупости. Обманул меня как малолетку, распахнул свои ручищи, и я необдуманно угодила в капкан, застланный розовыми романтичными соплями.

Хит не умеет считаться с чужим мнением. Ему плевать на всех и на каждого. На всех кроме себя и своего эго. Я знала это всегда, но сейчас в очередной раз убедилась на собственном примере, набив очередную шишку. Чертов жизненный опыт! Ну почему, мне не дано, как нормальным людям учиться на чужих ошибках, а не своих собственных? Хотя, о чем я говорю? Мне не всегда удается извлечь жизненный урок и из своих собственных ошибок!

Джулия нервно шлепала сапогом по луже, едва касаясь ее поверхности, и размышляла, как выкрутиться из этой ситуации. Но помощь порой приходит оттуда, откуда ее совсем не ждешь.

— Девчонки, куда собрались? — за нашими спинами раздался насмешливый голос Дэна Стоуна.

Джулия тут же рассказала парню о сбежавшей табуне и о возникших трудностях с транспортом, а Дэн, не задумываясь лишний раз, предложил подвести нас. Без лишних слов, криков и навязывания своей точки зрения.

Я вздрогнула и послала парню нерешительную улыбку.

— Дэн, ты наш спаситель! — воскликнула Джулия, и со всей силы вонзила свой костлявый локоть мне под ребро, — Не хлопай ушами, дурочка, все самое важное прохлопаешь!

Все что смогла сделать, это выдавить еще одну жалкую улыбку, но получив еще один тычок от Джулии, живо запрыгнула к парню на заднее сидение внедорожника.

— Девочки, а это не опасная затея? — окинул он нас встревоженным взглядом, всматриваясь в зеркало заднего вида. — Вы уверены в своих силах?

— Полностью, — отважно заявила Джулия, — Мы частенько помогали дяде Эрни на его ранчо.

— А ты, Мери? — не унимался Дэн, взволнованно поглядывая на меня.

— И я, — тепло улыбнулась я ему и подмигнула, постепенно отходя после обмана Хита.

— Тогда больше не волнуюсь, — подмигнул мне Дэн в ответ и, как ни в чем не бывало, уставился на дорогу.

А я знала, что он всего лишь сделал вид, что успокоился. На самом деле его волнения и тревоги никуда не делись, просто он великодушно позволил нам с Джулией самим принимать решения. Поступил так, как я хотела, чтобы поступил Таккер. Но увы и ах, в жизни происходит не всегда так, как хочется нам.

Дэн не сделал ничего сверхъестественного, просто пришел на выручку и поддержал наш выбор, но мне его поступок показался чертовски приятным. Всю дорогу я с интересом поглядывала в сторону Стоуна, и находила в нем много нового.

Пока мы ехали в соседний лагерь дождь то прекращался, то вновь начинал падать с небес, ложась на лобовое стекло редкими каплями вперемежку с мелкой моросью. Стоило припарковаться, как к нам, немного запыхавшись, подбежал О'Доннел старший.

— Девочки, как я рад, что вы приехали! Мои вы хорошие! — старик в чувствах заключил нас в свои стальные объятия, отчего у меня на секунду перехватило дыхание. Благо, быстро опустил нас на волю и протянул руку Дэну, нерешительно переминавшемуся за нашими спинами с ноги на ногу, — Мистер Стоун, добро пожаловать!

— Спасибо, — благодарно кивнул Дэн, отвечая на рукопожатие.

— Ричард сказал, что вас не стоит ждать, но я ему не поверил. — снова обратился старик к нам с Джулией, — Знал, что вы приедете, мои ласточки! Пошли скорее на конюшни.

Джулия робко заступила мне за спину, наверное, устыдившись своих утренних капризов, ведь она совершенно не рассчитывала получить столь теплый прием от О'Доннелов.

Роджер вывел нас за территорию лагеря, и спустя пять минут мы увидели новые постройки. Аккуратные бревенчатые конюшни, рассчитанные на двадцать голов, и прилегающую к ним просторную леваду с сочной зеленой травой.

— И как я могла такое не заметить у себя под носом, — тихо прошептала мне на ухо сестра.

— Ты просто не знала, чего нужно было ожидать! — слабо утешила я ее.

Мы прошли внутрь и заметили, что почти все денники были пустыми. Лишь в четырех из них рядом со входом стояли великолепные жеребцы вороной масти.

— Ух, ты! — восхищенно воскликнул Дэн, — А что это за порода?

— Квотерхорс! — недовольно выпалила Джулс, опередив Роджера, — Как можно не знать таких элементарных вещей!

И тут же подошла к ближайшему жеребцу и поманила его морковкой. Лошадиная голова вынырнула из окошка и ухватила щедрое лакомство.

А вот я, если говорить откровенно, понятия не имела, как называлась эта порода, пока не сказала Джулия. Видимо, во время каникул у дядюшки Эрни мои мысли куда больше были заняты мальчишками-конюхами, чем лошадьми.

— Да, малышка Джулия права, — довольно отметил Роджер, похлопав высунувшегося жеребца по морде, — Действительно квотерхорс! Американская четвертьмильная! Выносливые, спокойные красавцы! Мистер Таккер внес свою лепту в выбор лошадей!

Я ехидно хмыкнула, наверное «мистер Таккер» услышал созвучное своей позиции на футбольном поле слово, на этом и обосновал свой «выбор». Лучше бы мистер Заносчивая Задница поучился у этих воспитанных животных кротости и смирению!

— Давайте, перейдем сразу же к делу, скажите, мистер О'Доннел, каких лошадей нам с Мери лучше седлать, чтобы мы смогли побыстрее отправиться на поиски остальных лошадей? — в нетерпении спросила сестра.

— Если честно, то я предпочла бы остаться в конюшне, нужно же кому-то приводить лошадей в порядок после их побега, — немного замявшись, высказалась я.

Не то, чтобы я прониклась речами Дэна или желала задобрить Хита, нет, просто постаралась оценить свои реальные силы. В глубине души, напротив, все еще клокотал дух противоречия, чисто по-женски хотелось отмочить какой-нибудь финт назло Таккеру, но я как-то не горела желанием свернуть себе шею, с непривычки упав с незнакомой лошади.

— Отличная идея, Мерси, мы еще не успели нанять в штат конюхов, а в одиночку мне не управиться со всеми найденышами, — благодарно улыбнулся Роджер, соглашаясь с моим предложением, — Но если ты, малышка Джулси, готова отправиться на поиски беглецов, то пойдем, познакомлю тебя с твоей кобылой. Имя сама потом придумаешь.

Роджер, делая вид, что не замечает наших изумленных взглядов и переглядываний, развернулся и, громко шлепая сапогами, двинулся вглубь конюшни, мы же с сестрой и Дэном поспешно отправились следом.

— Мальчики долго выбирали для тебя подходящую лошадь, малышка, а старина Рик потом одобрил их выбор! — с теплотой отозвался О'Доннел старший, окончательно выбивая нас с Джулией из колеи. Странным в его фразе нам казалось абсолютно все, но ничего уточнять мы не стали. Ох, уж этот старый шельмец!

Кобыла была белой в серых яблоках. Длинноногая, статная.

— Ганновер, — взволнованно пискнула Джулия, бросая восторженный взгляд на лошадь. Мне оставалось удивленно взирать на сестру с толикой зависти, и как ей только удавалось так ловко разбираться в породах лошадей, когда у меня в голове гулял лишь ветер.

— Эта умница, никуда не побежала, сама вернулась домой, — похвалил кобылу О'Доннел старший и ласково похлопал ее по гриве, — И на редкость послушная девочка, да моя хорошая?

Лошадь одобрительно заржала, должно быть, соглашаясь с добрыми словами в ее адрес. Джулия слабо улыбнулась и поднесла свою ладошку к морде великолепного животного. Бархатный влажный нос тут же принялся с любопытством втягивать воздух, изучая и запоминая новый неизвестный запах.

— Привет, я Джулия, — исполненным нежностью голосом прошептала сестренка и без всякого страха уткнулась своим лбом в лошадиный, не переставая поглаживать кобыле длинную шею и густую серебристую гриву, — А ты будешь Виконтессой?

— Ступай, Джулси, седлай свою аристократку, — на этот раз Роджер шлепнул кобылу по крупу, а Джулия осторожно потянула ее за недоуздок, поставила на развязки в центре конюшни и принялась аккуратно гладить холку, постоянно нашептывая ей что-то на ушко. Набросила на спину лошади пад, водрузила следом седло и не слишком сильно затянула подпруги. В самом конце, сменила недоуздок на уздечку и повела свою красавицу на улицу.

— Пошли искать твоих непослушных друзей, Виконтесса, — прошептала счастливая Джулс в подрагивающее лошадиное ухо, — Мы же с тобой уже подружились, да, моя хорошая?

Сестренка уехала, а Роджер О'Доннел окинул нас с Дэном оценивающим взглядом.

— Предлагаю нам разделиться. Думаю, что у тебя, Мери, достаточно опыта, чтобы самостоятельно почистить лошадь. А вот вам, мистер Стоун, должно быть, требуется инструктаж. Прошу за мной.

Роджер вывел из денника непослушного игривого жеребца и повел его в другой конец конюшни, уводя вместе с собой и Дэна. Я послала парню ободряющую улыбку, и отправилась за новым чумазиком для себя.

Нехорошо получилось с Дэном, он вызвался нам помочь, а в итоге его втянули в работу. С другой стороны, парень выглядел весьма довольным и ни разу не возразил ни словом, ни взглядом.

А вот лошади действительно сильно успели перепачкаться в лесу под дождем, мне приходилось то и дело выбивать скребницу, поддерживая чистоту щеток. Но особое внимание старалась уделять копытам, осторожно вычищая их крючком и сосредоточенно выискивая возможные травмы и повреждения.

— Мери! Ты здесь! — раздался радостный мужской голос за моей спиной, я резко развернулась и увидела его обладателя, стоящего в дверях конюшни с двумя, взятыми под узду лошадями.

Стэн поспешно развел кобыл по денникам, каждую в свой, и быстрым шагом двинулся ко мне. Видела, что парень рад видеть меня у себя в гостях, даже распахнул ручищи, чтобы обнять, но в самый последний момент передумал и ограничился неловким, но довольно-таки сильным хлопком по плечу. Понимаю, что не со зла, но уж лучше бы стиснул в медвежьих объятиях.

Стэн покрутил головой по сторонам, но никого не заметив, спросил, чуть замешкавшись:

— Ты здесь одна? А…

— С Дэном, твой отец учит его чистить лошадей, — честно ответила я, махнув рукой в сторону коридора, но не обнаружив мужчин в конюшне, предположила, что они вышли на свежий воздух.

— Да, я их видел у входа, — растерянно согласился О'Доннел младший и снова принялся вертеть головой, видимо, хотел узнать вовсе не про Дэна, — А-а-а…

— А Джулия приехала со мной, но уже уехала на поиски других лошадей, — наконец попала я в цель, заметив, как расправились складка сомнения на лбу у мужчины. Значит, он ждал мою сестренку! Очень интересно! Но потом его лицо вновь стало мрачным.

— Это может быть опасным, — угрюмо произнес он и устало потер лоб. Наверное, хотел на подобие Хита разразиться гневной тирадой, что женщине на верхом на лошади не место, но, посчитав, что перед ним не та целевая аудитория, решил воздержаться от комментариев.

— Не переживай, Джулия умеет обращаться с лошадьми. Все будет в порядке, — заверила я парня. О'Доннел напряженно кивнул мне, и не проронив больше ни слова, взлетел на своего коня и умчался в сторону леса.

Вскоре на пороге конюшни появился мой отец, который сильно удивился, увидев меня.

— Хит сказал, что ты решила остаться дома, — неуверенно пробормотал он.

— Я передумала, — невозмутимо пожала я плечиками, выносить наши отношения с Таккером на всеобщее обозрение не хотелось. И в шутку добавила: — Девушка я, в конце концов, или нет? Имею право передумать пять раз на дню или как?

— Очень рад, что ты решила нам помочь, дочка, — тепло улыбнулся папа и мягко поцеловал меня в лоб.

— Я даже больше скажу! — решила обрадовать я отца, — Джулия тоже передумала!

Отец рассмеялся и стиснул меня в объятиях:

— Кто бы сомневался! Роджер уже познакомил ее с серебристой красавицей? — спросил отец, а я утвердительно кивнула.

— Добрый день, сэр! — прервал нашу семейную идиллию Дэн, незаметно подошедший со спины, — Позвольте, я заберу жеребца, которого вы привели? Мистер О'Доннел подробно объяснил мне, как следует чистить лошадей. Думаю, что теперь я в силах справиться с этой задачей самостоятельно.

Папа чуть нахмурился, но быстро смягчился и передал поводья Дэну:

— Конечно, сынок, держи.

Дэну ничего не оставалось делать, как перехватить поводья и, широко улыбаясь, вновь отправиться в другой конец конюшни, на этот раз вместе с лошадью.

Когда он отошел на приличное расстояние, папа склонился надо мной и строго посмотрел в глаза.

— А что здесь делает мистер Стоун? — серьезным тоном спросил он.

Я честно не хотела жаловаться на Таккера, вдаваться в подробности и объяснять причины, по которым Дэн оказался здесь, но нутром чувствовала, что дело к тому только и идет!

— Дэн согласился подвезти нас с Джулией, просто у твоих безголовых дочерей возникли очередные трудности с машиной, — завуалированно высказалась я.

Папа окинул меня напряженным взглядом, сомневаясь, стоит ли начинать разговор, шумно выдохнул и произнес:

— Мери, дочка, я говорил, что не собираюсь лезть в личную жизнь своих детей, и вовсе не считаю тебя ветреной кокеткой, но позволь дать мне тебе один совет.

Папа замолчал, подбирая правильные слова. А я видела, что эти самые слова давались ему с огромным трудом, даже хмурая складка залегла у него между бровей, которая, как мне было известно, появлялась довольно редко, лишь в минуты тяжелых раздумий. Скорее всего, он бы с радостью воздержался от подобного рода наставлений, но все-таки посчитал, что сейчас мне просто необходимо получить родительский навет.

— Мери, оба парня по отношению к тебе настроены решительно, и сдаваться не собираются. — вот тут мне захотелось громко и весьма невежливо фыркнуть, поскольку их решительный настрой днем с огнем не сыщешь! Этой сладкой парочке лишь бы помахаться кулаками между собой, а это не считается!

— Определись, дочка, кто из них тебе действительно симпатичен, и объясни другому, что у него нет шансов, — продолжал папа, — пока ты не сделала кому-то больно.

Я обиженно надула губы, то есть им больно делать нельзя, а когда всякие Таккеры обижают меня, то это в порядке вещей!

— Знаешь, что-то не заметила я никаких чувств со стороны Таккера, — зло выплюнула я.

— Иногда, ответы надо искать не на поверхности, а зреть в корень, — философски заметил папа, — Он очень часто невзначай расспрашивает меня о тебе. И вообще, как ты думаешь, для чего он вообще затеял эту поездку?

Честно говоря, и мне тоже очень интересно было узнать, для чего все затеяно!

— Он запер меня в доме и украл ключи от моей машины! — привела я контраргумент, не найдя правильного ответа на его вопрос, другими словами, нажаловалась, приукрасив факты.

— Не слишком хороший поступок, — согласился папа, устало потерев переносицу, — Но думаю, он хотел огородить тебя от опасности.

Я закатила глаза и сложила на груди руки, вот чего я точно не хотела, так это выслушивать папины заступнические речи и хвалебные оды в пользу Таккера.

— Хорошо, па, я тебя поняла, — проворчала я, — Я поговорю с Хитом. Потому что нет у нас с ним никаких отношений и никакого будущего. Мы просто работали вместе, мы даже не друзья. За долгие пять лет сотрудничества наше общение вошло в банальную привычку. Не больше!

Говорить старалась спокойно, с ноткой безразличия и толикой пренебрежения, заставляя и себя поверить в сказанное. Папа просканировал меня внимательным взглядом, а я постаралась улыбнуться, как можно шире и беззаботнее.

— Больше всего я переживаю за твое бедное сердечко, малышка, — еле слышно прошептал он и прижал меня к груди, чтобы у меня не было ни единой возможности взглянуть ему в глаза. Видимо, расчувствовался мой старик до слез, довела родителя до ручки!

— Па, все в порядке! — вырываясь из его объятий, пропыхтела я, — Разберусь, девочка я взрослая!

Папа ослабил хватку, но до конца меня так и не выпустил. Именно в такой позе нас и застал Таккер.

Сам он был, конечно же, на коне. Иначе и быть не могло, это же его естественная по жизни поза, Таккер всегда, везде и во всем старался быть «на коне».

Но, отпустив сарказм, стоило отменить, что он, и в самом деле, превосходно держался в седле. Совсем не как человек, который при выборе породы лошадей опирается на созвучные слова. Вопрос заключается в том, откуда Таккер вообще так хорошо разбирается в лошадях?

Ответ в своей голове не нашла, да и не пыталась, шальные мысли опять уплыли не в ту степь. Хит грациозно спешился с седла. Не так, как если бы я сползла с него, протирая бок лошади пузом, вовсе нет. Хит оперся двумя руками о переднюю луку, удерживая на них вес тела, и, с легкостью перебросив ноги через седло, спрыгнул на землю. Расправил плечи и зашел в конюшню, заводя за собой лошадей.

Мое сердце пропустило удар. Действительно, бедное, глупое сердце. Сколько можно замирать при виде этого мужлана?

Я тут же отвесила себе парочку мысленных оплеух и, вздернув носик, отошла от папы, повернулась к коню и продолжила его чистить. Хотя, на самом деле завершила все необходимые манипуляции еще до приезда отца.

— Молодец, сынок, сразу же двоих заарканил, — похвалил Таккера папа, помогая ему развести коней по денникам.

— А Хит никогда не мелочится, он у нас частенько сразу двоих арканит, — бурчала я себе под нос, припоминая ему двух близняшек на последней клубной вечеринке, а заодно настраивалась на нужный лад. Задом чувствовала, что мне предстоит держать оборону, ведь мужчина во всем своем ковбойской антураже выглядел еще более соблазнительно, чем всегда. — Правда не жеребцов, а все больше кобылиц. Ну, да ладно!

— Что ты сказала дочка? — не расслышал моего ворчанья отец.

— Ничего, я молчала, папочка! — звонко пропела я.

— Хорошо, детка, я тогда поеду, — кивнул отец и вышел на улицу.

Сразу же после его ухода в конюшне повисла напряженная тишина, было слышно как Дэн в другом конце коридора чистил жеребца, и как лошади в соседних денникам переминались с ноги на ногу, хотя, может быть, это вовсе не лошади цокали копытами, а зубы Таккера, увидевшего Стоуна, скрипели друг о друга.

Лицо Хита приобрело надменное выражение, губы вытянулись в тонкую полоску, желваки заиграли на скулах, и челюсть недовольно выдвинулась вперед. О глазах я вообще молчу, Хит никогда не смотрел на меня таким убийственным взглядом. Правда меня это ни капли не пугало, а наоборот ярило и подзадоривало. Так и подмывало спросить, что злило его больше, то, что я смогла поступить наперекор его Мнению, или то, что в этом мне поспособствовал Дэн Стоун. Готова поспорить, что здесь у нас заварен Нескафе два в одном!

Я тут же нашла в себе силы отвернуться и, ехидно скривив лицо, елейным голоском обратилась исключительно к коню, которому вычесывала гриву второй раз кряду:

— Ты и представить себе не можешь, мой хороший, как меня воротит от чванливых эгоистов, которые не привыкли считаться с чужим мнением, — не выдержала я и затронула больную тему. Знала, что это мелочно, склочно, глупо и ни к чему хорошему не приведет, но удержаться не могла. С истинно женским рвением и умением я напрашивалась на скандал.

— А меня воротит от глупых дур, не думающих о своей безопасности, кобылка моя! — пророкотал Хит, похлопав лошадь по шее, и обжог меня яростным взглядом, который я спиной почувствовала.

Я поджала губы и поняла, что пора что-то менять в своей жизни, следует воспользоваться советом отца прямо сейчас! Больше никакого Хита Таккера! Никакое совместного будущее нас не ждет. Он будет вечно принимать решения за нас двоих и не считаться со мной. Он даже не сможет нормально сделать вид, притвориться, что ему важно мое мнение.

Промелькнула мысль, что стоило бы остановиться и промолчать, я даже обрадоваться успела, что растеряла не весь здравый смысла. Но пока я радовалась, мой язык действовал.

— Хит, можно тебя на пару слов, обсудить случившееся, — произнесла я как можно тверже, но на деле, по закону подлости, получилось жалобное блеяние.

— Конечно, Мери, — милостиво согласился он снизойти до меня и в два шага оказался рядом. Предательский нос тут же втянул в себя запах разгоряченного мужского тела со слабыми нотками мускуса. Запах мужчины, который будоражил мои чувства.

Язык тут же прилип к небу. Как же я здорово придумала его позвать, но совсем позабыла сочинить свою пламенную проникновенную речь! Идиотка! Стояла, хлопала глазами и пыхтела как еж, стараясь незаметно поглубже вдохнуть его аромат.

— Держи, — Хит коснулся моей руки и вложил в ладонь ключи от жука, после чего бережно сжал мои пальцы в кулак, — Был не прав.

Я ошарашенно округлила глаза. Наверное, я спала или упала с лошади, раз Хит оказался не прав и признался в этом.

— Не смотри так на меня, Мери. У меня ужасный характер, — сдержанно ответил он.

Я подняла глаза и посмотрела в его черные омуты, мурашки побежали по спине. Кажется, я пропустила момент, когда в душе его зародилась буря, сейчас она, несмотря на внешнюю невозмутимость, плескалась на дне его глаз, готовая вырваться на свободу в любую секунду.

Мгновенная яркая вспышка молнии осветила помещение, но я сразу же и не заметила, случилось ли это на улице, или это сверкнули его черные глазищи!

И грянул гром.

— Я же сраный самовлюбленный эгоист со взрывным сволочным характером, — продолжал мужчина, с ядом выплевывая каждое слово, — Что от меня еще можно ждать? Простите, ваше высочество, что посмел побеспокоить вашу нежную венценосную задницу! Такого, на хрен, больше не случится! Заканчиваю свои дела и уматываю отсюда, как можно дальше!

Если бы Хит был драконом, то меня должен был испепелить огонь его дыхания. Но я стоически стояла, сжав кулаки. Если бы Хит был драконом, то я бы была вампиром, энергетическим. Меня как батарейку питала его взрывная энергия.

— Знаешь, что, мистер, мать твою, Саккер (прим. вернулись к игре слов Tucker — Sucker, молокосос), — зло процедила я и демонстративно подергала себя за ворот рубашки, явно намекая, кто приложил руку к его испорченной командной футболке с финальной игры. Хит не дурак, он угадал смысл моего жеста, ноздри его хищно затрепетали, а кулаки сжались до белых костяшек. Но меня это не остановило, — Катись, давай, отсюда на хрен!

И чтобы задать нужное направление я выставила два средних пальца перед его лицом. Таккер скрипнул зубами, развернулся, вышел из конюшни и резко взлетел на своего коня.

Общаться с Хитом все равно что прыгать с тарзанкой с отвесной скалы. В страхе ты летишь вниз в самую пропасть, доходишь до крайней точки, твое сердце екает, волнительным узлом скручивает низ живота. Тебе кажется, что это предел, и вот с замиранием сердца ты поднимаешься ввысь к небесам, к самому солнцу, паришь в невесомости, ощущая невероятную легкость и эйфорию, доходишь до пика, сердце совершает очередной кульбит, и все повторяется вновь и вновь…

Я стояла посреди конюшни, тяжело дышала и слушала, как в ушах билась кровь, а тело потряхивало от переизбытка чувств. Приложила ладони к раскрасневшимся щекам и постаралась стереть с лица хищную улыбку, а потом поймала себя на мысли, что, должно быть, вид у меня был, точно оргазм словила после безудержного секса.

Стало и грустно, и смешно одновременно. Вот только что-то мне подсказывало, что папа совсем не это имел в виду, когда советовал мне поговорить с Таккером по душам.

Окончательно успокоившись, я с энтузиазмом взялась за чистку нового жеребца. Видела, что Дэн, о котором я совершенно позабыла во время нашей с Хитом пикировки, хотел подойти ко мне сразу же после ухода мистера Взрывного Засранца, но я предупреждающе выставила два больших пальца вверх, означающих, что у меня все великолепно, не влезай — убьет, и он не рискнул приблизиться ко мне. Хороший мальчик, понял все без лишних слов.

Потом в конюшне появился папа одновременно со Стэном, а за ними следом вновь пожаловал Таккер, который на этот раз даже не посмотрел в мою сторону, что было для нас обоих явным плюсом. Я же, пресыщенная эмоциями после предыдущей склоки, тоже не стала его задирать. Потом снова появился Стэн, а вот Джулии долго не было, отчего я всерьез начала волноваться. Еще О'Доннел нагнетал обстановку, каждый раз спрашивая, где моя сестра, и после моего невразумительно ответа, он тоже становился мрачнее тучи.

— Скоро приедет! — недовольно рычала я, размышляя, не пора ли кого-нибудь посылать на поиски Джулии, уехавшей на поиски лошадей.

Как оказалось зря, моя сестренка-умница привела сразу же трех лошадей, и я сразу кинулась ей на помощь, спеша загнать этих отъявленных гулен в денник.

— Джулия! — раздался взволнованный, но до чертиков довольный голос О'Доннела. Хотя, конечно же, он всеми силами пытался показать, что абсолютно спокоен. Сестра вздрогнула и медленно повернулась.

— Да? — холодно отозвалась она и поймала на себе его пожирающий взгляд. Да-да, я ни капли не преувеличиваю, потому что в тот момент, мне захотелось оказаться где-нибудь подальше от этих двоих. Вру, конечно, любопытство для меня превыше всякой тактичности! Мне просто необходимо было узнать, чем дело закончится. К тому же, я была уверена, что О'Доннел запоет песнь Таккера, что женщинам здесь не место, а моя младшая сестренка в карман за словом не полезет.

— Джулия, пожалуйста, будь осторожна, — сдержанно произнес мужчина и, больше не задерживаясь рядом с ней, направился ко мне, — Мери, принимай еще одного красавца. Он сильно напуган.

Я молчаливо взяла поводья, а вот Джулия явно впала в замешательство после слов Стэна, впрочем, так же, как и я.

— О'Доннел! — она резво крутанулась на каблуках и принялась сверлить затылок Стэна пронизывающим до костей взглядом.

— Да? — удивленно воскликнул парень и обернулся назад вполоборота.

— Зачем тебе рубашки, если ты вечно носишь их нараспашку? — нашла к чему придраться эта колючка.

Мужчина хищно улыбнулся, будто только и ждал от Джулии хоть какого-нибудь маломальского сигнала к действию, и вплотную подошел к ней. В воздухе вновь заискрило! Только на этот раз, с уверенностью могу сказать, что гроза на улице была совершенно не при чем.

— Если ты настаиваешь, Птичка, то могу и снять! — Стэн провокационного изогнул бровь, и не успела Джулия ничего возразить ему в ответ, одним резким движением выдернул рубашку из пояса джинсов и начал неторопливо приподнимать ее вверх, обнажая кубики идеального пресса.

— Эй-эй! Ковбой! Не так быстро! — нервно рассмеялась Джулс, быстро поднимая свой взгляд на лицо О'Доннела, от плоского и накаченного соблазна подальше, — Меня все устраивает!

Стэн удовлетворенно хмыкнул и принялся назад заправлять одежду:

— С пуговицами помоги, женщина! — строго распорядился он. — Раз они тебе покоя не дают.

— Или к черту, О'Доннел! — ласково пропела сестренка и обошла его по дуге. Стэн ничего не ответил, но явно был доволен.

Мужчина пританцовывая направился на выход, взлетел на коня и, картинно взмахнув шляпой, пришпорил коня. Джулия лишь фыркнула ему в ответ, но сама уезжать не спешила, посчитав, что ее гражданский долг в количестве трех пойманных лошадей исполнен с лихвой. Она привязала Виконтессу и, схватив щетки, принялась помогать мне. Вдвоем нам гораздо быстрее удалось справиться с чумазым жеребцом, я и не заметила, как под моими руками оказалась серебристая спина Виконтессы.

— Прикольное я имя придумала? Правда моя Виконтесса красивая? — то и дело спрашивала у меня Джулия, смотря влюбленными глазами на свою кобылу, — А какая она умница! С полуслова понимает меня!

Я лишь хмыкнула ей в ответ, было бы здорово, если бы некоторые особи мужского пола, так же как и Виконтесса, понимали меня с полуслова.

Вообще, наблюдая за счастливой Джулией со стороны, можно предложить, что она вскорости изменит свое отношение к объединению лагерей в лучшую сторону, ну, или, как минимум, станет постоянной гостьей «Сосновой шишки» О'Доннелов.

— Явился! — фыркнула она и кивнула в сторону дверей, а потом радостно бросила, — Пойду приму кобылку у О'Доннела из рук в руки.

Джулия, словно маленькая девочка, выбежала из конюшни и едва ли не вприпрыжку поскакала навстречу своему герою, было в этом что-то милое и трогательное, отчего даже я, вечно любопытная особа, поспешила отвернуться, оставив этот момент только им двоим.

Конюшню осветило очередной яркой вспышкой молнии, а затем последовал раскатистый удар грома. Некоторые лошади заржали в своих денниках и забили копытами, выказывая свое неудовольствие.

— Стэн! — раздался истошный крик сестры, который заставил меня подпрыгнуть на месте и выронить щетку из рук, — Бросай эти чертовы поводья! Мери! Сюда!

Дважды звать меня не пришлось, опрометью бросилась на улицу, толком не поняв, что случилось. А когда выбежала, увидела О'Доннела, лежащего на траве, его конь и выведенный из леса жеребец стояли рядом и били копытами землю.

Джулия подбежала к распростертому на земле мужчине и, аккуратно придерживая голову, принялась осматривать его на наличие повреждений.

— Мери, уводи коней! Зови врача! Срочно! — рычала Джули, судорожно всматриваясь в бледное лицо О'Доннела, — Стэн! Держись, пожалуйста! Все будет хорошо! Слышишь, мой хороший!

Сердце бешено колотилось в груди, и мне было безумно страшно. Казалось бы, с годами у меня должен выработаться иммунитет ко всякого рода повреждениям, ведь футболисты на поле получают травмы каждую игру, но нет, мое сердце раз за разом обливалось кровью.

Я старалась не нервничать, но получалось это с трудом. В итоге все же удалось превозмочь свои эмоции. Стараясь лишний раз не паниковать, я подхватила лошадей за поводья и повела их в сторону конюшни, при этом в голове мысленно составляя план действий. Позвонить врачу. Позвонить папе. Позвонить Хиту. Принести аптечку!

Уже в дверях я последний раз оглянулась назад и с сочувствием посмотрела на сестру. Вид у нее был жалкий, растерянный. Из взгляда внезапно куда-то испарилась вся ее неприязнь к соседскому мальчишке. Джулия нежно водила пальцами по его лицу, осторожно убирая со лба непослушные пряди, и что-то нашептывала ему на ухо.

— Боже, Мери, у него выступила кровь! Он расшиб голову! — слезно взвыла она во весь голос, всматриваясь в проявившиеся следы крови на щеке.

— Боже, Джулия, прекрати завывать мне в ухо! — слабо прокряхтел Стэн, морщась от боли, — Иначе я рискую оглохнуть. Это обычная царапина! Я всего лишь поцарапал щеку о стремя, пока летел с этого дьявольского коня. Я в полном порядке, женщина!

Стэн то и дело кривил лицо от боли, но при этом старался напускать на себя грозный вид.

— Просто скажи, что болит? Где болит? Как болит? Голова? Рука? Нога? Живот? — щебетала над ним Джулия, немного смелее ощупывая его тело.

— Голова! — обреченно сознался О'Доннел.

— В каком именно месте? Как болит? — совсем близко над его лицом склонилась она.

— В районе ушей! От твоего ультразвука! — пробурчал Стэн, откидываясь головой на ее заботливо подставленные ладони.

— Перестаньте капризничать, мистер О'Доннел! — строго отчеканила Джулия. — Уж постарайтесь как-нибудь смириться с моим присутствием!

— Спасибо, — сказал он в ответ всего лишь одно слово и слабо улыбнулся, а потом, заметив, что Джулия смутилась, решил закрепить результат и добавил: — Это совсем не сложно. Меня полностью устраивает твое присутствие.

Еще немного полежав на земле и собравшись с мыслями, Стэн, поддерживаемый Джулией за плечи, медленно попытался принять сидячее положение, но стоило добиться желаемого, как этого ему показалось мало, и он постарался подняться на ноги.

Когда я вышла к ним на улицу с аптечкой и в компании Дэна Стоуна, то О'Доннел едва ли ни чечетку отбивал сапогами по траве, пытаясь донести до Джулии, что он абсолютно здоров. И его совсем не волновало, что его знатно покачивало из стороны в сторону, лоб покрылся испариной, а лицо приобрело землистый оттенок. Как ни крути, падение с лошади ни для кого не проходит бесследно, вот и наш ковбой, видимо, хорошенько приложился головой.

— Со мной все хорошо! — должно быть, уже в сотый раз настойчиво повторял он не сильно впечатленной его конвульсивными танцами-судорогами Джулии. Она смотрела на него недоуменным взглядом и печально качала головой, тогда я поняла, что настал мой черед действовать.

— Ничего не желаю слышать! — тоном грозной мамочки пропела я, — Врач уже вызван, и он скоро приедет по твою бессмертную душу, О'Доннел, и по твою ушибленную голову!

— Мери, я же сказал, что не надо! — не унимался этот упрямый тип, которого штормило на ровном месте.

Наконец подала признаки жизни Джулия, сбросившая с себя оцепенение после выдающихся танцев Стэна.

— Ты идиот, О'Доннелл! — возмущенно закричала она и с укором тыкнула указательным пальцем прямо ему в плечо, — Я же испугалась!

Стоило ее маленькому пальчику коснуться плеча мужчины, как он издал невнятное мычание и согнулся пополам, придерживая руку.

— Стэн! — еще с большим страхом в голосе прокричала Джули, бросаясь ему навстречу, — О, Боже!

— Джулия, ты такая маленькая и такая сильная! — сквозь сжатые зубы пытался шутить он, — Птичка, пожалуйста, помоги доползти до конюшни, только больше не бей!

— Дурак! Какой же ты дурак, О'Доннел! — прошептала сестра и встала рядом, подставляя свое мужественное плечо в качестве поддержки.

— Я нашла в аптечке обезболивающий спрей! — наконец подбежала я к ним с небольшим аэрозольным баллончиком…

— Спасибо! Мери, я сама! — Джулия нервно выхватила у меня из рук спрей и заслонила собой Стэна, будто я намеревалась причинить бедняжке вред. Мне оставалось лишь пожать плечами и не мешать ей. Я осторожно потянула Дэна в сторону конюшни, вспомнив, что у нас с ним осталась парочка нечищеных лошадей. Парень почти незаметно обнял меня за плечи и невесомо поцеловал в висок:

— Перенервничала? — заботливо уточнил он, а я неопределенно хмыкнула, — Ничего, все будет хорошо.

Я всегда считала, что настоящий мужчина должен как средневековый рыцарь совершать подвиги во славу своей прекрасной дамы сердца, но в этот момент была безумно благодарна Дэну за простые слова.

Папа с Хитом вернулись сразу же после моего звонка, критически осмотрели Стэна, и вынесли вердикт, что травма не смертельна, жить будет. А затем помогли бедняге добраться до дома, где его уже дожидался доктор. Он внимательно выслушал, осмотрел мужчину и предварительно диагностировал ему растяжение связок. А для более точного диагноза пригласил О'Доннела посетить клинику. Необходимо было сделать рентген, который позволил бы исключить наличие вывиха, и провести компьютерную томографию, чтобы назначить эффективное лечение. Таккер, который упорно игнорировал меня весь вечер, при первой же подвернувшейся возможности поспешил "слиться" и вызвался отвезти Стэна в город лично.

Джулия, наоборот, за весь вечер больше ни разу не подошла к больному, бросала на него из-под полуопущенных ресниц лишь взволнованные взгляды и жадно слушала все рекомендации врача. А когда Хит со Стэном засобиралась в город, подошла к отцу и слезливо попросилась домой, вид у нее был до того жалкий, что папа обнял ее как в детстве и повел в сторону машины.

— Мери, ты с нами? — обернулся он ко мне.

Я затаила дыхание. Видела, что и Хит замер в дверях, дожидаясь моего ответа.

Растерянно посмотрела по сторонам.

— Мери, ты знаешь, что я всегда к твоим услугам, — тихо проговорил Дэн, который тут же оказался рядом.

Жизнь человека соткана из множества дилемм и противоречий, перед нами всегда стоит выбор, который, порой, мы попросту не замечаем. Что есть: курицу или рыбу; когда вставать: сейчас или еще понежиться в постели пять минут; как жить, кого любить, с кем спать, и много других вопросов, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

Но каждый сделанный нами выбор влияет на нашу дальнейшую судьбу. И нельзя с уверенностью сказать, правильное ли решение принято, или допущена непоправимая ошибка. Ведь, поступи мы по-другому, то и судьба сложилась бы иначе.

И мой выбор оказался не в пользу Хита Таккера.

Сердце, конечно, противилось такому решению, но разум взял вверх. Всем известна простая истина: за своей мечтой надо бежать, расшибая колени в кровь. А если я скажу, что иногда нужно остановиться, пощадить свои многострадальные ноги, осмотреться по сторонам и задаться вопросом: а действительно ли за мечтой ты гонишься, или это всего лишь миражи?

— Спасибо, Дэн, буду тебе благодарна. — послала я парню теплую улыбку и приняла его предложение.

Я откинулась на спинку пассажирского сидения и прикрыла глаза. Из приемника лилась тихая расслабляющая музыка.

— Сильно устала? — заботливо осведомился парень и взял мою ладонь в свою руку. Стало тепло и хорошо, поэтому вырывать ладонь не стала.

— Немного, — тихо улыбнулась я, хотя на самом деле устала неимоверно и в физическом, и в эмоциональном плане.

— Хочешь поспи, пока мы не приедем. День, и правда, выдался тяжелым и нервным.

— Спасибо, Дэн, но спать мне не хочется. Если ты не против, давай поедем в тишине, — просьба казалась двусмысленной, и мне не хотелось, чтобы парень растолковал ее неправильно. Мне было очень уютно и спокойно в его компании, но слова в этом самый момент казались лишними. Он мягко кивнул мне и устремил свой взгляд на дорогу, при этом свою руку не убрал, а наоборот еще сильнее переплел наши пальцы. Дэн понял правильно.

То, что мы свернули в сторону города, я заметила не сразу.

— Дэн, куда мы? — встрепенулась я, буквально подскакивая на месте.

— Доверься мне. — улыбнулся он одними глазами и погладил тыльную сторону моей ладони большим пальцем.

И снова прозвучавшие в машине слова хранили в себе двойной смысл. Я решила не философствовать лишний раз и просто довериться. И не прогадала. Некоторым девушкам нужны яркие ухаживания, пышные букеты цветов и дорогие украшения в подарок, мне же хотелось гораздо большего, чтобы меня понимали без слов. Угадывали мои желания тогда, когда я сама не знала чего хочу и… приносили покушать что-нибудь вкусненькое!

Наверное, это за гранью реальности, но Дэн попал в самую точку. После трудного, суматошного дня мне было достаточно одной чашки горячего кофе, несколько шоколадных пончиков, теплого пледа и тихой музыки в машине.

— Ты лучший, — прошептала я, принимая из его рук ценные дары.

— Покормить? — ухмыльнулся Дэн и подался ко мне навстречу, нависая в нескольких дюймах от моего носа. А в глазах плясали бесенята. Так и читалось, что мысли у него совсем не о пончиках!

— Но глупый! — тяжело вздохнула я и демонстративно откусила свой шоколадный десерт, — Мог бы и себе купить! А я жадная, делиться не собираюсь.

— А делиться ни с кем и не придется, — зачарованно прошептал Дэн, и в очередной раз мне показалось, что речь идет не о пончиках.

Я облизала испачканные в шоколаде губы и поймала на себе горячий взгляд Дэна. Тут же спохватилась и прижала ко рту бумажную салфетку. Не хотелось испортить поцелуями волшебство этого вечера. Да, сегодня я поставила на Хите жирный крест, но пока не готова была открыть двери нараспашку для Дэна. Может завтра?

* * *

Следующим утром, стоило мне только открыть дверь, как на крыльце нос к носу столкнулась со Стоуном:

— А я мимо проходил. — улыбнулся он и поцеловал меня как раз-таки нос.

— Ага! — сделала вид, что согласилась я. Так я ему и поверила. Вот всегда только так и происходит, идет человек «мимо» по своим делам, а потом по чистой случайности сворачивает с дороги и вбегает по ступенькам на соседское крыльцо.

Я отвернулась, спрятав улыбку, и закрыла за собой дверь.

— Можно пригласить тебя на завтрак? — по-джентельменски протянул Дэн мне руку, а я, недолго думая, вложила в нее свои пальчики, принимая приглашение.

Вот такими счастливыми, милыми, влюбленными и выходящими за ручку из моего дома и застал нас Хит. Глаза его нехорошо сверкнули, заиграли желваки, и дернулся кадык, я испугалась, что сейчас мистер Заносчивая Задница набросится на Дэна, и утро начнется с отменной заварушки. Честно говоря, я бы тоже подумала о себе не весть что, но разубеждать этого чванливого индюка не стала. Не было ни желания, ни смысла.

Впрочем, этого и не требовалось, он еще раз окинул нас проницательным взглядом, пришел к какому-то своему собственному умозаключению, огонь в его взгляде потух, и единственное, что смог сделать Хит, это довольно-таки вежливо кивнуть нам в знак приветствия. И сказав не слова, прошел к машине, завел мотор и резво умчался со стоянки прочь.

А я себя поймала на мысли, что вовсе не такой реакции ждала от мужчины. Но на вопрос, а чего, собственно, я хотела получить, ответить не могла. К тому же меня не покидало липкое, противное чувство вины. Ощущала себя гнусной предательницей, хотя на самом деле ничего плохого не сделала. Да и оправдываться перед Хитом я вовсе не должна была, мало ли что ему взбрело в голову, он мне никто, чтобы его мнение волновало меня. Но факт оставался фактом, после этой встречи на душе стало тоскливо.

Я постаралась прогнать все нехорошие мысли прочь и покрепче перехватила руку Дэна.

Оказавшись в столовой, парень набрал для меня целый поднос вкусностей и повел к столику. Мне только пришла в голову мысль, что Дэн собирается проложить путь к моему сердцу через мой желудок, как он склонился ко мне провокационного близко и заговорщически прошептал:

— Знаешь, Мери, у меня созрел план, как завоевать сердце Таккера! — его рука накрыла мою ладонь, а я посмотрела на парня удивленными глазами.

Ирония судьбы, не иначе как! Мечты сбываются, когда это совсем уже не нужно. Наверное, стоило сразу же возразить, что услуги подобного рода меня больше не интересуют, но природное любопытство взяло вверх. Во-первых, мне стало интересно, что за игру ведет Дэн, он же не глухой идиот, наверное, слышал, как мы вчера с Таккером переругивались на всю конюшню, да и сегодня видел, каким взглядом наградил меня мужчина, должен был сделать соответствующие логические выводы. Не все же ему мозги на поле кулаками отбили? Ну, и, во-вторых, мне показалось, что ничего плохого не случится, если я всего лишь выслушаю его идею, а потом сразу же откажусь от затеи.

— Таккер у нас тертый калач, повидал в жизни многое, его уже ничем не удивить, конечно! Но мы ударим тяжелой артиллерией! — загадочно подмигнул мне парень. Я так сразу и не поняла, куда он клонит, но тут же последовало пояснение: — Устроим в городе на выходных бикини-мойку машин. Там ты предъявишь ему все свои «аргументы» во всей красе! А я тебе помогу!

— Совсем офигел, Стоун! — моментально вспыхнула я, догадавшись о каких аргументах идет речь, — Тебя точно, должно быть, хорошенько головой приложили во время последней игры! Да, я в жизни своими… э-э-ммм, своими прелестями мужчин в сети не заманивала! Я же тебе не девушка легкого поведения!

— Не обижайся, Мери, — протянул Дэн, старательно намазывая джемом маленький кусочек тостового хлеба, чтобы потом ловко вложить его мне в рот и, тем самым, предупредить мои дальнейшие возмущения, — Но оно и видно, что не заманивала!

Вот тут стало обидно, даже джем горьким показался! То есть получается, мой богатый внутренний мир никому и даром не дался? Всем только мои соблазнительные телеса подавай?! Видимо, придется мне умереть старой девой или ждать своего звездного часа, когда я окончательно впаду в отчаяние и начну крутить напропалую задом да светить декольте.

— Я же сказал, не сердись! К слову, ты запала мне в сердце после нашей совместной ночи, твоя мягкая попка и пышный бюст сделали свое дело, — честно признался Дэн и, не успела я отреагировать должным образом на его провокацию, как он проворно схватил мою ладонь и положил ее себе на грудь, — Конечно, ты можешь мне не верить и отказываться принимать действительность. Твое право! Но позволь мне помочь! Я знаю, что говорю!

— Это глупая затея! — пробурчала я, решив, все-таки смягчиться после его признания. Приятно, когда твою попку называют мягкой, а не жирной. Сама себе противоречу, ну и пусть!

— Как ты можешь так говорить, не попробовав? — довольно искренне возмутился парень, — Давай рискнем!

— Не хочу даже пробовать! — настойчиво твердила я, отламывая вилкой приличный кусок омлета, — Позор на мои седины!

— У тебя великолепные волосы! — парировал Дэн, с легкостью вступая в словесную перепалку.

— Позор на папины седины! — не унималась я.

— Это только плюс! С сединой он станет выглядеть импозантней! — подмигнул мне парень.

— Не хочу, чтобы мой папа выглядел импозантно! Он у меня и без импозантной седины хорош! — показала ему язык, — И вообще, я не буду тереться мыльной задницей о чужие машины!

— Мери, детка, — зачарованно заглянул мне в глаза Дэн и снова вложил мне в рот кусочек тоста с джемом, — Не надо тереться задом о чужие машины. Я покажу и научу тебя всему, что нужно делать. Доверься мне. Потренируемся на моей машине!

Я возмущенно открыла рот, и мне следом за тостом в него влетела вилка с омлетом.

Из нашего разговора я сделала два вывода. Во-первых, Дэн всерьез нацелился провести эту чертову бикини-мойку. И, во-вторых, он имеет серьезные виды на мою задницу и бюст, раз так отъявленно стремится заняться моим обучением. Несмотря на жирный минус в виде автомойки, плюс все же был: мой кавалер не ищет легких путей к моему сердцу. И это, честно говоря, радует.

— Я против! — выдала я, закончив жевать.

— Бесплатная мойка вызовет в городе шумиху, а если тачки будут мыть полуобнаженные красотки, то и вовсе целый фурор! Это привлечет новых клиентов! — наконец привел Дэн первый и, должно быть, единственный весомый довод.

— Нет, — безапелляционно произнесла я.

— Мери, всем одни плюсы! — взметнул руками парень.

— Ты имеешь в виду себя, Таккера? — вспылила я, особым образом выделив последнее слово, в надежде разбудить в Дэне грозного собственника. Хит бы, не задумываясь, запретил мне участвовать в подобном сомнительном мероприятия.

— Не только! Мужчин на мойке соберется куда больше! — честно заявил Стоун, не клюнув на мою провокацию. Не понял или ему попросту все равно? Или его план ограничивался исключительно моим обучением? Проверять, где ограничивается его фантазия, не хотелось.

— Иди к черту, Стоун, со своими идеями! — гневно воскликнула я и нагло выхватила из его рук тарелку с омлетом. Когда я нервничаю, мне хочется кушать, а этот тип все равно, на протяжении всего завтрака только что и делал, как трепался не по делу, ни разу не притронувшись к пышной выпечке.

— О чем речь, голубки? — налетела на нас точно коршун Джулия, должно быть, издали заслышав наши жгучие споры, а я страдальчески закатила глаза.

— Глупости! — бросила я и замолчала в надежде, что у Дэна хватит мозгов промолчать.

— Я предлагаю устроить бесплатную бикини — автомойку, чтобы привлечь в лагерь клиентов! — прямо-таки картечью выпалил Стоун, отбивший на тренировках всю голову.

— Это глупо! — устало повторила я, полагая, что Джулии не потребуется объяснять всю бессмысленность этой затеи.

— Отличная идея, Денни! — поощрительно хлопнула она его по плечу, — Ты супер! Пойду расскажу папе!

Надо ли говорить, что обстоятельства были не на моей стороне, и папа одобрил затею с автомойкой. Он ничего не имел против того, что мы с Джулией в купальниках будем намывать чужие тачки, назвав это «делом молодым», но, на всякий случай, попросил одеться поскромнее. Единственное, сомневался, что для яркости шоу не успеет за столь короткое время набраться нужное количество добровольцев, которые захотят поучаствовать в мойке машин, но Дэн пообещал, что этот вопрос он возьмет лично на себя.

И действительно, справился с его решением довольно-таки быстро, одна поездка в город, и согласие от десятка дамочек, готовых на все ради улыбки знаменитости, получено. Конечно, соглашаясь, местные красотки рассчитывали вовсе не на улыбку, а на персональную сказку о Золушке, надеясь, что Таккер или Стоун смогут рассмотреть их бессмертную душу, пока они будут натирать машины в полупрозрачных от воды маечках! Честно говоря, меня такой подход раздражал, но я предпочитала не высказываться по этому поводу. А уж стоило подумать о том, в какой атмосфере Дэн проводил свои переговоры с этими золотоискательницами, то вообще настроение резко падало.

— Мери, будет весело! — толкнула меня в бок Джулия, неправильно растолковал мою кислую физиономию.

— Ага, — вяло согласилась я и поспешила спрятаться у себя дома.

Бикини-автомойка была назначена на субботу, значит, у меня в запасе было три дня на подготовку, а вот желания к ней готовиться не имелось совершенно никакого.

После обеда Джулии все же удалось выцепить меня и затащить в гараж, где она принялась демонстрировать свой не очень-то целомудренный танец. Конечно, кто бы сомневался, что дело ограничится одной лишь только мойкой.

Я с натянутой на лице улыбкой хлопала в ладоши и всячески поощряла ее старания. Она, и вправду, мастерски летала по капоту с губкой в руках и, как бы пошло это не звучало, но еще и терлась о машину попой, грудью и другими возможными выпирающими частями тела. Ну, и конечно же, не забывала выливать себе мыльную пену за ворот футболки. Банальщина.

Вот только мои мысли становились мрачнее тучи, если бы я попробовала отмочить подобный финт на капоте, то, наверняка, на нем осталась бы какая-нибудь вмятина. Потом еще владелец машины потребовал возместить стоимость испорченного имущества, и прощай, праздник.

— Ну, как? — тяжело дыша, спросила меня сестра, в самом конце своего «номера», умудрившись сесть едва ли не на шпагат.

— Норм, — выставила я большой палец вверх. И мне захотелось сделать сестренке приятное, по достоинству оценив ее номер, поэтому специально для нее придумала витиеватый комплимент: — После такого танца даже импотент возбудится!

— Ой! — растерянно пискнула Джули и покраснела, — Тогда я поумерю свой пыл… Ладно, теперь твоя очередь, Мери!

Она выжидательной посмотрела на меня, а я неуверенно помялась с ноги на ногу, не желая после Джулии блистать своими талантами.

— У меня живот болит, — соврала я, — И вообще, надо сходить поужинать.

— У тебя же болит живот! — изумилась Джулс.

— Да! Потому что есть пора! — замычала я и вышла из гаража, прокручивая в голове, как лучше отвертеться от участия, и какими будут последствия.

Только к вечеру вспомнила, что я так и не успела признаться Дэну, что у меня нет острой необходимости завоевывать сердце Таккера, но эта шальная идея с бикини-мойкой так быстро захватила мысли окружающих, что уточнять что-то казалось уже бесполезным.

За ужином я до отвала закинулась едой, покушала за себя, за маму, папу и прочих родственников. Поэтому, когда сестра вновь жестом пригласила меня пройти в сторону гаража, я смогла отказать ей тоже в тон — жестом, красноречиво похлопав себя ладонью по внушительному пузу.

А вот всю ночь напролет меня ела совесть, за каждый лишний съеденный кусочек пищи во время ужина. Под утро все же удалось уснуть, но меня тут же настиг кошмарный сон, в котором я долго натирала мыльной губкой чью-то машину, а она никак не хотела отмываться от жира.

В общем, с совестью шутки плохи, пришлось встать с утра пораньше, и пока никто не видел, тихо проскользнуть в гараж.

— Ты только никому ничего не рассказывай, малышка, — попросила я машину Джулии, похлопав ее по крыше.

Налила в ведро немного моющего средства, добавила воды, взбила густую пену, намочила губку и с умным видом обошла вокруг машины, примериваясь. Поскольку в арсенале моих положительных качеств и умений не находилось места опыту мойки автотранспорта, то я и не знала, с чего следует начинать. Провела пенной губкой пару раз по лобовому стеклу и, сделав только хуже, перешла к водительской дверце. Подумала, что ничего страшного не случится, если привнести в сей сложный процесс несколько новых движений, и стала невысоко подпрыгивать на месте, натирая машину сверху вниз. И сразу промочила свою футболку, неудачно потершись грудью о мокрое стекло.

— Ну, блин! — сердито нахмурилась я, у девчонок по телеку получалось промокнуть гораздо сексуальные, чем у меня. Вот это не везет!

Еще немного пораскинула мозгами и пришла к мысли, что хуже уж точно не будет. Выгнула спинку точно дикая кошечка и заодно чуть выпятила пятую точку, расставив ноги на ширине плеч. Получилось пошло и несексуально. Определенно можно было сказать, что у меня талант… отсутствует.

Стало смешно, и чтобы взбодриться, отвесила себе комплимент:

— Ты просто космос, детка! — подмигнула я своему отражению и сделала пальцы пистолетом, после чего, в лучших традициях вестернов, сдула воображаемый дымок с кончиков пальцев и снова приступила к мойке машины.

Каким-то хитрым образом вышло, что у меня промокла не только футболка, но и джинсы, после чего я решила не мелочиться и дать себе последний шанс. Взбила в ведре побольше пены и, почерпнув ее губкой, вылила содержимое себе на грудь. Ничего приятного, впрочем, как и сексуального, я опять-таки в этом жесте не увидела, но, поговаривают, некоторым мужикам нравится.

Я окончательно расслабилась, наотмашь растирая пену губкой, и все больше входила в раж. Повернулась спиной к пассажирской дверце, оперлась ладонями о полусогнутые колени и стала тереться о корпус машины ягодицами, напевая себе под нос незатейливую мелодию. Должно быть, на долю секунду мне все же удалось почувствовать себя богиней автомойки.

А потом стало стыдно, и смешно. Смех, конечно, победил! Я согнулась пополам и начала хохотать, удивляясь собственной глупости. Правда, веселилась я до тех самых пор, пока не заметила чей-то силуэт в дверной щели. Смачно выругалась и, потеряв равновесие, скользнула попой по дверце машины вниз, прямиком свалившись в образовавшуюся на полу лужу.

Что ж, кто-то заканчивает свое выступление шпагатом на капоте, а кто-то попой в луже… Еще кто-нибудь сомневается в моей везучести?

Дверь распахнулась и на помощь мне вбежал Стоун.

— Твою же мать, Дэн! — бесилась я, отмахиваясь от парня кулаками. Конечно, по нему ни разу не попала, но и цели я себе такой не ставила, просто хотелось, чтобы он исчез куда подальше, растворился в воздухе и оставил меня с моим позором наедине.

— Ты не ушиблась? — не обращал он внимание на мое жалкое сопротивление, и удачно подгадав, перехватил меня двумя руками под талией и поставил на ноги.

Я сделала два глубоких вдоха и заставила себя успокоиться. Щеки пылали огнем смущения, было по-прежнему стыдно, но время вспять не повернуть.

— Это не предназначалось для чужих глаз, — с должной выдержкой произнесла я. Что тут еще можно сделать? Жизненный совет на случай, если ты сваляла дурака по-крупному: горделиво вздерни нос и напусти на себя величественный вид, будто ничего не случилось.

— Извини, — тихо ответил Дэн.

В принципе, этого мне было достаточно для того, чтобы с миром разойтись по своим местам и больше не вспоминать о злополучном инциденте.

Я степенно кивнула мужчине и уже намерилась отступить в сторону, как Стоун преградил мне путь, прислонив свои ладони к машине по обе стороны от меня. Я мягко обхватила его запястье, чтобы отодвинуть руку, лишавшую меня всякой возможности на побег, в сторону, но она не поддалась. Вместо этого Дэн коснулся пальцами моего подбородка и слегка приподнял мое лицо, заставляя посмотреть ему в глаза.

— Мне понравился твой танец, — прошептал он мне в губы, а я затаила дыхание, — Очень.

И все. Я ничего не успела даже нафантазировать себе, а он взял и поцеловал меня без лишних слов. Нежно, едва касаясь, изучая, пробуя мои губы и позволяя к нему привыкнуть. Руки его по-прежнему находились на машине в нескольких дюймах от моих плеч. Он нависал надо мной, но при этом не касался моего тела, лишь незаметно скользил пуговицами своей рубашки по моей футболке. Это получалось непроизвольно, но грудь налилась волнительный тяжестью, а соски под мокрой тканью провокационно заострились.

Дэн не давил на меня, давал мне полную свободу действия. Пожелай я оттолкнуть его, он бы послушно отошел в сторону. Но я не хотела его отпускать. Мне нравился этот поцелуй. Сердце билось медленно и ровно, напоминая о себе лишь гулким стуком в висках.

Дэн настойчиво и нежно скользил языком по моим губам, заставляя их раскрыться ему навстречу. Я положила свои ладони на мужские плечи и плавно повела ими вверх, обхватывая его шею, иначе рисковала вновь потерять равновесие и упасть. Дэн, интуитивно почувствовав мою слабость, тут же обхватил меня двумя руками за талию, фиксируя мое тело в волнительной близости от его, но не нарушая границ. Он не отпускал меня, держал крепко в своих руках и при этом не позволял прижаться к нему в плотную, а мне так хотелось расслабиться, почувствовать тепло и твердость его тела. Я выдохнула слабый стон ему в губы и сама потянулась грудью навстречу, чуть теснее прижимаясь к мужчине, чтобы в следующее мгновение почувствовать жар, исходящий от его кожи. Язык Дэна тут же проскользнул в мой рот и переплелся с моим языком. Он действовал умело, не торопливо, точно и искусный мастер оттачивал свое мастерство, позволяя насладиться его прикосновениями сполна.

Мне понравилось целоваться с Дэном, чертовски понравилось! Хотелось, чтобы поцелуй никогда не прекращался, я готова была стоять в гараже, прижатой спиной к машине и целоваться с этим парнем целую вечность. Конечно же, мои мысли разделяли не все.

Машина за моей спиной издала писк, и сработал дверной механизм, сопровождаемый щелчком. Я вздрогнула, и Дэн ослабил хватку, позволяя мне повернуться к нему спиной.

— О-па! Какие люди! — радостно воскликнул вошедший в гараж Питер, насвистывая себе под нос веселую песенку, — Доброе утро, Мери, Дэн! Что делаете? Тренируетесь мыть машину?

Питер обошел вокруг джипа и распахнул водительскую дверцу:

— Простите, друзья, но мне нужно по делам в город, так что я угоню вашего подопытного кролика, — радостно сообщил он, а я поняла, что Питер, натура творческая, даже не придал особого значения нашему времяпрепровождению, — Дэн, похвально, что ты решил выступить! Я бы, может, тоже хотел, но боюсь никто не впечатлится таким красавчиком как я, только праздник испорчу!

Питер встал рядом с машиной и в подтверждение своих слов решил продемонстрировать нам свой уровень владения танцевальными навыками, запустив волну рукой в стиле брейк-данса. Получилось, и правда, весьма печально. А после он, как ни в чем не бывало, запрыгнул в салон джипа и укатил по делам, оставив нас с Дэном наедине друг с другом и неловкостью, витавшей в воздухе.

Я мялась, неуверенно переступая с ноги на ногу, и бросала лукавые взгляды на Дэна.

— Решил, как обычно, побегать с утра, и тут мне подвернулась такая удача, на мои глаза попалась самая великолепная женщина, — подмигнул мне парень, — Она была точно Афродита, вышедшая из морских глубин на берег, вся мокрая насквозь и в пенных брызгах!

Я улыбнулась, но для профилактики слегка ударила парня кулачком в предплечье. Смутил меня, негодник! Вид мой, конечно, был не ахти. Повторюсь, только в кинофильмах красоткам удается оставаться соблазнительными, когда на них выливают ушат воды, в жизни девушка больше напоминает мокрую курицу.

— Будем считать, что моя утренняя пробежка состоялась, сердце по крайней мере выполнило свою кардионагрузку! — Дэн сжал свой кулак и стал ритмично бить им себя в грудь, имитируя работу сердца.

Я смущенно улыбнулась и промолчала. На удивление, Стоун умел заставить меня улыбаться чаще!

— Пошли завтракать! — потянул меня за руку Дэн, а я молчаливо пошла за ним следом, как коза на привязи, впрочем, внешний вид тому весьма сопутствовал, — Слушай, а как ты относишься к тому, что я тоже помою пару машин?

— Мне все равно, — буркнула я, считая, что не имею никакого морального права на возражение. Подумаешь, мы один поцеловались, это же ничего не значит, Дэн после этого не стал моей собственностью. А о том, что мне может быть неприятно из-за того, что на него буду глазеть всякие озабоченные девицы, он мог бы догадаться и сам.

— Хорошо, это привлечет еще больше клиентов, — уверенно кивнул Стоун.

Мы быстро забежали ко мне домой, чтобы переодеться, а потом отправились в столовую, где за столиком нас поджидала Джулия.

Рассказывать сестре о своем триумфальном выступлении я не хотела, но Дэн это сделал за меня. Сначала я разозлилась на парня, а потом подумала, что ничего страшного не случилось, стесняться было не перед кем, и мы все вместе от души посмеялись над ситуацией. Что я могу сказать, жить гораздо проще, когда у тебя развито чувство юмора.

С Джулией мы договорились сразу после завтрака наведаться на ранчо к О'Доннелам, поэтому, получив мое согласие, она тут же бросилась домой облачаться в свою экипировку для верховой езды. А Дэн задержал меня в дверях столовой.

— Мери, — чуть взволнованно произнес он, — Можно пригласить тебя сегодня вечером на свидание?

Я изумленно подняла одну бровь и окинула парня внимательным взглядом. Почему-то я оказалась не готова к такому предложению, хотя и догадывалась, что дело к тому шло. Стояла и молча хлопала глазами.

— В смысле, я хотел пригласить тебя куда-нибудь обсудить план по… соблазнению Таккера, — неохотно добавил парень и поник. Определенно, ТАК на свидание, упомянув другого парня, меня еще никто не звал.

— Хорошо! — шепнула я и, пока никто не видел, встала на носочки и быстро поцеловала Дэна в губы. Он и сам опешил от моего маневра и ничего не успел сообразить, когда довольная я бросила на ходу: — И можно обойтись без обсуждения Таккера.

— Зайду за тобой в семь! — выкрикнул счастливый парень мне во след, видела, что он был совсем не прочь догнать меня, схватить в охапку и поцеловать, но сдержался.

Чувства меня обуревали противоречивые. С одной стороны, сердцем понимала, что сейчас не самое лучшее время для свиданий, это было бы нечестно… и даже жестоко по отношению, собственно, к самому Стоуну. Согласитесь, некрасиво дарить призрачную надежду на совместное будущее, когда сама в этом будущем не очень-то уверена. А разум твердил, что мне просто необходимо любым способом отвлечься от переживаний и эмоций, связанных с несносным Хитом Таккером.

И, конечно, сразу же как только мы приехали в лагерь к О'Доннелам, мне бросился в глаза припаркованный джип Таккера. План «Как выбросить Хита Таккера из головы» в очередной раз дал трещину, совершенно не желая работать должным образом.

Я тут же запаниковала раньше времени, прокручивая в голове возможные варианты нашей бурной ссоры. Да, что там! Я была уверена, что грядет очередная буря, ураганище! Но на деле вышло все совсем иначе. Хит был занят в манеже, работая одновременно с несколькими лошадьми, а мы с Джулией, быстро оседлав Виконтессу и еще одного тихого шоколадного мерина, поехали на прогулку в сторону леса. Я, конечно, попыталась просверлить Хиту затылок своим недовольным взглядом, но он даже не повернулся. На душе стало грустно. И пусто. И одиноко. И скучно. Хоть на луну вой.

К слову сказать, Джулия уезжала домой тоже не в самом веселом расположении духа. Стэна О'Доннела дома не было. И его отец по большому секрету сообщил нам, что его сынок, который после падения с лошади, чувствовал себя премного лучше, рано утром умчался к местной красавице Сэнди Уилшир по неотложным делам. Вот только какие именно это были дела, Роджер и сам не знал.

После обеда мы с сестрой вновь уединились в гараже, но желания натирать одну и ту же машину по десятому раза у меня не было. Я вяло возила губкой по капоту и равнодушно смотрела, как сестра, исполненная энтузиазма, в очередной раз выписывала невообразимые пируэты вокруг тачки.

Но больше всего я ждала вечера. Просто жаждала! Фантазировала во всех красках, как пройдет свидание, а главное, как далеко оно зайдет! Для себя я решила, что готова идти до конца, лишь бы не вспоминать о Таккере! Удивительно, но за день я столько раз умудрилась про себя повторить фразу «не вспоминать о Таккере», что она вот-вот, да и возымеет противоположный результат.

Перемерила все наряды, которые у меня висели в шкафу, но в самом конце решила, вот прямо-таки чисто по-девичьи решила, что пойду в обычной повседневной одежде. Это всего лишь свидание, а не великосветский прием.

К слову сказать, Дэн тоже явился в обычных джинсах, великолепно обтягивающих его упругую задницу, и в зауженной на талии рубашке, которая идеально подчеркивала ширину его плеч. От ковбойской шляпы он отказался, зато от очередного букета цветов не смог.

— Спасибо, это очень мило с твоей стороны, — забрала розы из его рук и, помедлив, поцеловала в щеку.

Для ужина парень забронировал закрытую кабинку в самом шикарном ресторане нашего города. На самом деле «шикарный» местный ресторан отличался от «обычного» местного ресторана именно наличием приватных комнат для гостей, а кормили везде одинаково. Проверено на собственном опыте!

Ужин мне понравился, потому что он прошел в тишине и вдали от вечно вешающихся Дэну на шею дамочек, «популяция» которых в последнее время увеличилась вдвое. Постоянно находились особи женского пола, которые так и норовили обсудить субботнее мероприятие, ну и заодно попросить автограф в сотый раз.

— Не понимаю, почему тебя это так напрягает, — искренне удивился парень, — Мери, популярность — это часть моей жизни, вокруг меня всегда крутятся толпы фанаток. Это было, есть и, надеюсь, будет. Но в моем сердце только ты.

Сначала мне хотелось взорваться и разразиться гневной тирадой в адрес его грандиозной самонадеянности, но последняя фраза тронула струны моей души, и я сдержалась.

В остальном вечер, проведенный со Стоуном, мне безумно понравился. Мы разговаривали о детстве, о школе, о юности. С Дэном мне было легко найти общий язык, он умел меня не просто слушать, а вдобавок к этому еще и слышать, видел во мне женщину, а самое главное, постоянно интересовался моим мнением.

— Поехали смотреть на звездное небо! — задорно подмигнул он мне, когда мы вышли из ресторана.

— К-куда? — удивилась я.

— Смотреть на звезды! — задорно улыбнулся парень, — Я узнал, что у вас за городом есть великолепная смотровая площадка. Неужели ты там ни разу не была?

— Была, — тихо подтвердила я, но то, что я там совсем не на звезды смотрела, говорить не стала, лишь покраснела до самых кончиков ушей и спряталась в машине.

Всю дорогу отвечала невпопад, предвкушая, как будут развиваться события на смотровой площадке, узлом скручивало низ живота, сердце часто постукивало в груди, а губы ширились растянуться в улыбке. Я чувствовала себя школьницей, которая отправилась на свидание со студентом, не просто со студентом, а с капитаном футбольной команды, что было недалеко от истины. Другими словами, фантазия моя бурлила, как могла. И поцелуями на под открытым небом я точно была не намерена ограничиваться. Гулять, так гулять!

Дэн съехал с дороги и свернул в сторону небольшой поляны, располагавшейся на возвышенности, с нее отлично просматривался весь город. Он не поленился, развернул машину и припарковал ее кузовом к обрыву, а капотом к проезжей части. Обычно местные мальчишки делали наоборот, чтобы редким проезжающим мимо машинам было не видно, чем парочки занимаются в салоне. Но Дэн не местный, что с него взять!

Я в волнении облизала пересохшие губы и провела влажными ладонями по своим коленям, сбрасывая лишнее напряжение. В своих мыслях я уже запускала пальцы в отросшие волнистые волосы парня, а губами жадно впивалась в его рот. Да, я была просто-таки исполнена решительностью! Но Дэн загадочно подмигнул мне и вышел из машины. Я растерянно хмыкнула себе под нос, позволив улыбке остаться на лице.

Стоун обошел тачку и достал с заднего сидения большую плетеную корзину, несколько теплых пледов и пару-тройку мягких диванных подушек, на которые раньше я даже не обратила внимание. Уточнять, думаю, не стоит, чем была забита моя голова.

Расстелил одно одеяло, что потолще, в кузове, набросал сверху подушек и поставил в самый центр корзину. После чего отправился за мной, по-джентельменски распахнул дверь и предложил руку. Я глупо хихикнула, но вложила свои пальцы в его открытую ладонь. Было приятно.

Дэн помог мне забраться в кузов машины и заботливо набросил на плечи прихваченный с собой плед, после чего запрыгнул ко мне сам.

Я затаила дыхание. Оказывается, что все-то он продумал! Именно с такого ракурса открывался невероятный вид на город с бледными мерцающими огнями и на бескрайнее черное небо с россыпью ярких звезд. Какое-то время я любовалась, практически не дыша.

— Никогда не думала, что мой родной город может быть столь фантастически прекрасен! — восхищенно выдохнула я.

В корзине оказались две бутылки шампанского, фрукты, сыр и шоколад.

— Неожиданно, — прошептала я, с каждой минутой приходя от нашего свидания все в больший восторг.

— Хотелось сделать тебе приятное. — улыбнулся мне Дэн, и волнительным шепотом произнес тост, будто спрашивая моего согласия: — За нас?

— За нас! — смело подтвердила я и медленно, небольшими глоточками выпила все содержимое своего бокала, списывая это на волнение. Надо отметить, что Дэн никак не прокомментировал мою выходку, лишь с улыбкой на лице вновь наполнил опустевший бокал шампанским. И спасибо ему за это, иначе я почувствовала бы себя волосатым деревенским мужиком, который для храбрости забрасывается стаканчиком виски перед тем, как пойти на встречу со своей зазнобой.

Кстати, о волосатости… Из ванны я не вылезала часа полтора, подготовилась на славу, не дав ни шанса ни одному волоску. И нижнее белье выбрала поразвратнее, на этот раз заставив джинсы с завышенной талией служить утягивающей обманкой. Плюс этот факт заставил меня поумерить свои аппетиты в ресторане. В общем, подготовилась я на двести процентов из ста возможных.

Дэн сделал вид, что не заметил, как мой стакан опустел во второй раз, поэтому аккуратно подлил мне еще немного шипучего напитка в бокал.

— Ты такой обходительный, — прошептала я и постараюсь принять более соблазнительную позу. Оперлась на одну руку, прогнувшись в талии, и переместила вес тела на попу, таким образом мой зад казался аппетитным, а талия осиной. Точно модель с винтажного pin up постера! Вторая рука с шампанским расслабленно лежала на боку, пока я медленно не поднесла бокал к губам, при этом стараясь незаметно локтем надавить на грудь, чтобы образовалась соблазнительная ложбинка.

— Мери, что ты творишь! — то ли возмущенно, то ли восторженно прошептал Дэн, раскусив мой фокус в два счета. В любом случае, безразличным он не остался, и это хорошо.

Правда ничего сказать в свое оправдание я не успела, да, и не собиралась, если честно. Дэн резко выхватил из моих рук бокал с недопитым напитком, отставил его в сторону, а сам придвинулся ближе, нависая надо мной. Обхватил мое лицо двумя ладонями и склонился над ним близко-близко, так что наши дыхания смешались воедино. Душа моя возликовала, когда его губы коснулись моих в сладком поцелуе, ведь я только этого и ждала весь вечер. И, да, поцелуй был именно сладким, то ли со вкусом фруктовой шипучки, которую пил Дэн, то ли от шоколада, который я успела положить себе в рот, но вдаваться в подробности было некогда. Меня поглотил сам процесс, я с энтузиазмом запустила обе свои ладошки, как и собиралась сделать до этого, в его волосы и медленно перебирала мягкие пряди.

Дэн, как и в прошлый раз, целовал меня медленно, тягуче, нежно, я бы сказала чересчур целомудренно. Поцелуи с ним казались чем-то естественным, приятным, но крышу в порыве страсти не сносило, огонька явно не хватало. И это меня немного опечалило, поэтому я решила взять инициативу в свои руки. Устроить небольшой поджег близлежащей территории, так сказать.

Положила обе свои ладошки ему на грудь и чуть надавила. Парень поддался моему желанию и медленно откинулся назад, на плед, утягивая меня за собой. Я сто раз в фильмах видела, как такой маневр проделывали горячие цыпочки с крутыми парнями, да, и у нас в целом прошло все гладко, если бы в самый последний момент моя коленка при перевороте не угодила Дэну в пах. Мужчина дернулся и скривился в лице.

— Не так быстро, малышка, — криво усмехнулся он.

— Прости, — виновато прошептала я, ожидая, что весь романтический настой парня сойдет на нет после моей неудачной выходки.

— Ничего страшного, ты же не специально, моя кошечка, — Дэн положил ладони на мои ягодицы и, чуть погладив, с силой надавил вниз, заставляя меня распластаться у него на груди. И, слава Всевышнему, на этот раз обошлось без травм, — Я с ума по тебе схожу, Мери!

Наверное, это признание должно было сорвать крышу, но оно, наоборот, посеяло в душе зерно сомнения. Стоит ли продолжать это свидание, если я по-прежнему не готова к серьезным отношениям с Дэном. С другой стороны, ни о какой серьезности речи не было… Да, и горячие губы Дэна, жадно пьющие мои поцелуи, заставили меня отложить на потом никому ненужные высокоморальные измышления. Для меня существовали только мягкие губы и сильные руки Дэна, выписывающие невероятный танец на моей спине. Быстрые пальцы забрались под кофту и стали порхать вдоль позвоночника, заставляя кожу покрываться мурашками. Добегали до шеи, чуть сжимали затылок, и вновь опускались вниз, уделяя внимание каждому позвоночку. Мое тело просто таяло в его умелых руках, и мне с трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не мурлыкать и не стонать в голос, хотя, этого очень и хотелось.

— Дэнни, — прошептала я, отрываясь от его губ. Не помню, что именно хотела ему сказать, но Дэн воспользоваться секундной заминкой, и за моей спиной тут же щелкнула застежка бюстгальтера. На этот раз я глупо хихикнула и легонько толкнула парня в плечо, прошептав с наигранным возмущением: — Стоун! Озорник!

— То ли еще будет! — пообещал он мне, и его ладонь переместилась со спины на живот, ловко скользнула под бюстик и легонько прищипнула мой сосок.

Я сама потянулась к Дэну за новым поцелуем, выгибаясь ему навстречу. Он правильно расценил мои намерения и принялся поглаживать грудь и играть с затвердевшими горошинами. Я полностью растворилась в этих волнительных ощущениях, не замечая ничего вокруг.

— Полиция Техаса. Шериф Шерман! — раздалось за моей спиной. В страхе отпрянула от Дэна, и мне в лицо ударил поток яркого света, — Что за вакханалия здесь происходит, молодежь? Мери?

Я и без этого хотела провалиться сквозь землю, но когда меня узнали в лицо, стало в конец стыдно. Вроде девочка большая, а все равно не хотелось, чтобы папулечка плохо подумал о своей дочурке. Мне кажется, есть вещи, о которых родители могут догадываться, но в подробностях лучше им об этом не знать.

— Какого хрена тебе здесь надо, мужик? — тут же встрепенулся Дэн, резко сбрасывая меня на подушки и заслоняя собой.

Формально меня можно было считать одетой, мы не успели стянуть друг с друга футболки и окончательно расправиться с нижним бельем, но вот расстегнутый на спине бюстгальтер явно доставлял мне дискомфорт.

Я обхватила свою грудь ладонями и недовольно посмотрела на Шермана, который старательно осматривал нашу одежду. А если быть более точной, но мою, на Дэна ему было откровенно плевать.

— Полиция Техаса. Шериф Шерман, что здесь происходит? — требовательно повторил он, на этот раз обращаясь к моему спутнику.

— Шерман, что тебе надо? На звезды мы любуемся! — прошипела я в надежде, что мужчина уберется, хотя прекрасно знала, что он даже с места не сдвинется.

— Распитие алкогольных напитков в общественном месте. Нарушение общественного порядка. — строго перечислял наш доблестный шериф, а потом наградил меня осуждающим взглядом: — Вам, юная леди, я настоятельно рекомендую незамедлительно отправиться домой и впредь быть более избирательной в выборе компании, с которой вы проводите время.

И вот я вновь стала «юной леди», мне бы радоваться, но ситуация раздражала неимоверно, так же как и лифчик, который держался на одном честном слове.

— Шерман, что ты несешь, — пробубнила себе под нос и покрепче перехватила грудь.

— Дружище, спасибо за предупреждение, мы поняли свою ошибку и готовы ее исправить, — подмигнул ему Дэн, резко сменив свою тактику. Наверное, надеялся, глупый, что Эрнест передумает и тактично уедет, позволив нам довершить начатое. Три раза «ага».

— А вам, молодой человек, я выпишу штраф и, возможно, придется на ночь закрыть вас за решеткой. — продолжил Шерри с важным видом.

— Ты серьезно? — нагло усмехнулся Дэн, — Ты что не понял, с кем сейчас разговариваешь? Я восходящая звезда Национальной Футбольной Лиги, квотербек Лос-Анжелес Буйволс! Именно я тот самый игрок, который в этом сезоне заработал два тачдауна подряд.

Я невольно закрыла ладонью глаза, не желая видеть, как на моих глазах Дэн превращается из нормального парня в звездного мальчика. Эдакий американский супергерой, из которого, так и хочется, чтобы злодей выбил всю дурь.

— Очень познавательно, но я не смотрю футбол. Поэтому, в первую очередь, я сейчас разговариваю с человеком, который нарушил законы штата Техас, и которому положено административное наказание, — заученно отчеканил полицейский.

— Давай, я выпишу тебе автограф, и мы разойдемся каждый по своим делам, — не унимался Стоун, а у меня свело-таки зубы от его чрезмерно раздувшегося эго.

— Я прошу вас спуститься на землю и проехать со мной в участок, — бескомпромиссно повторил свою просьбу Шерман. Фраза про «спуститься землю» мне показалась идеально подобранной к ситуации.

— Ты перегибаешь палку, шериф, — недовольный Стоун тут же спрыгнул с кузова и навис над мужчиной. Мне стало немного страшно за Шерри. Дэн был гораздо шире его в плечах, да и выше на целую голову. Но, стоит отметить, к чести, Шермана, он ни то, что не растерялся, даже усом не повел.

— Прошу, провернуться ко мне спиной и заложить руки за спину, — строго отчеканил шериф.

— Ты совсем охренел, коп? — взбесился Дэн, сжимая кулаки и напирая на Шермана грудью.

— Надеюсь, что мы, как взрослые цивилизованные люди, сможем обойтись без применения силы, — деловито изрек Шерри, подкрутил усы и бросил на Дэна вызывающий взгляд.

— Даже не надейся, кретин, — взорвался Стоун и занес кулак для удара.

Я прикрыла рот ладошкой, готовая заступиться за непутевого шерифа, но неожиданно он выхватил из кобуры свой пистолет и выстрелил в Дэна двумя тонкими жгутиками с острыми иглами на концах. И следом по жгутикам прошелся электрический заряд.

— Коз-з-з-з-зел! — последнее, что выкрикнул Стоун перед тем, как задергаться в конвульсиях.

— Силен, — одобрительно поцокал языком Шерман, не спеша отпускать курок до тех пор, пока Дэн, как подкошенный, не свалился на землю, — Готов, красавчик!

Я сидела в кузове, по-прежнему придерживала руками свой несчастный бюстик под грудью и хлопала как рыба, выброшенная на берег ртом.

— Т-ты что т-творишь? — заикаясь, спросила я и кивнула носом в сторону лежащего на земле мужчины, — Т-ты что, его убил? Он же не двигается!

Ситуация напоминала дешевый триллер, и меня совсем не по-детски с головой накрыла паника, именно этим и можно объяснить весь идиотизм моих вопросов. Все случилось до того быстро и неожиданно, что мой мозг не успел переваривать увиденное.

— Не переживай, Мерси, ничего с этим бугаем не случилось! — спокойно ответил Шерман и присел на корточки, на всякий случай, прощупывая пульс, — Скоро очнется!

Он убрал электрошокер и вместо него выудил из-за пояса наручники. Лениво перевернул Дэна на живот, точно кабана на охоте, и щелкнул браслетами у него за спиной.

— С Шерифом Шерманом не забалуешь! — гордо воскликнул страж правопорядка.

— Б-больной идиот, — прошептала я себе под нос, так чтобы никто не слышал. Шермана я стала побаиваться на полном серьезе, вдруг и мне бы следом за Дэном в лоб прилетела присоска, и по телу прошелся мощный заряд в пару тысяч киловольт.

Но закончив со Стоуном, он поднял встревоженный взгляд на меня:

— Мери, этот сластолюбец тебя не обидел? Не сделал ничего плохого? — растерянно пролепетал Эрни, не отводя от меня глаз. А мне стало смешно. Сластолюбец? Серьезно?!

— Нет, черт побери! Он не успел мне сделать ничего плохого, — спокойно ответила я и, придя в себя после приступа страха, сорвалась на мужчину, грозно рыкнув: — И ничего хорошего тоже! Ты, черт побери, успел вовремя, дуэнья моя усатая!

Шерман широко улыбнулся, наверное, обрадовавшись тому факту, что пострел вовремя поспел! А я, наоборот, только сильнее взбесилась.

— Быстро отвернулся! — рявкнула я приказным тоном, и парень беспрекословно выполнил мой приказ. Можно было попробовать пригрозить ему чем-нибудь посущественней, а затем попросить забросить Дэна в нашу тачку, например, и укатить с парнем в далекие дали прочь с глаз шерифа. Но в этом поспешном плане было слишком много острых углов, поэтому я воспользовалась моментом и всего лишь застегнула свой многострадальный лифчик на замок.

— Давай, я вызову подкрепление, они заберут этого типа в участок, а я провожу тебя домой, чтобы твой папа не волновался. — осторожно предложил мне Шерман, протягивая руку. Я была бы тронута до глубины души, если бы не была так сильно зла.

— Шерман! Мне скоро тридцать лет! Мой папа должен волноваться, когда я слишком часто ночую дома, а не наоборот! — вновь взбрыкнула я и с вызовом посмотрела на мужчину: — Ты что, собирался его одного в наручниках оставить в бессознательном состоянии здесь!?

— Мы бы его быстренько забросили в багажник, — преспокойно заявил Шерман, отчего я вновь почувствовала себя героиней ужастика, оставшейся наедине с маньяком, — Преступников в городе нет, ну… за исключением этого прелюбодея, разумеется. Ничего страшного с ним не случится!

— Б-больной идиот, — в неверии покачала я головой и, спрыгнув на землю, подбежала к Дэну. Он был по-прежнему без сознания, но видимых повреждений не было, да и быть не должно. Я сердито посмотрела на Шермана и принялась его отчитывать строгим голосом: — Мне кажется, вы злоупотребляете своими полномочиями, шериф Шерман! И вообще, что за дискриминация такая по половому признаку? Закон мы с Дэном, вообще-то, нарушали вместе!..

…Через пятнадцать минут я вместе с Дэном ехала на заднем сидении полицейского автомобиля в наручниках.

— Мери, ты уверена, что эти браслеты не царапают твою нежную кожу? — заботливо вопрошал Шерман, а я недовольно отвечала ему зубовным скрежетом, — Мери, тебе не холодно? Может, включить обогрев? Или, наоборот, кондиционер?

Еще немного и мои зубы должны были стереться в порошок.

Дэн, с трудом добравшийся до машины, медленно приходил в себя и слабо постанывал.

— Вы будете иметь дело с моим адвокатом! — тихо выдавил он.

— А ты, парень, делаешь успехи! — радостно заявил Шерман, — Уже перешел на уважительней официальный тон! Молодец! Но если будешь вести себя плохо, но адвокат очень даже тебе пригодится!

Дальше ехали мы в тишине, лишь Эрнест напевал себе что-то веселенькое под нос. Ну, действительно, с чего бы ему печалиться? Это же не он получил приличный разряд электрошока. А наоборот, смог отвадить конкурента от дамы сердца, черты бы побрал его влюбленность!

— Шерман, ты же это не серьезно? Неужели на самом деле посадишь нас под арест за то, чтобы мы пару раз поцеловались в общественном месте? — приникла я к прозрачной перегородке, разделяющей водительское сидение от заднего.

— Мери, у меня на эти делишки глаз наметан! — усмехнулся полицейский и недобро посмотрел на Дэна, — Не нужно мне рассказывать, что вы приехали туда исключительно целоваться!

— Мери, я ничего такого не имел в виду! — широко распахнув глаза, прошептал мне Дэн, — Я не хочу торопить события!

Я лишь виновато улыбнулась. Если Дэн не желал торопить события, то я, напротив, очень даже желала и рассчитывала этой ночью на какое-нибудь пикантное продолжение.

— Ромео придется провести ночь в участке и ограничиться административным штрафом за оказание сопротивления офицеру полиции при исполнении. — строго отрапортовал Шерман, — А ты, Мери, негодница, просто веревки из меня вьешь. Так и быть, поступлюсь ради тебя законом. Отвезу тебя домой лично и ограничусь воспитательной беседой с твоим отцом, юная леди.

Я тяжело вздохнула, в очередной раз так некстати став «юной леди». С нетерпением жду не дождусь того возраста, когда ко мне будут обращаться с уважительно интонацией и исключительно как к «мэм».

Почему-то мне было безумно стыдно вот так являться с конвоиром в наручниках в отчий дом и неуклюже переминаться с ноги на ногу, когда Шерман будет рассказывать отцу, что его дочь прелюбодеятельствовала с парнем на смотровой площадке под открытым небом. Кошмар!

— Шерман! — неожиданно раздалось за нашими спинами, когда мы вылезали из машины, — Что здесь происходит?

— Здорово, Стэн! — радостно пожал ему руку Эрни, — Поймал голубчиков на горячем. Красавчика в камеру, а Мери я сейчас отвезу домой.

— Я сам отвезу Мери домой, снимай наручники и не будь идиотом! — строго распорядился О'Доннел, — Шерри, ты ничего умнее не мог придумать, чем арестовывать девушку, которая тебе нравится.

Шерри стал цвета Шерри (прим. Шерри — cherri — вишенка), но тут же послушно высвободил мои запястья из железных браслетов.

—. И этого, как его… Стоуна освобождай! — безотлагательно продолжил Стэн, за что я ему была безумно благодарна.

— Но он выказывал мне сопротивление! — возмутился Шерман.

— Эрни не заговаривай мне зубы, зная тебя, могу предположить, что ты уже пропустил по парню несколько тысяч киловольт, таким образом обезопасив Мери от всяческих поползновений со стороны Стоуна, — отмахнулся О'Доннел.

Шерман поджал губы и освободил заодно и Дэна.

Я разместилась на переднем пассажирском сидении рядом с О'Доннелом, а Дэн разлегся на задних креслах. Это было самое запоминающееся свидание в моей жизни. Пусть земля ему будет пухом. Аминь.

— Как твоя рука? — тут же поинтересовалась я у Стэна, заметив повязку на его плече.

— Спасибо, все в порядке. Почти все прошло, — уверенно заявил парень, хотя, готова поспорить, все было совсем не так безоблачно, как он это обрисовал.

— Мы сегодня с Джулией приезжали на ранчо, — невзначай сказала я и повернула голову на своего собеседника. Легкая улыбка тронула его губы.

— Всегда рад вас видеть. Жаль, что у меня сегодня были дела в городе, — повисла небольшая пауза, мне хотелось вставить ехидную ремарку, что нас уже осведомили о его «делах», но Стэн с неохотой пояснил сам, — У Сэнди Уилшир заболел ребенок, она отвозила его Даллас, а я сидел с ее старшенькими.

Конечно, я заметила, из какого дома выходил Стэн, но устраивать ему перекрестный допрос считала немного невежливым. Хотя, не скрою, мне стало чертовски интересно, с какой стати Стэн подрабатывал нянькой в многодетной семье. Также мне было известно, что на школьном выпускном Стэн и Сэнди были королем и королевой бала. За ней всегда толпами ходили парни, потом она вышла замуж, родила, кажется, троих детей, и через год ее бросил муж. До боли типичная и несправедливая история.

— Бредли Уилшер оказался редкостной скотиной, — сквозь зубы процедил О'Доннел, подтверждая мои мысли, и покрепче перехватил руль, — Пока они были в браке, этот козел вечно сидел на шее у жены, никак не мог найти работу. Хотя и я, и твой отец, предлагали ему вакантное место в лагере, но предложенная зарплата, видите ли, не соответствовала его запросам. Он нашел работу в соседнем штате и свалил в Арканзас. Первое время регулярно отправлял домой деньги, а потом сказал, что собирается жениться на дочке нового босса и вместо денег прислал документы на развод. Теперь Сэнди в одиночку на своих плечах тянет троих детей. Ее родители переехали в Даллас, но она отказывается от кого-либо принимать помощь.

— А ты решил приударить за мамочкой и стать многодетным папочкой? — подал признаки жизни Дэн, отпустив неуместную шуточку с заднего сидения. Видимо, все-таки ударился головой, пока падал.

— Стоун, следи за языком, я, конечно, понимаю, что тебя сегодня жизнь потрепала, но за Сэнди я готов тебе еще раз настучать по макушке. — сдержанно произнес Стэн, — Посыл ясен?

Дэн лишь квакнул в ответ.

— Стэн, в субботу мы устраиваем в городе бикини-мойку машин, ты приедешь? — решила сменить я тему.

— А вы с сестрой участвуете? — тут же уточнил этот прощелыга, на что я утвердительно кивнула, — Значит, приду.

О'Доннел высадил нас с Дэном около лагеря и сразу же отправился к себе домой, воздержавшись от воспитательных бесед с моим отцом по поводу аморального поведения его дочурки.

* * *

С самого утра за завтраком Джулия заявила, что совсем не против поехать в гости к Виконтессе, но потом начала выпытывать подробности нашего с Дэном вчерашнего приключения. Свиданием назвать эти электрошоковые разборки у меня язык не поворачивался, до того Шерман умело испортил все хорошие впечатления от нашего совместного вечера. В общем, активно допрашивала меня Джулия вплоть до того момента, когда узнала, что Стэн выходил ночью из дома Сэнди Уилшер. Сестренка скисла и ее планы изменились кардинальным образом. Мы остались дома, правда на этот раз она мыть машину не захотела и решила оторваться на мне по полной, занявшись моим обучением. Она заставляла меня раз за разом прыгать с мыльной губкой в руках и оттачивать убогие псевдотанцевальные движения до идеала. До идеала было так далеко, что казалось, мне быстрее удастся похудеть, чем достичь его.

В какой-то момент почувствовала на себе чужой взгляд, подумалось, что неугомонный Дэн вновь взялся за старое, но распахнув дверь, никого за ней не обнаружила. Джулия удивленно вскинула бровь, а я отрицательно покачала головой. Как оказалось позже, Стоун весь день отмокал дома в теплой ванной с маслами, а у меня разыгрался приступ обычной мании преследования.

Вообще вчерашнее неудавшееся свидание заставило меня пересмотреть свои и без того противоречивые взгляды на отношения с Дэном. Ведь с самого начала нутром чувствовала нечто неправильное, соглашаясь на эту встречу. Возможно, в глубине души, я все еще лелеяла глупую мечту о совместном будущем с Таккером, и ни к каким новым отношениям готова точно не была. А может, это не мечта, а я глупая идиотка, зацикленная на мужике, которому и даром не нужна.

Но тем не менее, с Дэном мне хотелось быть откровенной.

И в гости к нему я направлялась с самыми что ни на есть серьезными намерениями. Чувствовала, что самым правильным решением будет расставить все точки на «i», как и советовал мне сделать когда-то мой отец. Но стоило парню открыть дверь, как вся моя решительность куда-то улетучились, явив себе на смену бестолковую растерянность.

Дэн встретил меня в банном халате, судя по капелькам воды на шее, надетым прямо на мокрое тело. Но несмотря на всю мою озабоченность и идеальное тело футболиста, ввело в замешательство меня совсем другое. Вид у Дэна был до того уставший и изнуренный, что у меня защемило сердце. Одновременно с этим парень едва заметно улыбнулся, обрадовавшись моему появлению. И в этот момент он показался мне в тысячу раз милее и трогательнее, чем всегда.

Язык прилип к небу, и глупая слабохарактерная Мери невнятно пробормотала:

— Я по важному делу, — и потупила взгляд в пол.

В важных переговорах лучше не сдаваться и упорно следовать к своей цели.

— Проходи, — жестом пригласил он меня в дом, с я отрицательно помогала головой, но дверь закрыть позволила.

— Я на минутку, узнать, как ты себя чувствуешь. — твердым голосом отрапортовала я. От соблазна стоит держаться подальше и не вестись на уловки искусителя.

— Как выжатый лимон, — виновато рассмеялся Дэн, — Но завтра буду как новенький! Сегодня лягу спать пораньше.

Я кивнула, соглашаясь с его словами. И уж было открыла рот, чтобы произнести то, зачем пришла, как Дэн тяжело вздохнул и посмотрел на меня щенячьими глазами полными вины:

— Мери, прости меня за вчерашнее, — слезно прошептал он, а мое жалостливое женское сердце пропустило пару ударов. Хотелось тут же броситься к парню на шею с утешениями.

— Дэн, ты не виноват ни с чем! — тут же принялась увещать его.

— Обещаю, в следующий раз все будет по-другому. — задорно подмигнул он, мягко касаясь моей ладони, чтобы проводить в гостиную.

Знала, что если пройду внутрь, то поддамся его обаянию и ни слова не смогу произвести.

— Дэн, прости, я пока не готова к отношениям. — прошептала на одном дыхании и содрогнулась от собственной бессердечности.

Дэн молчал, изучая меня пронзительным взглядом, а я стояла как школьница, не выучившая урок, у доски.

— Я буду ждать, когда ты станешь готова, — упрямо заявил парень, не выпуская моей руки. Я лишь пожала плечами, принимая его выбор, пожелала доброй ночи и убежала к себе домой.

Всю ночь в беспокойстве проворочалась с боку на бок, удивляясь собственной непостоянности. Вчера на протяжении всего дня я была, черт побери, уверена, что с Дэном нужно рвать раз и навсегда. А когда дело оказалось сделано, меня стали грызть муки сомнения. Ну, как это называется?

И утром, совершенно несвойственным мне образом, я встала ни свет ни заря. И ничего не смогла придумать лучше, как проверить в дверной глазок, свободен ли путь, прежде чем выходить из дома. К повторному разговору с Дэном я была не готова, а вот строить из себя заправского суперагента, это пожалуйста.

Никого не обнаружив на крыльце, я перебежками добралась до Джулии. Дверь ее дома оказалась открыта, и я стала невольным свидетелем ссоры:

— Питер, о Нью-Йорке и речи быть не может! Мы не может переехать! Я не готова бросить свою Виконтессу на произвол судьбы! — кричала моя сестренка, нервно расхаживая по гостиной.

— Ой ли! — усмехнулся Питер, расслабленно почитывая утреннюю газету в кресле, — Ты действительно сейчас говоришь именно о Виконтессе?

В их разговоре случилась короткая пауза, которой я не преминула воспользоваться.

— Доброе утро! — выкрикнула, пронырливо выглядывая из прихожей.

— О, Мери! Хорошо, что ты пришла! — с облегчением выдохнула сестра, — Пошли наверх, поможешь мне определиться с нарядом!

— Иду, — кивнула я, но перед этим подошла к окошку и, встав боком, чуть приоткрыла занавеску, чтобы разузнать обстановку на улице. Надо сказать, что смылась из дома я весьма удачно, на моем крыльце топтался Стоун и вызванивал мне в дверь.

— Знаешь, Мери, иногда некоторые люди достойны честного к ним отношения. Им просто необходимо знать всю правду, какой бы неприятной она не была, — проговорил за моей спиной Питер довольно громким голосом.

Я просто подпрыгнула на месте от неожиданности и, до конца не разобравшись, кому была посвящена эта фраза, тут же принялась оправдываться.

— Я… мы … вчера поговорили… — тихо себе под нос защебетала я, — Кажется…

Питер пожал плечами и подошел к двери.

— Значит, недостаточно понятно. — строго произнес он и бросил быстрый взгляд наверх.

— Мередит! — нервно взвизгнула Джулия, перевесившись через перила, — Ты идешь? Сколько можно ждать?

— Бегу! — мигом ответила я и поспешила наверх, а Питер отправился завтракать.

Джулия вывалила на диван ворох одежды и принялась внимательно осматривать каждую вещичку.

— Я, наверное, одену школьный костюм болельщицы, старые извращенцы зайдутся слюной! — хихикнула она, прикладывая к себе короткую юбочку и топ, — Хотя… топ намокнет и все могут увидеть то, что им совсем не предназначается… Одену вместо топа вверх от бикини.

— Отличная идея! — подняла я большой палец вверх, — Так можно увидеть стратегические места все сразу! И не надо ждать, пока что-то там намокнет!

Джулия на мою шуточку лишь закатила глаза и отправилась в ванную примерять наряд, пока из-за двери не раздался ее немного раздраженный голос:

— Бесит Питер! Собрался ехать в Нью-Йорк! Представляешь? Неужели он не понимает, что нам там не место? Здесь дел невпроворот!

— Милая, неужели ты не понимаешь, что там ЕГО место? — слабо уточнила я, нарываясь на гнев грозной фурии в лице моей сестры, — Ему просто необходимо крутиться во всей этой нью-йоркской богемной тусовке, чтобы его имя было всегда на слуху.

Ответа не последовало, от я тоже не стала продолжать, по-видимому, неприятный разговор для сестры. Через минуту она вылезла из ванной и продефилировала передо мной в юбчонке и купальнике, позабыв, о чем шла речь.

— Как мой наряд? — подмигнув, поинтересовалась Джулс.

— Ты как и всегда великолепна! — честно ответила я.

— А в чем ты пойдешь? — окинула меня сестра внимательным взглядом.

— В этом, — провела взглядом по футболке с надписью «Давай зажжем» и своим спортивным штанам, чуть оттягивая резинку, — Под ними шортики цвета американского флага. Патриотично, не находишь?

Джулия лишь звонко рассмеялась, одобряя мой выбор:

— Мери, ну ты как всегда!

* * *

В город мы успели приехать к самому началу соревнований. Нас с Джулией привез Питер, а Дэн уже ждал на месте. Он тут же оказался рядом и окинул меня цепким взглядом:

— Я за тобой заходил с утра, а тебя уже не было дома.

— Я была у Джулии, — безучастно пояснила я.

Парень никак не прокомментировал мой ответ и перешел к новому витку вопросов:

— Ты готова? Волнуешься? — обеспокоенно выспрашивал он, стараясь сцапать мою ладонь в свою руку.

Конечно, я волновалась! А глупые вопросы Дэна спокойствия как-то не прибавляли. Не каждый день выпадает шанс опростоволоситься на глазах у целого городка, а если сильно повезет, то могут еще и в местных газетах написать.

— Все в порядке, — мягко улыбнулась я, пряча свои руки за спину, — Пойду догоню Джулию с Питом, будем ждать своей очереди.

Дэн подошел к подготовке мероприятия со всей ответственностью, пригласил прессу, заказал в типографии постеры и стенды и даже договорился с мэрией, чтобы перекрыли дорогу и украсили улицу торжественными ленточками и фонариками. Из колонок лилась зажигательная музыка, довершая атмосферу праздника.

Мойка машин — довольно популярное развлечение в нашем городе, обычно ее организовывали школьники перед выпускным, чтобы, собственно, и собрать денег на этот самый выпускной. Разумеется, школьная мойка проходила в «обычном» формате без всяких горяченьких бонусов в виде «бикини». Хотя старшеклассницы всеми возможными способами испокон веков пытались компенсировать это упущение.

Сегодняшний день был как раз-таки из разряда "горяченьких", и благодаря этому на площадь рядом с центральной автомойкой явилось народа в два раза больше обычного. Местные мужички пришли чтобы поглазеть на красоток в мыльной пене, их жены, чтобы все проконтролировать, а незамужние дамы, ради собственного участия с целью отхватить себе мужика. Все просто.

Дэн продумал все до мелочей, даже позаботился о вишенке на вершине торта, пригласив звездных гостей. В первую очередь под термином «звезда» он имел в виду себя, конечно же, а в качестве приглашенной гостьи — Мирабель де Флер. Хит отказался, за что ему отдельное спасибо, не стал искушать ни меня, ни мои нервы.

Почетная честь открывать сие мероприятие досталась красавице Мирабель де Флер. И нужно заменить, справилась она с поставленной задачей на ура даже без пресловутого бикини, обойдясь короткими шортиками и маечкой.

Мирабель ловко вымыла предоставленную ей машину, ни разу не намочив свою одежду! Впрочем, местные мужчины и без этого пришли в полный восторг.

В конце своего выступления она послала воздушный поцелуйчик Стэну, а потом ее окружила толпа воздыхателей, эдаких золушек в мужском обличье, в сапогах сорок шестого размера вместо хрустальных туфелек.

О'Доннел, который незаметно до начала выступления примкнул к нашей с Джулией и Питом компании и виду не подал, что заметил этот жест. Зато мимо проходивший Шермана не удержался от комментария.

— О, Боже, эта женщина никогда не угомонится! — усмехнулся он и довольно подкрутил усы, — Не для нее мама ягодку растила! Честно говоря, теперь даже не знаю, стоит ли мне участвовать во всей в этой затее.

Эрни поднял шляпу и задумчиво почесал свою лысую макушку. И, наверное, он бы долго так мог почесывать свою тыкву, если бы Джулс ни снизошла до вопроса:

— Интересно почему? — полным безразличия голосом спросила она.

— Боюсь, что если она увидит меня во время танца, то уже не сможет забыть никогда, — с надрывом произнес он и патетически закатил глаза.

— Шерман, ты все же рискни. Тем более твоя очередь выступать подошла, — поторопила его Джулия.

Шерри удалился к новой машине, выставленной на автомойке, а к нам, наоборот, подошла Мирабель. Только сейчас заметила, что маечка на ней была насквозь мокрой и совсем нецеломудренное облипала ее идеальную грудь. Хотя, руку готова дать на отсечение, что выступление эта деятельная кокетка заканчивала в сухой одежде. Чудеса какие-то!

— Всем, привет! Представляете, какой-то идиот окатил меня из ведра водой, когда брали автографы, — слезно пожаловалась девушка и шмыгнула носом, — Запасную одежду я даже не подумала взять! Стэн, пожалуйста, не мог бы ты отвезти меня домой?

Просьба была адресована О'Доннелу, но я почувствовала, как напряглась моя сестра. Готова поспорить, она была совсем не прочь проредить разноцветную шевелюру фотомодели.

— Мирабель, я бы с радостью согласился помочь тебе, но не могу сейчас уехать. Мы договорились с Хитом и Джулией дать интервью для местной газеты по поводу скорого открытия лошадиного ранчо. Прости. Может, Питер тебе поможет? — Стэн шлепнул по плечу незадачливого жениха Джулии, и он, поддавшись напору О'Доннела, сделал шаг вперед.

Мирабель поджала губы и перевела взгляд на парня. Он, недолго думая, снял с себя рубашку, надетую поверх футболки, и набросил ее на плечи девушке, за что в благодарность получил от нее сдержанный кивок. На удивление, моя ревнивая сестренка даже носом не повела, наоборот, у нее с плеч будто тяжелый груз свалился.

— Мери, Джулия, я отвезу Миранду и вернусь за вами. Хорошо? Никто не против? — Питер перевел взгляд с меня на Джулию, и с Джулии на Мирабель, и не получив ни от кого возражений, повел красотку на стоянку к машине.

— И не стыдно тебе, О'Доннел? — Джулия хитро изломила бровь, уставившись на Стэна, — Мы уже дали интервью для газеты.

— И что, прикажешь мне пропустить самое интересное? — хищно оскалился мужчина, — И не надейся, Птичка.

К нам же подошел мокрый насквозь Шерман, с которого каплями стекала вода. На нем остались лишь темные брюки и подтяжки, на которые наш умелый шериф пристегнул свой полицейский жетон. Ну, мало ли, вдруг местные забудут, кто здесь главный. И судя по девчачьим восторженным крикам, срывавшимися в писк, выступление у него оказалось не менее выдающимся, чем у Мирабель.

— Где брюнеточка? — сразу же спросил он, — Не выдержала накала страстей? Сочувствую, бедняжке!

— О, Боже, Шерман! — воскликнули одновременно мы все втроем и закатили глаза.

После Шермана выступили две дамочки из местных. Судя по тому, как яро они намыливали друг другу полуобнаженные телеса, о машине они позабыли совершенно. По-моему, весьма ценному мнению, выглядело все это очень пошло, а по мнению окружавших их мужчин — просто супер.

Джулия пошла готовиться к выступлению, Стэн остался со мной, но разговор не складывался, каждый из нас был увлечен своими собственными мыслями. Мне, к сожалению, ничего лучше не пришло в голову, как взглядом искать в толпе Хита. Кто-то упомянул о совместном интервью, значит, Хит должен был находиться где-то здесь. Но его нигде не было видно. Зная нелюбовь Таккера к подобного рода мероприятиям, я предположила, что он по-тихому свинтил домой.

Зато мне не составило труда разглядеть Стоуну. Этот чертов жеребец был, конечно же, в окружении длинноногих кобылиц! Вальяжно развалился на раскладном стульчике, пока вокруг него толпами вились полуобнаженные красотки, нагло флиртуя. Я даже не знаю, что разозлило меня в этот момент сильнее, поведение местных куриц или довольная рожа футболиста. Дэн, как всегда, в своем репертуаре! Он раздавал автографы на бумажках, салфетках, а когда не находилось ничего под рукой, то не заморачивался и ставил свою размашистую подпись на бюстах или ягодицах восторженных фанаток.

Я скрипела зубами и глазами метала молнии. Если Дэн устроил это представление, чтобы проучить меня и набить себе цену, то вышло все весьма глупо, потому что эффект получился прямо-таки противоположный. Почему-то утром, когда у Хита брали автографы, он ограничивался исключительно ручкой и бумагой, и не позволял себе никаких фамильярностей на манер прощупывания чужих прелестей. Но что-то мне подсказывало, Дэн вел себя подобным образом больше по привычке, а вовсе не назло мне.

Я протяжно вздохнула и повернула голову в сторону автомойки, на которую подогнали новую машину для Джулии. Заиграл веселенький мотивчик, и сестренка принялась с энтузиазмом намывать машину в точности так же, как мы репетировали в гараже. Собравшиеся мужчины весело улюлюкали, а вот Стэн отнесся к выступлению Джулии весьма скептически.

— Долго еще? — бурчал он себе под нос.

— Да, все почти, — обнадежила я его, — Что, не понравилось? Ты же так рвался поглазеть на Джулси.

— Понравилось, но я не думал, что будет так много зрителей. — недовольно пыхтел мужчина, вызывая улыбку на моих губах.

Джулия почти домыла машину и напоследок взмахнула ведром с чистой водой, картинно выплескивая ее на лобовое стекло, чтобы смыть остатки пены. И в этот самый момент что-то пошло не по плану…

— Ой, — испуганно пискнула она, хватаясь за бикини.

— Ой-ей-ей! — вторила я ей в ответ, увидев, что порвались тесемки ее купальника.

Зато зрители подумали, что это часть представления, эдакий эффектный конец, и ждали продолжение.

Но мы-то с сестрой знали, что это не так. Джулия растерялась и замерла посреди мойки, как каменный истукан, бешено улыбаясь и хлопая глазами. По-хорошему, ей нужно было поклониться и покинуть «сцену», но советы легко давать только со стороны.

Вдобавок со всех сторон начали хлопать и посвистывать, требуя продолжить выступление. Джулия стояла неподвижно. Я готова была броситься к сестре на помощь и поделиться с ней последней майкой, но… майка была действительно последней. Под ней у меня ничего не было надето.

Придумать другой план отступления я не успела. Стэн в несколько шагов оказался рядом с Джулией, стянул с себя футболку и набросил ей ее через голову, и только после этого помог просунуть руки в рукава.

— Шоу закончилось! — проревел он, — Следующий!

Люди, конечно, ничего не поняли, стали аплодировать еще громче такому неожиданному финалу, а Стэн крепко ухватил Джулию за руку и потащил за собой. Впрочем, моя испуганная сестренка не сопротивлялась и спокойно последовала за своим спасителем. Я хотела было кинуться вдогонку, но подумала, что они вдвоем быстрее разберутся что к чему, вдобавок, следующим на очереди был Дэн, а я должна была готовиться выступать после него.

О Джулии быстро позабыли, ведь перед зрителями предстал великий и неотразимый Дэн Стоун. Стоило ему только появиться, как визжащие дамочки перешли на ультразвук. Как по мне, ничего особенного! Дэн даже оголил свой накачанный торс заранее, а не сбросил царские одежды в порыве страсти перед страждущей толпой женщин, как заправский стриптизер. Да, и вообще, ничего провокационного в его выступлении не было, он все больше слал воздушные поцелуи своим почитательницам, задорно подмигивал и махал рукой.

Но и этого было достаточно неизбалованным звездным вниманием местным красавицам, чтобы во все горло вопить от восторга. А стоило Дэну закончить с машиной, как на него тут же набросились поклонницы, удвоив свой напор.

Возмущаться мне было некогда, поскольку подошла моя очередь мыть машину. И я решила откровенно проигнорировать все те танцы, которые мы разучивали с Джулией в гараже. Вышла, помахала всем рукой и, задорно подпрыгивая, стала тереть машину. На деле, конечно, я все равно, как поросенок, за считанные секунды с головы до ног вывозилась в пышной пене и промочила одежду.

Ну, и напоследок, наверное, черт дернул, мне в голову пришла дикая мысль, что необходимо триумфально завершить свое выступление. С третьей попытки, благо какой-то заботливый тип из толпы предложил мне руку, залезла на капот машины, уселась на нем поэротичней. Это я умела, это я могла! Сказывался бесценный жизненный опыт, отработанный до мелочей во время свидания со Стоуном. И вылила на себя ведро с чистой водой. Но! Вечно гениальным идеям мешают глупые неурядицы. Законы физики, например. Поскольку фокус с капотом дома мы с Джулией не проделывали, то я и знать не могла, что меня смоет с машины потоком воды, как в аквапарке.

С криком:

— Ой-ой-ой! — я соскользнула вниз. Уже предчувствовала свое триумфальное падение, как в нескольких дюймах от земли меня подхватили чьи-то сильные руки. — Ой!

— Жива? — взволнованно прошептал Таккер.

Он был близко-близко от меня, а в глазах плескалось неподдельное волнение. Конечно, я вмиг расслабилась и забыла обо всем на свете. О том, что мыла машину, что слетела с капота, что за нами наблюдали сотни чужих глаз.

— Д-да, — сипло выдавила из себя я, не отводя взгляда от черных омутов.

— Ну, и хорошо. Кланяйся зрителям, маши на прощание ручкой, и поехали скорее домой! — безапелляционно заявил этот деспот, помогая мне подняться на ноги. — Нервы у меня не железные.

Стоило ему открыть свой рот, как все наваждение куда-то испарилось, явив себе на замену жестокую реальность.

— Таккер, ты как всегда в своем репертуаре! — зло процедила я, мигом приходя в себя, — Я не собираюсь следовать твоим указкам.

— А ты, Мери, как всегда в своем, лишь бы сделать поперек мне, — беззлобно усмехнулся Хит и склонился к моему уху, — У тебя соски так сильно торчат под футболкой, что кажется, вот-вот продырявят ее насквозь…

— Хит, — устало простонала я, сдерживая приступ смеха. Потом все же опустила взгляд на свою грудь, и стало стыдно, торчало все так, будто на улице стоял тридцатиградусный мороз, а не изнуряющая жара.

— Смотри, Мери, не сдержусь… — сладко угрожал он мне, нашептывая в самое ушко. Предательские мурашки тут же побежали по моей шее, скатываясь вниз по позвоночнику и утопая под горячей рукой Хита, осторожно придерживавшей меня за талию. Он неохотно оторвался от моего ушка и недовольно процедил сквозь сжатые зубы: — И врежу старому беззубому пердуну справа, что пускает слюни.

Старому пердуну справа тут же прилетел подзатыльник от его женушки, а я, не желая больше искушать судьбу, кивнула Хиту и вложила в его ладонь свою руку. Так и быть, пусть дракон спасает принцессу от похотливых рыцарей. Кстати, мой отважный рыцарь Дэн Стоун, должно быть, пал смертью храбрых, и теперь его бедное тело погребено под толпой страждущих девиц, которым не было конца и края.

Хит быстро довел меня до машины, помог забраться внутрь и галантно подождал снаружи, позволяя мне переодеться в заранее подготовленный сарафан, только потом залез в джип и завел мотор.

По лицу видела, что Таккер был безумно доволен провернутой аферой, но начинать разговор он не спешил, и это неимоверно раздражало меня.

— Что так и будем ехать в тишине? — ехидно фыркнула я.

— А ты хочешь поговорить? — хищно улыбнулся он и резко вывернул руль на обочину, — Хорошо давай. Ответишь на один мой вопрос?

— Э-м-м, ну вообще-то музыки было бы вполне достаточно, — задумчиво протянула я, — Но так и быть, спрашивай.

Хит улыбнулся, а потом вмиг стал серьезным, и я ощутила себя запертой в одной клетке с хищником.

— Давай, Мери, на чистоту? — предложил он.

Я кивнула, но мужчине этого было мало, требовалось устное подтверждение моего согласия.

— Д-давай, — с трудом озвучила я свой ответ, понимая, что вопрос будет задан не из простых.

— Давай все проясним раз и навсегда. Скажи мне в лицо, глаза в глаза, что ты не чувствуешь той бешеной энергетики, что плещется между нами. Скажи, что я тебе безразличен, что твое сердце не срывается в бешенном темпе, когда я рядом. — выпускал Хит каждую фразу точно ядовитую стрелу прямо мне в душу, в точности повторяя слова, оброненные мной на ферме у О'Доннела, — Скажи мне в глаза, что у нас нет будущего, скажи, что я для тебя никто, всего лишь имя в договоре с истекшим сроком действия.

Мое сердце сжалось от боли и чувства вины. Каждое сказанное слово меня будто без ножа резало. Хит слышал все мои глупые, бездумные, бездушные, брошенные в гневном запале слова о нем. Да, тогда его самоуправство сильно взбесило меня. Да, мне необходимо было выплеснуть свои эмоции. Да, я желала заставить свои мысли подчиниться словам. Да! Но я никогда не хотела, чтобы это гневное послание дошло до ушей адресата.

Меня накрыло удушливой волной стыда, ладони стали влажными, а по вискам громко застучал пульс.

Хит же казался внешне спокойным. Выдавали его только глаза, на дне которых плескался океан сомнения. Не злости, не ярости, а обычной человеческой неуверенности.

Я растерялась. Мне было стыдно и противно, потому что в моих злобных словах не было и капли правды.

— Мери, пожалуйста, не молчи. Скажи, и я уйду. — тихо попросил Хит и поджал губы.

Передо мной снова встала дилемма. Но я знала, что мужчина напротив примет любой мой выбор.

— Не уходи, — хрипло выдавила я и ласково провела ладонью по его щеке. Хит склонил голову набок и поцеловал мое запястье.

— Мери… я… — сбивчиво пробормотал мужчина, а я коснулась указательным пальчиком его губ. В тот момент его признание показалось мне лишним и неправильным.

И он понял меня без слов. Благодарно поцеловал мой пальчик, который все еще лежал на его губах, отвернулся и вновь завел мотор.

Я улыбалась и сама удивлялась той простоте, с которой было заключено наше перемирие.

Хит же нервно поглаживать руль, явно переживая из-за легкой недосказанности между нами.

— Ну, что еще? — с показательно тяжелым вздохом спросила я.

— Нет, скажи, мы встречаемся? У нас все серьезно? — хмуро спросил он, чем спровоцировал очередную улыбку на моих губах.

— Прости, я не расслышала… — игриво пропела я, — Ты что спрашиваешь мое мнение?

Таккер тут же прекратил гладить руль, крепко сжал его в своих ладонях и скосил на меня недобрый взгляд. Да, настроение у меня было отличным, птички пели на душе, и меня совершено не мучила совесть из-за того, что я позволяла себе развлекаться за счет временной растерянности мужчины. Его можно понять, не каждый же день счастье в виде меня приваливает.

— Ты просто получаешь какое-то чертово удовольствие, выводя меня из себя. — проворчала он себе под нос.

— Ага, — довольно согласилась я, — Ты такой милый, когда не выглядишь самоуверенным индюком. Непривычно, знаешь ли… Хочется вкусить этого момента по полной. Когда еще шанс выпадет?

Таккер послал мне хищный оскал, высоко вздернув уголок рта.

— А что? Тебе не нравится? — невинно уточнила я.

Теперь уже довольная ухмылка играла на его губах.

— Значит, мы встречаемся. — уверенно заявил он.

— Ну, нет, — преспокойно возразила я. — Ты не исправим, ты уже заранее все решил!

— Конечно, я решил все заранее! Еще две недели назад все решил, когда отважился ехать в эту глушь! — недовольно рыкнул он, моментально заводясь. Мой персональный двигатель внутреннего самовозгорания во всей красе, работает на эмоциях. — А тебе лишь бы сделать наперекор мне!

— Может быть, — не стала отрицать я. Что греха таить, меня заводит зарождающееся пламя на дне его глаз. Мне нравится, как искры этого пламени обжигают меня.

— Мери, все просто. Я спросил, ты не ответила, я решил! — невозмутимо разъяснил мне все по полочкам Таккер, — Еще вопросы?

— Не мог бы ты хоть как-нибудь аргументировать свое решение? — улыбнулась я его логичному ответу.

— Сейчас будут тебе аргументы, — угрожающим тоном заявил он и вновь резко завернул руль, выезжая на обочину. От неожиданности я потеряла равновесие и ударилась плечом о дверцу авто, а в следующее мгновение его губы нашли мои.

Аргументирующие аргументы, как ни крути!

Вот в этом и заключается весь Хит. Один поцелуй вместо тысячи слов, и ведь, как действенно вышло! Я тут же схватилась двумя руками за его шею, пропуская между пальцами его жесткие короткие волосы. Всем телом подалась вперед, вжимаясь в его каменную грудь. Ощутила жар кожи, опаляющий меня своей страстью. Почувствовала бешеный стук наших сердец, сливающихся в своем неистовом темпе воедино.

— Мери, — сбивчиво шептал он, целуя мои щеки, глаза и нос, — Мери, ты мне нужна. По-настоящему нужна. Пожалуйста, будь со мной.

— Хорошо, — прошептала я, с трудом отстраняясь от мужчины. Поцелуи — это хорошо, но не в городе среди бела дня, когда они вот-вот рискуют превратиться в нечто большее.

— Мери, — ласково прошептал он и нежно провел пальцами по моим распухшим губам.

Хит неторопливо вывел машину на дорогу, и мы вновь двинулись в сторону дома.

— Итак, мы встречается, — довольно резюмировал этот тип, а я страдальчески закатила глаза, — А теперь к вопросу о серьезности наших отношений.

— Хит, ты ведешь себя как ребенок! — рассмеялась я, никогда раньше не замечала за ним такого наивного мальчишеского поведения. Сколько помню, этот мужчина всегда был тверд и уверен в себе до чертиков.

— Плевать! Я счастлив, а остальное не важно! — авторитетно заявил он, бросая на меня победный взгляд.

Я тоже была счастлива, просто не готова была в этом откровенно признаться самой себе, страшась, спугнуть нечто важное.

— Что ты подразумеваешь под серьезными отношениями? — продолжила я издеваться над мужчиной, а он действительно ненадолго подвис после моего вопроса.

— Ну… для начала… начнем все с самого начала, — растерянно выдал он гениальную по своему содержанию фразу и продолжил сыпать тавтологиями, — Все прошлое оставим в прошлом.

— Логичнее не придумаешь! А будущее припасем на будущее? — отпустила я шуточку серьезным тоном.

— Именно, — уверенно кивнул мужчина, не распробовав на вкус мой сарказм, — Начнем все с чистого листа, только я и ты, больше никаких тайн, измен, других мужчин…

— Очень умно, Таккер, и женщин тоже! — тут же вставила свою ремарку.

— Само собой разумеется, ты как никто другой знаешь, что если я завожу серьезные отношения, то это априори включает в себя верность, — гордо ухмыльнулся он.

— Интересно, откуда я это должна знать, что по умолчанию включено в твое понимание серьезных отношений? — спросила я, немного начиная закипать.

Откровенно говоря, тема верности меня немного напрягала. Даже больше! Тандем Таккера и верности мне казался утопичным, поэтому подобные мысли я старалась отложить в долгий ящик, чтобы не расстраивать себя лишний раз, — За пять лет, что мы знакомы, ты сменил уйму женщин и ни с одной из них не встречался.

— Вот именно! — гордо подтвердил он мне, вздернув вверх указательный палец, — Потому что ни с кем из этих женщин я не состоял в серьезных отношениях, мне ни одна из них не была нужна!

Он замолчал, давая мне время на осмысление его слов.

Понятно, но верится с трудом. А поверить ему мне очень хотелось.

Мы выехали на загородную проселочную дорогу. Было слышно, как мелкие камешки выпрыгивали из-под колес автомобиля и отлетали в сторону.

— А ты мне нужна. Ты одна мне нужна. — тихим твердым голосом произнес Таккер и крепко сжал руль.

Хит хотел казаться расслабленным, но я чувствовала, что он был напряжен. Что-то беспокоило его. Я достаточно хорошо изучила его мимику, чтобы заметить это. Губы были сложены в тонкую полоску, а один уголок скептически приподнят вверх.

Мне казалось, он хотел о чем-то спросить меня или наоборот раскрыть какой-то свой секрет. Нечто скользкое и неприятное, какая-то недоговоренность, которая должна остаться в прошлом.

— Я не спала с Дэном. Ни разу. Утром он встретил меня на крыльце. А тогда в загородном доме ты ушел в номер с двумя близняшками, и я ужасно вспылила, но между мной и Стоуном ничего не было. — на одном дыхании выпалила я, облегчая свою душу, — Кроме совместной расправы над твоей командной футболкой, разумеется.

— Мери, я… Я сам виноват, — обреченно произнес Хит и удрученно покачал головой, задумавшись. — Прости… я был слеп, и если можно было бы поступить иначе, то поверь, поступил по-другому. Я бы ни отходил от тебя ни на шаг.

Я отвернулась к окну и задумалась, а хотела бы я, чтобы было иначе? Наверное, так было бы проще… но нет, мне нравилось все так, как оно есть на самом деле.

В лагерь мы вернулись минут через пятнадцать, я уже направилась к себе, как Хит ловко перехватил меня за руку.

— Пошли погуляем, — предложил он и потянул в сторону озера.

— Я хотела переодеться, кажется, на мне сейчас не самый подходящий наряд для прогулки. — расставила я руки в стороны, демонстрируя свой наспех одетый сарафан и спортивные кроссовки.

— Нет, вполне подойдет, — подмигнул он и дернул меня на себя, тут же поймав в объятия.

— Х-хорошо, пошли, — сипло выдавила я, зачарованно рассматривая такие близкие и такие манящие губы мужчины. Этот негодник может быть весьма убедительным, когда он того хочет.

Мы добрались до берега озера, а потом пошли по узкой тропке вдоль него в сторону леса. Дорожка петляла, то поднимала нас в гору, то заставляла сбегать с нее, дружно взявшись за руки, и в итоге вывела на волшебную лесную опушку с прозрачным песочным входом в озеро.

— Нравится? — восторженно спросил у меня Хит, а я обхватила его двумя руками за талию и положила голову на грудь.

— Это мое тайное место, я часто прибегала сюда в детстве, когда хотела побыть в одиночестве, — доверительно сообщила я, потершись носом о его футболку.

— Знаю, мне рассказал об этом твой отец. — довольно выдал он.

— Ну, вот, — показательно грустно вздохнула я, — Получается, это уже никакая не тайна.

Хит осторожно приподнял мою голову за подбородок и быстро поцеловал в губы. У меня по спине тут же пробежал слабый разряд тока, и сладостное тепло разлилось внизу живота. А еще мне было приятно, очень приятно, что он все это время не ленился и интересовался у отца моей жизнью.

— Пошли купаться, — повелительно произнес мужчина и принялся стягивать через голову футболку. Видимо, плохо интересовался, раз не уточнил очевидных вещей!

Я по привычке из вредности хотела возмутиться его приказному тону, а может, и не из вредности, а потому что не умела плавать, но не успела сказать и слова. Обнаженное тело Хита подействовало на меня лучше всяческих доводов.

А уж когда вслед за футболкой на траву полетели джинсы, то и я одеревеневшими пальцами принялась расстегивать пуговицы на своем сарафан. Еще раз убедилась, что Хит умеет аргументировать людей! Ну, меня, так уж точно!

Конечно, раньше мне часто доводилось видеть его в боксерах, разгуливающим по дому, но всегда отводила взгляд, запрещая себе мечтать о чем-то большем. Зато сейчас знала, что вся эта демонстрация его великолепного тела была предназначена исключительно для меня. Можно глазеть, сколько угодно, и ничего мне за это не будет. А может быть, наоборот, как раз-таки будет! Еще и пощупать получится!

Хит хищно изогнул бровь и с походкой победителя направился ко мне. Я умилительно сложила ручки на груди и глупо улыбалась, предвкушая нечто особенное. Осторожно потянул сарафан за бретельки, медленно опуская их с плеч, и ткань, бесшумно скользя по моей коже, упала к ногам. Хит встал ко мне вплотную и посмотрел в глаза, окончательно лишая силы воли. Ласково провел ладонью по щеке, убрал волосы за спину, а потом резко подхватил под ягодицы, заставляя запрыгнуть на него.

— Ой! — от неожиданности пискнула я, обхватывая мужчину руками и ногами.

Хит продолжал гипнотизировал меня взглядом искусителя, осторожно перенес и усадил на поваленное дерево, после чего медленно принялся расшнуровывать кроссовки, о которых я совершенно позабыла.

Какие к черту кроссовки?! Я забыла, как меня вообще зовут!

Он давал мне возможность оспорить его действия в любой момент, но я не желала этого делать. На самом деле, в голове у меня была одна лишь сладкая вата и ни одной маломальской здравой мысли.

Хит вновь подхватил меня на руки, но на этот раз понес в воду.

— Я не умею плавать, — наконец смогла выдавить из себя.

— Я знаю, — спокойно ответил он и быстро зашел по пояс воду. А, нет, все-таки хорошо он подготовился, ничего не забыл узнать, когда расспрашивал обо мне папу!

Ягодицы обожгло леденящим холодом, но горячие руки, крепко держащие меня на плаву, не позволили им замерзнуть. Я еще крепче вцепилась в плечи мужчины и неловко заелозила по его торсу, стараясь забраться повыше от холодной воды, за что и поплатилась. Меня тут же несильно шлепнули по мягкому месту.

— Тише, Мери, я просто хочу поплавать вместе с тобой, — прошептал Хит, уткнувшись носом мне в шею, — Если ты будешь так ерзать, то получится несколько другой вариант.

Я хихикнула и замерла.

Мое доверие к Хиту было полным и безоговорочным. Я не допускала и мысли, что он мог в шутку или по случайности уронить меня в озеро.

Воды я боялась с самого детства. Может, после фильмов-ужастиков про акул и пираний. А может, после страшных россказней соседского мальчишки Стэнни О'Доннела, который, «собственными глазами» видел в воде монстра пострашнее Лох-Несского чудовища. И, будучи ребенком, мне было совсем не важно, что в наших водах не водилось ни тех, ни других.

Годы шли, а паника каждый раз накрывала меня с головой, стоило по колено зайти в воду.

Но в крепких объятиях Хита я чувствовала себя спокойно. Как никогда раньше. Вода приятно охлаждала мое измученное летней жарой тело. Хит медленно плыл на спине, а я лежала у него на груди и наслаждались прохладной негой и близостью мужчины.

— Дай мне руку, — попросил он, принимая в воде вертикальное положение.

— Что ты вздумал? — вмиг занервничав, спросила я и с удвоенной силой впилась в его плечи, странно, что Таккер под моим напором под воду не ушел.

— Ну же. — настойчиво попросил он.

Я медленно вложила сначала одну руку в его ладонь, а затем и вторую. Удерживая меня за руки, Хит чуть отстранился, а я, поддавшись панике, готова была уйти под воду.

— Успокойся. Я рядом и не отпущу твоей руки. — уверенно произнес мужчина, — Ложись на спину, я буду держать тебя на поверхности.

И я послушалась. Хит подложил одну руку мне под голову, а второй слегка поддерживал под ягодицами. Склонился к моему лицу и выдохнул в самое ухо:

— Расслабься.

И я расслабилась в его руках. В сильных, надеждах руках. Руках, которые дарили мне спокойствие и уверенность. Я покачивалась на волнах и получала редкостное удовольствие.

Ни акулы, ни пираньи, ни подводное чудовище не посмели нас беспокоить.

* * *

На берегу Хит помог мне обуться и одеться, пока я сидела на поваленном бревне будто на троне и глупо улыбалась проявлению заботы.

Сам он ограничился одними джинсами, футболку небрежно бросил на траву и уселся нее, прислонившись спиной к дереву. А в следующую секунду, я почувствовала, как меня заграбастали сильные руки, стащили вниз и усадили к себе на колени, прижав спиной к груди.

Перевалило за полдень. Солнце лениво подглядывало за нами через кроны деревьев, и некоторое время мы провели в тишине, любуясь красками природы. Хит осторожно водил носом по моей шее, даря невесомые поцелуи, а я поглаживала и рассматривала его сильные руки, бережно обнимавшие меня.

— Спасибо, — наконец поблагодарила его, — Мне понравилось, я никогда раньше так далеко от берега не отплывала.

— Если ты захочешь, то я быстро научу тебя плавать, — пообещал мужчина, осторожно убирая мои волосы со спины и открывая для себя новый простор для поцелуев.

— Я подумаю, — с трудом ответила дрожащим голосом и откинула голову ему на плечо, пряча шею от соблазна, — Я не знала, что ты ездишь верхом.

— Я вырос на лошадином ранчо, — неохотно ответил мужчина, а я спрыгнула с его колен и мигом развернулась к нему лицом.

— Я не знала! — воскликнула, удивленно распахнув глаза, и стала тщательнее всматриваться в черты его лица, желая разглядеть в них что-то новое для себя. Кто вы, мистер Таккер?

— Я знаю, что ты не знала. Никто не знал. Я не люблю вспоминать об этом периоде своей жизни. — нахмурился он и, запрокинув назад голову, стал рассматривать через листву деревьев мимо проплывавшие облака, — Жили мы тогда бедно. И ранчо вовсе не принадлежало моей семье, родители снимали у владельца одну комнату и впахивали на него от рассвета до заката. Работали на совесть и в удовольствие, ну и ради денег, разумеется. Я с семи лет помогал отцу, чем мог, а потом мне посчастливилось получить грант и поступить в университет.

— Я думала, что тебя взяли только из-за твоих спортивных заслуг и великолепного тела, — в шутку бросила я и двумя ладошками провела Таккеру по груди, а он тут же схватил мои руки и притянул их к лицу.

— Наверное, я был тупицей, раз не догадался сделать ставку на спорт, поэтому мне пришлось покладисто учиться, — рассмеялся он, а потом добавил, — В футбол я стал играть только за университетскую лигу, а в школе мне было не до этого.

— То есть, ты у нас был… ботаником? — усмехнулась я и провела пальчиком по его переносице, поправляя воображаемые очки.

— Ботаником не был, но попотеть пришлось. У меня была очень хорошая успеваемость. И все благодаря мощному стимулу, — гордо произнес Хит, а когда я вопросительно вскинула брови, продолжил: — С детства ненавижу запах лошадиного дерьма, это мотивировало меня лучше всего.

Передо мной сидел все тот же Хит Таккер, но при этом неумолимо другой. Всегда думала, что он относился к разряду «золотых» мальчиков, которым с детства приносили все на блюдечке. Оказывается, я ошибалась.

Зато теперь многое встало на свои места. Его беспринципность, твердость характера. Если хочешь чего-то достичь в этой жизни, то нужно уверенно держаться на ногах и идти к своей цели. Иначе тебя растопчут и не заметят.

— Минуточку! — осенило меня, и я почувствовала, как медленно и верно начала закипать кровь в моих жилах, — Тут есть одна неувязочка! Если ты такой умный, как говоришь, то почему не мог оплатить счета за квартиру самостоятельно?

Таккер посмотрел на меня исподлобья хитрющими глазами, и я не заметила, как мои руки вмиг оказались скрученными у меня за спиной.

— Не то, чтобы я не мог этого сделать сам… — осторожно начал он, а я уже стала предпринимать первые безрезультатные попытки освобождения своих рук, а точнее кулаков, из его захвата, — Я бы сказал, не хотел. Да, Мери, именно так. Я не хотел самолично заниматься этими скучными делами. Мне нравилось, когда ты делала это за меня. Нет, Мери, ну согласись, что ты получала определенное удовольствие!

— Убью тебя, Таккер! — скрученная в бараний рог, изо всех своих девичьих сил брыкалась у него на коленях.

— Видела бы себя со стороны! Ты каждый раз просто раздувалась от собственной значимости, когда в два клика оплачивала счета тупого футболиста, который не мог запомнить пароль от личного кабинета!

— Н-ненавижу тебя! — не унималась я.

— Слушай, Мери! Давай на чистоту, я попросил тебя это сделать один раз, когда у меня накопилась приличная задолженность. Мне просто некогда было заниматься оплатой самостоятельно, переезд, тренировки, игры… А ты сделала вывод, что я туп, как пробка, и стала платить за меня и дальше. Это мне нужно обижаться вообще-то!

— Я думала, что ты без меня пропадешь! — обессиленно выдохнула я, не желая продолжать этот разговор. Боялась, что следом Хит затронет тему моего переезда в Лос-Анджелес и догадается, что я пять лет кряду пускала по нему слюни.

— Я действительно без тебя пропаду, — согласился мужчина и нежно поцеловал меня.

— А твои родители? — отрываясь от его губ спросила я.

— Они живы, и я обязательно вас познакомлю, — с улыбкой ответил Таккер, — Люди они простые, и ты им обязательно понравишься. Для убедительности можешь, конечно, прокатиться на механическом бычке или выпить пиво из бочонка вниз головой.

— Таккер! — хлопнула его по плечу и покраснела, точно малолетка.

— Родители живут в Канзасе и занимаются разведением лошадей. — продолжил он, — Ты же понимаешь, что я как любящий сын просто обязан был купить для них ранчо!

— Стэн покупал лошадей у твоих родителей? — уточнила я и получила утвердительный кивок на свой вопрос.

— Да, случайно утром в баре услышал разговор твоего отца с О'Доннелом, они говорили о покупке лошадей, и я предложил им свои услуги. — со вздохом ответил Хит, а я удивленно вскинула брови. Обычно мистер Таккер далек от альтруизма, или я вновь ошиблась в этом человеке? — Прости, но мне не понравилось то, как вы танцевали со Стэном в первый вечер. Еще это дурацкое «Поночка» выводило меня из себя неимоверно…

— Безусловно, «Эд» звучит в сто раз круче, — недовольно фыркнула я.

— В общем, я просто должен был разнюхать обстановку! А заодно и втереться в доверие к твоему отцу. — пожал плечами Хит, — И знаешь, я ни о чем не пожалел. О'Доннел отличный парень!

— Это ты понял, когда узнал, что он сохнет по моей сестре, и я к нему равнодушна? — усмехнулась я и вновь получила утвердительный кивок.

— Единственное, из-за этой авантюры, я чуть не прощелкал самое важное! Стоило мне отъехать по делам, как Стоун, засранец, тут же начинал околачиваться подле тебя. Только и ждал, недоумок, когда я отвлекусь! Хотя, каюсь, и сам сглупил, подслушав твой разговор с отцом в конюшне, взбесился, сделал неверные выводы…

— Это уже неважно, я тоже не образец целомудрия, — с нежностью провела пальчиками по его щеке, а Хит изловчился и поцеловал мою ладонь. — Знаешь, что еще мне кажется удивительным? Как получилось, что ты вот так неожиданно воспылал ко мне теплыми чувствами?

Неожиданно для самой себя выпалила я, и, кажется, мужчина растерялся. Передо мной впервые был Хит Таккер без брони. Такой, какой он есть. Обычный человек со своими страхами и недостатками.

— Я думал и так все понятно, — пробурчал он, зарываясь носом в мои волосы. Его руки крепко обхватили меня за талию, и он принялся покрывать поцелуями мою шею и ключицы. — А если серьезно, наверное, я всегда нуждался в твоем обществе Мери. Поэтому ни разу за пять лет не удосужился признаться, что умею оплачивать счета самостоятельно. Мне нравилось, что ты всегда была рядом.

— Но раньше ты никогда женщины во мне не видел, — с укоризной прошептала я, и сердце замерло.

— Не видеть и стараться не замечать разные вещи. Я может, хотел переспать с тобой в первую нашу встречу. — с улыбкой искусителя выдал он.

— Верится с трудом, — фыркнула я, припоминая сухой дипломатический ужин в ресторане.

— Мне сказали, что ты первоклассный специалист. Не мог же я все испортить с самого начала? — удивился он.

— Что-то ты не горел желанием сразу же подписывать контракт! — вновь начала закипать я. И как у него так здорово получалось постоянно выводить меня из себя?

— Я не дурак, Мередит. Просто хотел набить себе цену, чтобы ты сама за мной пробегала, а потом еще и носилась как с писаной торбой. Согласись, мне это удалось.

— Таккер! — взвизгнула я, приходя в восторг от наглости этого типа, — Тебе придется сильно постараться, чтобы загладить свою вину.

— Ты меня провоцируешь, Мередит Роуз Флинн? — вызывающе изогнул он бровь!

— Да, черт тебя побери! Провоцирую, намекаю, и все в этом духе!! Вот уже две недели стремительно хочу затащить тебя в койку, тугодум ты редкостный! — сквозь поцелуй процедила я.

В лагерь мы бежали, нет, простите, если быть точной, скакали, как горные лани, перепрыгивая через ветки и луговые кочки. Дом Хита был ближе к озеру, поэтому, не сговариваясь, мы остановили свой выбор на нем.

Не удивляйтесь, это только в фильмах и любовных романах герои предаются страсти в том месте, где она застала их врасплох. Нет, я вовсе не противница секса на природе, даже готова была исправить это упущение в ближайшем будущем, но для первого раза, спасибо, увольте, я пасс. Ничто не заменит мягкий матрас и теплый душ.

— Мери! — окликнул меня звонкий голос Джулии, так некстати раздавшийся за нашими спинами.

Я нехотя затормозила, а Хит встал за мной, крепко обнимая за плечи и прижимая к себе.

Джулс, запыхавшись, подбежала к нам, критически осмотрела наш тесный тандем и, быстро обо всем догадавшись, по-детски залилась краской стыда.

— Ой, я потом, — тут же пискнула она, собираясь ретироваться.

И тут, конечно же, во мне проснулась совесть.

— Джули, прости меня, пожалуйста, за то, что бросила тебя после выступления, но Стэн пообещал позаботиться… — тут же начала лепетать я, краснея в тон сестре, — Все в порядке?

— Нет, черт побери! — мигом взвилась сестренка, растеряв всю свою застенчивость, стоило мне упомянуть имя О’Доннела, — Конечно, спасибо ему огромное за то, что отвез меня домой, и все такое. Мы даже вроде нормально поговорили с этим жуком. Точнее молчали… в общем, не важно! Но не ругались. Мери! Слышишь, ни одного грубого слова не прозвучало!

— Похвально, — с умным видом согласилась я и почувствовала, как мои плечи сжали пальцы Хита, намекая, что пора закругляться. Но судя по взъерошенному виду Джулии, она была совсем другого мнения.

— Вот именно! Я подумала, что он не так уж и плох. Но представляешь, сейчас звоню в бар, чтобы заказать бочонок пива. Я всегда заказываю пиво в субботу, — живо пояснила сестра, — И тут мне сообщают, что О'Доннел забронировал последний бочонок. Следующая партия будет только завтра после полудня!

— Так у нас, вообще-то, еще есть запас пива, — удивилась я, совершенно не понимая из-за чего весь сыр-бор.

— Мери! Ты что, не прослеживаешь фишку? — искренне возмутилась Джулс и еще раз повторила для тупых, наверное, — Я всегда забираю пиво в субботу! Всегда! А он назло перехватил мое субботнее пиво!

— Даже не знаю, что сказать, — растерянно прошептала я и устало потеряла лоб.

— Джулия, скорее езжай в город и разберись с этим негодяем, пока он не присвоил себе твое субботнее пиво, — серьезным тоном произнес Хит, но я-то знала, что это был сарказм чистой воды, чтобы побыстрее отделаться от взвинченной глупышки Джулси.

— Спасибо, Хит, ты не настолько безнадежен, каким показался мне с самого начала, — одобрила его сестра, — Пожалуй, я так и сделаю. Честно говоря, и сама хотела так поступить, когда узнала о броне. Хорошего вам дня, голубки, а я поспешу!

Джулия бросилась на стоянку, а мы с Хитом вновь припустили домой. Собственно, кто я такая, чтобы поучать и наставлять сестру на путь истинный. У меня были дела и поважнее.

— И все-таки это было грубо! — фыркнула я.

— Не глупи, малышка. Скажи, часто ли бывает, что когда ты приходить в магазин и не находишь на полке нужного товара, продавец говорит тебе, кому именно его сбыл? — подмигнул этот наглый тип. Мне же оставалось лишь ошарашенно открыть рот и переставлять ноги быстрее.

Хит нараспашку отворил дверь, пропуская меня вперед, а сам прошмыгнул следом. Закрывали дверь мы нашими телами вместе, плотно прижавшись к ней, когда я набросилась на Таккера с поцелуями и неудачно впечатала его спиной в эту самую дверь. Пустяки. То ли еще будет.

Разумеется, времени тратить попусту никто не желал, и я, притопывая и подпрыгивая на месте на одной ноге, пыталась стянуть с другой кроссовку. А потом, когда она мне поддалась, немного соскользнув с пятки, резко наотмашь дернула ногой в сторону. Ботинок по удивительной траектории спланировал прямо на торшер в углу прихожей. Абажур завибрировал, а тени задрожали на стенах.

Хит невольно дернулся и отстранился, чтобы проверить масштабы катастрофы.

— Не отвлекайся! — приказным тоном возмутилась я и притянула его к себе назад за грудки, пробуя повторить трюк со второй кроссовкой. Мне подумалось, что я учла свою предыдущую ошибку, но со вторым ботинком получилось все гораздо печальнее.

Я так сильно замахнулась, что он взлетел вертикально вверх к потолку, отскочил от него и шлепнулся Хиту на макушку.

— Черт! Мери! — отпрянул от меня мужчина, потирая голову, — Ты такая меткая!

— Главное, что ты не промах! — парировала и я с разбегу рванулась запрыгнуть ему на талию. Хит распахнул объятья, наученный горьким опытом нашего совместного закрывания дверей. Ловко подхватил меня под ягодицы, и все бы ничего, но я опять не рассчитала с разгоном. Взятая мной скорость, помноженная на массу тела и охватившую нас страсть — и ускорение получилось такое, что Хит спиной влетел в шкаф с верхней одежды. Верхней одежды, разумеется, летом не было, поэтому приложился он знатно о деревянную доску с крючками, да так, что его ковбойская шляпа слетела с верхней полки и аккуратно спланировала ему на голову.

— П-прости, — выдавила я жалобным голосом.

— Не страшно, ты цела? — тут же уточнил Таккер, и получив мой утвердительный кивок, игриво продолжил: — А дикие ковбои тебе нравятся?

— Один, так точно! — кивнула я, и спрыгнув с мужчины, побежала наверх с криком, — Догоняй, ковбой!

Хит благополучно избавился от своей обуви и, сбрасывая на ходу футболку, кинулся за мной. Я визжала на радостях, как недорезанный поросенок, и ускорилась на подъеме, чтобы досадливо споткнуться на самой последней ступеньке и пропахать подбородком по ковру.

— Черт побери! Мери! — тут же оказался рядом мужчина, переворачивая меня на спину, — Да, что же такое?! Сильно ушиблась?

— Нет-нет, все хорошо, — вяло улыбнулась я, потому что подбородок все же побаливал.

— Синяк будет, — осторожно прикоснулся Хит к моей щеке.

— Пустяки! Почти не болит! — упрямо заявила я, подскакивая на ноги и зависая в миллиметре ото лба Таккера, — Повезло! Думала столкнемся! Значит, теперь все в порядке, звезды сошлись как надо! Но предлагаю, на всякий случай, оставшееся до спальни расстояние преодолеть спокойным размеренным шагом.

— Согласен, — ухмыльнулся он.

Стоило нам оказаться в комнате, как ураган страсти закрутился с новой силой. На этот раз Хит приложил меня о дверь со всей силы, так, что чуть побелка с потолка не посыпалась. Побелка не посыпалась, это я утрирую, но звездочки в глазах заплясали, видимо, не до конца они сошлись, как надо!

— Ну все, Таккер! Держись! — с угрозой прошипела я и толкнула его на кровать, полетев сразу же следом за ним.

Кровать приказала долго жить. Может быть, падение Хита она бы выдержала, но когда сверху приземлилась я, ножки ее трагически сломались. Кровать сначала качнулась вперед, с силой врезавшись в стену, а потом подалась назад, отчего когда-то подпиленные мной опоры не выдержали нагрузку и подвернулись окончательно.

Хит молча пребывал в шоке, а я беззвучно начала смеяться. Идеальная иллюстрация к поговорке про яму.

Сломались только две задние ножки, поэтому лежали мы с Таккером на своеобразном склоне. Голова на подушке, а ноги на полу.

— Черт! Мери! — в неверии произнес Хит, — У меня нет слов.

Он осторожно встал и помог подняться мне. Хит критически осматривал испорченную мебель, а я поняла, насколько это была глупая затея с подпилом ножек. Но настоящую страсть поломанной койкой не спугнешь!

И тут же сползла на ковер и, упав на колени в изголовье кровати, стала выламывать передние кроватные ножки.

— Мери, малышка, что ты творишь? — в шоке уставился на меня Хит.

— Ага! — вместо ответа я торжественно взмахнула деревяшкой в руке и бросила ее Таккеру, — Вот держи!

— Мери? — все еще ошарашенно взирал он на меня, ножку правда поймал. Опыт, черт его побери.

— Решаю проблемы по мере их поступления. — пояснила я, перебегая на другую сторону кровати, и посмотрела на Хита снизу вверх с вызывающей ухмылкой на лице, — Я не готова отказываться от секса из-за какой-то поломанной кровати, а ты?

— Намек понят! Конечно, я не готов отказываться о самой невероятной женщины, — улыбнулся мужчина и, подхватив мою идею, одним махом доломал последнюю опору. — Хотя могли бы и на диван перебраться. Но так даже интересней.

На кровать мы легли медленно и осторожно, каждый со своей стороны, точно замужняя пара, прожившая вместе свои лучшие годы.

Хит зачарованно посмотрел в мои глаза, ласково провел ладонью по щеке и прикоснулся к губам, подарив мне поцелуй полный нежности. Разорвал его и, не отводя от меня своих черных глаз, принялся медленно, искушая, пуговичку за пуговичкой расстегивать мой сарафан. Соски затвердели задолго до прикосновения его губ.

— Х-хит, — рвано выдохнула я и откинула назад голову, открывая ему новый простор для поцелуев.

Я не заметила, как нежность вновь сменилась огнем желания. Лежала и ощущала приятную тяжесть его тела. Обхватила мужчину за торс двумя ногами, прижимая его к себе еще ближе. Гладила напряженную спину и зарывала пальцы в жесткие волосы, и страстно желала большего.

— Сейчас, малышка, — пообещал он, отрываясь от моих губ и приподнимаясь надо мной на руках.

Я тут же потянулась к вожделенной молнии на джинсах и нащупала под ними выдающееся достоинство. Внутри у меня все сжалось от предвкушения, я нервно облизала губы и услышала противный звонок в дверь.

— Какого черта! — зарычал Хит, не зная, то ли продолжить стаскивать джинсы с бедер, то ли наоборот надевать их назад.

А я остро ощутила на языке горький вкус дежавю. Кто-то весьма настойчиво продолжал звонить в дверь.

— Ты никого не ждешь, я тоже, — судорожно пробормотала я, — Продолжаем!

Звонки прекратились, но тут же в бой пошли кулаки и, судя по звукам, дверь вообще пытаться выбить или снять с петель.

— Стоун! Это точно, чертов наглец, Стоун! — зарычал Таккер, нервно застегивая на талии пуговицу джинсов.

— Стой, Хит! А если это папа? — действовала я по заученному сценарию, потому что мозги сперва думать отказывались, — Давай, лучше я спущусь, чтобы он ни о чем не догадался.

— Конечно, ты права, дорогая, твой отец ни о чем не догадается, если в моем доме двери ему откроет его родная дочь в халате на голое тело! — хохотнул Таккер, а я глупо покраснела, — Не думаю, что Ричард стал бы вышибать двери собственного дома.

— Прости, скорее всего ты прав, это Стоун. Иди разберись с ним по-быстрому, а я тебя здесь подожду, — сказала я напутственные слова своему герою, выставляя его за дверь спальни, — Только постарайся обойтись без кулаков, пожалуйста, ограничься словами.

— Как пожелает моя королева. — вяло улыбнулся Хит и завис в дверях на долю секунды, — И я не буду сейчас беситься из-за того, что ты хотела скрыть наши отношения от отца. Приберегу весь свой запал для пройдохи Стоуна, а с Ричардом поговорим завтра.

Хит быстро поцеловал меня в губы и побежал вниз, а я прижалась спиной к двери, выравнивая сбившееся дыхание.

Как-то я была морально не готова ко встрече с Дэном. Скажу больше, чувствовала себя предателем по отношению к нему. Буквально прошлым вечером огорошила парня, что не готова ни с кем встречаться, а не прошло и суток, как оказалась в койке с другим. Разве не красотка?

Знаю, что я ничего Дэну не обещала и имею право не оправдываться перед ним за свои поступки, но все равно ситуация казалась мне крайне неприятной. А самое интересное, если бы у меня была возможность что-нибудь переиграть, скажем, отказаться от совместной поездки с Хитом, то ни за что ничего менять бы не стала!

До моих ушей донеслась громкая ругать с первого этажа, и женское любопытство возымело вверх. Я подумала, что ничего страшного не случится, если я немного погрею уши.

— Таккер, какого черта ты творишь! — кричал Дэн, — Мы же договорились!

— К черту твои договоры! — рычал Хит, — Катись отсюда, Стоун.

Загорелась точно по щелчку зажигалки, меня просто ослепило праведным гневом, когда я собственными ушами услышала, что мальчики вели за моей спиной свою игру. Догадывалась, конечно, и раньше, но сейчас утвердилась в своих мыслях.

— Брехливое трепло ты, Таккер! — выплюнул Дэн и, судя по звуку, толкнул Хита в грудь.

— Чья бы корова мычала, Стоун! — процедил сквозь сжатые зубы Хит, — Давай на выход.

—Твое слово вообще что-то значит? Мы же договаривались! — до-детски возмущался Дэн, упоминая раз за разом некую договоренность, — Ты отступился!

— Я передумал! — зарычал Хит

Нет, я изначально подозревала, что у красавчиков рыльце в пушку, и они затеяли между собой спор, но сейчас, открывшаяся правда застала меня врасплох. С другой стороны, глупо делать выводы, не разобравшись в ситуации. Но, определенно, у меня появилось острое желание оторвать обоим головы.

— К чертям собачьим твой договор, Стоун. — продолжил Хит, — Мери мне и самому нужна. У нас с ней все серьезно. Мы встречаемся, чеши отсюда!

Я сразу же выдохнула с облегчением, его слова пролились мне бальзамом на душу. Может, это глупо и самонадеянно, но я знала, верила, что он не врет. Ну, не стал бы Хит играть с моими чувствами.

И вообще, если хорошенько подумать, то можно и наплевать на глупый мужской спор. Тем более, по моим предварительным прогнозам выходило, что ребята спорили, кто быстрее добьется моего расположения. А это уже совсем другой разговор. Стыдно, конечно, признаваться, но приятно, черт побери, когда двое таких мужиков борются между собой за право быть со мной. Да, я могу назвать себя симпатичной, милой, местами сексуальной, но, как ни крути футболисты национальной футбольной лиги — не моя весовая категория мужчин.

Конечно, я могла ошибаться в своих предположениях, но интуиция подсказывала мне именно такой вариант.

— Если у вас все так серьезно, как ты говоришь, то значит, ты рассказал Мери о нашем соглашении? А, Таккер? — не унимался Стоун.

Действительно, если хорошенько разобраться в себе, бесило меня именно то, что Таккер умолчал о самом факте этого спора. Пока я открывала перед ним душу, доверительно сообщая, что секса у меня со Стоуном не было, этот жук мучился угрызениями совести… и ничего не делал, чтобы это предотвратить. Признался бы мне, мол, поспорил с Дэном, а потом его внезапно осенило, и он, оказывается, был давно и бесповоротно влюблен в меня — я бы все поняла!

— А ты рассказал, что изначально выбор был не в пользу Мери? — не унимался Стоун.

— Иди к черту! — огрызнулся Таккер, и кажется, стал с силой выталкивать незваного гостя за дверь.

А вот тогда я поняла, что настал мой черед действовать. Приосанилась. Вскинула нос кверху, запахнула на талии покрепче халат Таккера, который на подобии королевской мантии волочился за мной по полу и подала голос:

— А в чем соль, мальчики? — фальцетом пропела я, — В чем смысл вашего…гхм… договора?

Говорила спокойно, и в душе ощущала себя богиней. Вот она я, королева вашего пари.

— Мери, пусть этот придурок уйдет, и я тебе все объясню. — тут же спохватился Хит. Хитренький какой!

— Не будь идиотом, Таккер! Это так не работает! Ты объяснишь все при мне! — истошно завопил Дэн, озвучивая мои мысли.

— Нет, мой хороший, — послала я сладкую улыбочку Хиту, — Ты упустил свой шанс, теперь пусть рассказывает Дэн, как дело было.

Ссориться с Хитом из-за глупого спора я была не намерена, но вот поставить на место зарвавшегося хорька была просто обязана. Так, чтобы впредь ему было неповадно утаивать от мамочки свои секретики.

И медленно начала снисходить с лестницы. С королевским величием, разумеется. И, разумеется, полы моей мантии меня подвели. Другими словами, я нечаянно наступила на подол длинного халата Таккера и пролетела вниз пару ступенек. Мужчины тут же кинулись меня ловить, но в последний момент мне посчастливилось ухватиться за перила и устоять на месте, постав этой парочке победоносный взгляд, означающий, что у меня все схвачено.

— Ита-а-ак? — пропела я, потирая ручки.

— Все очень просто, Мери! — торжественно начал Дэн, будто у него был повод для подобного восторга. Он радовался, а мне было как-то не по себе. — Мы договорились, что Таккер проводит еще один сезон на поле в качестве ведущего игрока, а я ему не мешают. А взамен он, Мери, отступается от тебя и не мешает мне добиваться твоего расположения, потому что я люблю тебя.

— Ты никого кроме себя не любишь, эгоистичный кусок дерьма, — взвился Хит, — Я проверил, ушлепок, что ты уже подписал свой контракт и даже не думал разрывать его. Так, что катись со своей договоренностью, которую сам же и нарушил!

А вот мне от таких откровений вмиг стало дурно, корону с головы как ветром сдуло. Сердце совершило в груди кульбит, ноги стали ватными, а в ушах звенела лишь одна фраза: «взамен отступается от тебя». Как это вообще понимать?

Завелась я с полтычка.

Спором за обладание самой сексуальной и невероятной женщиной здесь и не пахло! Хотя, стоп! Минуточку! Это не какой-нибудь жалкий спор или банальное пари! Эти дельцы — умельцы заключили целый договор! Вот, что звучит гордо! Договор, договорище, просто-таки конвенция какая-то! Наверное, еще пригласили какого-нибудь стороннего юриста, чтобы он пробежался с ними по дополнительным пунктам. Например, Стэна О'Доннела, который советовал мне держаться от этих клоунов подальше. Почему бы и нет?

И Хит ни словом об этом даже не обмолвился!

— Плохо проверил, Таккер! Я ничего не подписывал. А вот ты сразу же бросился наводить справки. Признайся, что ты сразу же согласился, недолго думая! — продолжали переругиваться парни.

— Пошел к черту, Стоун, много ты понимаешь! — толкнул его в плечо Хит и виновато посмотрел на меня точно кот, обгадивший хозяйские тапки. Только в моем случае выходило, что он обгадил нечто большее, — Мери, я все объясню.

Именно в этот момент, так до конца во всем и не разобравшись, на подсознательном уровне я вынесла Хиту обвинительный приговор.

Хотелось все бить и крушить, точно я невероятный Халк. Хотя на деле старалась из последних сил удержаться на ногах и мыслить трезво. Во всем сначала нужно разобраться, а потом уже ломать дрова.

— Давай по порядку, — с кривой улыбкой на губах продолжила я, и в моей голове одно за другим стали всплывать воспоминания начала отпуска.

Хит приехал вечером, стал признаваться мне в любви, я его грубо послала, не поверив. Возможно, он был искренен, но вел себя излишне самоуверенно, что мне тогда не понравилось. На следующий день явился Стоун со своей влюбленностью. И это показалось мне смешным и абсурдным. Я позвонила Элизабет, узнать, как дела обстоят в клубе.

— Контракты на сезон были у вас обоих на руках с самого начала. Так, мальчики? — с умным видом уточнила я информацию, которую мне преподнесла подруга.

Парни кивнули, а я вновь погрузилась в воспоминания.

Дэн грустный уехал в город, а вернулся с подбитой губой, но в превосходном настроении.

— Надо ли думать, Стоун, что в первый день по морде тебе заехал вовсе не Стэн О'Доннел? — игриво продолжила я свой допрос.

Хит прикрыл рукой лицо, красноречиво признавая свою вину, а Дэн утвердительно кивнул.

— Значит, ваш пакт был заключен именно тогда? — окинула я внимательным взглядом эту парочку. Они вновь согласились, а мое стальное самообладание дало трещину, — Так какого черта ты, Хитклиф, согласился на это тупое пари, когда контракт и без того был у тебя на руках?

Я кричала только с одной целью, чтобы заглушить голос обиды.

— Я не соглашался, Мери… — растеряно ответил Таккер, не зная, чего от меня ожидать, — Я… я просто взял тайм-аут. Все имеют право на раздумье?

Я с ненавистью впилась в его черные глаза. Хотелось, выкрикнуть, что у него такого права не было, но это, к сожалению, не так. Все мы люди, и все мы имеем право сомневаться и колебаться между собственными решениями, пока выбор не сделан. И я тому четкий пример.

— Наверное, Хит, — холодно отозвалась я, не желая идти ему на уступки, и переключилась на Стоуна, — Дэн, ответь… У Хита стоял выбор между мной и контрактом, а чего лишался ты?

— Я пообещал Хиту, что разорву контракт с Буйволами, — пожал плечами Дэн.

— Но ты этого не сделал! Выкатывайся отсюда, Стоун! — взревел Таккер, но я его не слушала.

Логично. Хит подписывает договор, а Дэн разрывает свой. Буйволам не найти за столь короткий срок достойную замену Дэну Стоуну, на которого были возложены большие надежды в новом сезоне, и тут бы в игру вновь вступил Таккер. Как и всегда на коне.

Вообще, выходило все довольно иронично. Таккер колебался между угасающей карьерой и мной, а Дэн готов был отказаться от наследства своего отца, в случае разрыва контракта.

Земля уходила из-под моих ног, мир, который мы сотворили с Хитом на берегу озера, рушился.

Но я хотела дать ему еще один шанс. Или нам? Или себе?

Питер сказал, что человек заслуживает, чтобы с ним были честны. Я знала, что должна успокоиться и задать Хиту волнующий меня вопрос напрямую. Это страшно, но необходимо.

— Э-м-м, Хит, и что в результате? Подписал свой контракт или все еще сомневаешься? — ехидно уточнила я и слабо усмехнулась, сама себе удивляясь, откуда только нашлись силы на улыбку.

Хит с облегчением выдохнул и отвесил кивок головы в мою сторону.

— Да, Мери, совершенно верно, я давно определился со своим выбором и сразу же подписал договор! — торжественно объявил он, а я не увидела повода для такого проявления чувств.

Досадно скрипнула зубами и качнула головой, сбрасывая с себя оцепление. Я и до этого была готова взорваться от переполнявших меня эмоций, но когда с улыбкой на лице этот засранец завуалировано объявил, что чхать он на меня хотел, чаша моего терпения лопнула.

— Ясно, ну и подавись своим контрактом! — взвилась я, резко взмахивая руками в попытке оттолкнуть от себя Таккера, подошедшего ко мне непростительно близко.

— Какого черта, Мери? — взревел мужчина, выходя из себя следом за мной. Не понравилось, видите ли, что на него посмели повысить тон, — Что я сделал не так? Успокойся, и я все объясню.

Я послала ему испепеляющий взгляд. Неужели он такой тупой, что не в состоянии сам понять?

— Что не так, Таккер? А то, что ты сделал неправильный выбор! — кричала я, стараясь при этом побольнее ткнуть пальцем Хита в грудь, — Скажу больше! Ты не имел права даже на сомнение! И не надо мне сейчас «все объяснять», если бы ты хотел «все объяснить», то вполне мог бы сделать это днем в машине! И вообще, самое главное, я уже услышала!

— Ты ведешь себя как идиотка! — возмутился Хит, — неврастеничка!

— Не указывай мне, Таккер, как жить! — с вызовом ткнула его пальцем в плечо.

— То есть ты здесь самая умная? — проворно поймал он мои пальчики и спрятал их мне за спину.

Хит бесился, черти плясали на дне его черных глаз. Чувствовала, как он с трудом сдерживался, чтобы не разнести весь дом по кирпичикам.

— Поумнее некоторых! — с самодовольной улыбочкой пропела я и, отойдя на шаг назад, встала руки в боки, точно бык перед новым раундом.

— Тогда давай покончим с этой ерундой раз и навсегда, — грозно пророкотал Хит, — Скажи, Мери, теперь, когда тебе все стало известно, кого ты выбираешь, меня или Стоуна!

— Не перекладывай с больной головы на здоровую, Хитклиф, — растерялась я.

Очень интересно! Только что мы обсуждали какой Хит засранец, а теперь я должна была его выбирать!

— Хит прав, Мери. Мне тоже необходимо знать, есть ли у меня шансы, — тихо произнес Дэн и посмотрел на меня исподлобья.

Я скрипнула зубами и посмотрела на своего второго неудавшегося ухажера, о котором немного забыла во время нашей с Таккером перебранки.

— Нет, Дэн, ты серьезно? — искренне удивилась я, — Ты всю дорогу только что и делал, как врал и юлил! Сначала ты попросил меня договориться с Таккером о тренировках, потом придумал хитрый план по его соблазнению. Была ли хоть капля правды в твоих словах?

— Я не лгал, в своей симпатии к тебе Мери, — с щенячьем нежностью пролепетал парень, — Просто не мог признаться!

— Интересно почему? — зло выкрикнула я, нервы мои за этот вечер знатно расшатались.

— Я боялся получить отказ. — честно признался он, смотря мне прямо в глаза.

— Что за глупости? — неуверенно отмахнулась я, — Ты даже не пытался поговорить со мной откровенно!

— Допустим, я бы завел с тобой откровенный договор о своих чувствах. Сказал, что я люблю тебя. И что, Мери? Ты бы ответила мне взаимностью? — с выжидательным видом уставился на меня Дэн, а я опустила свой взгляд вниз.

Нет, я бы не ответила ему взаимностью. Можно сколь угодно притворяться дурочкой и делать вид, что ничего и никого вокруг себя не замечаешь, но когда тебе говорят о чувствах в лоб, глупо прикидываться слепцом и дальше.

— Давай, гений в юбке, отбрось сомнения и вынеси свой непоколебимый вердикт, — ехидно ухмыльнулся Хит и сложил руки на груди, уверенный в себе как никогда, — Ты же выше всяких сомнений!

— Пошел к черту, Таккер. Хотите знать мое мнение, мальчики? Нет и нет. — навела я свой карающий перст поочередно на каждого красавчика, — Обоим нет! Катитесь из лагеря! Ваш отпуск закончился! Если вы не уберетесь отсюда к моему возвращению, то я… честное слово, вызову Шермана! Шутки кончились, господа!

Я выскочила из дома, громко хлопнув за собой дверью. Безусловно, наговорила лишнего, но нервы с этими кобелями стали ни к черту. Я втягивала прохладный вечерний воздух и в тайне надеялась, что они там хорошенько набьют друг другу морды.

Отошла недалеко от дома, как дверь за моей спиной распахнулась и явила разгневанную морду Таккера:

— Мередит Роуз Флинн, давай, сделай свой чертов выбор! Тебе же это так важно! Я буду ждать! Ход за тобой! — прокричал Хит и со всего маху захлопнул за собой дверь.

Ненавижу Хита! Вечно последнее слово за ним!

* * *

Меня всю трясло. Вечерняя прохлада контрастировала с моим внутренним жаром. Мне просто необходим был здравый рассудок.

Я выбежала на стоянку и со всей силы пнула ногой по колесу Таккеровского джипа, при этом едва не запутавшись в халате и не потеряв равновесие. Ограничилась ушибленной ногой. Впрочем, сама виновата.

Забралась в салон своей красной букашки, обхватила руль двумя руками и обессиленно взвыла.

Мне не нравилось, с какой легкостью Хит выбивал меня из колеи. Я позиционировала себя как взрослую рассудительную женщину, но стоило этому типу помахать перед моим носом красной тряпкой, как срывалась на него злой фурией, забывая обо всем на свете.

Возможно, парни правы. Теперь, когда все карты вскрыты, я должна была определиться со своими предпочтениями, но по-прежнему не могла мыслить трезво. Эмоции били через край, и не хотелось иметь ничего общего ни с одним, ни со вторым ухажером.

Мысли мои прервал стук в лобовое стекло.

— Катитесь отсюда! — взревела я и сразу очнулась, потому что в окно стучал Питер, — Ой, это ты?

— Проблемы? — слабо улыбнулся парень, без спроса открывая дверцу и присаживаясь рядом со мной на пассажирское сидение.

И я все как на духу ему выложила. Мне просто необходим был случайный собеседник, а если повезет, то и советчик. И вообще, не хотел бы слушать, сбежал, а так сам нарвался на откровения.

— Тут все просто Мери, — с улыбкой произнес Пит и расслабленно откинулся на спинку сидения.

От его спокойного тона и умиротворенного вида, мне стало легче. Я расправила плечи и по его примеру откинулась в кресле, навострив ушки. Чужое видение ситуации часто отличается от собственного, и, как правило, оно всегда в разы проще.

— Знаешь, Хит прав, все ошибаются. Мало ли какое решение он принял вначале. Не спорю, неприятно узнать, что ты не на первом месте в шкале приоритетов. Но он вроде все переосмыслил, — рассуждал Пит.

— Но контракт все равно заключил! — резко оборвала я его.

— Так он его давно подписал, я так понял, еще до спора, а потом и от пари отказался. Хотя согласен, осадочек нехороший остается, — протянул Пит, рассматривая черный потолок в салоне автомобиля, и продолжил, — А Дэн… он ради тебя вообще ото всего готов был отказаться! К тому он всегда смотрит на тебя такими голодными глазами, как верный пес на хозяйку… Хотя, именно Стоун и придумал этот договор.

— Спасибо, Пит! Теперь все стало гораздо проще и очевидней! — недовольно буркнула я.

— А кто обещал, что будет просто? — усмехнулся парень, — Отдохни, подумай и сделай выбор на свежую голову.

— Как его вообще можно сделать, если сердце уверено твердит одно, а разум другое? Кого из них слушать? — слезно спросила я.

— Обычно все советуют слушать сердце. — деловито изрек Питер, — Но я с этим не согласен. Пока ты не обретешь внутреннего равновесия между умом и сердцем, ты будешь несчастна. Необходим баланс между осознанным и подсознательным.

— О, Боже, Пит! Избавь меня от своих нравоучений по Фрейду, — страдальчески закатила я глаза, хотя прекрасно поняла, о чем говорил мужчина, — Подскажи лучше, как мне побыстрее все уладить.

— Не стоит спешить, Мери. Задай себе вопрос, что является причиной твоего недовольства и…

— И найди способ устранить эти причины? — начала заводиться я, постольку моментов, с которыми я была недовольна была уйма.

— Нет, моя дорогая. Готова ли ты смириться со всеми недостатки. Вот в чем вопрос!

Питер замолчал, а я в уме принялась перечислять все грешки Таккера, шевеля губами и загибая пальцы на руке. Пока что на руке, но боюсь, вскоре в ход пойдут и ноги.

— Поспешные решения принимают либо глупцы, либо чертовски умные люди. Первые обрекают себя на страдания, а вторых на земле живет прискорбно малое количество. — хитро улыбнулся Питер, — Предлагаю развеяться где-нибудь в городе, а о недостатках подумать позже.

— Согласна, — кивнула я, совершенно позабыв о своем халатном одеянии.

Пит расслабленно посвистывал веселенький мотивчик, а я бросала недовольные взгляды в его сторону.

— Нет, Питер! — не смогла удержаться я от упрека, — Вот тебе легко раздавать советики, когда у самого в личной жизни штиль и покой!

— А мы с Джулией сегодня расстались, — задорно бросил он и подмигнул мне, а я уронила челюсть, хорошо, что успела припарковать машину напротив кафе.

— Как это так? — не сразу поняла я и во все глаза уставилась на парня, чтобы понять, пошутил он или нет, — Она мне ничего не сказала.

Все ее мысли в голове были заняты Стэном, но об этом я все же умолчала.

— Все очень просто. Джулия хорошая девушка, я ее люблю и желаю добра. При этом понимаю, что сам я ее счастливой сделать не в состоянии. В наших отношениях не хватало огонька, который так необходим твоей сестре. Думаю, что ее стоило отпустить к тому, кто сделает ее по-настоящему счастливой, — с этими словами Питер кивнул в сторону стоянки напротив бара, на которой моя сестренка неистово целовалась со Стэном О'Доннелом. Вот к чему привели их постоянные баталии.

— О, Пит, прости, — виновато прошептала я из-за того, что припарковала машину в столь неудачном месте.

— Ничего страшного. Мое сердце и ум пребывают в гармонии друг с другом, чего и тебе советую. — улыбнулся парень, — Мы расстались с Джулией на хорошей ноте. Завтра я уезжаю в Нью-Йорк, издательство одобрило мою книгу.

— Поздравляю. Кстати, а Джулия в курсе, чем заканчивается твоя книга? — удивленно приподняла я бровь.

— Нет, конечно, я же сказал, что мы расстались на дружеской ноте. — немного нервно повторил Пит, — Если бы она узнала, что серийным маньяком была милая вдовушка, образ которой я списал с твоей сестры, то мы бы сейчас здесь с тобой не разговаривали. Твоя сестренка пристрелила бы меня из двустволки, которую прячет на заднем сидении своего внедорожника.

Я лишь громко хмыкнула ему в ответ. Заметил все-таки не ружьишко.

Питер прикупил в супермаркете пару бутылочек пива и сухих закусок к ним, и мы отправились на обзорную площадку за городом.

На этот раз мне удалось сполна насладиться и звездами, и интересной беседой в компании мистера Поттера. Наверное, было что-то магическое в его фамилии, у меня получилось отогнать прочь тяжкие мысли, и на душе стало чуточку светлее.

А когда мы вернулись домой, ни Хита, ни Дэна в лагере не было. Все бы хорошо, если бы не было так тоскливо.

Исполнительные ребята, когда не надо!

ЭПИЛОГ

Два месяца спустя

— Хороший мальчик! Он быстро влился в коллектив! И показатели у него хорошие, — нахваливала Элизабет нового игрока, которого я нашла в студенческой лиге и наскоро «сосватала» Буйволам.

Я сидела напротив подруги в директорском кабинете, дожидаясь появления владельца Буйволов, и делала вид, что внимательно слушала восторженные речи подруги.

Мои же мысли, в принципе, были не так недалеки отсюда. Они витали над футбольным полем, которое отлично просматривалось из окон кабинета. Вот только я не могла заставить себя встать со стула и подойти к этим самым окнам, до дрожи в коленях страшась столкнуться с его взглядом.

И тем не менее, я знала, что пришло время сразиться с собственными ветряными мельницами. И тем более, я узнала, что на самом деле все оказалось совсем не так, как подумалось мне во время нашей последней ссоры.

— Нет, я повторюсь, ну очень хороший мальчик! Блейку он очень понравился! — щебетала Бет, с нежностью поглаживая только что подписанный контракт.

Внутренний голос ехидно заметил, что Блейку понравился бы любой мальчик, который худо-бедно мог держать мяч в руках и умел быстро бегать. Ведь другого хорошего мальчика в этом сезоне у него не имелось. Дэн разорвал контракт с Буйволами перед самым началом командных сборов.

— Ты не представляешь, какая суматоха здесь царила! — устало воскликнула подруга и доверительно наклонилась ко мне, — Думала, стадион разнесут по кирпичикам. Журналисты караулили под каждый кустом и сливали в газеты каждый чих. Но не в этом суть! Бредли Фишер грозился, что лишит нас средств, если мы не подпишем контракт со Стоуном. Представляешь?

Я наигранно округлила глаза и покачала головой, а Бет, довольная моей реакции, продолжила.

— А Дэна лишит наследства! — заговорщически прошептала она и с превосходством вскинула бровь, — Ты знала, что мистер Фишер отец Дэна Стоуна?

Я лишь виновато улыбнулась и сморщила носик.

— Ну, Мери! — взвизгнула Элизабет, догадавшись, что ей не удалось удивить меня, — Почему ты мне ничего не рассказала?!

— Потому что это не мои секреты, — криво улыбнулась я, — Кстати, думаю, что Блейк тоже был в курсе.

Я приподнялась из-за стола и заставила свои ноги двинуться в сторону окна, а подруга в подробностях продолжила описывать разгоревшийся скандал. В газетах, действительно, много о нем писали, но не в таких красках и подробностях, как описывала Элизабет.

Я старательно продолжала делать вид, что с интересом слушала подругу, но в реальности думала о совершенно другом человеке. Ни о Бредли Фишере, и ни о Дэне Стоуне… О человеке, которого я не видела два месяца, но имела непреодолимое желание увидеть вновь.

Впрочем, виновата во всем исключительно я, моя глупость, моя гордость и моя вспыльчивость. Жгучая смесь, и все в одном человеке! И как только дожила до своих лет?

Первое время я с упорством китайского ежика игнорировала и сбрасывала звонки Хита. Да-да, вот так глупо и чисто по-женски демонстрировала свою обиду! Других, вразумительных оправданий у меня не было. А когда морально подготовила себя к разговору с Таккером, то звонки прекратились. Совсем.

Безусловно, существовал вариант, в котором я самолично перезванивала мужчине, но каждый раз, стоило мне найти его имя в адресной книге, как рука не поднималась сделать вызов. И мешала мне отнюдь не гордость, которой, словно праздничной ленточкой, я повязала свое сердце, когда дарила его Таккеру. Дело крылось совсем в другом: в банальном человеческом страхе и неуверенности в себе.

Ну, и, конечно, не обошлось без гениального и неоспоримого спонсора решения всех проблем — завтрашнего дня, на который я то и дело откладывала звонок мужчине. Однозначно, живется легче, когда знаешь, что сегодня тебе звонить не нужно, потому что ты «обязательно» сделаешь это завтра. Ага! Вот только светлого завтра в моем случае так и не случилось.

Как я говорила, мне удалось быстро привести к единому знаменателю свои чувства и разум. И решение это постоянно было на виду. Мне всегда был нужен только один квотербек. Квотербек моей мечты. Хит Таккер.

У него взрывной характер? Глупо кривить душой, у меня не лучше! Завожусь с полтычка, похлеще чем он.

Он соизволил колебаться в своем решении? Да, плевать! Каждый из нас подвержен сомнению. Главное, не мысли, а реальные поступки.

Таккер не удержался от соблазна и заключил контракт на новый сезон? А вот тут оказалась не права я. Из-за пункта номер один, то есть из-за своей вспыльчивости, я узнала только из газет, что мистер Таккер заключил с Буйволами контракт на тренерскую работу и в новом сезоне не выйдет на поле.

Конечно, за Хитом оставался еще один недостаток, он любит все решать за других. Из-за этого недостатка я кричала и психовала больше всего, но прошло каких-то два месяца, и мне стало просто необходимо, чтобы он все решил за меня! Первый подошел и предложил начать все сначала!

Удивительным и неподдающимся логике образом, я пришла к мысли, что хочу быть слабой женщиной, и мне просто необходим рядом сильный мужчина, который примет на себя всю ответственность!

— Впрочем, Блейк сам виноват, что загнал себя в такое положение. — в раздумье пропела Бет, — Знал же с самого начала, что Хит больше не будет играть на поле.

Я резко обернулась к подруге.

— Ну, вообще-то Хит сомневался, он планировал побегать еще сезон, — нудно протянула я.

— Нет, Мери, это не так, — на этот раз виновато улыбнулась уже Элизабет, а я широко округлила глаза.

— Как это не так? — возмущенно взвизгнула я, резко бросаясь к подруге. — Ты же сама мне говорила, что он ничего не заключал, когда я тебе звонила летом!

— Эй-эй, полегче, Мери! Ты сейчас похожа на Таккера в гневе, успокойся, пожалуйста. — выставила передо мной руки подруга в останавливающем жесте, — Я действительно ничего не знала о контракте, он просил Блейка не афишировать договор, ты же знаешь, я не люблю совать нос в дела мужа!

— Угу, безусловно, ну-ну, — усмехнулась я.

— Таккер подписал тренерский контракт еще до супербоула, — совсем уж куксясь произнесла Бет и потупила глаза.

— Не может быть! Я ничего не знала! Я же была его спортивным агентом, мать его! — мигом загорелась я. Готова была выбежать на поле и учинить Хиту разбор полетов.

— Вот и Блейк ему не верил до последнего! Думал Таккер в последний момент разорвет тренерский контракт, не зря же он попросил составить второй договор на командную игру!

Наверное, только сейчас до меня дошло с каким соблазном боролся этот человек. Как сильно он хотел остаться, прекрасно понимая, его карьера на поле подошла к концу.

Я горько усмехнулась своим мыслям, поднялась с кресла и стала неприкаянно бродить по кабинету, рассматривая грамоты и награды.

— Вообще, Таккера и раньше все побаивались, но теперь, он всех тут строит на правах тренера, даже мне страшно попадаться ему на глаза. — с опаской произнесла Элизабет, — С ним не забалуешь, если раньше он был двумя руками за любую гулянку, то теперь строго контролирует всю команду, придерживаясь жестокого режима. Семь потов с парней спустит, им потом не до баб.

Я кисло улыбнулась.

— Наверное, сам постоянно не вылезает из своего Хутерса, — язвительного пробурчала я.

— А? Нет, тоже не ходит. Разведка доложила, можно верить! — задорно подмигнула Бетти.

Наконец я добралась до окна и чуть отставила в сторону занавеску, чтобы было видно поле. На нем занимались порядка тридцати человек, но видела я одного единственного. Тренера Таккера.

Он сделал свой выбор задолго до этого пари. Сомневался, конечно, хотел переиграть. Но сделал.

Я рассматривала его широкие плечи и прямую спину, просто пожирала своим взглядом. Напряженную шею, затылок, ягодицы, ноги, расставленные на ширине плеч. Хит стоял неподвижно спиной ко мне, но я представляла, как его черные глаза пристально следят за всем, что творится на поле, не упускают ни одной детали. Команды он раздает одними губами, а руки его властно сложены на груди.

Одно резко движение, и Хит смотрит прямо на меня, а потом снова отворачивается и продолжает тренировку с игроками.

Нет, он не мог увидеть меня, я точно знала, тонированные окна плюс занавески делали это невозможным. Может, он почувствовал меня? А может, я перечитала любовных романов? Очень может быть!

— Э-э-э, Бет, слушай, наверное, я не стану больше ждать Блейка. Просто передай ему бумаги и мой привет, хорошо? — взволнованно пролепетала я, понимая, что пора сматывать удочки.

— Без проблем, — слабо ответила подруга, — Мери, а ты точно не останешься? Я буду скучать!

— Точно! Срок аренды моего дома подошел к концу, и я не стала его продлевать. Перед началом сезона я все равно буду в разъездах по всей стране, а потом, думаю, осесть в Нью-Йорке.

— Приезжай в гости, у тебя же здесь будет подопечный! — упомянула она Боба.

— Конечно, но он самостоятельный мальчик, ему не нужна постоянная мамочка. — вяло улыбнулась я.

— Хиту тоже мамочка больше не нужна, — серьезно произнесла подруга.

— Сомневаюсь, что ему вообще кто-нибудь нужен, — пробормотала себе под нос и прижалась губами к щеке подруги, — Все, я побежала. Созвонимся!

Бросила последний взгляд в окно, Хит по-прежнему стоял у кромки поля и раздавал команды своим подопечным. Я поджала губы и припустила к стоянке, будто за мной бежала стая волков.

Никто, конечно, не бежал.

Дома попрощалась с соседкой, быстро запаковала свои вещи и прикинула, что их все же придется забросить к отцу в Техас. Сборы заняли совсем мало времени, так получилось, что все свои вещи я разобрала еще в прошлый раз до отпуска, и сейчас дом казался совсем пустым.

Выкатила свои огромные чемоданы на крыльцо и повернулась к двери, чтобы закрыть ее. По старой доброй традиции ключи из моих рук выпадали несколько раз подряд. Когда же мне удалось победить замок, спиной остро почувствовала, что стою на крыльце уже не одна. Мурашки побежали по позвоночнику, и несмотря на то, что я была на улице, воздуха мне стало катастрофически не хватать.

— Хит? — слабо, почти неслышно спросила я, боясь развернуться лицом к судьбе. Моего носа коснулся знакомый аромат и горячие руки легли на плечи, разворачивая меня лицом к мужчине.

— Мери, — прошептал он и осторожно обнял меня за талию, притягивая к себе. Шаг на ватных ногах, и я почувствовала тепло его тела.

И тут я поняла, что пропала, проиграла. Ничего другого мне и не надо. Обхватила двумя руками его за талию и расслабленно уткнулась носом в футболку.

— Мери, я так скучал! — прошептал Хит мне в макушку, — Наверное, нужно было найти тебя раньше, но я не знал, где ты находишься, а на звонки мои ты не отвечала, и я перестал доставать тебя.

— Ну, мог бы интереса ради и достать меня еще один разочек, может, я бы и ответила, — неслышно пробурчала я

— Давай, попробуем начать сначала? — чуть отстранился от меня мужчина и встревожено заглянул в глаза.

— Ну, если ты настаиваешь… — невинно пожала я плечами, наклонила набок голову и зажмурила один глаз.

А Хит вновь притянул меня к себе и нежно поцеловал, принимая мой лукавый взгляд за согласие, а может, потому что просто хотел меня поцеловать.

— Мери, я не хочу спешить на этот раз, — прошептал он, отрываясь от моих губ и целуя в висок.

Я немного закашлялась и сделала шаг по направлению к входной двери.

— Полностью согласна с тобой! — уверенно кивнула я, — Не хочешь зайти на чашечку чая с невообразимо вкусными булочками?

— Э-э-э, да, — немного растерянно согласился он, проходя за мной в дом, а потом до него неожиданно дошло, — К-какие булочки? Ты же собиралась сегодня уезжать?

Я одарила этого мистера «Сообразительность 2018» хитрым взглядом из-под полуопущенных ресниц и настойчивей потянула внутрь.

Не спешить — это не про нас.

Но на этот раз кровать не сломалась, в дверь никто не звонил и не стучал, и вообще звезды сложись, как нельзя лучше.

Мы лежали обнаженные под крошечным пледом, который почти ничего не прикрывал, но мне было тепло из-за горячего тела мужчины рядом.

И, конечно, мой внутренний таймер показал, что пришло время для откровенных разговоров по душам.

— Хит, почему ты не позвонил мне сразу? — возмущенно буркнула я, выводя пальчиком круги у него на груди.

Таккер подвис.

— Так я звонил, а ты сбрасывала постоянно, я думал, что ты злишься и не хочешь со мной разговаривать! — честно выдал он, за что получил шлепок по плечу.

— Я имею в виду, почему ты не позвонил сразу же, как я перестала злиться! — нервно бросила я и еще раз капризно шлепнула его по предплечью.

— Твои вопросы вводят меня в ступор, Мередит Роуз Флинн, — пробормотал Таккер, наверное, ощущая себя сапером, идущим по минному полю, — Малышка, ну ты же всегда ругала меня из-за того, что я тебе не давал свободу выбора. Вот у тебя было два месяца, чтобы разобраться в себе и принять собственное решение, — выкрутился этот хитрый засранец.

— И все же мог бы и проявить инициативу, — беззаботно парировала я и почувствовала, как мужчина рядом со мной медленно и верно начинал заводиться.

— Я вообще-то и проявил! — процедил он сквозь сжатые зубы.

Хоть я в очередной раз самым бессовестным образом и выводила его из себя, но ссориться не хотела. Мне безумно нравилось ходить по острию ножа. Даже сорваться я была готова, потому что знала, Хит успеет поймать меня и не позволит нашему конфликту зайти далеко. Но тему все же поменяла.

— Бет рассказала, что ты всех держишь в ежовых рукавицах, тренер Таккер! — усмехнулась я.

— Да, мне нравится мои новые обязанности… и полномочия. Только эти молокососы не желают работать! — недовольно фыркнул Таккер, — Надо отдать должное Стоуну, на тренировках он всегда выкладывался по полной.

Наступил мой черед фыркать.

— Мне послышалось, или ты действительно сказал что-то хорошее в адрес Дэна?

Хит замолчал и в раздумье скривил лицо.

— Стоун в принципе не так уж и плох, — медленно протянул он, — Особенно когда не мешается у меня на поле под ногами и не подбивает клинья к моей женщине!

— С чего бы это? — от неожиданности я вывернулась из его объятий и легла на мужчину сверху, положив ручки ему на грудь, чтобы было удобнее наблюдать за выражением его лица.

— Когда ты сказала нам выметаться из лагеря, мы поехали в лагерь Стэна. Он любезно заселил нас в один дом и велел хорошенько подумать о своем поведении. Пришлось уживаться, — с тяжким вздохом произнес Хит. — Тогда и оказалось, что Стоун не так безнадежен, как кажется.

— Подожди, ты хочешь сказать, что О'Доннел запер вас, двух здоровых квотербеков, в доме, как нашкодивших котят? — не поверила я.

Мужчина недовольно поджал губы, но согласился.

— А вы не могли дверь выбить и сбежать? — внесла предположение я, а Хит удивленно уставился на меня широко распахнутыми глазами.

— Выбить дверь в доме у О'Доннелов? — хмыкнул он, будто я сказала неслыханную дикость, — Который встречается с твоей сестрой? Которая возит ружье в своем багажнике? Нет, мы же не самоубийцы.

— Ну, ясно, — улыбнулась я, укладывая голову назад ему на грудь.

— Кстати, это я убедил Стоуна послать его папашу ко всем чертям и разорвать контракт, — гордо признался Таккер.

— Чего? — подскочила я, не поверив собственным ушам, — Ты в курсе, что Дэн из-за тебя лишился наследства? Ты своем уме?

— Абсолютно. Брось, Мери, ему эти деньги встали бы комом в горле. Он их сам заработает. Ведь теперь он волен делать все, что хочет. Кстати, Стоун заключил контракт с Техасскими Рейнджерами, и это круто. Ну и заодно, он больше не будет путаться, у нас под ногами. Заметила, что сегодня никто не ломился в дверь?

— Таккер! — пискнула я и снова шлепнула его по плечу.

— Ну, а что? Я у тебя предусмотрительный, — довольно заявил он, а потом добавил более серьезно, — Не переживай за парня, он справится. Поверь, ему же лучше будет вдали от тебя. Стоун, конечно, развел браваду, что его чувства перегорели, но это не так. Не переживай, Мери, он обязательно встретит на своем пути достойную женщину.

Мы снова замолчали, я кусала губы и все равно испытывала легкое чувство вины, хотя при этом знала, что ни Дэн, ни я, не смогли бы сделать друг друга счастливыми.

— И все-таки, почему ты мне с самого начала не сказал, что подписал тренерский контракт? — наконец я задала давно мучавший меня вопрос.

— Сначала я не был уверен в собственном решении. — нехотя принялся перечислять Хит, — Я реально склонялся к тому, чтобы передумать и вновь играть на поле. Потом, во время отпуска, у меня не было причин касаться этой темы. Ты меня подозревала во всех тяжких, а оправдываться, моя дорогая, не в моих правилах. Ну, и когда явился Стоун со своей обличительной речью, я вспылил. Просто тупо вспылил.

— Я тоже тогда немного вспылила, бывает, — пожала я плечами.

Время лишает наши воспоминания красок, даже самые яркие ощущения обесцвечиваются и забываются, оставляя после себя лишь след в нашей жизни.

— Прости, — поймал он мою ладошку и поцеловал пальчики, — Слушай, Мери, хочу прояснить ситуацию раз и навсегда. Я вспыльчивый засранец, и измениться у меня не получится, даже если сильно захочу. Стараться я, конечно, буду, но вряд ли это как-то поможет. Так что у тебя сейчас есть прекрасная возможность сказать мне «нет» и послать ко всем чертям.

Хит замолчал и покрепче прижал меня к себя, наверное, чтобы у меня и шанса не было на побег.

— Пожалуй, я останусь! — нарочито хриплым голосом произнесла я, — Разожми хватку, ковбой, иначе сломаешь мне ребра.

Только он отвел руки в стороны, как я подскочила с дивана и сдернула с Хита плед. На всякий случай оценила открывшийся вид на накачанное без единого изъяна тело, мысленно вознесла хвалу, что ожидания превзошли реальность, и попыталась обернуться покрывалом на манер греческой тоги. Ткани для подобного маневра катастрофически не хватало, это оказался не плед, а жалкий пледик какой-то. В итоге я просто набросила его на грудь и прижала к себе двумя руками под мышками, чтобы не свалился.

— А теперь Хит, я должна спросить тебя по-настоящему о чем-то важном, — с тяжким вздохом пропела я, расправляя свой плед на самых стратегических местах, будто Таккер что-то успел под ним еще не рассмотреть.

— Да, дорогая? — улыбнулся он, с внимательным видом наблюдая за моими жалкими попытками прикрыть одновременно и грудь, и ягодицы.

— Хит, мне необходимо признаться тебе в чем-то очень сокровенном. — еще немного решила поддержать интригу я, полагая, что пришел черед для новой порции откровений.

— Да, малышка. — Таккер поудобнее разлегся в подушках на диване и принялся меня слушать.

— Я люблю покушать, — выдавила из себя самую жестокую правду, которая только была у меня в запасе.

— Нууу, я понял уже… заметил в лагере… — неуверенно посмотрел он на меня.

— Нет, ты не понял… мой день начинается с сытного завтрака. Не со стакана воды с лимоном, а с конкретного такого завтрака. Желательно с мясом, но и стопка оладий с джемом тоже, в принципе, сойдет. Я никогда не пропускаю ланч, на котором съедаю какой-нибудь сочный сэндвич или бургер. А лучше и то, и то. На обед предпочитаю к овощному салатику большой кусок мяса, так чтобы за ним и салатика видно не было! Да и ужин мой, честно скажу, не ограничивается стаканом кефира. Я вообще не люблю кефир и другую диетическую дрянь!

— Понял, — нахмурился мужчина, а потом задорно подмигнул мне, — Думаю, это не сильно ударит по нашему семейному бюджету.

— С-семейному? — переспросила, подумав, что ослышалась.

— Да, Мери, именно семейному. И позволь мне в ответ поинтересоваться, раз уж мы начали делиться друг с другом шаблонными предрассудками: неужели тебе от меня был нужен только секс? — вопросил Хит и на женский манер прикрыл ладошкой рот, округлив глаза.

По-хорошему, надо было рассмеяться звонким заливистым смехом, но нет, я скованно хрюкнула.

— Ну, если честно, то да. Все мои планы относительно тебя ограничивались сексом, — растерянно пробормотала я и покрепче сжала плед под мышками.

Ведь действительно, я даже в самых своих сокровенных мечтах не позволяла себе и помыслить, что с Хитом Таккером можно рассчитывать на нечто большее, чем секс по праздникам. Нет, конечно, после его признания и разговора о серьезных отношениях, я об этом задумалась. Но до замужества мои мысли явно не доходили. Где замужество, там дети, где дети, там конец карьеры. А я не готова пропускать из-за вечных разъездов по стране то, как растут мои дети.

— Мередит Роуз Флинн! Это вообще ни разу не смешная шутка! — тут же подобрался Таккер и присел на кровати.

— Прости, — промямлила я, — И правда, совсем не смешно. Так, что ты говорил о семейном бюджете?

— Я работаю тренером, ты все еще спортивный агент, — с недовольством заметит он, даже нос сморщил, — Поэтому мы сможем прокормить твои аппетиты, тем более мне очень нравится твоя попка, которую ты так старательно от меня прячешь, и которая отлично просматривается в отражении настенного зеркала.

— Хит! — рыкнул я и набросилась на этого типа с кулаками, которые плавно превратились в поцелуи. — Нам срочно нужно собираться и убираться отсюда. У меня сегодня заканчивается срок аренды дома, и необходимо вернуть хозяевам ключи. И еще мне хотелось бы успеть на самолет до Техаса.

— Ладно, поехали забросим ключи и отвезем твои вещи к нам домой. — неохотно поднялся с дивана Таккер и потянулся так, что я забыла обо всем на свете.

— В смысле домой? — отстраненно переспросила, старательно цепляясь за нить разговора.

— Ну, чемодан с вещами забросишь к нам домой, мы же теперь будем вместе жить, раз у тебя закончился срок аренды. — пояснил он для особо одаренных, — А потом ты полетишь в свой Техас, если не передумаешь, конечно.

— Таккер, ты невыносим! — страдальчески закатила глаза и рассмеялась.

— Есть такое! Но теперь, детка, наше совместное будущее вот в этих руках, — демонстративно помахал он перед моим носом своими огромными лапищами, — Обещаю прислушиваться к твоему мнению.

В тот вечер никуда я не полетела, осталась со своим новым бойфрендом в Лос-Анджелесе. А через три дня, на выходные мы отправились в Вегас и расписались в первой попавшейся часовне, никому ни о чем не рассказав.

О состоявшейся свадьбе объявили только спустя несколько месяцев на презентации новой книги Питера Поттера в Нью-Йорке. Во-первых, это было первое наше совместное появление на публике, а во-вторых, хотелось привлечь внимание к новой работе Пита, моя агентская жилка дала о себе знать.

И нужно отметить, что сам мальчик-волшебник не долго страдал в одиночестве, сразу же по приезду в город он закрутил роман с Мирабель де Флер, с которой они вскорости поженились. Оказалось, что между ними было много общего, а именно любовь к романтизму и Фрейду. Я не сразу догадалась, что приятелем Пита, с которым в лагере он обменивался книгами, была именно Мирабель, хотя любовные отношения у них родились только в Нью-Йорке.

Отец с Джулией о моей свадьбе узнали незадолго до всей шумихи в прессе, но все равно обиделись из-за того, что я не удосужилась сообщить им обо всем сразу. Но быстро простили свою непутевую дочь и сестру, потому что я припасла для них одно радостное известие: кому-то в ближайшем будущем предстояло стать счастливыми дедушкой и тетушкой.

Честно говоря, я и сама была сильно шокирована, когда увидела на тесте две полоски. Начало сезона я провела в постоянных разъездах, с Хитом встречались урывками где-то раз в неделю. Не скажу, что мы целомудренно пили чай, отнюдь нет! Но забеременеть так быстро в мои планы не входило, за что отдельная благодарность мистеру Таккеру.

Но когда родился сын, и я, и муж были на седьмом небе от счастья. Хит заключил тренерский контракт на новый сезон с Техасскими Рейнджерами, и мы перебрались жить в лагерь к отцу. А еще через год у Джулии со Стэном родились близнецы, девочка и мальчик, тогда-то я и поняла, что непобедимый Хитклиф приложит все свои усилия, дабы в скором времени сравнять счет с О'Доннелами.

Дэн Стоун все же нашел свою любовь, но это уже совсем другая история…

Конец.

Бонус-рассказ о Джулии и Стэне.

Джулия крепко сжала в руках руль и прижалась к нему лбом. Уже как двадцать минут ее джип стоял на парковке рядом с баром, а она не решалась выйти из машины.

Глупая, глупая Джулия пошла на поводу у своих эмоций! И так происходило каждый раз, когда на горизонте появлялся Стэн О'Доннел. Ее здравый смысл просто махал на прощание ручкой.

Сначала она по наивности все списывала на детскую вражду, но со временем стало отчетливо видно, что дело кроется в абсолютно другом. В чем-то совершенно противоположном. Джулии нравился ее задира-сосед.

— Ненавижу Стэна О'Доннела, — прошипела она себе под нос, чтобы взбодриться, и обреченно посмотрела в окно. Стэн стоял рядом со входом в бар, весьма провокационно держал под мышкой заветный бочонок с пивом и премило общался с тремя девушками, — Как же он выводит меня из себя!

Джулия снова прижалась лбом к рулю и обреченно зарычала. Крышу рвало на кусочки, и каждый раз в ее голове они неизменно складывались в образ Стэна О'Доннела.

И когда она умудрилась влюбиться в этого мужлана? Строгой границы не было. Все произошло само собой, будто оставила машину на склоне, позабыв поставить на ручник, и автомобиль медленно и верно покатился с горы. И даже мыслей нет бежать за ним во след, потому что кажется, будто машина вот-вот остановится. Но уже поздно, с каждой секундой она набирает все большую и большую скорость…

— Черт дернул меня сюда приехать! — пробурчала Джулия, но с места не сдвинулась.

У Джулии был выбор: или винить во всем нечистую силу, или признать, что этот мужчина запал ей в душу. Конечно, она предпочитала первый вариант, будто в запасе у нее оставалась какая-то иллюзорная надежда на спасение собственного сердца.

Когда она услышала, что Стэн заказал последний бочонок пива в баре у Ларри, ее выдержка в очередной раз дала трещину. Она позабыла обо всем на свете, о разговоре с отцом, о ссоре с женихом, о каких-то еще делах по хозяйству и бросилась наутек выяснять обстановку. Так не поступают умные, здравомыслящие девушки! Джулия чувствовала некоторую неправильность своего поведения, но ничего не могла с собой поделать.

Ее расчеты были верны, когда она подъезжала к бару, машина Стэна была уже припаркована на стоянке, вот только она никак не могла предположить, что ее владелец будет стоять неподалеку и флиртовать с тремя красотками.

— Впрочем, этого следовало ожидать, — недовольно прокряхтела она, трусливо выглядывая из-за руля, — Серьезно, Джулия, о чем ты думала?

Она окинула неприязненным взглядом трех местных девиц. Две из них вели себя совершенно возмутительным образом, откровенно вешались мужчине на шею, и у Джулии от неприязни сводило зубы. Но бальзамом на душу было то, что все эти глупые заигрывания не имели над мужчиной совершенного никакого эффекта.

Однако главная проблема заключалась не в этом. Больше всего Джулию нервировала третья женщина. Сэнди Уилшер. Королева школьного бала. Одноклассница, с которой Стэн встречался в школе. Тогда Джулии было плевать на их отношения, а вот почему-то спустя десять лет стало важно. Она бы с радостью наговорила о ней кучу гадостей, да вот только язык не поворачивался этого сделать. Сэнди была замечательной женщиной, воспитывала троих детей, всегда со всеми была мила и дружелюбна и, уж точно, ни к кому на шею не вешалась. И в этом как раз и заключалась основная беда — Джулия проигрывала ей по всем параметрам. Вспыльчивая, грубая, неуравновешенная девица, которая вечно цеплялась к О'Доннелу по мелочам. Да, она даже ни разу в жизни его по имени не назвала!

— Ну, и дура! — дала она себе весьма критичную оценку.

Джулия еще раз посмотрела на смеющуюся компанию, покачала головой и вновь спрятала лицо за рулем.

Если бы Стэн О'Доннел устроил какое-нибудь мифическое состязание за его сердце, то Джулия проиграла бы его Сэнди Уилшир с разгромным счетом. Хотя, о чем она собственно? Наверное, ее вообще не допустили бы до этих самых соревнований.

Действительно, Джулия до сих пор ни разу не задумывалась, как сам Стэн к ней относится. Противный голосок в ее сознании нашептывал, что он вообще никак ее не воспринимает. В школе он определенно доставал их с сестрой, но больше отвечал на их придирки. Потом долгое время они почти не пересекались, а если и встречались случайно на улице, но молчаливо расходились в разные стороны. И только последнее время их встречи резко повысили градус накала страстей, чего только стоила пальба Джулии из ружья по ботинкам О'Доннела, стыдно вспоминать. Но сам Стэн никак не реагировал на ее выпады, он всегда стоял каменной стеной и не поддавался ни на какие провокации.

Хотя, с другой стороны, этим утром он вообще спас ее от крупных неприятностей, в нужный момент оказавшись рядом и предложив свою футболку. Джулия покраснела до самых кончиков ушей и на секунду закрыла глаза, представив, каково это, признаваться в своих чувствах Стэну О'Доннелу? Он рассмеется ей в лицо, не поверит или просто постарается тактично улизнуть и больше не попадаться на глаза?

В носу защипало, и Джули нервно шмыгнула носом. Осознание собственной слабости и глупости дало о себе знать.

— Детка, езжай домой, ты выглядишь жалко, — прошептала она себе под нос в надежде, что это окончательно поможет отрезвить рассудок и не даст наломать дров.

Она вновь посмотрела в окно, и заметила, что Стэн уже попрощался с женщинами и в этот самый момент направился к своему внедорожнику. Джулия дернулась, судорожно растерла по щеке одинокую слезинку и попыталась спрятаться за рулем, но вместо этого со всего размаха вписалась в него лбом. Пронзительный гудок клаксона оглушил улицу громким звуком.

— Черт! — прошипела Джули сквозь сжатые зубы и прижалась щекой к своим коленям, обхватив ноги двумя руками.

В окно постучали. Этого и следовало ожидать, но Джулия не спешила принимать вертикальное положение, лелея глупую надежду, что незваный гость молча развернется и уйдет.

— Джулия, все в порядке? — раздался взволнованный голос О'Доннела.

Девушка закатила глаза, пробурчала очередное нечленораздельное ругательство себе под нос и попыталась принять сидячее положение. И опять-таки, с первой попытки сделать это у нее не получилось, она второй раз досадливо ушиблась лбом о несчастный руль.

— Какого! — гневно воскликнула Джулия и со всей силы треснула кулаком по непослушному рулю, оглушив улицу очередным противным гудком.

— Джулия, у тебя все в порядке? — повторил свой вопрос О'Доннел.

Ей пришлось поднять на него глаза и заметить, что выглядел он и в самом деле немного обеспокоенно.

— Да-да, все хорошо… — поспешно произнесла Джули, раздумывая над тем, как объяснить свое глупое поведение. Не то, чтобы О'Доннел требовал объяснений, или Джулия горела желанием оправдать себя, нет, просто в опасной близости от мужчины глупые мысли без разрешения стали хозяйничать у нее в голове.

Она скажет, что приехала попрощаться с барменом перед отъездом с женихом в Нью-Йорк, будто они с Ларри хорошие друзья. Это ни разу не так, и вообще попахивало алкоголизмом. А с Питером она вообще рассталась, но Джулии было на все плевать, ей казалось это гениальной идеей. В конце концов, она правда уедет из этого городка, потому что больше не может находиться рядом со Стэном. Еще немного и она расколется как грецкий орех, признается в своих чувствах, разревется у всех на глазах как последняя истеричка, а потом сбежит со стыда.

— Я… Тут такое дело… В общем, ключи от машины упали на пол… Да! Вот. Я искала ключи от машины, которые упали на пол. — «выкрутилась» Джулия, исковеркав на языке несколько раз одну и ту же фразу, и растянула губы в широкой неестественной улыбке.

— Они у тебя в замке зажигания, — Стэн недоуменно скосил взгляд на дурацкие ключи, а Джулия нервно сглотнула, проворно выдернула связку ключей и прижала их к груди:

— Ах, да, точно. Не заметила. Спасибо, я тогда поеду домой, — и ничего глупее не придумала, как снова вставить ключ в зажигание, после чего мысленно пожала сама себе руку, поздравляя с заслуженным званием «Идиотка года».

— Можешь не отвечать, вижу, что с тобой не все в порядке, — хмыкнул Стэн и облокотился локтем о кузов машины.

— И-иди к черту, О'Доннел, — слабо отмахнулась от него Джулия, безуспешно пытаясь попасть дрожащими руками ключом в замок зажигания.

— Птичка Джулс, а ты зачем приезжала? — наигранно спросил мужчина, с улыбкой наблюдая за ее манипуляциями.

— Кто? Я? — захлопала ресницами блондинка и зависла на секунду, чтобы придумать очередную бессмысленную отмазку. Наверное, сейчас пришло самое время рассказать о своем отъезде, к тому же с каждой секундой она все сильнее уверялась в правильности этого решения.

— Да, Джулия, что случилось? — в нетерпении повысил голос Стэн, и злополучные ключи выпали из ее рук.

— Ну, О'Доннел! — возмутилась Джули, тут же найдя виновного в своей неуклюжести. Пришлось нагибаться, шарить по полу рукой и в четвертый раз угодить локтем в сигнальный клаксон. — Ну, блин.

Стэн невозмутимо стоял и наблюдал за бешеной блондинкой.

— Мери попросила купить ей пончики. — выдала наконец Джулия, решив, что это вполне может сойти за правду. Мередит в любое время дня и ночи готова была подкрепиться сладеньким.

— Мери попросила, а ты не можешь отказать? — ухмыльнулся О'Доннел, прижимаясь лбом к крыше автомобиля.

— Да, О'Доннел, именно это я и сказала! Отстань! Я хорошая сестра и не могу отказать Мери в столь малой просьбе! — зарычала Джулия, выходя из себя и нервно ударила по рулю, оглушая улицу в пятый раз за вечер.

— Ну, и где ее пончики? — не унимался мужчина, нагло заглядывая в раскрытое окно.

— Твою мать, О'Доннел, это что перекрестный допрос?! — свободное место в салоне автомобиля резко уменьшилось, дышать Джулии вмиг стало труднее, и самое страшное — ее носа коснулся волнующий аромат одеколона мужчины, и спокойствия это отнюдь не прибавляло.

— Ты ничегошеньки не купила! — довольно хмыкнул он.

— Не твое собачье дело! — взвилась Джулия, выскакивая из машины и грудью бросаясь на амбразуру, будто О'Доннела можно было сдвинуть с места.

— Мери вообще не просила тебя ничего покупать. — нагло заявил он, откровенно уличая девушку во лжи.

— Мать твою! Что вам от меня нужно, инспектор Гаджет? — вскрикнула она и слабо ударила мужчину ладонями по груди, отталкивая от себя. Он, конечно, не сдвинулся ни на дюйм.

— Инспектор Гаджет? — вместо этого удивленно изогнул бровь, требуя пояснений.

— Не знаю, — устало покачала головой Джулия, закрыла ладонью глаза и поняла, что пришло время рассказать об отъезде и удрать прочь из этого самого города, — Я просто… Рассталась с Питером. Поэтому весь вечер несу полную ахинею… В общем, не бери в голову.

Правда сорвалась с губ случайно, но с собой она принесла спасительное освобождение. Джули втянула полные легкие воздуха и спокойно посмотрела на своего собеседника, ожидая его реакции.

— Это хорошо, — учтиво кивнул Стэн.

— Что? — переспросила Джулия, рассчитывая хоть на каплю сочувствия с его стороны.

— Я говорю, что все, что не делается, делается к лучшему, — пояснил он, довольно улыбаясь.

— Ясно, — кисло согласилась девушка, и бросила строгий взгляд на собеседника, — Слушай, что тебе нужно, Стэн?

— Я просто принес тебе бочонок твоего субботнего пива, — пояснил он и хлопнул ладонью по крышке, все еще удерживая пиво под мышкой.

— Что? — вновь переспросила Джулия, широко округляя глаза.

— Говорю, захватил твое пиво. Куда класть? В багажник? — повторил О'Доннел и, не дождавшись вразумительного ответа, направился в сторону багажника, закидывая в него бочонок.

— Немедленно забери свое пойло назад, я ничего не заказывала! — пискнула Джулия, бросаясь за мужчиной следом.

— Брось, ты всегда покупаешь именно это, как ты выразилась, пойло каждую субботу, — усмехнулся Стэн, преграждая путь к багажнику, — Твой папа рассказал, а Ларри подтвердил.

— Подожди, подожди, — на мгновение задумалась Джулия, прокручивая указательным пальцем около своего виска, изображая работу мозга, а потом уличительно выставила этот самый палец в сторону парня, — Ты что все подстроил? И папу моего подговорил? И он пошел у тебя на поводу? Какого черта, О'Доннел?

— Хотел выманить Птичку из гнездышка, — коварно улыбнулся он и нагло припечатал, — Получилось.

— З-зачем? — недоуменно покачала головой Джулия.

— Все очень просто, Джулия Эмбер Флинн, ты меня сегодня не отблагодарила за спасение твоего бикини.

— Ты с ума сошел? Что ты хочешь? — Джули медленно начала покрываться красными пятнами, вспоминая свое утреннее триумфальное выступление, а потом растерянно пробубнила, — Ты пиво, если что возьми себе назад… Ну, типа, в благодарность…

— Я не хочу, Джулия, пива. Мои желания находятся в несколько иной плоскости. Все очень просто, недогадливая моя, — произнес Стэн и приблизился к девушке вплотную, едва соприкасаясь рубашкой с ее платьем. У Джули тут же сбилось дыхание и по спине пробежал холодок. — Ты мне нравишься, Птичка Джулс.

— Что? — хрипло переспросила она, забывая, как дышать.

— Милая, сейчас я тебя поцелую, а завтра мы сходим к врачу, чтобы он проверил твой слух. Твои фокусы с гудком не прошли бесследно для твоих милых маленьких ушек. Если честно, мне не очень хочется иметь глухую жену, но для тебя я сделаю исключение.

— Что-о? — на ультразвуке произнесла Джули, едва удерживаясь на ногах.

— К врачу завтра пойдем слух проверять! — рявкнул ей на ухо О'Доннел, нагло обхватывая ее за талию своими огромными ручищами, — Если что, купим слуховой аппарат, будешь как новенькая.

— Придурок! Я тебя отчетливо слышу! — взъярилась Джулия и шлепнула его по плечам, правда руки свои с мужских плеч убирать не спешила.

— Фу, это хорошо! Гора с плеч, а то я понапрасну распереживался! — наигранно вздохнул Стэн и приблизился к Джулии совсем близко, прижимая ее хрупкое тело к своему.

— Я не поняла, что значит, женой? — набравшись смелости уточнила блондинка.

— Давай обсудим это немного позже, хотелось бы предварительно поцеловаться. Ну, знаешь, протестировать, так сказать, товар на качество, прежде чем брать его в постоянное пользование. — отпустил очередную шуточку Стэн, гипнотизируя взглядом женские губы.

— О'Доннел! — издали недовольный возглас эти самые губы, правда менее привлекательными от этого для мужчины они не стали.

— Шучу! Поздно метаться, Птичка, я уже сделал свой выбор. — нежно прошептал мужчина, лаская дыханием щеку девушки и нежно целуя уголок рта.

— Я буду сопротивляться, — прошептала она, тяжело сглотнув, и, отпрянув немного назад, чтобы с вызовом посмотреть в хитрые глаза мужчины.

— Плевать, это того стоит. — заявил Стэн О'Доннел и поцеловал.

Его маленькая Птичка Джули даже не сопротивлялась.

Оглавление

  • ЭПИЛОГ Fueled by Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg

    Комментарии к книге «Квотербек моей мечты», Екатерина Павлова

    Всего 0 комментариев

    Комментариев к этой книге пока нет, будьте первым!