«Арфист драконов»

196

Описание

отсутствует



Настроики
A

Фон текста:

  • Текст
  • Текст
  • Текст
  • Текст
  • Аа

    Roboto

  • Аа

    Garamond

  • Аа

    Fira Sans

  • Аа

    Times

Арфист драконов (fb2) - Арфист драконов [Dragon harper] (пер. Александр Сергеевич Попов (dik06)) 899K (книга удалена из библиотеки) скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Энн Маккефри

ЭНН и ТОДД МАККЕФРИ

АРФИСТ

ДРАКОНОВ

Copyright © 2007 by Ann & Todd McCaffrey

перевод Попова А.С.

ПЕРСОНАЖИ:

ЦЕХ АРФИСТОВ

Муренни - Главный Арфист

Биддл - арфист, мастер голоса

Калдазон - арфист, мастер инструментов

Леннер - Главный Целитель

Селора - Главная Кухарка

Подмастерья:

Иссак, Тенелин, Геррин

Ученики:

Киндан, Нонала, Келса, Верилан, Ваксорам

ФОРТ ХОЛД

Бемин - Владетель (Лорд-Холдер)

Саннора - супруга Владетеля (Леди)

Семин, Баннор - их сыновья

Кориана, Фиона - их дочери

СТРАЖ ХОЛД

Ализа - мастер по разведению стражей, королева - Алиск

Микал - бывший всадник

Арелла - дочь Ализы

Джейтен - работник холда

БЕНДЕН ВЕЙР

М'тал - предводитель Бенден Вейра, бронзовый - Гаминт'

Салина - Госпожа Вейра, золотая королева - Брет'а

ИСТА ВЕЙР

К'район - Предводитель

Ж'лантир - командир Крыла, бронзовый - Лолант'

Ж'трел - всадник, синий - Талит'

Пролог

Сердце дракона громко стучит,

Огненный факел пылает и жжет,

Всадник над Перном все выше летит,

Нет счастья больше, чем этот полет.

ИСТА ВЕЙР, 495,4 Оборота после высадки (ПВ).

Густые брови Ж'лантира собрались на переносице словно грозовые тучи, когда он сердито посмотрел на свое Крыло всадников. Он собрал их в вейре своего дракона Лолант'а, и присутствующий здесь же бронзовый дракон, глаза которого угрожающе мерцали красным, не оставлял всадникам никаких сомнений в его настроении.

- Семь дней! - прорычал он.- Вы отсутствовали целых семь дней!

Он переводил тяжелый взгляд с одного на другого, по очереди, закончив Ж'трелом и его партнером, K'надом. Ж'трел, как предполагал Ж'лантир, не скажет ни слова, зато К'над выглядел слишком нервным и... довольным?

У всех всадников были мешки под глазами, будто им совсем не пришлось спать все эти семь дней. Молодой Ж'лиан оперся на В'сога, который, казалось, сам удерживался на ногах из последних сил. М'жиал и Б'зим незаметно поддерживали друг друга.

Хмурый взгляд самого старшего по возрасту всадника, Л'кола, был тяжел и направлен на всадников Крыла, но сам он хранил стойкое молчание.

- Ну, конечно, нагулялись до потери сил, - подумал недовольно Ж'лантир. Драконы выглядели еще хуже своих всадников: шкуры их потеряли свой цвет, а драконы были обессилены до предела. Он прищурился и внимательнее пригляделся к К'наду. Лицо всадника было сильно загоревшим!

- Где ты был всё это время? - взорвался Ж'лантир. К'над склонил голову, слегка покачивая ей. Ж'лантир скривил губы и повел взглядом вдоль строя всадников своего пропавшего Крыла. - Где были вы все? - и он еще раз скользнул по ним взглядом, ищущим ответа от кого-нибудь из них.

- Мы выполняли важное задание, - в конце концов ответил Ж'трел и остальные поддержали его дружными кивками.

- Очень важное, - добавил К'над, кивая вместе со всеми.

- Такое важное, что даже я не знал о нем? - язвительно спросил Ж'лантир.

К'над растерянно взглянул на него и был уже готов ответить, когда Ж'трел толкнул его и покачал головой.

- Ты что, забыл? Он сам сказал, что не поверит нам, - прошептал Ж'трел К'наду, но его слова прозвучали неожиданно громко и Ж'лантир услышал их.

Почувствовав поддержку в словах партнера, К'над взглянул прямо в глаза Ж'лантиру, - Да. Ты сам сказал не рассказывать ничего, пока не придет время.

- Я сказал? - вновь зарычал Ж'лантир, и К'над снова будто стал меньше ростом от страха.

- Не помню, чтобы я когда-нибудь говорил нечто подобное, - Ж'лантир продолжил через некоторое время, поняв, что от К'нада он больше ничего не добьется, - и вот что я вам скажу, ребята. Думается мне, вы все где-то так набрались, что вчера от сегодня отличить не можете.

Изумленные взгляды половины его всадников показали, как близок к истине он оказался, словно читал их мысли.

- И, чтобы немного вам освежить память, - продолжил он, - мы займемся тренировочными полетами сегодня.

- Можно нам заняться сегодня контрольными точками? - неожиданно заговорил К'над, и все всадники крыла согласно загудели, поддержав его просьбу.

Ж'лантир не верил своим глазам. Он всегда с великим трудом заставлял всадников крыла заняться на тренировках прохождением контрольных точек.

- Мы бы хотели пройти все точки над Перном, - добавил Ж'трел.

- Вы бы…что? - растерянно спросил Ж'лантир. Именно этим он и хотел загрузить свое Крыло, чтобы наказать за происшедшее. Отработка контрольных точек была утомительным и скучным занятием, которого старались избежать все всадники без исключения. И было очень удивительно и подозрительно рвение, с которым всадники вдруг устремились выполнять это рутинное задание. Но так как он не имел другого готового плана наказания, пришлось согласиться на этот.

- Все точки над Перном, да? - повторил он, - и запомните, это попросили вы сами.

- Разреши нам покормить сначала наших драконов, они очень голодны, - попросил К'над.

- Хммм, - пробормотал Ж'лантир. Драконов кормили накануне. Обычно драконы едят всего раз в неделю. Он еще раз осмотрел всадников крыла и заметил, как они устали. Он взглянул на Ж'трела, но синий всадник только пожал плечами. Не было никакого смысла наказывать драконов за ошибки их всадников, решил Ж'лантир.

- Хорошо, вы можете сегодня покормить своих драконов и отдохнуть оставшееся время.

Всадники глядели на него удивленно и с благодарностью.

- Ну а завтра с рассветом, - продолжил он, - мы будем отрабатывать контрольные точки.

Ж'лантир повернулся и вышел, уже предвкушая нагоняй от Предводителя Вейра К'района - настоящий командир не потеряет на неделю свое Крыло. Он даже не повернулся, когда кто-то из всадников пробормотал, - Он говорил, что будет вести себя именно так.

И другой ответил ему, - Но всё это того стоило!

Глава 1

На Площадке Рождений стоим в белоснежных одеждах.

Под ногами горячий песок, сердце бъется в груди.

Горло стиснуто чувствами, но мы не теряем надежды.

Вот трещит скорлупа - главный Выбор у нас впереди.

ВЕЙР ПЛОСКОГОРЬЕ, 495,4 ПВ

- Надень это, - сказал Д'вин Кристову, пока они мчались на Площадку Рождений. Белая туника была традиционной одеждой Кандидата, и каждый ребёнок Перна знал это из Учебных Баллад.

Кристов внезапно почувствовал, как сильно бъётся его сердце, в горле пересохло. За то время, что они с бронзовым драконом Д'вина находились в Промежутке - не дольше, чем требуется, чтобы досчитать до трех - Кристов прошел путь от простого горняка до Кандидата на Запечатление.

- Всё должно быть по-другому, на этом месте должен быть Пеллар, - подумал он.

Пеллар был тем самым немым арфистом, пришедшим на выручку Кристову, когда обрушилась его шахта. Он спас Кристова и когда Теним взорвал старую шахту, в которой добывали огненный камень. А еще у него был файр. Его убила охотничья птица Тенима, которой чуть не удалось убить и самого Пеллара.

Именно Пеллар должен был стать кандидатом... Но он сам настоял на том, чтобы остаться в только образованном Огненном Холде и помочь молодой, не имеющей своего холда, девушке Халле управлять Изгоями Перна, пытающимися вернуться к честной жизни, добывая огненный камень, так необходимый для всего Перна.

- Кристов! - неожиданно прозвучал над ухом чей-то голос, - И ты здесь! Вот здорово!

Глаза Кристова расширились, когда он узнал Киндана. За несколько Оборотов до этого они были врагами. Тогда Кристов презирал стражей порога - так его воспитал отец. А отец Киндана был привязан к этим уродливым существам, предпочитающим ночную темноту дневному свету, которые приходились дальними родственниками огромным драконам, защищавшим Перн.

Унаследовав взгляды своего отца, Кристов презирал Киндана, и они частенько дрались, будучи ещё мальчишками. Однако, в итоге Кристов понял, что именно Киндан был прав в этом споре, а вовсе не его отец. И тогда он нашёл в себе силы, будучи совсем юным, совершить взрослый поступок и сделать правильный выбор, совсем не тот, которого от него ожидали. Он даже пытался познакомиться с уродливыми стражами, делая это со смешанным чувством уважения и страха. И сейчас он приветствовал Киндана широкой улыбкой.

Киндан удивлённо поднял брови, увидев тунику, которую Кристов сжимал в руке, и, в ответ на немой вопрос, протянул руку, в которой была такая же белая одежда Кандидата

- Отлично, мы можем пойти вместе, - сказал он Кристову, натягивая тунику через голову и перевязав её белым поясом.

- Я думал, ты хочешь стать арфистом, - сказал Кристов удивленно.

- Арфисты тоже могут быть всадниками, - ответил ему Киндан, улыбаясь во весь рот.

- Ты обязательно пройдешь Запечатление, ведь у тебя уже был страж порога, - сказал Кристов, - может быть, это будет даже бронзовый. - В ответ Киндан только мотнул головой: - Я был бы счастлив Запечатлеть любого, - ответил он, - пусть бронзовый достанется тебе.

- Кристов, Киндан, поторопитесь!

Они обернулись разом и увидели Сонию, дочь здешнего целителя, также облаченную в белую тунику, - О, я так надеюсь, что это будет королева!

Кристов знал, что Сония уже давно наблюдала за необычным яйцом, находившимся на Площадке Рождений. Обычно королева бережно укладывала золотые яйца отдельно от других, но Гарирт'а Джессалы не сделала этого.

Действительно, яйцо выглядело настолько необычно, что пришлось попросить целителя С'сона, отца Сонии, подтвердить, что яйцо в полном порядке.

Гарирт'а была так стара, что её золотой цвет превратился в бледно-жёлтый, а Джессала, её всадница, в силу своего возраста с трудом могла передвигаться и потому редко выходила из своих покоев. Так или иначе, но весьма вероятным было то, что именно из-за их старости яйцо выглядело неправильно. Однако С‘сон объявил, что всё хорошо.

Д'вин жестом пригласил их пройти вперед, со словами:- Я буду наблюдать за вами со зрительских мест.

Все трое присоединились к остальным Кандидатам на Площадке Рождений.

На горячем песке площадки лежало только двадцать три яйца. Кристов уже знал, что обычно королева откладывала тридцать - сорок яиц, а то и больше. То, что Гарирт'а отложила так мало яиц тоже было признаком её глубокой старости.

Сония, очень внимательно рассматривавшая других кандидатов, простонала, - Нас очень мало! Здесь только двадцать юношей, а яиц - двадцать два. А девушек и вовсе нет!

Порыв холодного ветра от крыльев дракона заставил их вздрогнуть и, повернувшись, они увидели небольшую группу юношей и девушек, одетых в белое и поспешно продвигавшихся вперед.

- Это цвета Бендена, - сказала Сония, указывая на стоявшего вдалеке всадника, махавшего им рукой, - должно быть, Б'ралар послал за ними.

- Это - М‘тал! - взволнованно сказал Киндан, приветственно помахав рукой Предводителю Бенден Вейра. М‘тал помахал ему в ответ и показал большой палец в знак удачи.

- Что, если одна из бенденских девушек запечатлит королеву? - спросил Кристов.

- Тогда она останется здесь, - ответила Сония. - И я не удивлюсь, если сразу же после Запечатления она станет Госпожой Вейра. - она бросила обеспокоенный взгляд на Гарирт'у, безразлично уронившую голову на песок прямо за ними. - Я думаю, Гарирт'а и Джессала ждут только Рождения, чтобы уйти в Промежуток - они обе очень устали.

Гудение драконов становилось всё громче. Кристов ощущал это всем своим телом. Шум стал почти оглушающим, но юноша почему-то совсем не чувствовал страха.

- Сюда! - позвала Сония других девушек, указав им на странное яйцо. Удивлённо взглянув на неё, те встали рядом. Она же тихо пробормотала себе под нос. - Хмм. А я боялась, что у королевы не будет достойного выбора...

- Полагаю, мы должны быть там, - сказал Киндан Кристову, показывая на группу юношей, собравшихся в отдалении.

- Меня здесь точно не должно быть, - сказал Кристов,- я - горняк!

Киндан покачал головой и прочувствованно ответил другу, - Кристов, ты гораздо больше, чем кто-либо другой достоин быть здесь. Ты заработал это право, и потом - ведь тебя выбрали во время Поиска. - Кристов начал было объяснять, что Д'вин прибыл за Пелларом, а вовсе не за ним, но Киндан прервал его. - Смотри!

Кристов увидел, что яйца начали раскачиваться из стороны в сторону. Вот треснуло одно, за ним второе, третье...Кристов, как горняк, очень хорошо представлял, какой силы должен быть удар, чтобы разбить скорлупу. Он уже держал в руках осколки скорлупы на Площадке Рождений и испытывал её прочность.

Здесь же скорлупа трескалась слишком легко, и, что удивительно, у Кристова появилось ощущение, что он чувствует, какое яйцо треснет следующим. Внезапно Кристов понял, что пение драконов каким-то образом помогает Рождению - громкий звук резонирует со скорлупой.

Песня драконов стала громче, и тут же следующий дракончик разбил сильным ударом скорлупу на две части и буквально вырвался наружу. Кристов в возбуждении отступил назад, но почувствовал руку Киндана на своём плече.

- Они боятся, - сказал Киндан, - ведь это всего лишь перепуганные малыши.

Кристов понял, что это действительно так. Несмотря на то, что появившийся на свет коричневый дракончик был намного крупнее Кристова, было видно, что малыш очень напуган. Он пронзительно кричал, разыскивая среди Кандидатов свою пару. И вот свершилось - они нашли друг друга. Кристов увидел растущее изумление на лице мальчика, счастливая улыбка вытеснила выражение страха, когда человека и дракона объединила связь, разорвать которую могла только смерть.

- Ты самый лучший дракон на всем Перне, Финдерт', - громко крикнул юноша, крепко обняв своего коричневого дракончика, шатающегося от слабости.

Киндан помахал юноше и крикнул, - Молодчина, Жандер! - и тут же поправился, покраснев. - Я хотел сказать Ж'дер.

Но не всё было благополучно. Несколько бенденских юношей были так напуганы, что не смогли сдвинуться в сторону от упорно двигающейся к своей цели зелёной, и один из них бездыханным был отброшен на целую длину дракона могучей, но неуклюжей лапой.

- Смотри! - воскликнул Киндан, подталкивая Кристова - только вылупившийся из яйца бронзовый пересек им путь в поисках своей пары. Дракончик двинулся дальше и вдруг остановился, жалобно крича.

Кристов хорошо помнил слова Д'вина о том, что происходит, если новорожденный дракон не найдёт себе всадника: он уходит в Промежуток.

- Пойдём! - сказал он и потянул за собой Киндана. Нельзя было позволить бронзовому уйти навсегда. Но Киндан пристально смотрел на другую сторону Площадки Рождений. - Смотри, яйцо Сонии трескается!

Не раздумывая, Кристов обогнул Киндана и бросился к одинокому малышу. Он схватил его за хвост и потянул. - Сюда, - отчаянно закричал он. - Мы здесь!

- "Вот ты где! - внезапно прозвучал чей-то голос. Вращающиеся глаза дракона смотрели прямо на него. - Я искал тебя".

- Это точно королева, - кричал где-то за его спиной Киндан, не подозревая о том, какая драма разворачивается позади него, - И похоже... Да, Сония запечатлела королеву. Кристов...- наконец-то Киндан догадался оглянуться.

Улыбка сползла с его лица, он вспомнил Киск - свою зелёную, стража порога, с которой был связан когда-то. Киндан с трудом сглотнул и расправил плечи. "Я бросил её, - подумал он с горечью, - наверное, поэтому драконы не доверяют мне."

Кристов вспомнил белоснежную улыбку Нуэллы в тот момент, когда Киндан убеждал её оседлать стража порога и отправиться через Промежуток в пещеру, где завалило её отца, брата и восемь других шахтеров. Ведь только незрячая Нуэлла могла дать правильные указания стражу, который ориентировался во тьме по окружающей его температуре, и благополучно выполнить задание. Так что оставить ей Киск было хорошим решением - и с этим были согласны абсолютно все. К тому же это означало, что Киндан не должен был навсегда оставаться в шахтах вместе со стражем порога. Он получил свободу. Теперь он мог стать арфистом, возможно даже всадником… но не в этот раз. Он стряхнул с себя остатки мечтательности.

- К'тов? - спросил он, впервые используя почетное сокращение имени, - как зовут твоего дракона?

Глаза юноши сияли таким блеском, какого Киндан никогда прежде не видел.

- Моего дракона? - удивленно переспросил Кристов и повернулся к своему бронзовому дракончику с безмолвным вопросом. - Его зовут Сирит'.

- Мои поздравления, всадник, - решительно сказал Киндан, чуть подавшись вперед и хлопая К'това по плечу.

Невыносимый рёв, раздавшийся сзади, заставил всех обернуться. Это была Гарирт'а. Она уже поднялась со своего ложа, её многофасеточные глаза светились безумным красным огнем. Испустив последний отчаянный вопль, она взмыла в воздух и навсегда ушла в Промежуток.

Киндан опустил голову, отдавая дань уважения ушедшим. Джессала умерла, иначе её дракон не ушел бы так внезапно. Эти двое нашли в себе силы, чтобы увидеть последнее в своей жизни Запечатление. И не имело значания, что послужило последней каплей - почтенный возраст всадницы королевы, или радость Рождения, происходившего на её глазах. Госпожа Вейра Плоскогорье была мертва. Киндан поднял голову и взглянул на Сонию и её молодую королеву. Теперь Сония стала Госпожой Вейра.

Запечатление закончилось. Ни один дракон не выбрал его.

- Прости меня, К'тов, - сказал Киндан, поклонившись своему другу, - но лучше я пойду за своими вещами. Нужно доложить обо всём случившемся мастеру Муренни - сегодня ночью у всех арфистов будет много работы.

К'тов рассеянно кивнул - его внимание было сосредоточено исключительно на самом замечательном и удивительном создании рядом с ним.

М'тал послал за Салиной - Госпожой Бенден Вейра - сразу после трагического ухода Гарирт'ы в Промежуток. Все вокруг очень тяжело перенесли это испытание, а новой Госпожой Вейра Плоскогорье стала юная девушка, совсем не имеющая опыта. Им требовалась помощь. М'тал спустился вниз, на Площадку Рождений где он видел Б'ралара, тяжело опершегося на стену. Но его уже опередил кто-то в белой тунике, подбежавший к осиротевшему Предводителю с флягой вина и несколькими бокалами в в руках. Это был Киндан. С поклоном уважения он налил Б'ралару большой бокал вина.

М'тал, направляясь к ним, одобрительно кивнул - у этого парня есть голова на плечах. Жаль, что на этом Рождении он не смог никого запечатлеть, - думал М'тал, но, очевидно, что Киндан был для этого более, чем подходящей кандидатурой. Естественно, это только вопрос времени - пока они с новорожденным драконом не найдут друг друга.

Киндан, увидев M'тала, улыбнулся и протянул ему бокал.

- Нет, - сказал М'тал, отстраняя предложенный бокал, - боюсь, эта ночь будет очень длинной. - он обратился к Б'раллару. - Я очень опечален твоей потерей. Могу я предложить руку помощи тебе и твоему Вейру?

Б'ралар не сразу освободился от своих мыслей и смог узнать M'тала. Он молча кивнул и протянул дрожащую руку к бенденскому Предводителю, - Она была всем для меня.

На них повеяло холодным воздухом, затем Салина, только что прибывшая из Бендена, подошла к ним и взяла Б'ралара за другую руку.

- Она была доброй Госпожой, - сказала ему Салина, - позволь мне проводить тебя в твои покои.

- Но...

M'тал поднял руку, заранее отклоняя всё, что Б'ралар мог сказать, - Тебе нужно хорошо отдохнуть сегодня. - он улыбнулся Киндану. - Между нами, сегодня мы проверим гостеприимство Плоскогорья.

Лёгкая улыбка мелькнула на губах Б'ралара, и он снова опустил голову, позволив Салине увести себя.

Остаток вечера М'тал был занят утешающими беседами с страдающими от горя всадниками Плоскогорья. Во время кратких перерывов он слышал голос Киндана, напевающего красивую балладу, или воодушевляющую мелодию, которую играла его волынка. Вино текло рекой, и М'тал ничуть не удивился, заметив эмблему Бендена на бочках с вином, стоявших на столах там и тут. Не удивился он и случайно услышав, что это было сделано по просьбе Киндана.

Было уже очень поздно, когда последние всадники, усталые и опьяневшие, отправились спать. Затихли и молодые драконы в своих пещерах. Вейр Плоскогорье засыпал, чтобы поутру начать новую жизнь - жизнь без своей единственной взрослой королевы.

Прошло еще много времени, и М'тал был очень удивлен, когда, пытаясь сдержать зевок, он услышал голос Киндана, певшего не совсем приличную колыбельную. М'тал вспомнил выражение лица Киндана после Запечатления и разыскал его в толпе.

- Будут ещё и другие Рождения, - сказал М'тал, положив ему руку на плечо и слегка встряхнув.

Киндан так устал, что ответил честно, - Вряд ли я увижу их много - ведь я всего лишь ученик в Цехе арфистов.

- В Вейрах тоже есть арфисты, - напомнил ему М'тал.

- Но они подмастерья, а не ученики, мой лорд - смиренно ответил Киндан.

- Тогда, если не возражаешь, - объявил М'тал, - когда ты станешь подмастерьем, я попрошу, чтобы тебя отправили в Бенден Вейр.

Глава 2

Ты рядом был, мой первый крик ты слышал,

Судьба связала руку и крыло.

Единым телом мы летим все выше.

О, человек, ты - друг, ты - брат, ты - божество.

ВЕЙР ПЛОСКОГОРЬЕ.

На следующее утро Киндан с маленьким свёртком одежды, плотно уложенным в дорожную сумку, волнуясь, ожидал в Чаше Вейра Плоскогорье, пока Предводитель М'тал и бронзовый всадник Д'вин, летавший за Плоскогорье на Играх, оживлённо беседовали неподалеку.

Киндан знал, что они обсуждают, кто отвезёт его обратно в Цех арфистов. Он надеялся, что это будет М'тал, ведь тогда Киндан мог быть уверен, что Предводитель Бенден Вейра помнит и не жалеет о своём обещании, данном прошлой ночью. Конечно же, если бы М'тал полетел с ним, он мог бы сказать о своих намерениях Мастеру Муренни. Интересно, как это - быть арфистом в Вейре, - размышлял юноша. Даже в своих самых смелых мечтах он никогда не надеялся на большее, чем вернуться в маленький холд вроде Наталон-кемпа, а может быть, ещё меньший. Но Вейр!

Жалобный крик, немедленно подхваченный остальными птенцами, отвлёк его от размышлений, и Киндан перевёл взгляд на казармы молодняка. Он уловил какое-то движение внутри и стал внимательно присматриваться, почти не дыша, охваченный единственной мыслью: каково это, проснуться рядом со своим драконом?

Киндан нахмурился и снова стал наблюдать за всадниками, чтобы отвлечься от этой мысли. Почему же его так тревожит Запечатление дракона?

Словно почувствовав его взгляд, М'тал и Д'вин обернулись.

- Вынужден попрощаться, Киндан, - произнес М'тал. - Мне нужно заняться делами. Д'вин отвезёт тебя в Цех Арфистов.

Киндан вытянулся во весь рост и поклонился.

- Предводитель.

М'тал с рёвом бросился к Киндану и крепко обнял его.

- Даже и не думай, что ты уйдешь так просто! - сказал всадник, не отпуская его. На мгновение Киндан напрягся, но тут же расслабился, внезапно осознав, что М'тал действительно ценит его. Мальчик вдруг понял, как он скучает по таким редким объятия своего отца Данила. М'тал, конечно, был выше и стройнее его отца, но ведь не это самое главное...

- Ну, если вы уже закончили прощаться...- шутливо произнёс Д'вин. В глазах его мерцали искорки смеха.

М'тал отступил назад, но затем, глядя прямо ему в глаза, направил в его сторону указательный палец.

- Помни о том, что я тебе говорил.

- Так ты говорил это всерьёз? - спросил Киндан, не в силах скрыть своё изумление.

- Разумеется, - ответил М'тал. - Всадник живет своим словом. - он снова шагнул ближе и хлопнул Киндана по плечу. - Как и арфист.

Киндан был настолько взволнован, что смог лишь кивнуть. М'тал напоследок смерил его испытующим взглядом и, развернувшись, запрыгнул на своего бронзового Гаминта.

- Не задерживайтесь! - крикнул М'тал перед тем, как бронзовый дракон мощным прыжком ринулся в небеса над Вейром Плоскогорье. Мгновением позже всадник и дракон растворились в Промежутке.

- Идём, - отрывисто сказал Д'вин.

- Да, мой лорд, - ответил Киндан, крепче сжимая свой мешок и следуя за нетерпеливо ожидающим Командиром Крыла.

Ему показалось, что прошло всего лишь мгновение перед тем, как они тоже зависли, паря, высоко над Вейром. Киндан отважился перегнуться через шею дракона чтобы посмотреть вниз, и увидел маленькие точки - народ Вейра, приступающий к своим ежедневным обязанностям, и драконов - выглядевших отсюда не крупнее огненных ящериц - перемещающихся к озеру в Чаше Вейра. И затем, без всякого предупреждения Киндана поглотила гнетущая тьма. Всё его тело окоченело и он не слышал ничего, не чувствовал ничего, кроме биения собственного сердца.

Промежуток. Мрак небытия, через который драконы, так же, как и стражи порога, могли перемещаться из одного места в другое за время, достаточное лишь, чтобы досчитать до трёх.

Внезапно вспыхнул свет, ударив по глазам, и слух наполнился привычными звуками. Еще не успев осознать эту перемену, Киндан ощутил, что падает - бронзовый дракон стремительно провалился вниз, к земле.

Толчок известил его о посадке.

- Я не могу тут задерживаться, - сказал Д'вин, чуть не свернув себе шею в попытке развернуться лицом к Киндану. - Соние потребуется помощь. Доверяю тебе рассказать всё Мастеру арфистов.

Киндан поспешно кивнул, всё еще захваченный его интересной манерой выражаться.

- Доброго полета, - произнес Д'вин, протягивая руку.

Киндан принял её - и почти упал, когда Д'вин рывком сдернул его с драконьей шеи.

- Высокого полета, мой лорд, - официально ответил Киндан. Мгновение Д'вин изумленно смотрел на него, удивленный его красноречием, затем стёр с лица всякое выражение и, коротко кивнув, небрежно махнул ему рукой.

Бронзовый подпрыгнул в воздух и ушел в Промежуток раньше, чем поднялся на полную длину дракона.

Только когда Д'вин и его бронзовый исчезли, Киндан наконец осознал, что наступило утро. Солнце уже поднялось над горизонтом, но на траве еще лежала роса. Звуки Форта были приглушены и сонны, в то время как в Цехе Арфистов...

- Прочь с дороги!

Киндан поднял взгляд - и отпрыгнул в сторону, когда группа школяров, совершавших обязательную утреннюю пробежку, пронеслась мимо него. Голос принадлежал Ваксораму, старшему ученику.

Ваксорам не понравился Киндану еще когда они впервые познакомились, и это чувство было взаимным. Ваксорам сделал своей целью травлю Верилана - самого младшего из учеников.

Верилан проявил выдающиеся способности в переписывании и изучении Записей. Киндан знал, что лишь слишком маленький возраст мальчика препятствовал тому, чтобы тот сменил стол и стал подмастерьем.

Даже вспыльчивый Мастер-архивариус Реслер сердечно относился к младшему ученику, и Киндан подозревал, что Верилан испытывает аналогичные чувства - эти двое были родственными душами.

Признание способностей Верилана Мастером больше всего раздражало Ваксорама, поскольку его почерк был позором для всего Цеха.

Когда Киндан узнал, что Ваксорам не только поддерживает, но и сам затеял преследование Верилана, он начал действовать - достаточно осторожно, чтобы не быть пойманным. И вскоре все, кто издевался над Вериланом, получили по заслугам - дополнительными хозяйственными работами или дежурствами. Даже Ваксорам был наказан и получил неделю дополнительных дежурств.

Разумеется, хотя хулиганы не могли быть точно уверены, кто мстит им, заставляя попадаться в собственные сети и раскрывая их выходки, они заподозрили Киндана и обрушили весь свой гнев на него.

Каждый день последующих трех месяцев Киндан чувствовал желание всё бросить и покинуть Цех. Но он не делал этого, поскольку был уверен, что если бы сбежал он, следующей жертвой оказался бы Верилан.

Дела пошли еще хуже с прибытием Ноналы, второй девочки-ученицы за последние двадцать Оборотов.

Первой девочкой-ученицей была Келса, обладавшая особым талантом к сочинению песен. Она появилась в Цехе почти Оборот назад и быстро стала вторым после Верилана лучшим другом Киндана. Келса была вспыльчивой, прямолинейной и неуклюжей, но эти качества с лихвой компенсировались её честностью и добротой.

Она была также застенчивой, по меньшей мере вначале. Поэтому, когда Келса впервые появилась в Цехе, она оказалась единственной с готовностью согласившейся с идеей, что ей следует спать с кухарками.

- Во всяком случае, - рассудительно ответила она на вопрос Киндана, - непохоже, что здесь есть другие арфистки.

- Ну не знаю, - заупрямился Киндан. - Я считаю, что ученики должны жить в общежитии с другими учениками.

- Уверена, Ваксораму это не понравилось бы, - поморщилась Келса. - И я не хочу злить его еще сильнее.

Киндан неохотно кивнул. Способности Келсы в написании песен были отмечены всеми, кроме Ваксорама, который особым талантом к сочинительству не отличался.

Если бы Келса была менее талантлива, Киндан согласился бы со старшим учеником, что девушка не принадлежит к числу арфистов... ноеёпесни были слишком хороши.

- Что ты будешь делать, если появятся еще ученицы? - спросил Киндан.

- Ну, - задумчиво ответила Келса, - это будет другое дело.

Нонала прибыла из Южного Болла по рекомендации местного арфиста за её удивительный голос и диапазон. Она была ненамного старше Верилана - ей было около двенадцати Оборотов , а ему - десять.

- Там новый ученик, - сообщил Киндан Келсе, войдя в класс. В способности к узнаванию новостей в Цехе Арфистов Киндан весьма преуспел.

- Замечательно, - ответила Келса, затем пристально посмотрела на Киндана. - Что в этом смешного?

- Это девушка, - улыбаясь, сказал Киндан. - Представляется мне, на кухне теперь будет тесновато.

Келса фыркнула.

- С кухарками она жить не будет.

- Правда?

- Правда, - сказала Келса. Она дала ему знак подойти ближе, так как другие ученики с шумом устремились в аудиторию

- Вот что ты должен будешь сделать, - сказала она, а затем притянула его голову ближе и сказала что-то на ухо. Киндан слушал с возрастающим удивлением.

- Во имя Первого Яйца, нет! - воскликнул он.

Келса понимающе посмотрела на него, - И, всё-таки, ты сделаешь это.

- Вот еще! - возмутился Киндан. - Да Ваксорам за это заставит меня ловить пещерных змей...

- Сделаешь, - твёрдо повторила Келса. - потому что знаешь, так будет правильно.

Она подтолкнула его к аудитории.

- Ни слова больше, мы опаздываем.

- Я не могу всё это сделать один, - сделал еще попытку Киндан.

- Конечно, нет, - ответила Келса таким согласным тоном, что собравшийся было протестовать Киндан удивленно запнулся.

- Тебе поможет Верилан, - добавила она с улыбкой. Когда Киндан набрал воздуха для очередного возражения, Келса продолжила. - И я помогу.

Она посмотрела в сторону кухни и вздрогнула.

- Я буду рада уйти отсюда, онивсеразговаривают только о готовке!

К вечеру всё было готово. С помощью Верилана, Киндан и Келса отгородили дальний угол большой ученической спальни. Туда они поместили одну из двухъярусных кроватей и комод.

Старшие ученики сначала потихоньку, а потом и в открытую стали ворчать на то, что им пришлось изменить привычный образ жизни, чтобы разместить девочек.

- Помещений для кухарок было достаточно для одной, почему же нет места для двоих? - ворчали старшие ученики.

- Мы арфистки, - сказала Келса, указывая на смущённую Ноналу. - Мы должны жить с остальными учениками.

- Девчонки нам тут не нужны! - заявил Ваксорам, как только узнал о занавеске.

- Полагаю, мы могли бы разместиться в одной из свободных комнат для подмастерьев, - рассудительно сказала Келса, зная, что Ваксорам надеется стать подмастерьем в ближайшее время и уже присмотрел для себя комнату.

- Пффф! - ответил Ваксорам, устремившись к выходу.

- Куда ты идешь? - спросила Келса.

- Поговорить с Мастером!

Ваксорам, не сумев убедить Мастера выделить девушкам отдельную комнату, приложил все усилия, чтобы опозорить и запугать их, пытаясь заставить подчиниться - или лучше совсем оставить Цех Арфистов.

Всё началось с глупой шутки, разлитой на полу воды под занавеской. Когда Нонала поскользнулась и ударилась головой посреди ночи, Киндан подвинул свою койку ближе, чтобы следить за шутниками.

Скоро всё это переросло в открытое преследование, старшие ученики мешали им посещать занятия. Келса справлялась неплохо - худая и жилистая, она могла и отпор дать. Но Нонала была более мягкой, и насмешки старших мальчиков были для неё очень обидны.

Киндану достаточно было услышать ночью, как она тихо плачет в своей постели, чтобы принять твердое решение больше не позволять никому обижать её. Он тихо встал со своей кровати и, подойдя к Нонале, взял её за руку. Увидев, что она испугалась, Киндан ободряюще похлопал её по руке

Нонала улыбнулась в ответ и села, прижавшись к нему. Киндан держал её крепко, пока не почувствовал, что она расслабилась, и только после этого отпустил её.

Нонала снова легла на свою постель, продолжая держать его за руку. Он оставался с ней, пока та не уснула, затем тихо вернулся к себе. Уходя, он поймал на себе взгляд Келсы, улыбнувшейся ему одобрительно.

На следующий день Нонала показала, что умеет постоять за себя. Когда один из шутников захотел поставить ей подножку, он внезапно понял, что сам уже лежит на земле.

- Между прочим, у меня три старших брата, - объяснила Нонала детине, лежавшему у её ног, - они научили меня защищаться.

Старший ученик вскочил на ноги и угрожающе посмотрел на Ноналу, его руки были крепко прижаты к бокам. Могло произойти ужасное, если бы сначала Киндан, а за ним и Верилан не встали по обе стороны от неё.

- Не пора ли тебе в класс, Мерол? - спросил Верилан.

- Ты должен извиниться перед ней, - добавил Киндан, глядя в упор на юношу. Однажды он уже схватывался с Меролом, с тех пор тот обходил его стороной. Стычка произошла спустя немного времени после прибытия Киндана в Цех арфистов и, как ни странно, всё началось тоже с подножки.

К несчастью для Мерола, всё произошло сразу после того, как Киндан прослушал первый урок Мастера Деталлора, который преподавал им не только танцы, но и мастерство самозащиты. Киндан вовремя заметил попытку Мерола подставить ему подножку, подцепил его ногу своей, слегка подкрутил - и в итоге Мерол оказался на земле, а Киндан остался на своих ногах. Глаза Мерола злобно сверкнули, но он лишь пробормотал "Прости" и скрылся в своём классе.

Столкнувшись сейчас с разъяренным Кинданом, Мерол был вынужден еще раз извиниться, на этот раз перед Ноналой, и тут же исчезнуть.

После этого случая больше никто не приставал к Нонале. Но Киндан понимал, что Ваксорам, бывший заводилой всех шалостей, не оставит их в покое.

И вот, класс учеников в полном составе и с Ваксорамом во главе, возвращается с утренней пробежки в Форт Вейр. Они, конечно же, успели заметить приземление бронзового дракона, поэтому Ваксорам направил всю группу именно этим путем.

- Ух, ты! Киндан, ты правда прилетел на драконе? - на пределе своих невеликих сил выдохнул Верилан, замыкавший строй учеников вместе с Ноналой. Киндан, неопределенно пожав плечами, смущенно улыбнулся и присоединился к ним, чтобы вместе вернуться в Цех. Увидев его, Келса, бежавшая в голове группы, постепенно переместилась назад.

- Как всё прошло? - спросила она.

- Я был Кандидатом, - неохотно ответил Киндан.

-Ты был Кандидатом на Запечатлении? - спросил Верилан, и глаза его расширились от удивления.

Киндан смог только кивнуть в ответ. Внезапно он понял, что если бы всё сложилось по-другому, он сейчас не стоял здесь, а был в Вейре Плоскогорье рядом со своим собственным драконом. Весь предыдущий день он был так занят помощью обитателям Вейра, охваченным огромным горем от потери своей Госпожи, Джессалы, что у него не было возможности прочувствовать свою маленькую трагедию.

- А я не жалею, что ты не запечатлел дракона, - медленно проговорила Нонала. - Я бы очень скучала без тебя.

- И я бы тоже скучал без тебя, - признался Киндан. Он посмотрел на спины последних бегунов и спохватился.

- Давай, лучше догоним остальных, а то нам не избежать дополнительных заданий.

Киндан знал, что Мастер-арфист Муренни ожидает от него полного отчёта сразу же после возвращения в Цех, поэтому, махнув рукой своим друзьям, отправившимся в общежитие учеников, направился прямо к Мастеру Муренни. И только подойдя к двери он подумал о том, что Мастер может ещё спать в это время. Желание "не будить спящего Мастера" боролось в нём с уверенностью, что Муренни желает узнать все новости как можно скорее.

Лишь только он робко поднял руку, чтобы постучать в дверь, из комнаты донесся голос Мастера Муренни, - Сходи-ка на кухню, Киндан, и принеси что-нибудь позавтракать.

- Хорошо, Мастер, - изумлённо ответил юноша. Ну откуда Мастер мог знать, что он за дверью? Киндан понимал, что Муренни ожидал его скорого появления с докладом, но он никак не мог услышать шагов - ведь Киндан старался идти как можно тише. Иногда казалось, что Мастер-арфист одновременно находится в нескольких местах и знает обо всём, происходящем вокруг.

Уныло повесив голову, Киндан побрёл вниз по ступенькам и вошёл в кухню.

- Ну что, уже вернулся из Вейра? - спросила его Селора, старшая кухарка, лишь увидев его в дверях. Она быстро расставила на подносе кувшин кла, несколько кружек и тарелку с роллами и вручила его Киндану.

- Спасибо, Селора, - сказал юноша, улыбаясь во весь рот.

Она улыбнулась в ответ, - Вперёд! Ты же отлично знаешь, что арфистов нельзя заставлять долго голодать.

Двигаясь аккуратно, чтобы не расплескать и не уронить ничего с подноса, Киндан заторопился вверх по лестнице, к комнате Мастера Муренни. Руки были заняты, и он, балансируя на одной ноге, второй постучал в дверь.

- Поставь всё сюда, - сказал Мастер, указав на стол и закрыв за ним дверь. Его лицо поросло седой щетиной, а волосы были всклокочены после сна.

Киндан аккуратно поставил поднос на стол и приготовился начать свой доклад, но Муренни остановил его движением руки.

- Ешь, - приказал Мастер. Затем налил кла в две кружки и подвинул одну из них Киндану, - Пей.

Юноша согласно кивнул, и, к своему удивлению, понял, что очень голоден и испытывает жажду. Мастер молча наблюдал за ним с доброй улыбкой на лице. Когда на подносе не осталось ничего съедобного, Муренни сказал, - Теперь ты готов рассказывать?

Киндан кивнул.

- Сначала позволь мне сказать, что хоть я и рад видеть тебя здесь, я надеялся, что ты не вернешься сюда, - сказал Мастер Муренни.

Киндан пожал плечами: Мастер не сказал ему ничего нового.

- Мне нравится быть арфистом, - ответил он твёрдо.

Мастер Муренни улыбнулся, - Ты же знаешь, что еще можешь стать арфистом и всадником в одном лице.

- Только, когда закончу обучение.

Киндан пробыл в Цехе Арфистов чуть больше полутора Оборотов, а ученики обычно не "меняли столы", чтобы стать подмастерьями, меньше, чем через три Оборота, а часто и через четыре.

Муренни кивком попросил Киндана продолжать.

- Мне довелось побывать на Рождении...- начал свой рассказ Киндан, откинувшись в кресле поудобнее. Он говорил и говорил, и незаметно для себя обнаружил, что слова выстраиваются в строки песни. Все страхи и переживания ушли прочь, Киндан составлял предложения, подчиняясь мелодии, которая уже звучала в нем. Так создавалась песня.

- Неплохо, неплохо, - сказал Мастер, когда Киндан закончил. Он затих, погружённый в свои мысли. Очнувшись от них, он сказал негромко, - Итак, Джессала обрела вечный покой. Думаю, что пройдет немного времени, и Б'ралар уйдёт вслед за ней.

- Но почему, Мастер? - удивлённо спросил Киндан, не предполагавший такого варианта.

- Иногда на сердце становится так тяжело, что жить так просто невыносимо, - объяснил ему Муренни, - И если нет ничего, что может заменить потерю, человек просто опускает руки.

Он склонился вперёд, глядя Киндану прямо в глаза, - Без надежды нет и будущего.

Киндан уже слышал это выражение раньше.

- А если мы дадим ему надежду?

Муренни грустно покачал головой, - Мы можем лишь дать ему возможность выбора. Надежда - это то, что каждый находит в себе.

Киндан мрачно кивнул. Мастер заметил его настроение и печально улыбнулся. Он откинулся в кресле, задумавшись о чем-то своём, а когда заговорил снова, его слова прозвучали сухо, но с какой-то теплотой, - Надеюсь, тебе никогда не придётся испытать такую потерю.

Несколько мгновений в комнате было очень тихо, и вдруг Мастер решительно вскочил из кресла:

- Ну, а теперь - за работу. Поднос нужно вернуть на кухню, а тебе - бежать в класс на занятия.

- Да, Мастер, - ответил Киндан, радуясь, что мрачные мысли ушли прочь.

Но это было не так. Дни превращались в семидневки, семидневки - в месяцы, а Киндан всё чаще думал о Киск, теперь ее звали Нуэлск, зелёной самке-страже порога, с которой он был связан и которую отдал Нуэлле. В то время эта связь воспринималась им, как ограничение его свободы. Но прошло время и вспоминалось, как добра была его неуклюжая и уродливая зелёная и какая она была смелая, когда с Нуэллой спасла заваленных в шахте горняков, пройдя через Промежуток туда, где никогда не была до этого. И Киндан снова и снова представлял, что запечатлел дракона и рядом с ним всегда пара огромных фасеточных глаз, горящих любовью. Он летит на драконе, кормит его огненным камнем, видит факел огня перед собой.

А вместо этого его дни были заполнены чувством усталости от занятий и ощущением своей никчемности. У него не было ни умения Ноналы сочинять песни, ни преклонения перед пыльными, высохшими до ломкости древними Записями, заставлявшими светиться от восторга глаза Верилана. Он, конечно, научился расстраивать глупые шутки старших учеников, и в этом достиг совершенства. Но это вряд ли можно считать полезным в профессии арфиста, а других талантов в себе он не находил, как ни старался.

Ну, разве что, кроме барабанов. Барабаны на Перне были не просто ударным инструментом, они были жизненно необходимы для обмена новостями между Холдами и Мастерскими. И хотя всадники могли перемещаться быстрее барабанного сообщения, именно барабанная связь получила широкое распространение на Перне, потому что была доступна каждому.

Барабанный бой стал таким же привычным для Киндана, как и угольные пещеры, в которых прошло его детство. Он слушал его от утреннего "Первого Сигнала" до вечернего "Последнего Сигнала". Ему нравилось первым расшифровать код и держать пари на то, как долго Ваксорам, который так же , как и Киндан, пока ни в чем особо не преуспел, будет расшифровывать сообщение. А сообщения из отдалённых мест давали ему возможность почувствовать себя путешественником вокруг света, каким-то образом связанным со всеми людьми Перна.

Но, к сожалению, играл на барабанах он намного лучше, чем их делал. Трудно представить, насколько плохо ему удавалось изготовить что-то своими руками.

- Всё у тебя получится, нужно только постараться, - наставляла его Нонала, когда Киндан упоминал об этом.

-Да, ты сможешь, - поддерживал её Верилан, хотя в его голосе звучало больше преданности другу, чем убеждённости. - Кроме того, ты здорово понимаешь коды, - тут Верилан помрачнел: барабанные коды и Верилан были двумя несовместимыми понятиями. Он был хрупкого телосложения и не имел достаточно сил для того, чтобы заставить большие барабаны звучать с громкостью, достаточной для того, чтобы их сигналы разносились далеко за пределы долины Форт Холда. А его медлительность мешала ему расшифровывать коды со сложным ритмом - в то время, когда он распознавал первый сигнал, приходил второй, который он уже просто не мог уловить, и сообщение теряло свой смысл.

Ваксорам не упускал ни одной возможности высмеять даже малейший промах Киндана. Киндану иногда казалось, что тот издевается над неудачами других, чтобы никто не заметил его слабых мест. Правда, Ваксорам был неутомим в своих каверзах, поэтому на размышления времени почти не оставалось.

Единственное, в чем он был силен, это в фехтовании. Ваксорам не обладал большой ловкостью, но его длинные руки, выносливость и откровенная грубость обычно приносили ему победу.

- Нет в тебе тонкости, - сказал ему Мастер Деталлор на одном из практических занятий. И, указав на Киндана, продолжил. - Тебе нужно поучиться у этого юноши, мне кажется, он понял, что я имею в виду.

Очень скоро Киндан пожалел, что Мастер так выделил его из всех. Ваксорам выбрал его противником для следующего поединка. Начало было неплохим. Киндан нанес первый удар, но затем Ваксорам ответил, и, крайне удивив Киндана, перебросил оружие в другую руку. Он вел поединок на средней дистанции, отвлекая внимание свободной правой рукой, и в завершение нанес чувствительный удар рапирой, которую держал в левой руке.

- Неплохо, - сказал Деталлор, когда Киндан пошатнулся и крякнул от боли. - Но левша может иметь преимущество лишь в том случае, если ему не противостоит тоже левша, - продолжил он и взял рапиру в левую руку. - Вот, посмотри.

И он продолжил поединок с Ваксорамом, настолько захватывающий, что Киндан даже забыл о боли в груди от укола рапиры.

Ваксорам и после этого продолжал постоянно придираться к Киндану, и если бы не мечта стать арфистом, ещё лучше арфистом в Вейре, Киндан уже давно покинул Цех Арфистов.

Осень в Форт Холде не была такой суровой, как пронизывающий холод, который испытал Киндан в Наталон Кемпе Кром Холда, но дожди, казалось, шли всё дольше, утренние туманы были всё плотнее и холоднее и иногда лежали над долиной целый день. Погода соответствовала его мрачному настроению.

Спустя два месяца после возвращения из Вейра Плоскогорье, Киндан, как обычно, на утренней пробежке замыкал цепочку учеников вместе с Вериланом и Ноналой. Верилан кашлял чаще обычного, и можно было не сомневаться, что ещё до конца семидневки он попадёт в лазарет.

Дождь превратил обочину дороги в коричневое месиво, но утоптанная поверхность дороги была слишком твёрдой для их ног, поэтому они двигались по скользкой и грязной обочине. Шум, внезапно раздавшийся сзади, напугал их всех. Верилан потерял темп, и Киндан врезался в него. Оба упали в липкую грязь и поднялись, все облепленные ею. Келса взглянула на их неприглядный вид и захохотала, не сумев сдержаться.

- Вы, - еле смогла она выговорить от смеха. - Вы похожи на два пирожка из грязи.

Нонала промолчала, но удержаться от улыбки тоже не смогла.

Верилан хмуро взглянул на них. Киндан, между тем, обернулся, чтобы определить источник шума. Из-за дождя и тумана это было нелегкой задачей, но всё же он смог различить вдалеке огромный тёмный силуэт.

- Дракон!

- Что же делать? - простонала Нонала. - В таком виде мы не можем ему показаться.

- Но мы не можем и просто повернуться и уйти, - сказал Верилан и сильно закашлялся.

Киндан согласно кивнул и, утопая в липкой грязи, двинулся по направлению к дракону, оглядываясь в поисках всадника. Друзья неохотно последовали за ним. Нонала изредка что-то недовольно бурчала себе под нос.

Подойдя ближе, они увидели фигуру высокого мужчины, нёсшего какую-то ношу, вышедшую из тумана.

- Киндан! - воскликнул радостно всадник. Это был М'тал, предводитель Бенден Вейра. - Вот тот, кто мне нужен...

Он остановился, разглядев их покрытые грязью фигуры, и на его губах расплылась широкая улыбка.

- Что, поскользнулись?

Киндан хмыкнул и улыбнулся в ответ, - Да, мой лорд.

- Для тебя просто М'тал, - ответил твердо Предводитель. Затем кивком указал на три фигуры, стоявшие за спиной Киндана.

- А это твои друзья?

Киндан обернулся, чтобы представить их, - Это - Нонала, это - Келса, а это...- он прервался ненадолго, переждав очередной приступ кашля Верилана. - Это Верилан.

- Тебе нужно срочно к целителю, - сказал М'тал, и голос его неожиданно для всех был полон сочувствия. Он шагнул к Верилану, но вдруг вспомнил о своей ноше и передал её Киндану со словами. - Позаботься об этом, а, я понесу его.

- Не надо, мне уже лучше, - возразил Верилан, пришедший в ужас только от одной мысли, что всадник может испачкаться в грязи.

- И совсем тебе не лучше, - не согласилась Нонала. М'тал согласно кивнул, обхватил Верилана вокруг талии и приподнял над землёй. Он нес его на руках, как ребёнка. - Ты весишь меньше, чем мешок огненного камня, - успокаивал он перепуганного юного арфиста. Улыбнувшись, он посмотрел на Киндана и продолжил, - Благодаря твоему другу, мы теперь не боимся, что огненный камень промокнет так же сильно, как ты сейчас.

Верилан изумлённо посмотрел на Киндана.

Чувствуя себя почему-то виноватым, Киндан понял, что так и не нашёл времени после возвращения в Цех Арфистов рассказать своим друзьям о своём открытии, что огненный камень бывает двух видов: обычный камень, который взрывается при соприкосновении с водой, и заново открытый огненный камень, которому вода не страшна. И именно ему обязаны своим именем огненные ящерицы -файры.

- Влажный огненный камень всегда взрывается, - упрямо заявил Верилан.

- Нет, теперь не всегда, - заверил его М'тал, входя под арки Цеха Арфистов.

- Вот здорово, Киндан! - из-за плеча всадника крикнул Верилан.

- Да, Киндан, это здорово, но неужели нельзя было друзьям рассказать хоть что-нибудь? - с обидой сказала Келса, глядя ему прямо в глаза. Киндан мог только беспомощно пожать плечами, в знак извинения, что вызвало еще один такой же гневный взгляд.

- Киндан, отнеси-ка этот сверток к очагу, - сказал М'тал, - а мне понадобится кто-то, чтобы проводить меня в лазарет.

- К очагу? - Нонала присмотрелась внимательнее к свертку, который нес Киндан. Только сейчас Киндан понял, что он несёт в руках, до этого он больше волновался за Верилана. Сверток был довольно тяжёлым и был завернут в толстую накидку для верра. Под ней находилось что-то, напоминающее корзину, - он мог определить форму даже через толстую материю.

- Им сейчас нужно тепло, - сказал М'тал. - но я смогу дать Цеху Арфистов только пару - остальных я отвезу Лорду-Владетелю Бемину в Форт Холд.

- Яйца файров? - воскликнул Киндан, глаза его были широко открыты от удивления.

- Я, конечно, понимаю, что это совсем не то же самое, что дракон, - бросил через плечо М'тал, следуя за Келсой, - и даже не страж порога. Кстати, Мастер Муренни не против, чтобы одно из них было твоим.

- Спасибо! - крикнул Киндан вслед М'талу, поднимающемуся вверх по лестнице. Прижав к груди сверток, он метнулся на кухню, Нонала ни на шаг не отставала от него.

- Яйца файров! - повторяла она на ходу, ускоряя шаг почти до бега, - Интересно, кому же достанется второе?

Киндан покачал головой. Восторг от обладания яйцами файров сменился мыслями о Верилане. Он был младше и значительно слабее своих друзей, часто болел, особенно зимой. Особенно встревожило Киндана то, что М'тал решил отнести Верилана в лазарет срочно, даже не встретившись с Мастером Арфистов.

- Что это вы здесь делаете, такие мокрые и грязные? - возмутилась Селора, увидев их на кухне.

- Ты что, не знаешь...- тут она заметила свёрток в руках Киндана. - Что это?

- Яйца файров, - быстро ответил ей Киндан. - Извините, Селора, но Предводитель М'тал сказал, что их нужно немедленно отнести к очагу.

- Конечно, нужно, - отрезала Селора, забрав свёрток из рук Киндана и разместив его на каменном полу возле очага. Она ловко развернула сверток, пока Киндан и Нонала стояли рядом, склонившись над ней.

- Да вы дрожите от холода! - воскликнула Селора, взглянув сначала на Киндана, потом на Ноналу. - Вам обоим нужна тёплая ванна.

Она прищурилась внимательно, - А где еще двое, ваши товарищи?

- М'тал забрал Верилана в лазарет, - начал Киндан.

-В лазарет? - воскликнула Селора. - Он что, ранен?

- У него опять кашель, - сказала Нонала тоном опытной мамаши. Киндан не мог понять, как получилось, что, имея троих старших братьев, Нонала вела себя не как младший ребёнок в семье, а как хозяйка большой семьи.

- А теперь, - сказала Селора непреклонно, - бегом в ванную. И если там есть кто-нибудь из парней - гоните их в шею, у них было достаточно времени помыться.

Нонала застыла, глядя умоляюще на Киндана, и Киндан нехотя встал, разрываясь между файрами и необходимостью оградить своего товарища от старших учеников.

Их безмолвный обмен взглядами не прошёл незамеченным Селорой. - Значит, такие дела? - спросила она, кивая понимающе. Пока Нонала и Киндан собирались возмутиться вслух, Селора уже выпалила, - Я подозревала что-то подобное, но не была уверена. - она взглянула на Киндана. - Тебе придётся проводить её и проследить, чтобы к ней не приставали.

Увидев, что Киндан собирается возразить, Селора остановила его жестом руки и добавила, - У меня уже был опыт ухода за яйцами файров, можешь не волноваться.

Махнув рукой, она сказала, - Всё! Теперь живо в ванну. Оба.

И тут же добавила, погрозив пальцем, - Между прочим, заметьте , я не говорила в одну ванну.

Нонала и Киндан, покраснев от смущения, потеряли дар речи и, так и не сказав ни слова, выскочили из кухни.

- Сейчас я найду кого-нибудь подбросить еще угля в очаг, - крикнула вдогонку Селора, оглядев кухню в поисках подходящей кандидатуры. Само собой, добровольцев хватало - все хотели присутствовать при рождении файров.

В спальне находилось несколько учеников, с ними был и Ваксорам.

- Где вы были? - спросил он, как только они вошли. - И куда вы дели еще двоих?

- В лазарете, - ответил кратко Киндан. - Селора послала нас мыться.

- А ты ей будешь тереть спинку? - спросил Ваксорам, гадко ухмыляясь. Его поддержали остальные довольным смехом. - Имей в виду, она ещё немного молода, но зато...

- Заткнись! - крикнул Киндан. Его глаза сузились, а руки сжались в кулаки.

- Киндан...- попросила Нонала, умоляюще глядя на него.

- Нет, - твёрдо ответил Киндан. Он стоял перед Ваксорамом, чуть приподняв подбородок, чтобы смотреть прямо в глаза более высокому противнику.

- Извинись!

- Перед ней? - спросил Ваксорам с презрительной ухмылкой на лице.

- Перед нами обоими, - ответил Киндан, подойдя к нему еще ближе. Он дрожал не только от гнева, охватившего его, но и от холода и мокрой одежды, прилипшей к его телу.

Ваксорам взглянул на него оценивающе и покачал головой, - Ну, это вряд ли.

Терпение Киндана лопнуло. С быстротой, которая удивила его самого, он размахнулся и сильно ударил раскрытой ладонью Ваксорама по щеке.

- Я вызываю тебя, - громко объявил он.

- Киндан, нет! - крикнула Нонала.

Но горячая, клокочущая ярость охватила Киндана, и он уже не слышал её.

- Вызываешь меня? И ты думаешь, Мастер разрешит это? - фыркнул Ваксорам и навис над Кинданом. - Нет, я изобью тебя до полусмерти здесь и сейчас, и ты никому об этом не расскажешь, потому что иначе я изобью не только тебя, но и твоих друзей.

Стоявшие рядом ученики посмотрели друг на друга со страхом.

- Киндан, - попросила Нонала. Киндан слышал в её голосе беспокойство о нем, но также в нём была озабоченность отдаленными последствиями.Они оба понимали, что если он сдастся сейчас, Ваксорам будет не только продолжать мучить его, но и будет считать, что ему позволено приставать к Нонале и Келсе. А этого он не мог допустить ни в каком случае.

- Нет, - ответил Киндан твёрдо. - А если даже и побьёшь, я никуда не уйду отсюда и не сдамся.

- Посмотрим, - ответил Ваксорам, нанося кулаком удар, который разбил Киндану нос и губы.

Киндан почувствовал, что зуб рассёк ему губу, и горячая струйка крови потекла из раны, наполняя ему рот. Но это только добавило ему злости. Он попытался ударить, но Ваксорам отступил на шаг и, ухмыляясь, глядел на дело своих рук. Затем он подступил ближе, чтобы нанести ещё один удар в челюсть Киндану, но, прежде, чем он сделал это, раздался чей-то голос, - Стоять!

Все застыли на месте, когда Предводитель М'тал ворвался в комнату.

- Что здесь произошло? - громко спросил всадник, переводя взгляд с Киндана на Ваксорама, его глаза сузились от едва сдерживаемого гнева, когда он увидел растерянное лицо и полные слез глаза Ноналы.

- Я сделал вызов Ваксораму, - сказал Киндан невнятно, кровь и боль мешали ему говорить. - Я назвал его трусом и задирой, который может справиться только с женщиной.

Казалось, что все в комнате перестали дышать, даже М'тал и Нонала. Все скрестили взгляды на Киндане. Гнев Ваксорама ощущался физически, его возмущённое дыхание стало прерывистым.

Киндан высказал самое тяжёлое обвинение для мужчины Перна - обвинение в том, что тот способен применить силу, чтобы взять верх над женщиной.

- Я выбираю холодное оружие, - ответил Ваксорам, стиснув зубы. Прищурившись, он злобно смотрел сверху вниз на окровавленное лицо Киндана.

- Пусть будет так, - сказал Киндан, в ответ гневно посмотрев на верзилу. Он заметил в глазах Ваксорама удивление, а где-то в глубине под ним промелькнула тень страха.

- Киндан! - закричала Нонала. - Нет! Он убъет тебя.

- Ты полностью понимаешь, на что ты идёшь, Киндан? - спросил М'тал серьёзно.

- Да, - ответил Киндан.

- И если твоё обвинение признают справедливым? - задал следующий вопрос М'тал. Учитывая серьёзность обвинения, в случае победы на дуэли Киндан имел право назначить наказание побеждённому, какое посчитает нужным.

Киндан холодно смотрел в глаза Ваксораму и видел, что страх в них становится всё сильнее. Можно было добиться изгнания Ваксорама из Цеха Арфистов, но Киндан знал, что тот был сыном мелкого холдера , и в случае изгнания семья не приняла бы его обратно, особенно после такого позора. Для Ваксорама это могло быть даже хуже, чем стать Отверженным, а Киндан видел достаточно Отверженных за свою жизнь. Его мысли опять вернулись к К'тову и его отцу - тоже Отверженному.

- Он будет мне слугой' - сказал он.

- Никогда! - взревел Ваксорам.

- Услышано и засвидетельствовано, - громко объявил М'тал, перебив Ваксорама. Теперь он глядел на старшего ученика. - И каким будет твоё наказание?

Киндан встретился взглядом с Ваксорамом. Внезапно он понял, что старший ученик не намерен оставлять его в живых. Так же ясно он сознавал, что в случае победы Ваксорама в поединке ему придется покинуть Цех Арфистов - ведь никто не захочет делить кров с убийцей. Какая-то мысль мелькнула в глазах Ваксорама, и он сказал, - Его должны изгнать, - он продолжил с торжествующей улыбкой, - За ложь.

- Хорошо, - сказал М'тал. - Я выслушал и засвидетельствовал обоих.

Он повернулся к Ваксораму, - Доложи обо всем Мастеру Арфистов. Затем он взглянул на Киндана и Ноналу. - Селора сказала мне, что отослала вас мыться. Можете идти.

Киндан кивнул и, окоченевший окончательно, побежал в ванную. С трудом освобождаясь от холодной и мокрой одежды, он услышал шуршание занавески и почувствовал рядом присутствие Ноналы.

В ванной комнате разместились четыре большие ванны посередине и ряды душевых кабинок вдоль каждой из стен.

Когда мылись несколько человек, было принято не смотреть друг на друга, пока все раздевались и устраивались в ваннах, ведь каждый должен иметь право на личное пространство. Они даже не начинали разговаривать, пока не скрывались под слоем пены в своих ваннах. Такие же правила действовали и когда принимали душ - все отворачивались к стене и уважали права других.

Но сейчас Нонала разговаривала с ним, одновременно раздеваясь.

- Я могла бы сама ответить за себя, - сказала она, но сквозь гнев проглядывало беспокойство.

Киндан лишь указал на свои изуродованные губы, - Не думаю, что ты смогла бы петь после этого.

Она сбросила остатки одежды и запрыгнула в ванну, взбивая пену обеими руками.

- Да, - после минутного раздумья согласилась она.

Киндан забрался в ванну и с наслаждением полностью погрузился в воду. Вода не была достаточно горячей, чтобы прогреть его промерзшее до самых костей тело. Он услышал счастливый стон Ноналы и посмотрел в её сторону.

- Как приятно перестать дрожать, - сказала она. Спустя мгновение раздались голоса за дверью. - Можно войти? Мы принесли угли.

- Входите, - ответила Нонала.

Двое учеников внесли горящие угли, которые поставили под ванны, и тут же вышли. Один из них крикнул от выхода, - Селора сказала, что скоро пришлет кого-нибудь добавить вам горячей воды в ванны.

- Спасибо, - хором ответили Нонала и Киндан. Когда ученики выходили, один прошептал другому громко, - Ты видел его лицо?

- Говорят, что Ваксорам решил убить его, - последовал хорошо слышный ответ.

Нонала с тревогой посмотрела на Киндана, глаза её наполнились слезами.

- Ему это не удастся, - успокоил её Киндан.

- Киндан...- с волнением начала Нонала, но её перебил голос за дверью.

- Надеюсь, вы ведёте себя прилично? - это была Келса.

- Входи, - позвала её Нонала. - Можешь взять немного углей из-под моей ванны, вода не очень горячая.

- Селора сказала, что пришлёт кого-нибудь с горячей водой, - добавил Киндан, когда Келса раздвинула занавески и вошла к ним.

Дрожа от холода ещё сильней, чем Киндан и Нонала до этого, Келса с трудом расстегнула свою одежду.

При этом она смотрела лишь на лицо Киндана, что совсем не помогало ей раздеться.

- Осколки! Киндан, ты ужасно выглядишь, - воскликнула она, наконец-то освободившись от своей одежды, и продолжая смотреть на него.

- О...- промычал он в замешательстве, - но ты же ещё не в ванне.

Келса оглядела себя и перевела взгляд снова на него.

- Да? - рассеянно спросила она.

- Келса! - прорычала Нонала. - Ты смущаешь его!

- Я? - спросила удивлённо Келса и опять посмотрела на Киндана. - Но, если уж ты решил позволить Ваксораму убить тебя...

- Я не собираюсь пока умирать, - объявил Киндан. Келса только улыбнулась его гневному виду , приблизилась к нему, и, опустившись на колени, поцеловала его нежно в щеку, не дав ему возможности отстраниться.

- Конечно же, нет, - согласилась она, обвив руками его шею и целуя его снова.

И повторила ещё раз своим хрипловатым голосом, - Конечно же, нет.

Затем, не говоря больше ни слова, она вскочила на ноги, сбросила остатки одежды и села в соседнюю ванну.

Нонала переводила взгляд с одного на другую, глаза её были полны грусти.

Келса поймала её взгляд. Обернувшись к Киндану, она позвала, - Киндан?

- Да? - ответил он. Он посмотрел на Келсу и увидел слёзы, набегающие на её глаза.

- Киндан, я не хочу, чтобы ты умирал! - внезапно выпалила Нонала.

- Нонала всего лишь хотела сказать, что любит тебя, Киндан, - объяснила Келса, медленно качая головой. - И я тоже.

Киндан не знал, что сказать. Он, конечно же, любил Ноналу, но эта любовь была ближе к любви брата и сёстры.

С Келсой всё было совсем по-другому... иногда мысли о ней заставляли сжиматься его горло.

И вдруг он понял, что нужно сказать.

- И я вас тоже люблю, - сказал он, глядя на них обеих и улыбаясь, несмотря на боль в разбитых губах. - Вы самые лучшие друзья, каких можно найти на этом свете.

Взметнув облако брызг, Нонала выпрыгнула из ванны, сорвала полотенце с ближайшего крючка и обернулась им. Бросившись к Киндану, она обняла его вокруг шеи мокрыми руками, и ещё один жаркий поцелуй достался его щеке. Затем так же быстро она вернулась в свою ванну.

- Знаешь, твоё лицо выглядит действительно ужасно, - Келса прервала наступившее молчание. - Тебе нужно попробовать смыть кровь с лица.

- Тебе обязательно нужно показаться Мастеру Целителей, - добавила Нонала.

- Киндан, - раздался голос Мастера Арфистов Муренни из-за занавески.

- Да, сэр, - ответил Киндан, бросив взгляд на обеих девочек, чтобы убедиться, что они уже успокоились.

- М'тал рассказал мне, что произошло, - сказал Мастер. - Я хотел бы поговорить об этом с тобой как можно скорее.

- Но ему сначала нужно показаться Мастеру Целителей, сэр, - вступила в разговор Нонала.

- Я всё понял, - ответил Муренни. - И уже отправил сообщение Мастеру Деталлору.

Мастер Деталлор преподавал танец и искусство защиты. Он был невысок и хромал, но только не тогда, когда он танцевал или сражался, вот тогда он был подобен молнии.

- Спасибо, Мастер, - сказала в ответ Келса.

Что-то в голосе Мастера насторожило Киндана, и он спросил, - Вы хотите, чтобы я отказался от дуэли, сэр?

- Нет, - ответил Муренни. После небольшой паузы он продолжил. - И кто же будет твоим секундантом?

- Я, - одновременно выпалили Келса и Нонала. Они переглянулись, и затем Нонала добавила, - Ты выше меня. Наверное, лучше ты начнешь.

- Да, - согласилась Келса. Она повернулась к Киндану. - Если ты проиграешь, я убью его, - сказала она без эмоций.

- Вообще-то, я собираюсь победить, - возмутился Киндан.

- Ну, хорошо, - сказал Мастер Муренни из-за занавески, - Поговорим после того, как ты вернешься от Мастера Целителей.

- Да, сэр, - ответил ему Киндан. Было слышно, как Муренни вышел за дверь и его шаги затихли.

- Тебе нужно поторопиться, - назидательно сказала Келса. - Негоже заставлять ждать Мастера Арфистов.

Она была абсолютно права, поэтому Киндан не стал спорить.

- Мастер Арфистов сказал, что ты вызвал Ваксорама на поединок, - Мастер Целителей Леннер не скрывал любопытства, осторожно накладывая мазь на рассечённую губу Киндана.

Киндан молча кивнул.

- Я совсем не сторонник дуэлей, - начал Леннер, покачивая головой. - С такими ранами я бы хорошо подумал, участвовать ли мне в поединке?

- Это важно для меня, - ответил Киндан. - Он задира.

- Задира?

- Он не давал прохода Нонале, - с неохотой сказал Киндан, и понимающий вздох Мастера Леннера был именно той реакцией, которую хотел услышать Киндан.

Нанеся последний лёгкий мазок, Леннер вручил ему маленький стеклянный флакон и отпустил его со словами, - Я сделал всё, что можно было сейчас сделать. Наноси это ежедневно на рану и принимай во время еды.

- Это арника? - спросил Киндан.

- Конечно, - ответил Мастер Целителей, оценив по достоинству его знание целебных трав.

Не прошло и пяти минут, как Киндан уже стоял перед дверью Мастера Арфистов. Подождав мгновение, он постучал в дверь.

- Войдите, - глубокий голос Мастера Муренни был ясно слышен даже сквозь толстую дверь.

Киндан вошёл в комнату. Муренни улыбнулся ему и пригласил жестом присаживаться в кресло, стоявшее у маленького круглого стола. Предводитель М'тал уже сидел в другом кресле. Со своего места Киндан видел, что Мастер Арфистов непрерывно расхаживает по комнате - а это не было добрым знаком.

- Это травяной чай, - сказал Муренни, указывая на кувшин. - Селора передала его нам и заверила, что яйца файров поместили в тепло и за ними присматривают.

Киндан занял своё место и, благодарно кивнув, налил себе чашку ароматного настоя трав. Он знал, что Селора обязательно добавила в него что-нибудь заживляющее и никогда не подала бы слишком горячим, чтобы не повредить его ранам.

Звуки дождя, который до этого хлестал, как из ведра, затихли, но капли всё еще легко постукивали о землю вокруг Цеха Арфистов.

Мастер Муренни обошел ещё раз свою комнату, посмотрел на М'тала и уселся в третье кресло прямо напротив Киндана.

- Киндан,..-

- Мастер, я ни за что не откажусь от поединка, - Киндан прервал его мягко, но непреклонно.

- Я знаю, - кивнул Муренни, - и я не собирался тебя отговаривать.

Киндан аккуратно поставил чашку на блюдце и приготовился внимательно выслушать Мастера.

Мастер Муренни выглядел огорчённым и даже оправдывающимся. Он продолжил, - Я бы хотел, наоборот, извиниться перед тобой.

- Вы?

Муренни тяжело вздохнул.

- Когда Ваксорам появился в Цехе, он был очень юн и обладал чудесным голосом, - полуприкрыв глаза вспоминал Мастер. - Но он повзрослел, и после ломки голос не вернулся к нему. Я думал, что в нем откроется какой-нибудь другой талант, но этого не произошло, и он ожесточился душой.

Муренни открыто встретил удивлённый взгляд Киндана, - Я совершил большую ошибку: мне нужно было отправить Ваксорама обратно в его холд давным-давно. Я слышал достаточно много о его поведении, чтобы понять, что он представляет собой большую проблему и очень плохо влияет на остальных. - он задумался, склонив голову, затем решительно посмотрел на Киндана. - На самом деле, еще до твоего прибытия, я решил именно так и поступить.

- До моего прибытия? - в голосе Киндана прозвучало удивление.

- Когда ты заступился за Верилана, я думал, что Ваксорам извлечёт урок из этого и изменит своё поведение, - признался Муренни, - Но когда появились Келса и Нонала, его поведение показало, что смещение его с поста старшего ученика будет им расценено, как предвзятое.

- Простите, Мастер, - прервал его М'тал, - но я не совсем понял вас.

- Представьте на минуточку, - ответил ему Муренни, - что бы произошло, если бы в ваших Крыльях появились всадницы.

И когда М'тал уже был готов ответить, Мастер Муренни добавил, - Я имею в виду всадниц в ваших боевых Крыльях.

-О, - смешался на мгновение М'тал, - Думаю, это было бы не самое лучшее решение.

- Но я считаю, что талант не может зависеть от пола, - продолжил Муренни. - Наше выживание зависит от наших детей, и так будет всегда. Но это не должно происходить путём замыкания наших женщин в стенах холдов и мастерских.

М'тал посмотрел на него долго и внимательно, - Я вижу, вы давно об этом размышляете.

- Да, - согласился Муренни и посмотрел на Киндана. - Пример твоей подруги Нуэллы отлично подтверждает мои слова.

- И Келсы с Ноналой тоже, - преданно добавил Киндан.

- Конечно, - согласился Муренни. - И, возможно, они повлияют на отношение к этому многих, когда поменяют столы и станут мастерами.

Киндан на секунду представил себе Келсу в образе мастера-арфиста и понял, что этот образ не совпадает с той вечно находящейся в движении, грациозной и в то же время неуклюжей девочкой, которую он считал своим другом. Хотя, отметил Киндан для себя, если она что-то хотела, ничто и никто не мог помешать ей добиться этого.

- Но у нас ещё очень много необразованных холдеров и ремесленников, - возразил М'тал. - Они никогда не разрешат...

- Учитывая, что холдеры и ремесленники очень неохотно направляют учеников в Цех Арфистов, это время может наступить скорее, чем вы думаете, - ответил Муренни. Он повернулся к Киндану. - И женщин-арфистов не будут уважать в холдах и мастерских, если их не уважают в Цехе Арфистов.

- Именно поэтому я должен драться с ним, - воскликнул Киндан. Мастер Муренни вопросительно посмотрел на него.

- Не из-за Келсы или Ноналы, а из-за Верилана и других людей, которых преследуют, потому что они просто более талантливы.

- Ты сейчас говоришь, как настоящий арфист, - утвердительно сказал Муренни. - Но...

- Что, Мастер? - спросил Киндан с оттенком вызова в голосе.

- Если ты проиграешь...

- Я не проиграю...- заявил Киндан.

Но если ты убъёшь его, это будет не намного лучше, - заметил М'тал.

Муренни согласно кивнул, - За этим последуют выяснения отношений и попытки мести.

- Я не буду убивать его, - твёрдо сказал Киндан.

- Но он-то намерен именно убить тебя, - сказал М'тал.

Киндан кивнул в ответ и выдохнул, - Я знаю.

Мастер Муренни продолжил, - Ваксорам требует назначить поединок как можно раньше.

- Я бы тоже хотел этого.

Муренни кивнул понимающе, - Я назначил срок - одна неделя после того, как твои раны заживут полностью.

- Спасибо, Мастер.

- Он крупнее и тяжелее тебя, и еще у него длиннее руки, - настаивал М'тал. Киндан, обернувшись к нему, только мрачно кивнул. - Может, я чем-то могу помочь, - спросил Предводитель.

- Отвезите меня к Микалу.

Микал был легендой Цеха Арфистов: бывший всадник, устроивший себе жилище в пещере среди холмов неподалёку от Цеха, человек, читавший любой след на каменистых тропинках, как открытую книгу и использующий кристаллы и медитацию для лечения больных методами, которые не всегда понимал даже Главный Целитель. Он фехтовал лучше, чем сам Мастер Деталлор, искусный мастер клинка. Киндан видел Микала последний раз в лагере Мастера Стражей Ализы, лечившим её от какой-то болезни.

- Когда? - спросил М'тал.

- Сейчас же, - ответил Киндан.

- Я поручил Мененгару и Деталлору присматривать за Ваксорамом, - сказал Муренни. - Его поселили в лазарете.

- А что с Вериланом? - спросил обеспокоенно Киндан.

- Он сейчас в изоляторе. Ваксораму потребуется обойти Главного Целителя, чтобы добраться до него. Да там и без этого охранников хватает. - ответил Мастер Муренни.

Киндан кивнул, но внутри него ещё сидел страх за друзей, - Кто-то может попытаться навредить Нонале и Келсе.

Впервые за время беседы Муренни улыбнулся, - Они и есть те самые охранники Верилана.

- А что делать с яйцами файров? - спросил М'тал. Но у Мастера Муренни уже был готовый ответ. - Я отправлю их в Холд, ведь большинство яиц для Лорда Бемина и его окружения.

Затем он посмотрел на Киндана, - У тебя будет достаточно времени, чтобы запечатлеть файра.

- А, может быть, лучше и его отвезти туда? - предложил М'тал. Киндан начал возражать, но Предводитель остановил его жестом и уточнил, - Пока.

- А как же Микал?

- Когда он будет готов принять тебя, я вернусь за тобой, - пообещал М'тал.

- Спасибо, Предводитель, - с благодарностью сказал Киндан.

- Я чувствую себя немного виноватым, - сказал М'тал. - Если бы я вошёл чуть раньше, я бы сам всё услышал.

Киндан недоуменно нахмурил брови.

- Тогда ему бы пришлось драться со мной, - пояснил М'тал.

- Но ты же всадник! - воскликнул Киндан, приведённый в ужас одной только мысленной картиной того, как Ваксорам поражает клинком Предводителя.

- Что, кстати, даёт мне право выбора оружия, - с усмешкой сказал М'тал. Он встал в стойку кулачного бойца. - Я бы не стал убивать его, но он бы запомнил это на много-много Оборотов.

Киндан в ответ тоже улыбнулся, представив ужас на лице Ваксорама, оказавшегося против более взрослого, сильного, высокого и яростного всадника.

Глава 3

Смири гордыню, илюдское племя

Тебя понять сумеет и простить.

Но может даже малое обиды семя

Травою злобы в сердце прорасти.

ХОЛД АЛИЗЫ.

- Мне сказали, что ты отдал девушке свою зеленую, - сказала Мастер Ализа, когда Киндан и М'тал спустя два дня прилетели в её Холд.

- Да, Мастер, - подтвердил Киндан.

- Говорят, она отлично справилась, - продолжила Ализа. - Пролетела через Промежуток как настоящий всадник и спасла своего отца.

- Да, - согласился Киндан. - Я ведь тоже был там.

Ализа заглянула глубоко в его глаза и после небольшой паузы кивнула, - Ты поступил достойно.

- Спасибо.

- И вот теперь вы хотите забрать Микала?

- Только если он сам захочет этого, - ответил Киндан.

Ализа перевела взгляд на М'тала, затем обратно, - Этот всадник говорит, что ты здесь, чтобы научиться драться.

- Да, - подтвердил Киндан.

- Из-за девушки, - утвердительно сказала Ализа.

- Нет, - поправил её Киндан, отрицательно мотая головой. - За женщин-арфистов.

- Женщин-арфистов? - переспросила Ализа, улыбаясь. - Женщин-арфистов, - задумчиво повторила она, покачивая головой. - Кто будет следующим?

- Я встречал на своём пути немало сильных женщин, - вступил в разговор М'тал.

- Всё в наших силах, - сказал Киндан, глядя Ализе прямо в глаза. - Сначала признают женщин-арфистов, а потом будут уважать женщин вообще.

Ализа размышляла над этими словами несколько мгновений, после чего сказала твердо, - Не сомневайся, ты победишь.

- Да, Мастер, - подтвердил Киндан.

- Микал! - позвала Ализа, повернувшись к пещере, в которой жили стражи порога, - Прибыл твой ученик!

- Как поживает Алиск, Мастер? - спросил Киндан.

- Ты сможешь повидаться с ней сегодня вечером, - ответила Ализа, отвернувшись от него и удаляясь в глубину тёмной пещеры. - Ты ещё должен помнить, что она просыпается поздно.

Киндан вспомнил, как его бесили ночные похождения его стража.

Киндан никогда не видел Ализу в хорошем настроении. Теперь он понял, что её раздражительность была вызвана постоянной усталостью и недосыпанием.

Седой мужчина встретился с ней на входе и приветствовал Киндана взмахом руки.

- Алиск сможет передавать слова, когда мы закончим с ней, - сказал Микал М'талу, подойдя ближе. Затем бывший всадник критически осмотрел Киндана и сказал. - Ты готов терпеть боль?

- Да, сэр, - ответил Киндан.

- Ты привёз клинки?

Киндан кивнул, указав на длинный свёрток, закинутый за спину.

- Хорошо, - сказал Микал. - Начнём с пятидесяти отжиманий.

Он отошёл к скале, - Я буду смотреть оттуда.

- Но я хотел только научиться драться с левшой, - напомнил Киндан старику.

- А я хочу посмотреть, как ты справишься с этим, - ответил Микал, приказав жестом Киндану опуститься на землю.

- Начнём, всё-таки, с отжиманий.

- Я оставляю его в твоём распоряжении, Микал, - с улыбкой попрощался М'тал.

Микал только хмыкнул в ответ, не встречаясь взглядом с бронзовым всадником. М'тал кивнул и быстро скрылся с глаз. Киндан знал, что М'тал предусмотрительно посадил своего Гаминт'а так, чтобы Микал не мог его увидеть. И Микал оставался в пещере как можно дольше, ведь даже просто видеть дракона мучительно больно осиротевшему всаднику.

- Хватит мечтать - давай работать, - прорычал Микал. - У нас с тобой только семидневка в лучшем случае.

Киндан принял исходную позицию и начал отжиматься.

К концу этого бесконечного дня Киндану больше всего хотелось умереть. Он не знал, какое из упражнений причиняло ему большую муку, но, по его мнению, это был бег с тяжелыми камнями, зажатыми в распростертых в стороны руках.

На следующий день Микал занялся фехтованием всерьёз.

- Мы начнём фехтовать правыми руками, - объяснил всадник, бросив Киндану один клинок и выбирая себе оружие по руке. Он отсалютовал клинком и встал в боевую позицию.

- Но я уже умею драться с правшой, - ворчал Киндан.

- Вот и покажи мне это, - ответил ему Микал, внезапно атакуя. Не успев защититься, Киндан получил укол в плечо.

К вечеру Киндан был весь в ссадинах и ушибах, несмотря на то, что тренировочное кожаное снаряжение защищало от самых опасных ударов.

Первую половину следующего дня Киндан тренировался на помидорах.

- Твой клинок должен полностью подчиняться тебе, - учил его Микал, показывая, как делать выпады и наносить удары, чтобы на тонкой кожице спелого помидора оставались лишь тонкие царапины. К полудню Киндан был покрыт с головы до ног томатным соком, что очень веселило обитателей Холда.

А вечером Микал заставил Киндана петь и играть у огня, который жители поддерживали внутри жилых помещений Холда.

- Кажется, Муренни прислал нам своего арфиста, - уже ночью заявил Микал, испытующе разглядывая Киндана.

- Но пока я здесь, им больше никого не надо.

Киндан поднял бровь. Бывший всадник был хорошо известен в Цехе арфистов. Первоначально он нашёл себе убежище в пещере среди холмов поблизости от Цеха, и даже Главный Целитель не считал ниже своего достоинства использовать его удивительную способность лечить людей травами и кристаллами. И только совсем недавно Микал переселился из Цеха Арфистов в Холд Стражей Ализы.

- Они боятся, что я уйду от них, - добавил Микал со смехом, больше похожим на кашель, и указал кивком головы в сторону обитателей Холда. - Вставай-ка и спой им песню о Холдах.

Киндан застонал и хотел отказаться, но, неожиданно для себя, встал, вспоминая прекрасный голос Ноналы, певшей эту песню. Он опустил свои нывшие от усталости руки по бокам и, не обращая внимания на грудь, болевшую при каждом вдохе, начал длинную медленную песню, в которой перечислялись все Холды, большие и малые, все их Лорды и Леди Владетели и их расположение на карте Перна.

Он уснул поздно в эту ночь, а наутро был разбужен Джейтеном без лишних нежностей.

- Сегодня мы стреляем из лука, - сказал ему мрачный смотритель стражей. - Микал приказал нам охотиться вместе.

Киндан проглотил возражения, готовые сорваться с его губ. Заставив себя встать, он кивнул в ответ. Пройдёт чуть больше трёх дней, и ему придётся сражаться за свою жизнь, за своих друзей. И даже если ему непонятно, как может охота помочь победить Ваксорама, нужно просто верить в то, что Микал знает, что делает.

К концу дня Джейтен и Киндан добыли двух диких курочек и какую-то маленькую зверюшку. Добыча была невелика, но они не потеряли ни одной стрелы - Джейтен заставлял Киндана бегать за каждой выпущенной стрелой.

И снова наступил вечер, и Киндан, еще более измученный и уставший, чем когда-либо, неожиданно для себя оказался снова перед жителями Холда, распевая песни и учебные баллады. Он практически приполз к своей кровати этой ночью.

- Подъём! - прорычал ему в ухо рано утром Микал. И пока Киндан пытался собрать все силы, чтобы повернуться, Микал вылил на него целое ведро ледяной воды. - Вставай сейчас же!

Вслед за этим Микал вышвырнул Киндана из пещеры, прямо в холодное утро.

- Беги, пока не обсохнешь, - приказал он.

Киндан молча подчинился. Когда он вернулся, одежда была совсем сухой, и он чувствовал себя намного лучше, чем раньше.

- Иди за мной, - приказал Микал, забросив дорожную сумку за плечо, и двинулся в путь быстрым шагом.

Они остановились только тогда, когда отошли далеко от Холда. Было ясно, что место выбиралось Микалом специально, хотя Киндан не видел разницы между этим местом и сотней других. Последовал приказ, - Закрой глаза.

Киндан подчинился и почувствовал, как Микал небрежно повязал ему на глаза полоску ткани.

- А теперь атакуй меня, - приказал Микал и вручил Киндану учебный клинок в правую руку.

- Ах...- неуверенно начал Киндан, и тут острая боль обожгла его левый бок.

- Защищайся, - приказал Микал. Киндан начал вслепую размахивать клинком и, к своему удивлению, почувствовал соприкосновение с чужим оружием.

- Еще раз.

Снова и снова Киндан защищался, наносил удары, прощупывал защиту противника.

- Стой, - скомандовал Микал через несколько минут. - Слушай. Что ты слышишь? Принюхайся. Где источник запахов?

Киндан внимательно прислушался. Он услышал обычные звуки середины осени: мягкое течение потока, нежный шелест листьев на ветру. Наконец он услышал то, что требовалось - лёгкое шуршание листьев при движении Микала вперед.

Он отразил удар. Было слышно, как Микал отступил назад, затем всё затихло. Киндан в напряжении ожидал несколько мгновений. Вдруг он ощутил справа от себя лёгкий запах пота с оттенком дыма. Киндан развернулся с клинком наизготовку. Ему опять удалось отразить атаку.

- Теперь лучше, - услышал он слова Микала. - А теперь я перестану поддаваться.

Темп ускорился, а время между атаками уменьшилось. Звуки и запахи, помогающие вовремя почувствовать предстоящую атаку, почему-то стало труднее ощутить. Киндан понял, что просто не чувствует их на фоне цветов, листьев и прочей зелени. Удары сыпались один за другим, он крутился и пытался защищаться, но все его удары попадали в пустоту. Он начал потеть, его дыхание сбилось, а нервы были напряжены до предела.

- Стой, - последовал ещё один приказ Микала. Киндан замер.

- Отдыхай. Ты не сможешь победить, потому что запыхался.

Киндан хотел возразить, что он не сможет победить и с закрытыми глазами тоже, но вовремя остановился. Юноша понял, что у него нет выбора, и он не только может, но и должен победить в предстоящем бою. Киндан успокоился, сделав несколько глубоких медленных вдохов, и внимательно прислушался. Он стал слышать самые тихие звуки и чувствовать неуловимые до этого запахи. Внезапно Киндан развернулся и нанес точный удар по клинку Микала.

- Неплохо, - одобрительно пробурчал Микал. - А сейчас снимай повязку и работай левой рукой.

К концу дня Микал научил Киндана наносить удары обеими руками одинаково хорошо.

- Завтра, - сказал Микал, когда они еле добрели в Холд, - я покажу тебе, как добраться до его глаз.

- Но я не хочу, чтобы он ослеп, - в ужасе воскликнул Киндан.

- Но он-то очень хочет убить тебя, - ответил Микал. - Подумай, как ты можешь помешать этому.

Киндан размышлял над словами бывшего всадника до самого вечера - во время обеда и пения. Только упав без сил в свою кровать он понял, что хотел сказать ему Микал.

Киндан спал неспокойно этой ночью.

- Никто не может хорошо драться, если он опасается за свои глаза, - объяснил на следующее утро Микал, начав очередной урок. - Ты уже почувствовал на своём опыте, что почти невозможно драться вслепую.

Киндан смог лишь кивнуть в ответ, придя в ужас от одной мысли ослепить кого-либо. Его подруга Нуэлла была слепой, и, хотя она хорошо справилась с этим, Киндан из личного опыта знал, чего ей это стоило - идти в кромешной тьме по запылённой после обвала шахте.

Он знал, что Ваксорам намного крупнее, тяжелее, старше и имеет более длинные руки.

- Любой человек инстинктивно всегда отражает удар, нанесённый в голову, - продолжал Микал.

Быстрой серией ударов в голову Киндана он подтвердил свои слова. Киндан мгновенно покрылся испариной и почувствовал, как холодок страха пробежал по спине - и это при том, что он знал, что Микал не поранит его.

- Ну а теперь я хочу, чтобы каждый третий удар ты направлял мне в голову, - сказал Микал.

- Но я могу ранить вас, - возразил Киндан.

Микал оглядел выбранную для занятий площадку.

- Здесь нет камней и ям, - сказал он. - Если ты достанешь меня на расстоянии длины сабли от края, мы расходимся. В противном случае я смогу постоять за себя.

Он поднял свою саблю, один из тяжёлых деревянных тренировочных клинков, которые они принесли с собой, - Этим скорее поставишь хороший синяк, чем нанесешь серьёзную рану.

С этими словами Микал шагнул вперёд, направив саблю в сторону Киндана, давая ему возможность выбора - драться, либо быть битым. Киндан выбрал первый вариант. Это продолжалось два часа, прервавшись лишь четыре раза. Один раз Киндан почти задел щеку Микала, прямо под левым глазом. Со своей стороны Микал нанес крепкий удар по правой щеке Киндана. Было понятно, что к утру синяк расцветет чёрным и синим.

- Хорошо, - оценил последний бой Микал, опустив своё оружие. - Нужно немного перекусить и попить воды.

После перерыва мы будем работать с манекеном.

Быстро перехватив еды и глотнув немного воды, Микал подвёл Киндана к грубо сделанной фигуре. Она была наряжена в старую одежду Микала и насажена на палку, воткнутую в землю, а поперечина, привязанная на высоте плеч, изображала руки. Одежда была набита старой соломой, поэтому фигура больше напоминала воронье пугало. К "рукам" Микал привязал веревки, и с их помощью он мог вращать пугало вокруг оси. Головой служила тыква с двумя большими отверстиями вместо глаз. В отверстия Микал поместил два спелых помидора.

Он вручил Киндану стальной клинок, а сам спрятался за пугалом, крепко держа веревки в руках.

- Теперь бей по глазам, - поступил приказ. Киндан сделал выпад, но Микал повернул пугало, и удар пришелся в бок тыквы. Высвободив клинок, Киндан приготовился нанести следующий удар.

За двадцать минут он поразил цель десять раз, но ни разу не попал по её глазам.

- Нужно сделать перерыв, - сказал Микал.

- Нет, я хочу продолжить, - ответил Киндан, тяжело дыша.

Он атаковал, промахивался и атаковал снова. И вот, наконец, - "Отлично!" Киндан нанизал один из помидоров на свой клинок. Но улыбка победителя быстро сползла с его губ. Киндан побледнел и отвернулся от одноглазого пугала. Он только успел отбросить клинок в сторону, и его чуть не вывернуло наизнанку.

Придя в себя, Киндан почувствовал, что бывший всадник уже не управляет пугалом, а стоит на коленях рядом с ним и мягко придерживает его за плечи. Спустя некоторое время Микал протянул ему флягу с водой.

- Прополоскай рот, и тебе станет легче, - мягко посоветовал он. Киндан подчинился. Его всё еще сильно мутило, но вскоре он действительно почувствовал себя лучше.

- Можешь встать?

Киндан кивнул и встал на ноги. Он с радостью покинул это место, где ему было так плохо. На глаза ему попался клинок со всё еще нанизанным на него помидором. Это был всего лишь помидор.

- Киндан, - тихо окликнул его Микал. Киндан обернулся.

- Теперь ты понял, что нужно делать?

Киндан молча кивнул в ответ.

- И ты понимаешь, что сделает Ваксорам?

- Он убъёт меня, - ответил Киндан. Затем, помедлив, добавил. - Но это глупо.

Тень улыбки появилась на губах старика.

- Так не дай ему сделать это, - он жестом приказал Киндану поднять с земли клинок и продолжить упражнения.

Киндан осторожно взял клинок, резко стряхнул помидор, насаженный на острие, и двинулся к чучелу, у которого снова были целы оба глаза-помидора. Микал обошел вокруг чучела и взялся за веревки, с помощью которых оно управлялось.

- Атакуем глаза! - скомандовал он.

Тренировка продолжалась еще три часа - до тех пор, пока у Микала не истощились запасы помидоров.

- Кажется, пора заканчивать, - предложил бывший всадник.

Киндан отрицательно покачал головой, - Нет, у меня появилась одна идея. Я хочу попробовать попасть очень близко от глаза.

- Зачем?

- Я хочу показать Ваксораму, что могу в любой момент оставить его без глаз, если захочу. - ответил Киндан. - Как только он поймёт это - он сдастся.

- А если не поймёт?

- Останется без глаза, - ответил твердо Киндан, и его желудок скрутило в узел.

- Но если его и это не остановит? - настаивал Микал.

Киндан тяжело вздохнул, - Тогда он ослепнет, и пусть попробует победить тьму.

Микал встретился с ним взглядом и кивнул в знак согласия с уверенностью Киндана, - Если он поймёт, что ты не отступишь, он - проиграл.

Он взялся снова за веревки, - Ну хорошо, давай продолжим.

Киндан трудился еще больше двух часов, ведя бой как привычной правой рукой, так и вновь натренированной левой.

Когда солнце село, Микал объявил конец занятий.

- Завтра попробуешь драться с Джейтеном, а потом с Ализой, - предупредил Микал Киндана.

Киндан удивлённо взглянул на него при упоминании пожилой хозяйки холда.

- Она дерется нечестно, - объяснил, подмигнув, Микал.

К вечеру у Киндана совсем не осталось сил, чтобы просто добраться до своей кровати. Неожиданно он понял, что Арелла, дочь Ализы, идёт вместе с ним в его комнату.

- Раздевайся и ложись на живот. Отверстие - для головы, - распорядилась она, указывая ему на лежанку, стоявшую на возвышении.

Все сомнения Киндана по поводу своей наготы полностью исчезли после её слов, - Микал попросил меня сделать тебе массаж.

Как и все арфисты, Киндан получил навыки целителя, а значит, разбирался в массаже и понимал, что он полезен не столько для расслабления мышц и правильной осанки, сколько для успокоения мыслей. Его ноздри дрогнули, когда он почувствовал запах подогретого, ароматного массажного масла

Отверстие для головы было обито мехом, что позволило Киндану полностью расслабиться, лёжа на животе и не имея возможности повернуть голову. Устроившись поудобнее, он глубоко вздохнул. Единственным, что немного отвлекало, был прохладный воздух, овевающий его спину, но это легко исправили, окутав меховой накидкой его ноги и поясницу. Арелла налила немного масла себе на руки и растерла, и Киндан понял, что массаж начинается. Сначала она хорошенько смазала маслом его спину, затем стала разминать его мышцы, начав с плеч и шеи и закончив поясницей. Вскоре Киндан забыл обо всем, кроме восхитительного ощущения, что каждая, даже самая малая мышца, полностью подчиняется ему.

Шестой день пребывания в Страж Вейре начался с запаха свежесваренного кла. Открыв глаза, Киндан увидел Микала, стоявшего рядом с кружкой в руках.

- Умойся и присоединяйся к нам, - приказал старик.

После принятия быстрой, но от этого не ставшей менее приятной, ванны, Киндан осторожно оделся, стараясь не потревожить всё еще болевшее тело. Выйдя за пределы Страж Холда, он увидел Мастера Ализу, Джейтена и Микала, ожидающих его. Арелла находилась поблизости.

- Каков Ваксорам в бою? - спросила Ализа, как только он приблизился.

- Отвечай, не медля, - прохрипел Микал.

- Не думай, слова должны идти от сердца, - добавил Джейтен.

- Ему нравится сломить противника, - выпалил Киндан.

Микал согласно кивнул, - Хорошо. И что должен сделать ты?

Киндан задумался, но Джейтен рявкнул на него, - Отвечай!

- Говори! - добавила Ализа.

- Сломить его! - растерявшись от этих команд, крикнул Киндан

- Хорошо, - улыбнувшись, сказал Микал Киндану. - Ты говорил не разумом, а чувствами, а это самый верный путь для бойца. Ты понимаешь, почему?

В этот раз ему дали время подумать перед ответом.

- Потому что боец должен отвечать на удар, не тратя время на обдумывание, руководствуясь чувствами, - наконец ответил Киндан.

Микал кивнул одобрительно и продолжил, - Этим утром мы будем учиться побеждать. Нас будет трое против тебя одного.

Киндан нервно сглотнул. Трое? Как он будет драться сразу с тремя противниками?

- Мы будем сражаться не мечами, а взглядами, - объяснил Микал. - Ты должен заставить нас отвести взгляд, всех троих.

- И как мне это сделать? - в отчаянии спросил Киндан. - Ведь каждый из вас старше и сильнее меня.

- Так же, как и твой противник, - ответил Микал. - Он ожидает увидеть тебя испуганным, отводящим взгляд и готовым сдаться ещё до того, как он обнажит своё оружие.

- Если ты смело встретишь его взгляд и сможешь противостоять его воле, он будет растерян, - добавил Джейтен.

- Это проверка силы, она определит исход поединка, - сказала Ализа.

- Ты должен заставить нас отступить, - добавил Микал. - Используй силу своего разума и своей воли.

- Когда ты научишься использовать силу своего разума, мы почувствуем это и отступим, - подвел итог Джейтен.

- Арелла будет помогать тебе, - сказал Микал, кивнув в сторону молодой хозяйки стража. - Она будет твоим учителем, твоей поддержкой и будет находиться рядом с тобой.

Арелла легко положила руки на плечи Киндана и сказала уверенно, - Ты сможешь, Киндан. Ты сможешь сделать это.

Микал с злобным выражением лица двинулся к Киндану, его брови были нахмурены. Вместе с ним двинулись Ализа и Джейтен, их глаза были такими же напряженными и злыми.

- Давай, Киндан, ты сможешь сделать это, - Арелла продолжала шептать ему, но он уже не слышал её голос и не чувствовал прикосновения её рук. Юноша встретился взглядом с Ализой и отвёл глаза, испуганный выражением на лице старухи. Он посмотрел на Джейтена и увидел его силу опытного бойца. Почти безнадёжно он перевёл взгляд на Микала, он знал, что старый всадник был слишком силён для него.

Уже почти сломленный, он вдруг вспомнил о Нонале и Келсе.

- Ты сможешь сделать это, - ворвался голос Ареллы в его уши, он почувствовал её руки, ободряюще поглаживающие его по плечам.

- Я не сдамся, - поклялся он себе. Он поднял глаза на Джейтена и сосредоточился. Жесткость и превосходство в возрасте Джейтена словно растаяли от взгляда Киндана. Он почувствовал, как сердце стало биться ровнее, дыхание успокоилось и стало более глубоким, вспомнилось ощущение связи с Киск, своим стражем порога. Он понял, что может управлять мыслями этого человека так же, как управлял Киск. Его глаза расширились, но не от страха, а излучая силу. И вот свершилось - Джейтен моргнул и отвел взгляд.

- Ну, давай, Киндан, ты сможешь!

Киндан перевёл взгляд на Микала и сосредоточился на нем, повторяя про себя, - Я должен победить. - он ощутил растущую силу внутри себя, поддержку Келсы и Ноналы и понял, что совсем неважно, насколько Микал старше и опытнее него. Всё равно победит Киндан, потому что так много друзей поддерживает его. Глаза Микала расширились и затем внезапно закрылись.

- Еще разок, Киндан, это просто старая ведьма! - воскликнула Арелла за его спиной.

Когда Киндан повернулся к Ализе, она уже не сопротивлялась.

- Такая сила! - воскликнула она, обращаясь к Микалу. - Ты ожидал такого?

-Да, - ответил Микал. - Ведь он хочет победить.

Он улыбнулся Киндану, - Ну а сейчас усложним задание. Мы будем кричать и этими криками пытаться запугать тебя. Ты должен кричать громче нас и одержать победу над нами. Если ты победишь нас троих - у тебя не будет проблем с Ваксорамом.

- Теперь я не буду помогать тебе, - добавила Арелла, отступив на шаг от Киндана.

Киндан кивнул и подал знак, чтобы они начинали.

В этот раз было намного труднее бороться с ревом трёх голосов, обрушившимся на него, но Киндан ни на мгновение не сомневался в исходе поединка. Сначала Микал, за ним Ализа и Джейтен отвели глаза в сторону, не выдержав его взгляда. Глотку Киндана саднило, голос хрипел, но его наполнял такой восторг, что, казалось, он мог летать без помощи дракона. Ведь он сделал это!

- Теперь можно отдохнуть и расслабиться, - сказал Микал, его голос тоже хрипел от усталости. - Сегодня нужно поберечь голос. Поверь мне, всё, что тебе будет нужно, ты получишь без лишних слов.

Киндан кивнул в ответ. Внезапно Ализа, Джейтен и Микал сорвались с места и заключили его в совместные объятья. Когда они, наконец, разошлись, Ализа наклонилась и прижала Киндана к себе, - Я рада, что ты владел стражем порога: ты этого достоин.

Киндан только мотнул головой в ответ, его глаза застилали слёзы. Где-то рядом стояла Арелла, так же молча улыбаясь ему.

- Это был отличный поединок, - сказал Джейтен, заключая его в сильные медвежьи объятия, напомнившие Киндану о его умершем отце, Даниле. - Ты обязательно победишь.

Микал обнял его последним, - Помни, теперь у тебя здесь есть друзья. Ты заслужил их дружбу.

Слёзы побежали по щекам Киндана. Он еще долго стоял после того, как все разошлись, затем сел прямо на траву, осознав, что остался один.

Он просто сидел и смотрел перед собой, словно впервые увидел эту острую траву, эту тёмную, жирную землю, небольшие камни на поверхности и мелкие комочки грязи. Киндан сделал глубокий, полный вдох и медленно выдохнул. Какой-то чёрный камушек с закруглёнными краями привлек его внимание, и он взял его в руку. Покатав его между пальцами, он запомнил ощущение от этого холодного, гладкого камня

Камень. Киндан вспомнил давний разговор с Микалом о камнях, скалах и кристаллах. Оказалось, что Микал решил остаться в Страж Холде, потому что ему нравилось находить в его окрестностях новые образцы камней и кристаллов. Киндан знал, что некоторые кристаллы обладают лечебными свойствами и помогают мысленно сконцентрироваться при медитации. Может быть, получится найти тот самый, правильный кристалл, который окажет своё успокаивающее действие в его поединке с Ваксорамом.

Киндан решительно встал. Самое лучшее место для поиска кристаллов было в пещере Алиск, он хорошо запомнил это во время своей вылазки много Оборотов назад за яйцом своей зеленой самки стража порога. Удивительно, как стражи находят именно те кристаллы, которые действуют успокаивающе на людей. Он вернулся ко входу в Холд и выбрал маленький камень, покрытый светящийся составом, из корзины. Освещая им путь, он двинулся вперёд, к пещере Алиск.

День ещё не закончился, поэтому она должна сейчас спать. Киндан вошёл внутрь тихо, как мог, чтобы не нарушить сон Алиск. Держа тусклый светильник близко к себе, он медленно повёл рукой вдоль стены.

Он почувствовал его прежде, чем увидел. Камень, наполовину спрятанный в стене, неожиданно легко выпал ему прямо в руку. Он был полон какой-то необыкновенной силы. Удовлетворённый результатом поисков, Киндан вышел из пещеры, вернув светильник на его место в корзину, и двинулся по направлению к ручью.

В его водах он отмыл находку и аккуратно отколол небольшой кусочек от основного кристалла кварца. Тот был немного великоват, чтобы носить его на шее, но словно излучал энергию, когда его держишь двумя пальцами перед собой, - Вот это мне подходит, - подумал он, - маленький, но мощный.

Азарт охватил его, и Киндан обследовал дно ручья и отмели в поисках другого камня, который откликнется на его мысленный зов. Поиски прошли успешно - он нашел отличный осколок желтого топаза, который тоже отмыл и спрятал в карман.

В своё время Микал несколько дней провёл в Цехе Арфистов, тогда Киндан и узнал от него о полезных свойствах топаза, помогающего в достижении достойных и светлых целей, и белого кварца, применяющегося для выявления любой энергии и концентрации мыслей. С таким оружием Киндан не мог проиграть бой.

Он медленно возвращался к лагерю, останавливаясь, чтобы прикоснуться к коре деревьев, рассмотреть следы животных, глубоко вдохнуть запахи, витающие в воздухе. Он чувствовал такое спокойствие и сосредоточенность, каких не чувствовал с самого приезда в Цех Арфистов более Оборота назад.

Киндан понял, что теперь он готов встретиться с Ваксорамом в поединке и победить. Но его это не радовало, потому что он понял одно: он не может лишить Ваксорама зрения, несмотря на то, что тот хочет его убить. Это не означало то, что у Киндана не будет такой возможности, или он не захочет сделать это, несмотря на то, что другого выбора нет. Просто он понял, что победа, добытая таким путём, будет фальшивой победой, потому что не даёт ни одного шанса Ваксораму восстановить свое доброе имя.

Киндан должен был найти другой способ.

Остаток дня он провёл в молчании, погружённый в нелёгкие размышления.

Он вернулся в Холд вечером и был благодарен за то, что ему без лишних разговоров предложили еду. Даже малыши, обычно шумные, притихли. Киндану сначала было неловко всех стеснять, но вдруг он поймал взгляд маленькой девочки, которая смотрела на него с уважением, принимая его молчание с добротой и участием. Киндан улыбнулся ей и получил улыбку в ответ, её глаза заблестели.

Затем она вдруг стала серьезной и поднесла палец ко рту, словно её поведение было слишком шумным. Киндан кивнул и проследил за её взглядом, который был обращен к матери. Он тоже посмотрел той в глаза, затем обвёл взглядом всех обитателей этого маленького холда, пытаясь без слов выразить свою благодарность каждому. Когда он закончил есть, Арелла отвела его к массажному столу и тоже молча делала ему массаж, пока он не провалился в глубокий сон без сновидений.

- Киндан, - мягкий голос Микала разбудил его.

Киндан открыл глаза.

- Сегодня седьмой день, - сказал Микал, не выражая эмоций.

- Я готов.

- Это ты так думаешь, - ответил ему Микал. - Ты должен сделать еще одно дело.

Киндан сел на кровати и вопросительно взглянул на бывшего всадника.

- Ты должен для себя найти десять причин, для чего ты живешь, - сказал тихо Микал. И когда Киндан открыл рот, чтобы ответить, жестом остановил его. - Сначала нужно поесть.

Казалось, все обитатели Страж Холда присутствовали на завтраке. Дети, в числе которых была и вчерашняя девочка, были любопытны и шумны, как и все дети Перна. Взрослые тоже были оживлены, иногда грубовато подшучивая и весело смеясь над шутками. Киндан поймал себя на том, что улыбается и чувствует себя своим среди этих людей.

Когда они поели, Микал отвел Киндана на тренировочную площадку и жестом приказал ему сесть.

- Ну, что ты решил для себя? - спросил старик.

- Для чего мне нужна жизнь? - переспросил Киндан, чтобы выиграть немного времени. Микал кивнул.

- Я хочу жить, чтобы вырастить собственного файра из яйца.

Микал кивнул и отогнул первый палец.

- Я хочу жить для Ноналы и Келсы, - продолжил Киндан.

- Зачем? - спросил Микал.

- Я должен защитить их, - ответил Киндан.

- Зачем? - давил Микал.

Киндан задумался, прежде чем ответить, и затем громко воскликнул. - Потому что они мои друзья!

- У тебя могут появиться новые друзья - эта причина не подходит, - Микал отклонил ответ. - Найди другую.

- Потому что я люблю их! - выпалил Киндан, сам удивлённый своими словами и жаром своих чувств. Все его неполностью оформившиеся мечты о поцелуях с Келсой, танцах с ней всю ночь, даже, может быть, супружестве в дальнейшем, исчезли, когда он произнес то, что понял только что. Он любил их обеих, одинаково сильно, но не представлял ни одну из них в роли супруги. Он относился к Келсе и Нонале по-особенному, потому что знал, что они любят его и доверяют ему. Киндан не хотел ничего менять - он слишком любил их обеих.

Микал долго смотрел на него, затем кивнул и отогнул ещё два пальца, - Что ещё?

- М'тал, - добавил Киндан.

- Предводитель? - переспросил Микал. - Ты хочешь жить для Предводителя?

Киндан нахмурился, - Нет, я хочу попасть в Бенден и стать арфистом Вейра.

Микал отогнул четвёртый палец.

Но вот Киндан замешкался в поисках пятой причины для того, чтобы жить. Что, если он не найдёт её?

Он задумался, что там говорилось насчёт его жизни?

- Я хочу жить для моего отца и моих братьев, - сказал он, подумав минуту. - Чтобы о них осталась память.

Микал отогнул пятый палец и потряс в воздухе другим всё еще сжатым кулаком. Киндан сделал глубокий вдох и медленно продолжил.

- Я хочу жить для тебя, - сказал он. - Я хочу жить, чтобы ты знал, что твои тренировки помогли мне, что ты нужен и...- он запнулся, кусая губы, и потом продолжил, -...и любим.

Глаза Микала заблестели, и он отогнул первый палец на левой руке.

- Я хочу жить, чтобы узнать, всё, что смогу, - сказал Киндан. Следующий палец.

- Чтобы отдать всё, что смогу. - еще один палец.

- Чтобы увидеть, чего еще не видел, - еще палец - уже девятый.

- Я хочу жить за себя и за то, что смогу сделать.

Микал поднял кверху обе руки с широко разведёнными пальцами.

- Ну вот, теперь ты нашел, для чего тебе нужно жить? - медленно спросил старик.

Киндан кивнул, - Я нашёл и стал сильнее.

- Много ли у Ваксорама причин, чтобы жить?

Киндан помотал головой, - Может быть, одна.

- Правильно, - согласился Микал. - А у тебя их, по крайней мере, на девять больше.

Он медленно встал, выпрямился и жестом указал путь Киндану обратно в Страж Холд, - Теперь ты готов сражаться?

- Да, - ответил Киндан.

- И ты понял, что должен сделать?

- Я должен победить.

Глава 4

Бей лишь тогда, когда не бить не можешь.

За честь, а не за деньги до капли жизнь отдай.

И матери своей и той, что всех дороже,

За их любовь любовью когда-нибудь воздай.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

Только когда Киндан почувствовал, что весь холод Промежутка покинул его кости, и огромный бронзовый Гаминт' по спирали снизился на посадочную площадку с внешней стороны Цеха Арфистов, он окончательно решил, как сможет выиграть предстоящий поединок на своих условиях. Жёсткая улыбка появилась на его губах и оставалась там пока он шел через арки на внутренний двор Цеха.

- Ты готов, Киндан? - спросил Мастер Муренни, когда он подошёл ближе.

- У меня есть время немного потренироваться? - спросил Киндан. Двор был заполнен арфистами, за исключением большого пространства в центре, отведенного для предстоящего поединка. Ваксорама нигде не было видно, да он и не пытался отыскать его взглядом. Победа любой ценой уже не была главной целью Киндана. Всё, что он хотел - это выиграть, не проливая крови.

- Сколько тебе нужно времени?

- Десяти минут будет достаточно, - ответил Киндан. - И ещё, можно здесь найти несколько зелёных помидоров? Хотя бы пол-дюжины.

- Я узнаю, сможет ли Селора нам их дать, - сказал Муренни, и его глаза заблестели в предвкушении забавы. Селора с радостью предоставила восемь зелёных помидоров.

- Что ты собираешься с ними делать? - спросила Келса, принеся ему требуемое.

- Тренироваться, - загадочно ответил Киндан. Он встал в центре двора и поманил за собой Келсу. - Брось в воздух один помидор, когда будешь готова.

- Прямо в тебя?

- Нет, просто на расстоянии удара, - ответил Киндан, перехватывая клинок в левую руку.

- Киндан, но ты же не левша! - удивлённо воскликнула Келса.

Киндан улыбнулся и кивнул, приглашающе махнув ей клинком. Келса тяжело сглотнула, схватила один из помидоров и подбросила его в воздух. Киндан резко шагнул вперёд, сделав неуловимое движение запястьем, но помидор упал на землю невредимым. Глаза Келсы расширились от волнения. Киндан дал ей знак продолжать. И снова бросок и выпад Киндана, и опять помидор упал на землю целым.

- Отлично, - громко сказал Киндан, перекрывая нарастающий ропот удивленных учеников. Он знал, что им показалось, что он дважды промахнулся, но это было не так. Он увидел на обоих помидорах то, что хотел увидеть - тонкий шрам на каждом. Настало время хорошенько напугать Ваксорама.

- Пожалуйста, брось сразу два, - сказал Киндан всё так же громко. Шум мгновенно затих. У Келсы в глазах стоял немой вопрос, но Киндан только кивнул ей. Она бросила в воздух два помидора, которые полетели каждый по своей траектории. Киндан сделал два выпада, и оба помидора упали на землю, аккуратно разрезанные пополам. Толпа вокруг ахнула.

- Еще, - дал команду Киндан. Она взглянула на него с нескрываемым удивлением и бросила еще два помидора. Киндан снова двумя ударами рассёк оба, прежде, чем они упали на землю.

- И еще раз, - приказал Киндан, и его голос четко прозвучал над затихшим двором.

Келса охотно подбросила помидоры в воздух, они разлетелись на этот раз еще дальше друг от друга, но это им не помогло: Киндан сделал выпад к одному, вернулся в стойку, развернулся и метнулся ко второму, прежде чем тот упал на землю. Оба были разрублены на две половинки.

- Я закончил тренировку, Мастер-арфист Муренни, - громко сказал Киндан и повернулся на пятке, оглядев весь двор в поисках Ваксорама. Отыскав его взглядом, он остановился и жестом свободной руки отослал Келсу к толпе зрителей.

- Удачи, - тихо прошептала она ему.

- Ваксорам, - громко крикнул Киндан, и его голос эхом отразился от стен Цеха Арфистов. Ваксорам смотрел на него, его клинок свободно висел у бедра. - Сдаёшься?

- Ха, - крикнул в ответ Ваксорам, тяжело шагая к центру двора.

Мастер-арфист Муренни и Мастер Деталлор шли за ним.

- Вы не передумали? - спросил Муренни по очереди у Киндана и Ваксорама. Оба мотнули головой, хотя Киндан заметил, что Ваксорам нервно сглатывает, и его глаза расширены от страха. Киндан смотрел в глаза Ваксораму, пока тот не отвёл взгляд. Киндан не сводил глаз с лица Ваксорама, встречая его взгляд всякий раз, когда старший мальчик нервно поглядывал в его сторону. Киндан был уверен, что Ваксорам наблюдал трюк с помидорами и думал, что Киндан промахнулся в первой попытке.

- Хорошо, - сказал Деталлор. - В таком случае, я проверю ваши клинки. - Киндан и Ваксорам развернули свои клинки рукоятями к Мастеру Защиты. Это была простая формальность, так как оба клинка принадлежали Цеху Арфистов. Тем не менее, со всей серьёзностью, Деталлор взял клинок Ваксорама первым и тщательно осмотрел, прежде чем согнуть его и вернуть обратно. Он повторил тот же осмотр с клинком Киндана и возвратил его таким же образом.

Киндан с радостью перехватил клинок в левую руку и едва сдержал улыбку, заметив удивление, промелькнувшее на лице Деталлора - уж кто-кто, а Мастер Защиты не мог не обратить на это внимание. Киндан рассчитывал, что Ваксорам не помнит, какой рукой сражался раньше Киндан.

Деталлор отступил назад, его шпага тоже висела у него на боку.

- Приветствуйте друг друга, - сказал Деталлор.

Ваксорам и Киндан отсалютовали друг другу клинками и вновь опустили их.

- Можете начинать, - громко объявил Муренни.

Как и предполагал Киндан, Ваксорам сразу же атаковал. Киндан, внимательно следивший за ним, подождал до последнего момента и уклонился, развернувшись и сильно ударив Ваксорама плашмя своим тонким клинком. Он знал, что удар в лучшем случае оставит рубец, зато сильнее разозлит Ваксорама. Он рассчитывал на это.

Ваксорам остановился и развернулся, глядя на Киндана, спокойно ожидавшего его. Затем медленно двинулся вперед, перемещаясь в классическом стиле фехтования. Приблизившись к Киндану, он остановился. Тот смотрел на него, выжидая. Выпад Ваксорама можно было легко предсказать по раздуванию его ноздрей. Киндан отбил клинок в сторону и ответил уколом в правое плечо Ваксорама. Услышав, как Ваксорам зашипел от боли, он быстро отступил. Ваксорам тоже отступил, на его лице смешалось удивление, страх и гнев.

- Сдаёшься? - крикнул Киндан.

Ваксорам ответил ему сердитым рычанием и атаковал. Киндан снова парировал и уколол в ответ, но клинок соскользнул с плеча Ваксорама. Киндан отступил.

- Струсил? - ухмыльнулся Ваксорам.

Киндан ничего не ответил, пристально глядя в глаза Ваксораму. Он был готов к следующей атаке Ваксорама и снова парировал её, но на этот раз поднял клинок выше, угрожая лицу Ваксорама. Старший ученик отдернул голову.

Киндан отступил назад и вправо. Ваксорам принял фехтовальную стойку, внимательно наблюдая за ним. Его бока вздымались, но Киндан решил, что это больше от страха, чем от недостатка воздуха.

- Видел, что я сделал с этими помидорами? - спросил Киндан и увидел тень любопытства в глазах Ваксорама. - Вот так же я могу рассечь и твои глаза. - выражение ужаса наплывало на его лицо. Старший ученик с громким криком, не выбирая дороги, бросился на него, но Киндан был готов к этому и уклонился, разворачиваясь и следя клинком за Ваксорамом. Тот остановился и неуверенно повернулся лицом к Киндану. В этот момент Киндан понял, что схватка закончилась, что Ваксорам просто ищет выход, почетную капитуляцию, и Киндан может ему предоставить такую возможность.

Он устремился к своему более крупному противнику. Ваксорам сделал шаг назад, затем собрался с силами, его шпага находилась в положении для защиты. Киндан ударил, отбив клинок Ваксорама в сторону и вернув свой через незащищённое лицо Ваксорама, чуть ниже правого глаза, и оставив на щеке тонкую красную царапину.

Ваксорам взревел от боли и страха. Он атаковал, но Киндан был готов к этому: он снова отступил в сторону, но на этот раз вытянул ногу, сделав подсечку Ваксораму. Затем развернулся и встал над упавшим противником, кончик его шпаги приближался к горлу Ваксорама.

- Сдавайся, - громко крикнул он, перевёл кончик шпаги к другому глазу Ваксорама и вновь вернулся к его горлу. - Сдаёшься?

Киндан отступил и жестом указал своим клинком, - Встань на колени передо мной и признай своё поражение, - сказал он, используя официальные слова, которым их учил Деталлор, слова, которые он никогда не ожидал услышать в жизни, не говоря уже о том, чтобы произнести самому.

Ваксорам медленно перевернулся на колени. Его рука метнулась к клинку, но Киндан заметил движение и ударом своего клинка отбросил его в воздух. Затем снова вернул клинок к Ваксораму, на этот раз сильно уперев кончик шпаги ему в спину над левым легким.

- Скажи, что ты сдаёшься прямо сейчас, - сказал он, и его голос зазвенел от гнева. - Скажи это громко, чтобы все могли слышать, или я проткну твоё легкое.

- Я сдаюсь, - тихо сказал Ваксорам, уткнувшись лицом в землю.

- Вставай, - приказал Киндан, подталкивая его клинком. - На колени.

Ваксорам встал на колени.

- Сдавайся.

- Я сдаюсь, - громко сказал Ваксорам.

- Скажи, как положено, - приказал Киндан.

- Я сдаюсь Киндану, ученику Цеха Арфистов, - сказал Ваксорам, его голос был хорошо слышен. - Я вверяю ему своё тело и признаю его претензии.

- Что он должен? - раздался из толпы голос Мастера Муренни.

- Он должен служить мне, - отозвался Киндан.

- Как долго?

- Пока я не отпущу его, - ответил Киндан.

- Ваксорам, ты признаёшь это? - Муренни потребовал официально.

- Да, - ответил Ваксорам, и слёзы потекли из его глаз. Он посмотрел на Киндана. - Признаю. Я буду служить тебе, пока ты не освободишь меня.

Киндан взглянул на мальчика, старше него по возрасту, который только что согласился стать его личным рабом, и был удивлён, увидев облегчение в глазах Ваксорама. Задира нашёл своё место в Цехе Арфистов - на стороне Киндана.

- Он что, будет спать с нами? –тихо прошептала Нонала в ухо Киндану, когда они с Келсой поздравляли его с победой.

Киндан взглянул на Ваксорама, смотревшего неотрывно вперед, его глаза были тусклы, его мрачный вид портили лишь дорожки от слез, пробившие себе путь в грязи, обильно украшавшей его лицо.

- Да, - сразу прояснил ситуацию Киндан. - Рядом с нами есть свободная койка.

- Но...- Нонала осеклась, увидев взгляд Киндана. - Хорошо.

- Киндан! - голос Мастера Муренни прорезал шум столпившихся арфистов.

- Мастер? - ответил Киндан, оглянувшись на звук голоса арфиста.

- Встретимся у меня.

- Сейчас же, - ответил Киндан и взглянул на Ваксорама. Повинуясь импульсу, он протянул ему свой клинок.

- Займись клинками, потом приведи себя в порядок.

Ваксорам взял клинок и задумчиво взвесил его в руке. Киндан понял, что тот прикидывает, может ли он, вооруженный двумя шпагами, что-нибудь сделать с безоружным Кинданом. Киндан слегка покачал головой, и Ваксорам кивнул согласно - со шпагой, или без неё, Киндан победит, и Киндан знал, что Ваксорам видит это в его глазах.

- Да, сэр, - сказал Ваксорам.

- Зови меня арфистом, - приказал Киндан. Ваксорам кивнул и приступил к выполнению своих новых обязанностей, не обращая внимания на полные сочувствия крики своих бывших дружков.

- Входи! – крикнул Мастер-Арфист Муренни сразу же после стука Киндана в дверь. Киндан вошел в комнату и не удивился, увидев, что Мастер Деталлор и Предводитель Вейра М'тал уже находятся там.

- У тебя была возможность убить его, - сказал М'тал без длинных предисловий.

- Это была бы не лучшая идея, - ответил Киндан.

- Поясни, - сказал Муренни, жестом превратив краткое слово в приглашение.

- Если бы я убил его, остальные ученики решили бы, что, возможно, Ваксорам прав, и что не должно быть учеников-девочек, потому что из-за них проблемы, - сказал Киндан. Муренни согласно кивнул. - И когда-нибудь они могут решить, что я заслужил возмездие.

- Что ты теперь с ним сделаешь? - спросил М'тал.

- Он всё еще может посещать занятия? - сказал Киндан, обращаясь к Мастеру-Арфисту

- Конечно.

- Тогда в свободное время он будет служить мне, - ответил Киндан. – Он будет выполнять какие-нибудь поручения Селоры, помогать следить за порядком в ванной и следить, чтобы другие ученики вели себя хорошо.

- Ему можно доверить девушек? - спросил М'тал Муренни.

- Как ты думаешь? - спросил Муренни, переадресовав вопрос Киндану.

Киндан задумался, затем кивнул, - Да, - сказал он. - Я думаю, он заслуживает доверия. Со временем он поймет, что если он хочет найти себе пару, ему нужно стать привлекательным для женщин, и единственный шанс добиться этого – вести себя достойно.

Муренни кивнул.

- Мне кажется, он уже понял свою ошибку, - согласился Деталлор, на его лице блуждала кривая улыбка.

- И всё же, мы будем присматривать за ним, - сказал Муренни. Киндан заметил взгляды, которыми обменялись Мастера, и почувствовал, что что-то осталось невысказанным.

- У меня было три старших брата, - сказал Киндан. - Я не буду с ним плохо обращаться.

- Хорошо, - сказал Муренни. - Дай мне знать, если тебе понадобится помощь.

- Мне она не понадобится, - ответил Киндан, и Мастер-Арфист с любопытством поднял бровь.

Киндан объяснил, - Ваксорам проиграл в честной схватке. Теперь с ним не будет проблем.

- Не будь таким уверенным, - заметил М'тал.

- Он признал своё поражение перед всем Цехом, - сказал Киндан.

- Но он пытался снова напасть на тебя! - возразил М'тал.

- Я бы больше волновался, если бы он этого не сделал, - ответил Киндан. - Теперь он точно знает, что я его побью, поэтому не будет даже пытаться.

- Так ты говоришь, что теперь, когда он знает своё место, с ним больше не будет проблем? - спросил Муренни.

- Да, - ответил Киндан.

Муренни прикусил губу, размышляя с полуприкрытыми глазами. Наконец он посмотрел на Киндана и кивнул, - Думаю, ты лучше знаешь его характер, - сказал он и, предостерегая, указал пальцем на Киндана, добавив, - Но помни…

- Хорошо, Мастер, - сказал Киндан. Истолковав кивок Мастера-Арфиста, как разрешение уйти, он повернулся к М'талу. - Спасибо за помощь.

М'тал фыркнул, - Думаешь, я помогал только тебе?

Киндан покачал головой, - Спасибо, что помог моим друзьям и Ваксораму.

М'тал кивнул, - Не за что.

Кивнув на прощание, Киндан вышел из комнаты. Закрыв дверь, он услышал голос Муренни, - Зисту будет интересно всё это услышать.

Мастер Зист был арфистом в шахтерском лагере Киндана, и именно он рекомендовал его в Цех Арфистов. За время, проведённое в Цехе Арфистов, Киндан понял, что Мастера Зиста почитали все Мастера, это становилось понятно по вопросу, задаваемому с придыханием, - А правда, что тебя рекомендовал сам Мастер Зист?

- Верилану уже намного лучше, - сообщила Киндану Келса во время обеда. - Он будет очень разочарован, что ему не удалось посмотреть бой. - она посмотрела на Ваксорама, сидевшего в конце их стола и жевавшего что-то с отсутствующим видом, затем перевела взгляд на Киндана, и выражение её лица ясно показало, что ей не нравится, что он пригласил Ваксорама за их стол. Киндан только нахмурился в ответ и жестом попросил её продолжать.

- Он всё еще немного кашляет, - сказала Нонала, не упустив ничего из их обмена взглядами. Она смотрела на Ваксорама задумчиво, даже с жалостью. - Мастер Леннер говорит, что выпише его сегодня, но чуть позже.

- Какие травы ему дают? - спросил Киндан, мысленно составляя свой собственный список трав. В начале его второго года обучения в Цехе Арфистов Киндану предложили стать целителем, но он отказался, чувствуя, что не совсем подходит для этой профессии. Он имел это в виду, отказываясь быть целителем, но, в то же время, знал, что арфисты должны иметь кое-какие навыки целительства: к ним часто обращались, чтобы помочь местному целителю или оказать первую помощь, когда целителя не было совсем.

Нонала начала перечислять травы, и они словно сами складывались в строчки песни. Киндан видел, как Келса одобрительно кивала, всего один раз поморщившись, как будто сама переставила бы слова более мелодично, и не сомневался, что придёт время, и «Травы от простуды» будет распевать весь Цех Арфистов.

- Похоже на «Маленький зеленый дракон», - пробормотал Ваксорам.

- Что? - спросила Нонала, удивлённо поворачиваясь к нему.

- Я учил эту песню, - сказал Ваксорам, стеснительно пряча глаза. - В ней рассказывается о разных травах и что они лечат. Один отвар - «Маленький зеленый дракон» - используется при незначительных простудах и кашле.

- Можешь пропеть её мне? - попросила Келса. Ваксорам начал отвечать, затем повернулся к Киндану.

- Может, позже, - сказал Киндан. - Пора идти в классы.

- И мне? - спросил Ваксорам.

- И тебе тоже, - сказал ему Киндан. - Ты должен придерживаться своего стандартного расписания.

Ваксорам кивнул, но Киндан увидел, что его что-то беспокоит.

- Ты же всё еще хочешь быть арфистом? - спросил Киндан.

- Я недостаточно хорош для этого, - возразил Ваксорам.

- Так и есть, раз ты сам так говоришь, - огрызнулась Келса. - По крайней мере, тебе никто не говорит, что ты не можешь быть арфистом, потому что ты девушка.

Ваксорам побледнел, - Ты можешь быть арфистом. - сказал он ей. - Я был неправ.

- Ты не единственный, кто думает, что я не должна быть арфистом, - горячо отозвалась Келса и указала на вторую девочку, - или, например, Нонала.

- Но ты умеешь петь! – сказал Ваксорам Нонале, затем повернулся к Келсе. – А ты можешь писать песни, о которых я могу только мечтать!

- Вот так и говори, - сказал Киндан. - Говори это всем и каждому, с кем встречаешься. Может, и другие поймут это.

Ваксорам внезапно замолчал, плотно сжав губы. Киндан встал и подошел к Ваксораму, склонившись к его уху и пытаясь найти правильные слова.

- Мы все можем помогать друг другу здесь, - наконец сказал Киндан. Судя по тому, как дернул плечами Ваксорам, он не убедил его. Киндан вздохнул про себя. Возможно, в следующий раз у него получится лучше выразить свои мысли, - Пойдём в класс.

В этот вечер Ваксорам ужинал вместе с ними, но всё время молчал.

Когда они готовились ко сну той ночью, Ваксорам подошел к Киндану с ожидающим выражением на лице. Киндан указал на пустую койку.

- Ты будешь спать здесь, - сказал он. Ваксорам кивнул, и Киндан почувствовал, что старший ученик всё еще привыкает к своему новому положению. - Мы все четверо - я, Верилан, Келса и Нонала - разного возраста, и нет ничего стыдного в том, чтобы присоединиться к нам.

- Снова изгой, - покорно прошептал Ваксорам, подошел к своей старой койке и начал возиться в своём ящике.

- Ты всё еще старший ученик, - напомнил ему Киндан.

Ваксорам покачал головой, - Как я могу быть им? Ведь я получаю приказы от тебя.

Киндану нечего было сказать. Когда Ваксорам приготовил себе постель, Келса подошла к Киндану, - Он действительно должен спать с нами?

- Да, - сказал Киндан. - Если только вы не хотите, чтобы я переехал.

- Нет, - поспешно ответила Келса, энергично замотав головой. - Просто...

- Он служит мне, поэтому должен быть рядом со мной, - сказал Киндан, его лицо затвердело. - Если для вас это проблема, мы можем переселиться, или вы можете сделать это.

- Не пожалей об этом, - огрызнулась Келса и затопала прочь, бросая сердитые взгляды в его сторону, пока не забралась на свою койку.

Киндан вслед за ней лёг в свою кровать, затем снова встал, чтобы погасить светильник.

- Я могу сделать это, - послышался сзади голос Ваксорама. Киндан начал протестовать, но затем остановился и кивнул. В конце концов, выключать свет было обязанностью старшего ученика.

- Спасибо, - сказал Киндан, когда свет погас.

- Гасим свет, - громко крикнул Ваксорам для всей остальной комнаты, послышались быстрые шорохи, показавшие, что ему подчинились.

Киндан устроился в кровати поудобнее, вспомнил все удивительные события этого дня и понял, что, если бы всё пошло по-другому, он был бы уже мёртв.

Он медленно проваливался в сон, рассматривая все последствия своих действий и пытаясь представить себе своё будущее. Внезапно его разбудил неожиданный резкий звук, и он понял, что есть одна вещь, которую он не учёл: Ваксорам храпел.

Киндан с удивлением увидел Ваксорама, ворвавшегося на последний урок этого дня - Работу с архивами - Мастера Реслера. Он подумал, что, возможно, Ваксорам что-то неправильно понял, но, вместо того, чтобы приблизиться к нему, тот подошёл прямо к Учителю и быстро заговорил, указывая на Киндана.

- Киндан, ты свободен, - крикнул Реслер. - Поспеши в Холд - яйца проклёвываются. - Киндан начал прибирать на столе, так как Мастер Реслер был известен своей педантичностью.

- Я всё уберу, - сказал Ваксорам, метнувшись к Киндану.

- Встретимся там, - ответил Киндан, выбегая из Комнаты Записей.

Снаружи, во внутреннем дворе Цеха Арфистов, Киндан перешёл на медленную, устойчивую рысь. Он, как и все остальные ученики, каждое утро пробегал по километру, поэтому привык к этому, но теперь он задавал себе такой темп, чтобы быть готовым к любому развитию событий. На бегу он пытался вспомнить всё, что знал о размножении файров. М'тал говорил, что яйца, вообще-то, из двух разных кладок и одни могли проклюнуться раньше других, но он был уверен, что будет не более двух дней между первым и последним выводком.

Из семи яиц только два предназначались для Цеха Арфистов, его и еще одно. Киндан слышал, что второе должно было достаться Иссаку, одному из младших подмастерьев арфиста. Тенелин, старший подмастерье Цеха Арфистов, уже имел такой шанс, но не смог Запечатлеть для себя файра. Киндан был удивлён, услышав это, поскольку Тенелин всегда производил на него впечатление доброго и внимательного человека. Но иногда, размышлял Киндан с нарастающей робостью, файру этого было недостаточно. Тем более, этого было недостаточно для того, чтобы Запечатлеть дракона.

Подъём замедлил его совсем не на много, и вот он уже оказался под высокими арками Форт Холда и вбежал во внутренний двор, направляясь к огромным дверям, ведущим в Главный Зал Форт Холда.

- Где яйца файров? - Киндан крикнул одному из стражников, пробегая мимо.

- Тебе лучше поторопиться, - ответил охранник, указывая в дальний конец зала, - они на кухне.

Киндан увеличил скорость до максимально возможной, он уже задыхался, а его бока болели от усилий.

Юноша еще только вбегал в огромную кухню Форт Холда, комнату, почти в три раза превышающую размер Цеха Арфистов, как голос Иссака прокричал, - Давай, Киндан, они уже проклёвываются! Один уже ушёл в Промежуток.

Если файра не накормить сразу же - фактически, до потери сознания - он уйдёт в Промежуток, чтобы найти пищу самостоятельно, а это означает, что он останется диким и никогда не будет Запечатлён.

Киндан подбежал к очагу и устроился там вместе с несколькими юношами, Иссаком и девушкой чуть старше Киндана. В это самое мгновение ближайшее яйцо раскололось, и из него появился файр - прекрасная золотая королева, пищавшая от страха и голода.

- Корми её, - крикнул Иссак, подтолкнув к девушке чашу с кусочками мяса.

Но девушка застыла, глядя лишь на своего золотого файра, широко распахнув глаза от восхищения и изумления. В этот момент Киндан и полюбил её.

- Кориана! - послышался голос пожилой женщины. Киндан повернулся на голос и увидел более взрослую копию девушки, одетую в нарядную одежду. Это была Леди Саннора, Леди-Владетельница Форт Холда.

Киндан присел рядом с девушкой, схватил миску мясных обрезков и, вытащив один из них, сунул мокрый кусок мяса ей в руку.

- Ты должна накормить её, - сказал он. - Корми её, и она пойдёт к тебе.

Кориана вздрогнула от его слов и взглянула непонимающе на кусок мяса в своей руке. Киндан взял её руку и подвёл к пасти маленькой огненной ящерицы. Юная королева увидела мясо и набросилась на него, мгновенно заглотив. Киндан взял еще кусок и, положив его в руку Корианы, подтолкнул руку к её коленям.

- Киндан! - позвал Иссак. - Там остались еще яйца, тебе нужно выбрать одно!

- Ты же сказал, что один уже ушёл в Промежуток, - возразил Киндан.

- Это был мой, - заявил один из сыновей Лорда Владетеля и подал знак Киндану. - Ты тоже должен получить свой шанс. Кстати, похоже, ты принёс нам удачу, по крайней мере, Кориане.

Киндан продолжал давать кусочки мяса Кориане, наклонившись так близко, что мог чувствовать свежий запах её волос и дрожь её горячего тела. У неё были волосы цвета светлого мёда и сияющие синие глаза. По россыпи веснушек на её руках Киндан догадался, что они есть у неё и на лице. Дыхание её было неровным от волнения.

- Успокойся, всё будет хорошо, - успокоил её Киндан. - У тебя всё получается. Просто накорми её и позови к себе. Если хочешь, чтобы она была у тебя на коленях - корми её, пока она не заснет.

Киндан хотел встать, но Кориана испуганно ухватилась за него.

Из-за его спины появилась фигура - это был Ваксорам. Он взглянул на шатающиеся яйца, затем на Киндана.

- Которое? - спросил он Киндана. Все посмотрели на Киндана. Он указал на коричневатое яйцо, Ваксорам достал его и положил на тёплый песок рядом с Кинданом, молча отступив в сторону.

Леди Саннора нахмурилась, заметив грубый красный шрам под правым глазом Ваксорама, и обернулась к Киндану, пристально разглядывая его с жестким выражением, но Киндан этого не заметил.

- Продолжай кормить её, - объяснял Киндан Кориане, слегка отклонившись назад от её опьяняющей близости.

Перед ним коричневатое яйцо сильно качнулось и треснуло. Киндан напрягся, приготовил несколько кусочков мяса и держал их прямо над скорлупой. Через мгновение появилась головка файра, он пищал. Киндан скормил ему кусочек. Птенец огненной ящерицы рванулся в своём яйце и, расколов его еще дальше, дотянулся до следующей порции. Киндан накормил его, затем отодвинул руку чуть дальше.

- Иди сюда, - успокаивал он файра. - Здесь много еды. Ты можешь сделать это, ну, давай.

Птенец выбрался из яйца и сделал неловкий шаг к Киндану и еще одной порции еды.

Рядом с собой Киндан слышал, как Кориана подражает ему, - Давай, моя красавица, возьми еще кусочек.

- Иди ко мне, - сказал Киндан, и с удивлением понял, что его файр был бронзовым, хотя был уверен, что выбрал коричневого. - Ты такой красивый, - ободряюще шептал он. - И такой умный! Давай, подходи еще ближе.

- Давай, моя красавица, иди ко мне, - ворковала Кориана. Киндан посмотрел на неё долгим взглядом, улыбнулся и получил в ответ самую красивую улыбку, которую когда-либо видел в своей жизни. Он с усилием отвёл взгляд и повернулся к своему файру.

Уже через несколько минут его файр сидел у него на коленях, плотно набитый кусочками мяса. Рядом, на коленях у Корианы, свернувшись, крепко спала её золотая.

- Что мне делать теперь? - Кориана испуганно прошептала Киндану.

- Погладь её, - сказал он ей. - Будь с ней, пока она спит. Покорми её, когда она проснётся.

Он посмотрел на своего собственного файра и ласково погладил бронзового красавца. Вскоре крошечный дракон тоже свернулся калачиком и, вздрогнув напоследок, уснул. Киндан повернулся к Кориане, всё еще не обращая внимания на остальных. - Как ты её назовёшь?

Кориана задумалась, покусывая губу, - Корисс, - ответила она наконец. - Её имя Корисс. - она посмотрела на Киндана, и его сердце оборвалось, когда она улыбнулась и спросила, - А как зовут твоего?

- Волла, - Имя появилось в его голове именно в тот момент, когда он произнёс его.

Два яйца оставались неподвижными и не проявляли признаков изменений.

- М'тал сказал, что они из двух разных кладок, - объявил Киндан, заметив, что Лорд Бемин и его Леди Саннора обменялись обеспокоенными взглядами.

- Но как мы узнаем, когда они проклюнутся? - спросил лорд Бемин.

- М'тал сказал, что кладки разделяет не более двух дней, - ответил Киндан.

Лорд Бемин почувствовал облегчение. Он взглянул на Киндана с бронзовым файром на коленях, затем на Кориану с её золотой и нахмурился, заметив, что арфист не сводит глаз с его старшей дочери.

- Не мог бы ты побыть здесь сегодня вечером? - спросила Леди Саннора у Киндана. - Я пошлю в Цех...

- Я могу сходить, - предложил Ваксорам.

- Ты? - спросила Леди Саннора, и на её лице появилось выражение облегчения. Ваксорам взглянул на Киндана и спросил, - Можно?

- Конечно, - ответил Киндан. - Я вернусь завтра утром.

- И ты мне полностью доверяешь? - спросил Ваксорам с едва заметным удивлением.

Киндан повернул голову и долго изучал Ваксорама, прежде чем кивнуть.

- Будь осторожен, на дороге бывает скользко ночью, - посоветовал Иссак. Ваксорам кивнул, поклонился Лорду Бемину и Леди Санноре и быстро ушёл.

- Этот мальчик! - воскликнула Леди Саннора, повернувшись к мужу. - Ты видел шрам у него под глазом?

- Он сражался, - ответил Лорд Бемин, задумчиво посмотрев на Киндана. - Это был поединок, и он проиграл.

- Я не одобряю поединки, - произнесла Леди Саннора, на её лице появилась гримаса. – Что за накачанный кретин устроил с ним драку?

Лорд Бемин движением брови указал на Киндана.

- Это был я, - сказал Киндан, стойко выдержав негодующие взгляды Лорда и Леди, хотя и ощущал жар на своих щеках. - Он угрожал применить свою силу к женщине, - объяснил он и, пожав плечами, добавил, - Вообще-то, даже к нескольким женщинам.

- Почему ты его не убил? - спросил старший сын Бемина Семин.

- Потому, милорд, - ответил Киндан, - что я верю во второй шанс.

Семина удивил ответ Киндана.

- И потому, что это принесло бы больше вреда, чем пользы, - вмешался Иссак со своей стороны. Он кивнул в сторону Киндана. - Мастер Муренни делился со мной своими мыслями.

Промелькнул ли отблеск уважения в глазах подмастерья, или это только показалось Киндану?

- Хорошо! - с удивлением сказала леди Саннора.

- Хорошо, - согласился лорд Бемин, - мы предложили своё гостеприимство на ночь, пожалуйста, не стесняйся и проси всё, что тебе нужно.

- Спасибо, милорд, - ответил Киндан, полностью уловив ударение, которое Лорд-Владетель сделал на слове «ночь», как намёк на то, что Киндан должен уйти утром.

Кориана слушала их разговор с полузакрытыми глазами, как будто засыпая, но Киндан заметил, что она открывала их пару раз так быстро, что он у него появилось сомнение, не симулировала ли она свою усталость. Наконец, она сказала, - Отец, не мог бы ты приказать, чтобы нам принесли подушки и одеяла?

- Нам? - удивленно повторила леди Саннора.

- Я не хочу беспокоить Кориссу, - сказала Кориана, наклонив голову к золотому файру, спящему у неё на коленях. - И мне может понадобиться помощь, если она проснётся ночью. Я уверена, что Иссак и…- Киндан почувствовал её взгляд на себе, -…Киндан составят мне компанию.

- Конечно, - тут же объявил Иссак, слегка подмигнув Киндану. Киндан же мудро промолчал.

- Очень хорошо, - согласился Бемин, с трудом удержавшись, чтобы с тревогой не взглянуть на Киндана. Он приказал кухарке исполнить просьбу Корианы. Тут же еще она кухонная работница была отправлена за всем необходимым для сна, а кухарка вернулась к своей обязанности следить за большим кухонным очагом. Вскоре появились одеяла и подушки, и.Иссак, Киндан и Кориана устроились со всеми удобствами.

- Спокойной ночи, - пожелала Саннора от входа, приглушив последний светильник.

- Спокойной ночи, мама, - сонно ответила Кориана через плечо и всем телом обернулась вокруг своей золотой королевы. Киндан поступил таким же образом, теперь они выглядели как две большие буквы С, защищающие крошечных, как две точки, файров.

- Спокойной ночи, миледи, - официально сказал Иссак.

- Приятных снов, миледи, - добавил Киндан.

Через мгновение последние шаги растаяли в тишине, и остался лишь треск углей в очаге, запах дыма, теплые тряпки и душистые подушки. Уже проваливаясь в сон, Киндану показалось, что он ощущает слабый запах волос Корианы.

Он проснулся где-то в полночь, быстро повернулся и увидел, что Кориана смотрит на него.

- Она проснулась, что мне делать? - прошептала девушка.

- Покорми её, приласкай, и пусть спит дальше, - тихо ответил Киндан, нащупав миску с мясными обрезками. Он внимательно обследовал животик своего бронзового файра, но Волла не сделал никаких попыток проснуться.

- Помоги мне, - прошептала Кориана в отчаянии. Киндан перевернулся, осторожно перекатив Воллу себе под колени, и развернулся лицом к Кориане. Он передал ей обрезки мяса, которыми она кормила свою золотую, пока, наконец, голодная золотая снова не заснула, и её глаза не погасли в свете очага. Киндан еще некоторое время смотрел на Кориану. С удивлением он почувствовал, как девушка протянула руку и схватила его за руку.

- Спасибо, - сказала она.

Киндан кивнул, затем, очень осторожно выпрямился, всё еще глядя на неё, и перевернулся, уложив Воллу в центр скомканных одеял. Пристроившись за ним, он прикрылся еще одним одеялом.

Кориана последовала его примеру, но, так как она была выше Киндана, ей не хватило одеяла, чтобы укрыться самой. Уже через мгновение она дрожала. Киндан приложил палец к губам, дав ей знак, чтобы она молчала, затем потянулся куда-то за плечо и укрыл еще одним одеялом и себя, и её. Кориана с благодарностью улыбнулась ему, затем прижалась ближе, так близко, что их два файра оказались совсем рядом. Кориана наклонилась вперед и слегка опустила голову, её колени касались его. Через мгновение она заснула.

Киндан же не мог уснуть еще очень долго.

- Киндан! - голос, громко шептавший ему в ухо, разбудил его. - Киндан, вставай сейчас же! Остальные яйца проклёвываются, Лорд и Леди уже в пути. - это был Ваксорам.

Киндан медленно сел, вспомнив своё задание, затем посмотрел на Кориану, которая всё еще безмятежно спала, обняв свою золотую.

- Если они увидят всё это...- сказал Ваксорам, качая головой. - Не думаю, что они мечтали видеть арфиста рядом с ней!

- Нет! - сказал Киндан, с изумлением глядя на Ваксорама. - Это не то, что ты думаешь. - но в душе Киндан задавал себе вопрос, бывает ли большее счастье, чем просыпаться и видеть каждый день рядом с собой такую картину?

- Проверьте яйца, - приказал Иссак с другой стороны очага. - И еще, отодвинься подальше и прибери эти подушки и одеяла.

Ваксорам кинулся с готовностью выполнять приказ, игнорируя просьбы Киндана вести себя тише, - Ты же не хочешь рассердить Лорда-Владетеля, - сказал Ваксорам, и Киндан почувствовал, что старший ученик опирается на свой прошлый опыт, но времени на вопросы уже не осталось.

Последние два яйца зашатались.

- Идём быстрее, яйца проклёвываются! - позвал Иссак, прижав к себе своего файра, и помчался ко входу в кухню.

- Что случилось? - спросила разбуженная шумом Кориана.

- Последние яйца проклёвываются, - сказал Киндан. - Не забудь покормить свою золотую, если она проснётся.

Кориана кивнула, затем огляделась. Посмотрев на подушки и одеяла, разбросанные вокруг неё, она перевела взгляд на Киндана, в её глазах застыл вопрос, и она уже открыла рот, но, прежде чем успела что-то сказать, в комнату вошли её мать, отец и двое старших братьев.

- Они проклёвываются? - спросил Семин, взглянув на очаг.

- Да, - сказал Киндан.

- Сядьте рядом и приготовьте несколько кусочков мяса, - сказал Иссак, указывая на пол рядом с шатающимися яйцами.

- Иди сюда, Баннор! - позвал Семин, жестом позвав за собой младшего брата, - Мы не позволим, чтобы только у Корианы был свой собственный файр!

Баннор рассмеялся, входя в комнату, - Не выйдет, сестрица.

Кориана сонно махнула ему рукой, затем сердито прошипела, когда это движение потревожило её королеву, - Если вы разбудите её...

- Может, ты перейдешь в другую комнату? - предложила Леди Саннора, пытаясь не глядеть на Киндана. Было ясно, что Леди Санноре не принесла радости мысль, что Кориана провела ночь в его обществе.

Кориана заметила её взгляд и улыбнулась матери, - И пропустить триумф моих родственничков? Ну уж нет, мама, я не хочу пропустить ни одного мгновения!

Интересно, она специально провоцирует свою мать, подумал Киндан.

- Что ж, - задумчиво сказала Леди Саннора, слегка изменив формулировку, - может, арфисты предпочтут вернуться в свой Цех.

- К вашим услугам, миледи, - ответил Иссак с поклоном, тщательно отмеренным так, чтобы не уронить своего файра.

- Оставьте счастливчика здесь, - сказал Семин, указывая на Киндана. - Остальные могут уйти.

- Мы можем помогать, - предложил Иссак, а Ваксорам беззвучно кивнул. Киндан не мог точно сказать, чем руководствовался старший ученик - возможностью увидеть Запечатление или желанием исполнить свой долг перед Кинданом. А, может, он просто хотел увидеть поражение Киндана в присутствии Корианы и её матери.

- Я голодна, - сказала Кориана. - И уверена, что остальные тоже.

- В самом деле, - сухо согласилась леди Саннора. Она хотела сказать что-то еще, но осеклась и вместо этого кивнула арфистам. - Простите, я так волнуюсь, что совсем забыла о манерах. Я попрошу кого-нибудь принести вам кла и булочек.

- Все мы очень волнуемся, - сказал Иссак, вежливо кивнув. - Не нужно извинений, миледи.

Леди Саннора любезно кивнула, при этом холодно посмотрев на дочь. Кориана только улыбнулась в ответ.

Киндан подумал, что Кориана играет в опасную игру, дразня свою мать. Он понял, что вражда между этими двумя людьми была давней, но почувствовал, что каким-то образом его присутствие усугубило это противостояние.

Но два оставшихся яйца уже точно проклёвывались, поэтому он прекратил свои размышления.

- Что нам делать? - спросил Баннор, глядя на Иссака, затем на Киндана, и. наконец, на Кориану в отчаянии.

- Не терять самообладания, - строго сказала ему Кориана. - Просто набей ему полную пасть мясом и поговори с ним ласково.

- Скажи ему, что любишь его, - добавил Иссак, с обожанием глядя на коричневого файра, все еще спящего у него на руках.

- А что, если это зеленая? - тревожно спросил Баннор.

- Тогда скажией, - ответил Семин с презрительным видом, и добавил, - Хотя, зачем тебе нужна эта зеленая...

Киндан взглянул на Баннора, задаваясь вопросом, действительно ли молодой холдер надеется на зеленую. Золотые и зеленые файры были самками, так же, как золотые и зеленые драконы... да и стражи порога тоже.

- Никогда нельзя судить по размеру и цвету скорлупы яйца, - внезапно сказал Киндан. - Так же, как и по предыдущему опыту. - добавил он, заметив, что оба старших парня смотрят на него с ожиданием. - Я Запечатлел зеленую самку стража порога, а теперь у меня бронзовый файр.

- Форск зеленая, - сказал Баннор, глядя на дверь в кухню, - и Форск связана с отцом.

Похоже, это не вопрос ориентации, подумал Киндан. Скорее, это ревность. А, может, сыновья Бемина просто завидуют, что их отец связан со стражем порога. Очевидно, что множество потомков не давало повода сомневаться в мужественности Бемина. Знание, что Лорд-Владетель Форт Холда тоже Запечатлел зеленую, облегчило некоторые сомнения Киндана в себе и его предыдущей связи с самкой стража порога.

- Треснуло, - крикнула Кориана, указав на яйцо рядом с Баннором. - Корми его, корми!

- Лучше покорми своего, - тихо сказал Киндан, заметив, что шум потревожил королеву.

- Это бронзовый! - закричал Баннор. - О, да ты красавец! – и он начал кормить с руки пищавшего от голода файра. Но прежде чем файр пару раз шагнул от своей скорлупы, проснулся Волла Киндана и вопросительно пискнул.

Внезапно Корисс громко зашипела, её голос поднялся до ужасного шума, и крошечный, только проклюнувшийся файр издал испуганный крик и ушёл в Промежуток.

- Это она его напугала! - закричал Баннор, указывая пальцем на золотую. - Она прогнала его!

- Нет, она этого не делала, - горячо возразила Кориана, крепко прижав к себе свою королеву. - Она испугалась и закричала.

- Она прогнала его, - продолжал Баннор, в его голосе были слышны одновременно чувство потери и возмущение, - Теперь у меня не будет файра.

В это мгновение яйцо Семина треснуло, и Баннор повернулся к нему. - Можно, я возьму твоё, Семин.

Семин увидел выражение тоски в глазах младшего брата и растерялся, разрываясь между желанием уступить и Запечатлеть файра самому. Птенец жалобно кричал от голода.

- Корми его, - настаивал Киндан.

Но Корисс снова пронзительно взвизгнула, не дав коричневому птенцу даже выбраться из скорлупы, и тот с ужасным криком ушёл в Промежуток.

- О, нет! Посмотри, что ты наделал! - сердито закричал Баннор брату. - Ты должен был отдать его мне, ты, болван. - он повернулся к Леди Санноре. - Мама, я хочу файра. - он указал на Киндана и Иссака. - Заставь их отдать мне своих.

- Так не пойдёт, Баннор, - горячо возразила Кориана. - Как ты смеешь такое говорить? И ты еще называешь себя сыном Владетеля?

- Мама! - пожаловался Баннор, оглянувшись на мать.

- Кориана, ну в самом деле! - вскрикнула Леди Саннора, заламывая руки. - Твоему брату так тяжело сейчас, по крайней мере, могла бы посочувствовать.

Но Кориана выглядела так, словно последнее, чего бы она хотела, это сочувствовать.

Иссак пошевелился и спросил Киндана, - Ты когда-нибудь слышал о таком раньше?

- Нет, - ответил Киндан, удивленный, что подмастерье спросил его мнение.

- И я тоже, - сказал Иссак и повернулся к Леди Санноре. - Миледи, если тебе угодно, мы сообщим об этом печальном случае Мастеру-Арфисту. Возможно, он предложит что-нибудь, что пригодится в будущем.

- Да, конечно, - сказала Леди Саннора, спеша к обезумевшему Баннору. – Похоже, это отличное предложение.

- Но я до сих пор не знаю, что делать с моей золотой, - запротестовала Кориана, умоляюще глядя на Киндана.

- Пока что просто корми её, - ответил Киндан. - И смазывай любое пятнышко на её коже, так же, как и стражу порога.

- Это у тебя был страж порога? - спросила Леди Саннора, внезапно повернувшись к Киндану. - И ты отдал её этой слепой девушке, которая спасла отца?

- Она не слепая, точнее, не совсем, - сказал Киндан. - Но, по сути, да, миледи.

- Ты, наверное, был очень грустным, - сказала Кориана, глядя на Киндана.

- Или очень глупым, - огрызнулся надутый Баннор, недовольно глядя на мать.

- А может, и то, и другое, - согласился Киндан, не дав возможности среднему сыну Владетеля зацепить его. Кориана наградила его проказливой улыбкой, ловко спрятанной от матери.

- Миледи, - подсказал Иссак, - с твоего позволения...

- О, конечно! - согласилась Леди Саннора, помахав рукой и переключив своё внимание исключительно на Баннора.

- Мы отправим гонца, если что-нибудь понадобится.

- Можно использовать барабаны, - предложил Семин.

- Мы отправим гонца, - повторила Леди Саннора тоном, который не предполагал никаких возражений.

Иссак поклонился, умудрившись снова не потревожить своего файра. - Как пожелаете.

Он подал знак Киндану и Ваксораму следовать за ним и вышел из кухни через Большой Зал Форт Холда по направлению к Цеху Арфистов.

Киндану было о чем размышлять по дороге.

Все молчали, пока не оказались снова под арками Цеха Арфистов.

- Вы оба идёте на занятия, - объявил Иссак. - А я доложу Мастеру.

- Волла голоден, - сказал Киндан.

Иссак понимающе кивнул. - Корми его, когда бы он ни попросил, - ответил он. - Нам не нужно повторение сегодняшней трагедии.

Киндан ничего не сказал, а Ваксорам хихикнул. Иссак поднял бровь, вопросительно взглянув на старшего ученика.

- Это не наша вина, и ты это знаешь, - ответил Ваксорам. - Это всё испорченность Баннора и его чванство. Он взглянул на Киндана. - И не будь так уверен, что его сестра намного лучше.

Киндан ощетинился.

- Это всё не имеет значения, - сказал ему Иссак, успокаивающе потрепав его по плечу. - Лорд-Владетель не рассматривает тебя, как партию для своей дочери, Лорд Бемин пристроит свою дочь с максимальной выгодой.

- Пристроит? - с возмущением повторил Киндан.

- Она сама так решит, когда придёт время, - сказал Иссак, чтобы охладить гнев Киндана.

- Это на благо Холда, - добавил Ваксорам, злорадствуя над вспышкой Киндана. - Ты должен понимать, ведь ты же всего лишь арфист.

- И что, арфисты недостаточно хороши? - настаивал Киндан.

- Не для Лордов-Владетелей, - грустно покачал головой Иссак и попросил Ваксорама. - Объясни ему.

Ваксорам кивнул, вздыхая, его радостное настроение упало. Он посмотрел на Киндана почти с сочувствием, затем сказал Иссаку. - Я поговорю с ним, пока мы будем кормить его файра.

Иссак улыбнулся и кивнул, указав пальцем на файра, - Не забудьте похвастаться!

Под руководством Ваксорама, Киндан с Воллой вошёл на кухню и увидел там Селору, которая была вся в делах, командуя несколькими кухарками, готовившими еду на весь день.

- Киндан Запечатлел бронзового, - громко объявил Ваксорам, как только они вошли, - этой ночью. Он будет настоящим красавцем.

Киндана удивила гордость, прозвучавшая в голосе Ваксорама.

- Это точно, - согласилась Селора, глядя на маленькую фигурку, удобно устроившуюся на скрещенных руках у Киндана. Маленький файр зевнул и сонно посмотрел на Селору. - Он сейчас попросит еды, - заявила она, придвинув ногой табурет ближе к очагу. - Садись, и я нарежу ему немного мяса.

- Произошла странная вещь, Селора, - продолжал Ваксорам, увидев, что Киндан сел, полностью углубившись в созерцание Воллы, и ему не до разговоров. - Маленькая золотая Корианы…

- Корисс, - внезапно вмешался Киндан.

- Корисс, - согласился Ваксорам с лукавой улыбкой, - прогнала двух птенцов, которые достались её братьям.

- И это были самцы, не так ли? - спросила Селора, проницательно глядя на них.

- Да, - подтвердил Киндан, прищурившись. - Откуда ты знаешь?

- Она специально прогнала их, - сказала Селора. - Не хотела, чтобы её близкие родственники спаривались с родственниками её хозяйки.

- Почему? - смущённо спросил Киндан.

Селора начала отвечать, но тут же закашлялась, - Вы всё узнаете в своё время, я не сомневаюсь, - сказала она, и широкая улыбка растеклась по её лицу. Она добавила мясных обрезков Киндану. - Не забывай его хорошо кормить, они не любят, когда им приходится много двигаться в первую семидневку.

Киндан поспешно согласился, опасаясь потерять своего прекрасного файра.

- Представляешь, Селора, - продолжил свой рассказ Ваксорам, - когда эти два файра исчезли, Баннор потребовал, чтобы Иссак или Киндан отказались от своих?

- О, этот может, - сказала Селора, всплеснув руками. - Вылитый отец.

Следующие две семидневки пролетели для Киндана, как в тумане. Он чувствовал себя так, словно провёл все свои часы бодрствования, кормя или смазывая Воллу, несмотря на то, что ему помогали и Верилан, и Келса, и Нонала и особенно Ваксорам.

В какой-то момент Ваксорам превратился из задумчивого, униженного противника в полностью преданного Киндану товарища. Киндан не заметил точно, когда, и не понял, как, но это произошло.

- А он изменился, - заметила однажды вечером Нонала. Киндан взглянул на неё, и она поправилась, обратившись напрямую к Ваксораму. - Ты изменился.

Ваксорам удивленно хмыкнул, затем согласно кивнул.

- И всё же, почему? - размышляла Келса позже, оставшись наедине с Кинданом, чтобы помогать ему смазывать пятна сухой кожи у Воллы. - Почему он изменился?»

Киндан задумался, - Мастер Муренни говорил, что Ваксорам пришёл в Цех Арфистов ребёнком с отличным голосом. Когда произошла ломка голоса, он не нашёл в себе нового таланта, чтобы заменить прежний. Так сказал Мастер Муренни.

- То есть, он потерялся, - догадалась Келса, кивая с умным видом. - А теперь он нашёл себе занятие - он охраняет тебя.

- Очень может быть, - согласился Киндан. Келса вопросительно наклонила голову. – Но, возможно, есть еще кое-что. Может, из-за того, что всё страшное с ним уже случилось, он понял, что ему нечего бояться.

- Может, и так, - ответила Келса, но, похоже, он её не убедил. Она сменила тему. - А как насчет этой девушки?

- Какой девушки? - невинно спросил Киндан.

- Дочери Владетеля, которая Запечатлила золотую, Киндан, - ответила Келса.

- Кто тебе рассказал о ней? - потребовал ответа Киндан. - Ваксорам?

Келса покачала головой, - Это Цех Арфистов, здесь ничего не скроешь, дурачок.

- И что, все всё знают?

- Абсолютно, - ответила Келса, обводя рукой весь Цех Арфистов. - Так что? Слухи верны?

- Я не пользуюсь слухами, - горячо ответил Киндан, - поэтому ничего не могу сказать.

- А слухи говорят, что между ней и тобой пробежала искра, что её королева распугала всех других женихов, что она каждую ночь тоскует по тебе, и что её злые мать и отец не позволяют ей видеться с тобой, что бы она ни говорила.

Киндан с отвращением закатил глаза. - Проблема слухов в том, что они в основном оказываются неправдой, - заявил он.

- В основном? – накинулась на него Келса. - И что же здесь правда?

- Келса, - предостерегающе рыкнул на неё Киндан.

- Ну, Киндан, пожалуйста, - умоляла она, глядя на него несчастными глазами. – Уж мне-то ты можешь сказать.

- Нечего говорить, - сказал Киндан. - Правда, что другие файры испугались, и, может быть, Корисс сделала это. Кориана была расстроена, и её брат потребовал, чтобы Иссак или я отдали ему своих файров...

- Вот мерзавец! - вставилаКелса.

- И я не думаю, что очень понравился Леди Санноре, - совсем тихо закончил Киндан.

- Точнее говоря, она просто не любит арфистов, - поправила его Келса.

Киндан удивленно взглянул на неё.

- Ходят слухи, - возбуждённо начала Келса, - что она влюбилась в арфиста, когда была моложе, но тот отверг её.

- Что за арфист? - заинтересовался Киндан. Он никогда не слышал таких слухов.

- Разве это не понятно? - спросила Келса, покачав головой на его тупость. - Почему, по-твоему, Лорд Бемин никогда не посещает Цех?

Киндан задумался на мгновение, - Нет... Мастер Муренни?

Келса одобрительно кивнула, - С первой попытки угадал. - и снисходительно похлопала его по руке. - Из тебя еще может получиться арфист.

Глава 5

Арфист, будь осторожен со словами:

Они приносят и отчаянье, и счастье.

И пусть драконы вечно будут с нами,

И Перн обходят стороной ненастья.

ЦЕХ АРФИСТОВ, 496.11 ПВ.

В начале третьего года обучения в Цехе Арфистов Киндану показалось, что всё идёт не так. Сначала он винил во всём еду. Если бы его не кормили так хорошо, он бы так быстро не вырос.

Если бы он не рос так быстро, то не был бы таким неуклюжим, да и ему не требовалась бы так часто новая одежда. Если бы он не был таким неловким, он не колотился бы обо всё на своем пути. Если бы он так быстро не вырастал из своей одежды, ему бы не приходилось постоянно ходить в одежде на вырост, что еще больше усугубляло его неуклюжесть, сковывая свободу его движений чересчур длинными рукавами.

Если в Цехе Арфистов еще не случался какой-то несчастный случай, требовалось только присутствие Киндана, чтобы это произошло. Он не виноват в том, что не заметил последнюю партию красок, пробираясь сквозь Комнату Записей, забитую Записями. Кто-то другой, как было сказано позже, не должен был размещать их там. Но, как ни удивительно, именно он виноват в том, что упал на них, разлив краски на все новые Записи и сделав многие из них непригодными для чтения.

- Будешь работать с Мастером Инструментов, Киндан, - сказал Мастер Реслер и вздохнул, возвращаясь к последней из Записей, пригодных к расшифровке.

- И то, что ты теперь выше меня, совсем не значит, что я не смогу с тобой справиться, - ворчливо предупредил Калдазон, когда Киндан представлялся маленькому Мастеру Инструментов.

- Наклоняй голову, а не бейся о куски дерева, которые висят над тобой, - продолжил Калдазон, указывая на различные деревянные заготовки, сохнувшие под потолком комнаты музыкального мастера, похожей на пещеру.

- Конечно, Мастер, - ответил Киндан, кивнув, и неосторожно ударился головой о толстую деревянную балку, выпрямляясь.

Калдазон хрипло засмеялся, - Может, хоть это дерево добавит тебе немного мозгов.

Киндан надеялся, что так и произойдёт с течением времени. Он трудился вместе с другими учениками и изготовил вполне приличный барабан, но он занимался этим и Обороты назад, еще до того, как покинул лагерь Наталона, чтобы стать арфистом. С трубами у него получалось хуже - расстояние между отверстиями на его изделиях делало извлечение звуков слишком нелёгким занятием.

- Только дерево переводишь, - ворчал Калдазон, выбрасывая первое изделие Киндана на свалку. - Хорошо, что это бамбук: его полно по дороге к Боллу.

Киндан знал, что, пока он не сможет освоить изготовление труб, ему никто не разрешит использовать драгоценную древесину, необходимую для изготовления гитары, хотя он и достиг успехов в шлифовании и полировке.

- Хоть для чего-то пригодились твои большие мышцы, - сделал вывод Калдазон и поручил Киндану всю шлифовку. Киндан не жаловался - он всё понимал - но его плечи ныли, когда он ложился спать каждый вечер из этих двух семидневок.

Тем не менее, он набирался знаний, и он это ощущал. Шлифуя чужие работы, Киндан начал сам чувствовать древесину и понимать, как её обрабатывать.

- Сегодня ты будешь помогать делать клей и полировочную пасту, - буркнул ему Калдазон как-то. И уже собираясь уходить, добавил, - И обязательно убедись, что ничего не перепутал.

Мастер словно напророчил. Освещение в комнате было не очень хорошим, хотя Киндан и принёс дополнительные светильники, и - он так и не понял, как - он добавил неправильные ингредиенты в обе смеси.

- Это не клей! - выругался Калдазон, взглянув на кипящий горшок после возвращения с обеда. Он повернулся к горшку, в котором, как предполагалось, находится полировочная паста, и обнаружил, что не может даже оторвать от неё ложку. - А это что? Оно закаменело! Что бы это ни было, оно непригодно для работы.

Он посмотрел на Киндана, повесившего голову.

- Наверное, я что-то напутал, - попытался оправдаться Киндан. - Свет был...

- Виноват не свет, - прервал его Калдазон. Он убрал первый горшок с очага и указал на второй. - Сначала очистишь этот, и постарайся не повредить поверхность, иначе горшок будет испорчен навсегда. Когда закончишь, можешь поискать место, куда можно выброситьэто,- он ткнул пальцем в другой горшок, - и очистишь его тоже. - бросив на него последний взгляд, Калдазон вышел.

- Мастер? - Киндан крикнул ему вслед, не желая оставаться наедине со своими горестями.

- Мне нужно поговорить с Арфистом Муренни, - ворчливо ответил Калдазон. - И, возможно, вздремнуть. - он снова взглянул на Киндана и поправился. – Нет,хорошенько отдохнуть.

- Я могу его почистить, - тихо предложил Ваксорам. Киндан удивился, увидев его: наверное, он пришел прямо со своего последнего урока, и, как догадался Киндан, слышал последнюю тираду Калдазона.

За последние десять месяцев отношения между Ваксорамом и Кинданом стали глубже и сложнее, хотя иногда всё так же озадачивали их обоих. Бывало так, словно старший ученик был старшим братом Киндана, в другой раз он был его учеником. Как бы то ни было, всё устоялось, и Ваксорам был принят в братство «изгоев», как он когда-то называл Киндана и его друзей.

- Нет, - ответил Киндан, покачав головой. - Я это натворил, мне и исправлять.

Ваксорам кивнул. Киндан спрятал улыбку и вернулся к беспорядку, который сам и устроил.

Извлечение неудавшегося клея из горшка было лёгкой задачей, и, чтобы поднять своё настроение, Киндан сделал это в первую очередь. Наверное, это было правильно, потому что, как он ни старался, ему не удалось очистить затвердевшую полировочную пасту, не повредив драгоценный горшок мастера Калдазона. В конце концов, почти плача, Киндан принёс оба горшка в комнату Мастера инструментов и обнаружил её пустой: Мастер, очевидно, всё еще скрывался у Мастера-Арфиста.

Немного успокоившись, Киндан решил последовать старой пословице «не буди лихо, пока оно тихо» и отправился после обеда на урок вокала к Мастеру Биддлу.

На двадцатой минуте своего урока Мастер Биддл опустил свою дирижерскую палочку и посмотрел поверх голов других учеников на Киндана.

- Я бы сказал, Киндан, что сегодня у тебя не лучший день для пения, - вежливо сказал Биддл.

Покраснев, Киндан смог только кивнуть в ответ. Это был не просто плохой день, это был ужасный день, и было ясно, что он станет первым из множества других, потому что голос Киндана, похоже, не определился точно, бас он, или тенор, и срывался всякий раз, когда он пробовал даже малейшее изменение тональности.

- Может, - любезно предложил Биддл, - ты попробуешь дирижировать?

Глаза Киндана расширились от волнения. Если и было то, что действительно приносило наслаждение Киндану, это руководить исполнением музыкального произведения. Повинуясь настойчивым жестам Биддла, Киндан пробрался в переднюю часть класса и, кивнув с благодарностью, принял дирижерскую палочку у Мастера Голоса.

Кажется, день становится лучше.

Но как только поднял палочку, давая команду хору начать пение, как послышался голос, - Киндан!

Это был мастер Калдазон. Лицо Киндана побледнело, и он неохотно вернул палочку обратно Мастеру Биддлу.

Похоже, день становился всё хуже.

- Это всё только потому, что ты растёшь, - успокоила его Нонала во время ужина. В свои тринадцать Оборотов она была на полголовы выше Киндана, но это было уже меньше, чем разница на голову еще Оборот назад.

- Ты еще подрастёшь, - уверенно добавил Верилан. Киндан улыбнулся ему, но не мог ему немного не позавидовать - Верилан мог быть уверен, что ему найдётся место в Цехе Арфистов; уже одно его умение копировать гарантировало это.

- Просто старайся не искать неприятности, - задумчиво добавила Келса, подняв глаза от таблички, на которой что-то писала.

- Ешь, Келса, - сказали Киндан и Нонала в унисон. Все остальные попытались скрыть улыбки, а Келса испуганно взглянула на них и задумчиво отодвинула свою табличку. Келса всегда что-то писала. Темноволосая девушка была еще одной, кто, без сомнений, и это Киндан знал точно, найдет себе место в Цехе Арфистов, несмотря на то, что Цех традиционно был мужским миром; Песни Келсы были настолько оригинальны, что никто не мог их забыть, и у неё была прекрасная память не только на слова, но и на ноты.

Сыграйте ей песню однажды, и она запомнит её навсегда; начните мелодию, и она напишет из неё совершенно новую пьесу. Было опасно насвистывать что-нибудь рядом с Келсой, потому что она часто внезапно останавливалась - к ужасу всех, шедших за ней - и начинала что-то писать.

Келса и Пеллар были удивительно близки друг с другом всякий раз, когда немой Арфист приезжал из своего Огненного Холда: казалось, она могла понять даже малейшие его знаки и облечь их в музыку. К удивлению Киндана, Халла, подруга Пеллара, никогда не возражала против общения Келсы с Пеллаом. Более того, она, казалось, поощряла это, хотя Киндан предпочел бы, чтобы она завидовала и держала Пеллара подальше от Келсы. Несмотря на то, что он недавно понял, что не чувствует ничего подобного с Келсой, Киндан всё еще хотел надеяться, что, это может произойти, и у него будет какой-то шанс.

Он самокритично покачал головой и, заметив, что Келса снова бросила вилку, заменив её стилусом, осторожно кивнул в её сторону. Нонала заметила его движение и зарычала на Келсу.

- Осколки! - простонала Келса. - Это всего лишь еда.

- Но тебе нужно есть, - сказал ей Верилан. - Даже ты не сможешь творить на пустой желудок.

- Я не рабочая скотина, - прорычала Келса, взглянув на Киндана. - Мне не нужно столько есть, чтобы весь день совершать глупые ошибки.

- Келса! - сказала Нонала предостерегающе, а все остальные сердито посмотрели на Келсу.

Лицо Киндана побледнело, он уже не смог притворяться, что это замечание не ранило его.

- Ну, - сказала Келса, неловко пытаясь поправить ситуацию, - может, если бы ты не ел так много...

Киндан резко встал и громко толкнул свою тарелку через весь стол к Келсе.

- Можешь съесть мою порцию, - прорычал он, выбегая из столовой.

Это не имело бы большого значения, если бы Нонала, Келса и Верилан не были его единственными друзьями в Цехе Арфистов, кроме, возможно, Ваксорама, но эти отношения были настолько странными, что Киндан не знал, как их назвать.

Когда Киндан появился в Цехе Арфистов три Оборота назад, его присоединили к группе учеников, которые были вместе уже половину Оборота, а некоторые и полный Оборот, и все его попытки наладить отношения с другими потерпели неудачу. Из других сорока учеников в то время только Верилан проявлял какие-либо признаки дружелюбия. В конце концов, к ним присоединились Келса, а затем и Нонала, и теперь, шагая в большой внутренний двор в центре Цеха Арфистов, Киндан понял, что стал лидером группы. Возможно, это было из-за того, что он был старше, а, может, из-за его победы над Ваксорамом или из-за того, что он не был так сильно сосредоточен, как остальные трое, он не мог сказать точно, но это было так. Или, возможно…

Шум сверху заставил Киндана поднять взгляд и вытянуть руку - не для защиты, а как шест. С довольным криком маленький бронзовый файр уселся на руку Киндана.

- У меня нет ничего для тебя, Волла, - сказал Киндан, подняв вторую руку, чтобы потрепать файра за щеку. Волла прощебетал что-то понимающе, и плохое настроение Киндана испарилось.

Возможно, Киндана выделяло и числа остальных учеников, даже из его собственной небольшой группы друзей, то, что он был в близких отношениях с двумя Предводителями Вейров и бесчисленным количеством всадников.

Было время, когда этого было бы пределом мечтаний для Киндана: быть арфистом и водить дружбу с Предводителями Вейров Перна казалось недостижимой целью, когда он был на Обороты моложе.

Да, подумал Киндан, когда-тоя думал, что именно этого желаю.

Волла, почувствовав настроение Киндана, склонил голову и вопросительно чирикнул.

- Всё хорошо, - успокоил его Киндан, ласково улыбнувшись своему файру. - Я просто немного задумался.

Звук шагов сзади сообщил о приближении Ваксорама. Киндан, обернувшись, кивнул ему, и старший ученик кивнул в ответ, затем Киндан снова стал смотреть вперед, чувствуя странное успокоение от присутствия Ваксорама.

Волла внезапно поднял голову, вглядываясь вверх, затем со счастливым криком взлетел в воздух над внутренним двором, быстро поднявшись над Цехом Арфистов. Провожая Воллу взглядом, Киндан, не удивился, увидев, как из Промежутка, прямо перед Цехом Арфистов, вышел дракон.

Киндан промчался через весь двор и из-под арок Цеха Арфистов выскочил на поляну.

Бронзовый дракон только приземлился, он склонил голову к Волле, парящему рядом с ним.

Киндан остановился в конце арки, прищурившись. С дракона спустился всадник и протянул руку, чтобы помочь другому маленькому человеку.

Новый ученик? - размышлял Киндан. Но он ничего не слышал о новом ученике. Также не было никаких барабанных сообщений в последнее время, и никаких слухов о новом наборе учеников.

- Киндан! - позвал всадник, жестом пригласив его подойти, все еще закутанный в тёплый костюм для полётов, его лицо было закрыто теплым шарфом.

- М'тал? - удивленно пробормотал про себя Киндан и быстро подбежал.

- Я вижу, Волла неплохо устроился, - приветливо сказал Предводитель Вейра Бенден, когда Киндан приблизился. М'тал внимательно посмотрел на Киндана и добавил, - Да и тебе еда арфистов, похоже, идёт на пользу!

Киндан, улыбнувшись, кивнул, но его внимание было обращено на пассажира М'тала, мальчика, которому было не более десяти Оборотов. У мальчика были светлые волосы и болезненный вид, но, возможно, подумал Киндан, это было вызвано холодом Промежутка.

- Это Конар, - сказал М'тал, положив руку на плечо мальчика. - Он самый младший в роду Лорда Ибратона.

Киндан быстро кивнул мальчику, затем снова посмотрел на М'тала. Голос всадника звучал встревоженно, и Киндан отметил, что М'тал выглядел усталым.

- Волла, - позвал Киндан, - скажи Мастеру Муренни, что у нас гости.

Маленький файр с сожалением пискнул что-то Гаминт'у, бронзовому дракону, и исчез.

М'тал удивлённо покачал головой. – А ты точно егоэтомунаучил? Мастер Муренни узнает, что мы идем?

Киндан улыбнулся, - Ну, по крайней мере, он точно узнает, чточто-тослучилось.

Киндан заметил большую сумку рядом с Конаром и потянулся к ней, - Позволь мне помочь тебе донести её.

Прежде, чем Киндан дотянулся до сумки, Ваксорам схватил и легко поднял её. Киндан благодарно кивнул.

Когда они пришли во внутренний двор Цеха Арфистов, он был уже заполнен любопытными учениками.

- М'тал! - воскликнул Мастер- Арфист Муренни, увидев Предводителя Бенден Вейра. - Рад видеть тебя.

- Я тоже, - ответил М'тал. Он быстро сократил расстояние между ними и тихо прошептал, - Мне нужно поговорить с тобой наедине.

Муренни кивнул, затем покосился на Конара.

- Это самый младший Ибратон, - объяснил М'тал. - Я хочу, чтобы он остался здесь.

- Конечно, - сказал Муренни, словно просьба была совсем обычной. Он помахал рукой Киндану и спросил, - Можешь помочь ему устроиться?

Обязанность принимать нового ученика в Цехе Арфистов должна по давней традиции возлагаться на поступившего последним ученика, которой и была Келса. Однако Киндан заметил, что мастер Муренни обошёл эту традицию в случае с двумя последними новичками, вместо этого поручив эту обязанность Киндану. Киндан заметил это изменение, но не прокомментировал никак, потому что, общаясь с первым новичком, он понял ход мыслей Мастера-Арфиста: большинство учеников были бы оскорблены и смущены, если бы их знакомила с Цехом Арфистов девушка.

- Я позабочусь о нём, - ответил Киндан, жестом указав на вход в комнату учеников, и сказал Конару. - Нам сюда.

- И проследи, чтобы его накормили! - добавил Муренни.

Киндан согласно кивнул, затем повернулся к лестнице, ведущей к комнате учеников, Ваксорам неотступно следовал за ними. Огромная комната была разделена стеной вдоль и, кроме того, разгорожена толстыми занавесками, развешанными в необходимых местах.

- Обычно ученики сгруппированы по возрасту, - объяснил Киндан, проходя мимо нескольких двухъярусных кроватей. – Но, если мастера не возражают, мы можем размещаться так, как нам нравится.

- Не знаю, буду ли я учеником, - сказал Конар, и Киндан впервые услышал его голос. Голос был резким, а речь имела лёгкий акцент, отличный как от обычной речи Форт Холда, так и от негромкой манеры говорить, которой обучали всех арфистов. Это напомнило Киндану больше речь жителей Плоскогорья, чем Бенденский говор М'тала.

Киндан обернулся, улыбаясь, - Если бы это было не так, Мастер Муренни не отправил бы тебя со мной.

- Мне кажется, отец послал меня, чтобы уберечь, - хмуро сказал Конар.

- Но ведь ваш арфист рекомендовал тебя?

- Наш арфист мертв, - сказал Конар. - Именно поэтому отец решил отослать меня.

- Что?

Конар кивнул, - Мы узнали об этом только сегодня утром, он был в южной части Холда.

- Он что, был очень старым? - спросил Киндан. - Как он умер?

- Говорят, это был грипп, - сказал Конар. - Но я тоже болел гриппом несколько месяцев назад...

- И я.

- И Арфист Алагар тоже, - сказал Конар, помрачнев. - Матушка не хотела, чтобы я уходил, потому что я самый младший, но отец настоял, сказав, что род нужно сохранить. - его губы задрожали, когда он спросил. - Как ты думаешь, они могут умереть?

- Нет, - сказал Киндан, резко мотнув головой. - Никто не умирает от гриппа, этого просто не может быть.

- А как же Арфист Алагар?

- Возможно, это было что-то другое, - сказал Киндан, пожав плечами, и добавил с улыбкой, - Я думаю, ты, возможно, неправильно понял намерения своего отца, может быть, он просто хочет иметь хорошего арфиста в семье!

- Но я ни на что не годен, - возразил Конар и добавил задумчиво. - Кроме рисования, возможно.

- Рисования?

- Ну, так, каракули, - самокритично поправился Конар. Отец постоянно ругался, что я всегда что-то рисую, но Арфист Алагар сказал, что я подаю надежды.

- Ну, если Арфист Алагар так сказал...

- Но арфисты не рисуют.

- Мы, арфисты делаем многое, - сказал ему Киндан. - А иногда мы добавляем новые умения. - он указал на одну из занавесок и поднял её угол. - Вот здесь мы мы с моими друзьями спим, - сказал он, опуская на пол сумку Конара. - Мы оставим твои вещи здесь, пока не решится, куда тебя поселить.

- Кто твои друзья?

- Верилан, Нонала и Келса, - сказал Киндан, указывая по очереди, на нижнюю койку ближней кровати, затем на нижнюю и верхнюю койку дальней.

- А кто спит там? - спросил Конар, указывая на верхнюю койку ближней кровати.

Киндан улыбнулся и указал на себя, - Но если хочешь спать с нами, можешь спать с Ваксорамом здесь. – Киндан, подмигнув старшему ученику, сказал Конару, - Правда, он храпит.

- Мои братья тоже храпели, - сказал Конар, задумчиво взглянув на Ваксорама. - Он твой слуга?

- Да, - быстро ответил Ваксорам.

- Он проиграл поединок, - объяснил Киндан. - Но он ученик, такой же, как и все мы здесь.

- Поединок? - повторил Конар, его любопытство росло. Он увидел шрам под глазом Ваксорама. - По какому поводу?

- Он оскорбил девушку, - неохотно сказал Киндан, не желая раскрывать все детали.

- Нонала и Келса звучат как имена девочек, - сказал Конар, вопросительно глядя на Киндана.

- Так и есть.

- Вы спите вместе с девочками? - удивился Конар.

- Да, - ответил Киндан. - Мы относимся друг к другу с уважением и не подглядываем, если тебе это интересно.

Киндан был удивлён, увидев, что Ваксорам согласен с его заявлением. Это показало, насколько старший ученик изменился за последние десять месяцев.

Конар покраснел и поспешно замотал головой, - Просто... я всегда спал один в своей собственной комнате.

- Наверное, было непросто убираться в одиночку, - посочувствовал Киндан.

- Я никогда не убирался сам, мне помогали.

- Ну, здесь, в Цехе Арфистов, помощников нет, - сказал ему Киндан. - Мы всё делаем сами. - он подошел к шкафу, открыл его, вытащил метлу и протянул Конару, неловко схватившему её. - Кстати, я сам сделал эту метлу. Это моя вторая, самая хорошая метла.

- Арфисты делают мётлы? - повторил Конар удивлённо, глядя на метлу в своих руках.

- Арфист должен уметь делать то, что делают другие люди, и лучший способ научиться - сделать это своими руками, - объяснил ему Киндан. - Поэтому мы сами делаем мётлы, убираемся в своих комнатах, чиним свою одежду.

Конар удивлённо взглянул на него, - А это трудно, самому сделать метлу?

Киндан улыбнулся и кивнул, - Вот поэтому я и делал две. - он указал на щетину метлы. - Видишь, как сильно я стянул веревкой щетинки? - спросил он. - Это не даёт им выпасть.

- Я не знаю, где мы берём наши мётлы, - признался Конар Киндану. Киндан улыбнулся, обрадовавшись, что молодой сын Лорда-Владетеля Бендена заинтересовался этим вопросом: многие сыновья Лордов-Владетелей считали себя выше всякой работы. Он улыбнулся еще и потому, что Келса и Нонала бессчётное число раз говорили ему, что постоянные разговоры об изготовлении мётел, как говорила Келса, -…Скучно, Киндан, и я не знаю, почему ты всегда болтаешь об этом. - даже Верилану, всегда старавшемуся проявлять интерес ко всем фантазиям Киндана, приходилось симулировать интерес к изготовлению мётел.

- Ты голоден? - спросил Киндан у Конара. – Уже время обеда.

- Когда я уходил, было почти время обеда, - ответил Конар смущенно.

- Это потому, что Форт Холд находится на другой стороне континента и встречает солнце на шесть часов позже, чем в Бендене, - объяснил Киндан. Он зашагал шире, крикнув через плечо. - Поторопись, обед скоро закончится.

Но Конар отстал. Вернувшись посмотреть, что его задержало, Киндан увидел, что Конар согнулся, пытаясь отдышаться. Киндан бросился к нему, - С тобой всё хорошо? - спросил он, наклонившись к побледневшему мальчику.

- Не хватает воздуха, - сказал Конар, отдышавшись. – Всегда не хватало, на самом деле, но после гриппа стало совсем плохо.

- Осколки, надо было сразу сказать мне.

Конар мотнул головой, - Не хотел тебя беспокоить.

Киндан кивнул, очень хорошо понимая чувства мальчика, - Я могу понести тебя.

Конар посмотрел на него с ужасом.

- Ладно, отдышись, - сказал Киндан, молча надеясь, что им еще найдётся, что-нибудь поесть, когда они доберутся до Столовой.

Они всё еще отдыхали, когда появились Муренни и М'тал, направлявшиеся обратно к лугу за Цехом Арфистов.

- Киндан, - позвал Муренни, - вот тебя-то мы и хотели увидеть! - он сделал паузу, увидев Конара. - Ты что, пытаешься загонять его до смерти?

- Нет, Мастер, - ответил Киндан. - Я не знал, что у Конара проблемы с дыханием.

- Его нужно показать Мастеру-Целителю, - сказал Муренни, задумчиво глядя на маленького мальчика, затем вопросительно посмотрел на М'тала. М'тал кивнул в ответ, и Муренни на мгновение нахмурился, прежде чем сказать Киндану, - У нас есть для тебя другое занятие.

- Надеюсь, это не связано с Записями? - испуганно спросил Киндан.

- Боюсь, так оно и есть, - сказал ему М'тал, сочувственно улыбаясь явному неудовольствию Киндана. - Но ты так хорошо справился...

- В настоящий момент, - вставил Муренни, заговорщицки подмигнув, - как мне кажется, Киндан принимает награду за хорошо выполненную работу.

Конар, восстановив дыхание, с любопытством смотрел на Киндана.

- Опять работа, - простонал Киндан.

- Подождёшь, пока я объясню твои опасения Киндану? - спросил Муренни у Предводителя Бенден Вейра.

М'тал задумчиво нахмурился, затем кивнул.

- Я, полагаю, вы еще не ели? - спросил Мастер-Арфист у Киндана, и тот кивнул в ответ. - Ну, - сказал Муренни, разворачиваясь обратно в Столовую, - почему бы нам не поесть и не поговорить там.

Глаза Киндана на мгновение раскрылись, но он тут же смог справиться с эмоциями. Обед с Мастером-Арфистом наверняка будет замечен и воспринят с неудовольствием старшими учениками, но он не видел, как избежать приглашения.

Когда они пришли, Муренни сел рядом с Конаром и спросил, - Ну что, Киндан рассказал тебе про свою метлу?

Киндан густо покраснел под смех Мастера-Арфиста и Предводителя Вейра. M'тал хлопнул его по плечу и сказал, - Ты, действительно, можешь гордиться своими достижениями.

- Но это всего лишь метла, - простонал Киндан.

- Всадники в Бендене сами делают упряжь для себя, - сказал ему М'тал. Киндан с интересом взглянул на него, и Предводитель продолжил, - Наша жизнь зависит от этого, мы должны быть в них уверены.

- Ну, моя жизнь не зависит от метлы, - пробормотал Киндан.

- Лучше не говори этого при Селоре, - предостерёг его Муренни. – А то она быстро докажет, что ты неправ.

- Селора готовит для нас еду, - пояснил Киндан Конару.

- Вообще-то, она делает не только это, - поправил его Муренни.

- Она командует всем Цехом, - подтвердил Ваксорам, и Муренни согласно улыбнулся.

Когда они вошли в зал, Киндан заметил, что Келса остановилась на середине фразы, увидев его, с выражением на лице «что-вы-натворили-на-этот-раз». Киндан улыбнулся и пожал плечами.

- Можно ли найти местечко для Предводителя Вейра и моих гостей? – вежливо спросил других Мастеров Муренни, когда они прибыли за большой круглый стол Мастеров. По виду Реслера было видно, что тот был не согласен, чтобы Киндан сидел за этим столом. Он медленно встал, но Муренни велел ему снова сесть, - Тебе стоит это послушать, Реслер.

Взгляд Реслера дал понять, что Мастер-Архивариус думал иначе, но он всё же сел обратно.

- Я должен подготовиться к уроку, - сказал Мастер Биддл, вставая, и кивнул Киндану и Предводителю Вейра.

- О, прости, - сказал Муренни Мастеру Биддлу и указал на Конара. - Это Конар, младший из рода Лорда Ибратона из Бендена. Алагар рекомендовал его учеником.

Биддл приветствовал кивком Конара и вышел из зала.

- Я поговорю с тобой позже, - крикнул вдогонку Муренни, - и всё расскажу.

Мастер Голоса махнул рукой в ответ, спеша в свой класс.

- Что, действительно, Алагар? - спросил с интересом Реслер, не обратив внимания на эпизод с Мастером Биддлом. Он взглянул на Конара с любопытством. - И какой талант обнаружил Мастер Алагар, что рекомендовал тебя в Цех Арфистов, юноша?

Конар опустил глаза. - Я не знаю.

- Что ж, - продолжил Реслер, - я уверен, что Алагар сам расскажет это в свое время.

- Боюсь, уже нет, - сказал Муренни, покачав головой. - Мастер Алагар умер от гриппа.

Мастер-Арфист Леннер откинулся на спинку стула, - Наверное, я тоже останусь.

- Да, останься, - согласился Муренни и сказал другим Мастерам. - Остальные узнают все новости чуть позже.

Он указал на М'тала, - Мы злоупотребляем временем Предводителя Вейра.

Все Мастера поспешно встали, почтительно кивнув М'талу, - Предводитель, - сказали они хором, и, прежде чем выйти, с намёком посмотрели на учеников и подмастерьев, продолжавших сидеть за своими столами. Ученики тут же закончили разговоры, проглотили последние куски и встали, чтобы отнести подносы на кухню.

- Я не собирался всех разгонять, - заметил Муренни, глядя вслед уходящим, - но, возможно, это к лучшему.

- Что случилось с Алагаром? - спросил Леннер, когда шум шагов затих.

- Понятия не имеем, - сказал М'тал. - Файр Алагара прилетел к Ибратону поздно ночью. Он только забрал записку, которую тот принёс, как файр закричал и ушёл в Промежуток. - Прежде чем другие что-то сказали, он продолжил, - Ни мой Гаминт', ни Брет'а Салины не смогли связаться с ним.

- Что было в записке? - спросил Леннер, наклонившись вперед.

- Только одно слово: грипп, - ответил М'тал. Он откинулся на спинку стула и устало закрыл глаза. С закрытыми глазами, он продолжил. - Алагар отправился в один из небольших холдов, не больше трех-четырех семей, но Лорд Ибратон считал его многообещающим. - Мы с Гаминт'ом пролетали над холдом на следующий день, и никого не видели.

- А как насчет скота? - спросил Леннер.

- Я видел несколько животных, - сказал М'тал, наклонясь вперед и снова открыв глаза. – А что?

- Иногда крупный рогатый скот может переносить болезнь для людей, - сказал Леннер и, обращаясь к Мастеру Реслеру, добавил. - По крайней мере, так говорят Записи.

- А Алагар это знал? - спросил М'тал, насторожившись.

- Не знаю, - ответил Леннер, подумав.

- Сомневаюсь, - сказал Реслер. - Он никогда не был силён в целительстве.

- Бенден Холд без целителя, - заметил Леннер, покачав головой. - И я боюсь, что быстро мы не найдём замены, - добавил он, взглянув на Конара.

- Вот почему всех арфистов учат некоторым азам целительства, - сказал Муренни, - как и бедного Алагара.

- Точно так же, как целители учатся кое-каким навыкам арфиста, - согласился Леннер.

Муренни фыркнул, - Их учат только самому необходимому. - Конар взглянул непонимающе, и Муренни пришлось объяснить. - Они учатся манерам, правда, самую малость, и основам работы с Записями.

- Жаль, что их не научили ничему большему, - сказал Леннер, с вызовом посмотрев на Мастера Реслера.

- У них очень плохой почерк, - пожаловался Реслер, бросая многозначительный взгляд на Киндана. - И, в лучшем случае, они способны только небрежно вести Записи.

Мастер-целитель уже был готов начать спорить, но взял себя в руки и извинился перед М'талом взглядом, - Прости, так о чем мы говорили?

М'тал отклонил его извинения взмахом руки, - Как я уже говорил, я никого не видел, - продолжил М'тал. - Я не стал приземляться, а вернулся к Лорду Ибратону и рассказал ему все новости. - здесь М'тал сделал паузу и взглянул на Конара, прежде чем продолжить. - Лорд Ибратон сказал мне, что Алагар недавно рекомендовал Конара в арфисты, но он возражал против этого, в основном, из-за несогласия матери Конара.

Киндан и другие арфисты были удивлены.

- Она хотела, чтобы мальчик оставался с ней? - предположил Леннер и М'тал кивнул.

- И Ибратон уступил ей, чтобы избежать раздора, - предположил Муренни.

-Теперьон понимает, что это предложение имеет свои плюсы, - продолжил М'тал.

- Почему? - спросил Муренни.

- Потому что этот мелкий холд не был единственным внезапно замолчавшим холдом, - сказал М'тал и кивнул на Конара. - Поэтому Ибратон теперь считает, что лучше всего отправить его в Цех на всякий случай.

- Сколько холдов замолчало? - спросил Леннер.

- И была ли какая-то закономерность? - добавил Киндан. Реслер строго посмотрел на него, напоминая Киндану, что «ученика должно быть видно, но не слышно».

- Хороший вопрос, - ободряюще шепнул Леннер Киндану.

- Не знаю, - сказал М'тал, кивнув с улыбкой Киндану, затем повернулся к Леннеру и сказал уже ему. - Еще три мелких холда замолчали за последние две недели.

- Три холда за две недели? - прошептал Леннер. - И никого не послали проверить их?

- Ибратон сказал, что это должен был сделать Алагар, - ответил М'тал.

- Но ведь у нас тоже был здесь грипп шесть месяцев назад? - спросил Реслер у Леннера. - Разве это не значит, что у нас теперь иммунитет?

- И в Холде Бенден был грипп около восьми месяцев назад, - подхватил Конар.

- Точно? - засомневался Леннер. - Я не помню отчета.

- Но… ой! - Конар густо покраснел. - Мастер Алагар просил меня написать отчет, - признался он несчастно.

- Ничего страшного, - мягко сказал ему Леннер. - У меня были сообщения из Лемоса и Битры, да и у нас было то же самое. - он печально покачал головой. - Несколько пожилых людей умерло.

- Да, всадники невосприимчивы к болезням, - согласился М'тал. - Но есть еще и обитатели Вейра. - он откинулся на спинку стула и задумчиво сказал. - Мы потеряли семь детей, один из них только родился.

- А сколько умерших всего? - тихо спросил Леннер.

- Не больше пятидесяти, - ответил М'тал. – А что,К'тан не отправил отчет?

- Возможно и отправил, - неопределенно ответил Леннер. –Но, насколько я знаю, в вашем Вейре нет арфиста, а отчетами обычно занимаются они.

М'тал задумчиво взглянул на Киндана, - Вейр готов ждать, пока не будет подходящего кандидата.

- Есть Тенелин и Иссак, - предложил Реслер, стараясь не встречаться взглядом с М'талом. - У обоих вполне разборчивый почерк.

- Важно, чтобы Предводитель хорошо взаимодействовал со своим арфистом, - заметил Муренни. - А я подозреваю, что, хотя предложенные тобой кандидаты достаточно опытны, им не хватает… определенной гибкости.

- Опять ты со своей гибкостью, - кисло ответил Реслер. - Работа арфиста им хорошо знакома...

- Сейчас речь не об этом, - Муренни прервал его и развернулся к М'талу, смотревшему на Леннера. - В записке Алагара говорится «грипп» - может он оказаться прав?

- Чтобы вывести из строя так много мелких холдов, - начал Леннер, с сомнением качая головой, - на мой взгляд, потребовалась бы более смертоносная болезнь.

- Я помню, - начал, подбирая слова, М'тал, - во времена моей юности у нас был грипп, который оказался крайне опасным. - его лицо исказила гримаса боли. - Моя мать и младшая сестра умерли от него. Но пока я выздоравливал, Целитель нашего Вейра в то время...

- По-моему, это был Селессект, - пробормотал Реслер. М'тал кивнул и продолжил.

- …сказал, что когда он был молодым, был грипп, который был еще хуже и убил многих. - он повернулся к Леннеру. - Ты помнишь это?

Леннер покачал головой, - Мой цех получает так много запросов каждый день, что мы практически не имеем возможности исследовать прошлое, за исключением случаев, когда нас вынуждает необходимость. - он взглянул на Мастера-Арфиста. – У меня меньше учеников-целителей, чем мне бы хотелось.

- Я вполне согласен с тобой, - ответил Муренни. - Однако, как мы с тобой уже обсуждали, найти подходящих кандидатов-целителей будет проблемой.

- Почему? - спросил М'тал.

Леннер не обратил внимания на вопрос, но Муренни жестом успокоил его и, обратившись к М'талу, сказал, - Со времени Второго Прохождения мы, Периниты, расселились по всему нашему континенту.

- Теперь, когда мы приближаемся к следующему Прохождению, холдеры и ремесленники стремятся расселиться как можно шире и выращивать как можно больший урожай, чтобы создать запасы.

М'тал кивнул: всё это не было для него новостью.

- Поэтому холдеры и ремесленники хотят сохранить самых лучших и трудоспособных для себя, не собираясь отдавать их в Цех Арфистов или в Цех Целителей, - продолжил Муренни. - Особенно, в Цех Целителей, поскольку подготовка целителя занимает намного больше времени, чем обучение арфиста.

- Значит, подходящих кандидатов-целителей не хватает, - подвёл итог М'тал. - Но ведь холдеры и ремесленники должны понимать…

- Так должно быть, - согласился Муренни. - Но, тем не менее, в действительности каждый холдер и мастер-ремесленник полагает, что потребность в новых целителях должна удовлетворяться за счет какого-либо другого холда или мастерской, но только не их.

- Может, Вейры смогут помочь, - предложил М'тал, затем с сожалением покачал головой. - Мы столкнулись с этой проблемой и в Вейрах тоже. Нам едва хватает молодёжи, чтобы удовлетворить свои потребности в новых всадниках и работниках.

- Нам пока удаётся выжить, потому что мы настаиваем на обучении наших арфистов некоторым навыкам целительства, - заметил Муренни. - Но если вдруг случится какая-нибудь катастрофа...

- Нитей вполне достаточно для катастрофы, и до этого осталось меньше двенадцати Оборотов, - сказал М'тал. Он опустил взгляд вниз, на свои руки, задумчиво прищурившись, затем взглянул на Муренни. - Ты не думал вынести этот вопрос на Конклав?

- Думал, - ответил Муренни. - И дажевынес.

М'тал вопросительно поднял бровь.

- И Лорды Владетели предложили мне обратиться в Вейры или Мастерские, - ответил Муренни, его тон был полон горечи.

- Я могу стать целителем, - нерешительно сказал юный голос. Все повернулись к Конару с удивлением. - Но я не знаю, подойду ли я - у меня не очень хороший почерк.

- Кое-кто, - ответил Мастер-Целитель, бросив острый взгляд на Мастера-Архивариуса, - считает, что это недостаток большинства целителей.

- Ты же сказал, что можешь рисовать? - добавил Киндан, пытаясь поднять и авторитет Конара, и его настроение. Когда мальчик кивнул, Киндан повернулся к Леннеру. - Нужно ли умение рисовать целителю?

- Ну, - протянул Леннер, - обычно этого не требовалось, но, может быть, только потому, что у нас не было никого, кто это умел.

- Это всё очень интересно, но мы отклонились от темы, - сказал Муренни.

- Я думаю, это моя вина, - сказал М'тал, извиняясь. - Вопрос остался открытым: были ли упоминания о подобной эпидемии гриппа?

Леннер покачал головой и взглянул на Мастера-Архивариуса, - Я не помню, возможно, Мастер Реслер...

Реслер вздохнул, - Это всё, что я могу сделать с теми людьми, которые у меня есть, ведь я должен также заниматься текущими запросами, многие из которых связаны с нашим постоянным расселением по континенту. - он задумчиво взглянул на Конара. - У меня много запросов на копии карт, например – и, как я полагаю, они очень похожи на рисунки.

М'тал кивнул в ответ на слова Реслера, затем сказал Муренни, - Могу я попросить поискать в Записях такие упоминания?

- Милорд, - возразил Реслер, внезапно став официальным, - возможно, вы меня не слышали, мой штат уже перегружен работой. - он с сожалением покачал головой. - Кроме того, такой поиск очень сложен, и я сомневаюсь, что мои ученики справятся с этим...

- Мне кажется, есть один ученик, который с этим справится, - мягко перебил его М'тал.

- И кто же это? - спросил удивлённо Реслер.

- Тот, кто уже продемонстрировал способность находить в Записях забытые ценности, - сказал М'тал, и его взгляд упал на Киндана.

Киндан выпрямился, его лицо вспыхнуло от удивления, когда Реслер заметил взгляд Предводителя Вейра и воскликнул, - О, нет! Ты же не имеешь в виду его!

Глава 6.

Мы Записи храним, чтоб Знаний не терять,

Их люди с давних пор усердно собирали.

Арфиста долг святой – всё это сохранять,

Чтоб Перн был живвсегда, и Вейры процветали.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

Таким образом, было решено, несмотря на возражения Реслера и удивление Киндана, что Киндан поищет в Записях любые упоминания об этой болезни или «супер-гриппе», как её назвал Мастер-Арфист.

Мастер Реслер был больше расстроен, если такое возможно, чем сам Киндан, поражённый огромным размером задачи и её важностью – всё усложняло еще и то, что его не освободили от обычных занятий и хозяйственных поручений.

- И не беспокой Верилана, у него важная работа, и его не нужно отвлекать, - раздражённо сказал Реслер Киндану.

- Да, Мастер, - послушно ответил Киндан.

- Ты должен понимать важность этой задачи, - Мастер-Арфист предупредил Киндана.

- Нужно узнать, что можно ожидать от этой болезни, и любые способы борьбы с ней, - сказал М'тал.

- Этот грипп не обязательно будет тем же самым, - сказал Леннер, - но это, по крайней мере, даст нам некоторое представление о том, чего ожидать и подскажет методы защиты от неё.

И вот Киндан после обычных занятий поздно ночью сидел в Комнате Записей, окружённый всеми светильниками, которые только сумел отыскать, и стопками старых, пыльных Записей.

За соседним столом Конар моргнул и попытался сдержать зевок. Попытка оказалась неудачной, и Киндан из чувства солидарности тоже зевнул. Ваксорам, сидевший за столом перед Кинданом, повторил его зевок.

- Тебе не обязательно сидеть с нами, - сказал Киндан Конару. - Иди, лучше, поспи.

- Так же, как и тебе, - ответил Конар. За семидневку, прошедшую со времени его прибытия в Цех Арфистов, Конар проявил себя застенчивым и сдержанным со всеми, кроме Киндана. Киндан надеялся, что Конар в будущем станет ближе с Вериланом, но отношения Конара с Ноналой и Келсой были испорчены их навязчивыми повторениями «Он такой милый!»

Однако, как ни странно, именно к Ваксораму Конар был привязан сильнее всего. Никто не говорил об этом, да и сам Киндан не понимал почему так: он просто чувствовал, что этим двоим максимально комфортно друг с другом, а не с кем-то другим.

Вот поэтому Конар был здесь сегодня вечером: больше, чтобы составить компанию Ваксораму, чем Киндану. Киндан бросил взгляд на спину Ваксорама. Старший ученик так и не перевернул первую страницу своей Записи с тех пор, как они сели, а это было уже больше часа назад. Заинтригованный Киндан встал из кресла и подошёл к Ваксораму.

- Нашёл что-нибудь? - спросил он, напугав старшего ученика, не ожидавшего его появления.

Ваксорам сидел, низко склонившись над старой Записью, светильник нависал прямо над ней, освещая самую первую строку.

- Нет, - резко, почти враждебно ответил юноша.

- Ты читаешь одну и ту же Запись уже целый час, - заметил Киндан.

- Всё из-за света, - сказал ему Ваксорам. - Так темно, что трудно читать.

- Почему бы тебе не отдохнуть? - спросил Киндан.

- Ты же не отдыхаешь, - сказал Ваксорам.

Киндан прервался, услышав звук шагов в коридоре. Оба выжидательно повернулись к входу.

- Что вы трое здесь делаете? - спросил их Леннер, держа в руке корзинку с светильниками.

- Всё еще работаем, - сказал Киндан, указывая на стопку Записей.

Леннер подошёл ближе и взглянул на Запись, лежавшую перед Кинданом.

- Трудно читать эти старые Записи при таком свете, - пробормотал Леннер, приближая свой светильник, - особенно, ночью.

- Вот видишь, - торжествуя, сказал Ваксорам.

- Это единственное свободное время, которое у меня есть, - сказал Киндан.

- Хм, - хмыкнул Леннер. - Нужно подумать. - он ткнул пальцем в двух мальчиков. - Вы пока ложитесь спать, а я разберусь этим завтра утром.

- Но это важно! - возразил Конар.

- Вот именно, - согласился Леннер, - очень важно. Поэтому я не хочу, чтобы вы делали эту работу полусонными.

Под ворчание Конара трое учеников неохотно поплелись в свою комнату.

Но, когда они добрались туда, всё пошло совсем не так, как они надеялись. Киндан приглушил светильник, чтобы тот светил совсем слабо, и, когда они направились к своим кроватям, Конар воткнулся ногой в койку и громко споткнулся.

- Тише! - раздраженно прошипел голос из темноты.

- Извините, - прошептал Конар, прыгая на одной ноге и держа другую обеими руками.

- Заткнитесь там! - закричал другой голос.

- Что происходит? - добавил третий голос. - Кто это шумит?

- Новенький, - пробормотал голос из темноты.

- Он ударился ногой, - объяснил Киндан. - Мы работали в Архиве.

К удивлению Киндана, кто-то растолкал его на следующее утро, хотя обычно он просыпался сам, едва забрезжит рассвет.

- Киндан! Киндан, вставай! - кричала Келса ему в ухо.

- Что случилось? - спросил Киндан, еще не проснувшись.

- Мы опаздываем! - торопила его Нонала.

- Поднимай Конара, - сказал Киндан, поднимаясь со своей койки, и стал поспешно одеваться в утреннюю одежду.

Рядом Нонала будила Конара, - Что случилось? – так же спросил Конар, прогоняя сон из глаз.

- Время вставать, - спокойно сказала Нонала. - Мы начинаем день с утренних упражнений и бега.

- Бега?

- Да, каждый день, - ответил Нонала, сурово взглянув на Киндана. - Похоже, он разрешал тебе спать всю прошлую семидневку!

Киндан задумался, опасаясь, что Конар со своей одышкой может не справиться с пробежкой от Цеха Арфистов до Форт Холда и обратно. Он открыл рот, чтобы вставить слово, но Келса толкнула его, - Не болтай, а лучше двигайся! – и потянула Киндана за руку.

Выйдя из своего отсека, Киндан понял, что остальная часть спальни учеников уже опустела.

Когда они вышли во двор, Киндан объяснил Конару, - Мы делаем упражнения каждое утро. В завершение наших упражнений, мы бежим к Форт Холду и возвращаемся назад. После этого мы готовимся к началу дня и завтракаем.

- Мы обычно ели до того, как что-либо делать - ответил Конар.

Киндан не мог не заметить, как Ваксорам следил за тем, как он выходил из спальни.

- Начнем с упражнений на растяжку, - объявил Ваксорам собравшимся ученикам.

Киндан всегда считал упражнения на растяжку лёгкими. Он оглянулся и, заметил, что Конар с трудом справляется, вспомнив, как трудно было ему сначала освоить упражнения на растяжку. Он ободряюще улыбнулся молодому мальчику-холдеру. Конар заметил это и улыбнулся в ответ.

Когда они начали обычную гимнастику, Киндан взглянул на Келсу, и та тоже улыбнулась ему. Келса и Киндан часто шутили, что девочки делают упражнения на растяжку лучше, чем мальчики, но мальчики делают гимнастические упражнения лучше, чем девочки. Это стало чем-то вроде соревнования между ними - увидеть, кто сможет превзойти другого в своей «лучшей» категории.

После гимнастики они начали свою утреннюю пробежку к главным воротам Форт Холда и обратно в Цех Арфистов. Конар не смог бежать, когда они уже возвращались из Форт Холда.

- У него проблемы с дыханием, - сказал Ваксорам, упав рядом с ним, его бока вздымались от усилий.

- Наклонись, Конар, пусть кровь прильёт к голове, - сказал Киндан юноше.

- Бегите, - еле выдавил Конар между вздохами и слабо махнул рукой в сторону удаляющейся колонны.

- Нет, я останусь с тобой, - сказал Киндан. - Арфисты своих не бросают.

- Я не арфист, - ответил Конар, все еще пытаясь отдышаться. - Сомневаюсь, что когда-нибудь им стану.

- Не говори так, - резко сказал ему Ваксорам. - Просто это твоя первая попытка. Ты привыкнешь.

- Конечно, станешь, Конар, - согласилась Нонала, и вопросительно взглянула на Ваксорама, удивленная тем, что он был так резок с мальчиком. Киндан поднял глаза и увидел, что с ними остались не только Нонала, но и Келса с Вериланом.

- Догоняйте их, - сказал Киндан остальным, жестом отправляя их за колонной.

- Арфисты своих не бросают, - повторила ему его же слова Келса, стоя перед ним и уперев руки в бедра, словно вызывая его на спор.

Нонала уже опустилась на колени рядом с Конаром и делала ему расслабляющий массаж спины.

- Я могу понести тебя, - предложил Ваксорам.

- Тебе уже лучше, Конар? - спросил Киндан. - Может, пойдём потихоньку.

- Мы должны бежать, - возразил Конар.

- Только не в самый первый день, - сказала ему Нонала, покачав головой. - Ваксорам разрешит.

- Зачем же тогда все арфисты бегают? - спросил Конар, встал и медленно направился к Цеху Арфистов.

- Потому что могут, - улыбнулась Нонала.

- Чтобы быть в форме, - сказал Ваксорам.

- Я думаю, потому, что арфисты должны быть готовы ко всему, - задумчиво сказал Киндан. - Вот арфист играет на гитаре, а уже в следующее мгновение...

В воздухе прямо над ними раздалось громкое чирикание. Киндан рассмеялся, подняв глаза и заметив двух файров, резвившихся в небе.

- В следующее мгновение он оказывает знаки внимания старшей дочери Лорда-Владетеля, - закончил Киндан, обернулся и с ожиданием посмотрел в сторону Форт Холда. Он увидел группу людей, направляющихся к ним, и ему перехватило горло.

- Похоже, это Лорд-Владетель Бемин, - заметила Келса, быстро поправив одежду и очистив грязь с колен.

- О, нет, - пробормотал Верилан. - Он обязательно спросит об этих Записях!

- Каких Записях? - спросила Нонала, но Киндан жестом заставил их замолчать. Все повиновались, обрадованные, что кто-то взял на себя всю ответственность.

Приближающаяся группа вскоре разбилась на четыре фигуры: Лорд Бемин, его Леди Саннора, их старшая дочь Кориана и малышка, которую Леди Саннора подхватила на руки перед встречей с арфистами. Киндан увидел, что малышка - младший и последний ребенок Лорда-Владетеля, Фиона.

- Добрый день, милорд - сказал Киндан, когда они подошли ближе, и низко поклонился.

- Рада тебя видеть, Киндан, - крикнула удивлённая Кориана. - Я вижу, твой Волла и моя Корисс уже приветствовали друг друга.

- Прошу меня извинить, милорд, - осторожно сказал Киндан Лорду-Владетелю, вспомнив комментарии Келсы о том, почему Бемин никогда не посещал Цех Арфистов. Меньше всего он хотел давать Лорду-Владетелю повод упрекнуть Мастера-Арфиста, и, тем не менее, они находились на половине пути к Форт Холду. - Мы с моими друзьями остановились передохнуть во время пробежки.

Бемин долго молчал, разглядывая Киндана, прежде чем ответить, - Это мы видим.

- Отец, - с упрёком шепнула Кориана.

- Простите, милорд, я не привык еще к этому упражнению, - сказал Конар, его слова прервались очередным длинным приступом кашля.

- Конар первый день с нами, - объяснил Киндан. - Отец отправил его сюда из Бенден Холда.

- Отец? - повторил Бемин, внимательно изучая Конара. – Так ты сын Ибратона?

- Да, милорд, - ответил Конар, исполнив более короткий поклон, чем Киндан, как и положено сыну Лорда-Владетеля, приветствующему Лорда.

- Ну, Конар, какие способности привели тебя в Цех Арфистов? - любезно спросила леди Саннора, переместив свою извивающуюся малышку с одного бедра на другое.

- Не уверен, что они у меня есть, миледи, - ответил Конар, покраснев.

- Он рисует, - твердо заявил Киндан в его защиту.

- А что, рисование ценится в Цехе Арфистов? - спросил лорд Бемин, взглянув по очереди на Конара, затем на Киндана.

- Не могу сказать точно, милорд, - ответил Киндан после мучительно долгого молчания, - но мастер Муренни был очень доволен, принимая его.

- Но только потому, что его попросил отец, - прошептал Конар Киндану.

- Ну, что ж, - сказал лорд Бэмин, - я согласен с тем, что просьба Лорда-Владетеля достаточно весомый довод для арфиста. - он бросил косой взгляд на Киндана, и в его глазах совсем не было тепла.

- Как скажете, милорд, - равнодушно ответил Киндан, проигнорировав любопытные взгляды Ноналы и Келсы. - Мы уже возвращаемся в Цех Арфистов, милорд.

- Вот и хорошо, тогда мы можем идти вместе, да, отец? - быстро сказала Кориана, сократив расстояние между ней и Кинданом. - У отца есть несколько вопросов к Мастеру Муренни, а я хочу спросить кое-что у тебя.

- Буду рад помочь всем, чем смогу, - ответил Киндан, и Бемин оценивающе взглянул на него. – Что-то, что связано с файрами?

- Да, - сказала удивлённо Кориана.

- Я с радостью отвечу на все вопросы, но позже, если можно, - сказал ей Киндан, пытаясь скрыть удовольствие. - Мы с моими друзьями должны спешить, у нас есть дела, которые нужно сделать до начала дня. - он повернулся к лорду Бемину. - Не возражаете, если мы оставим вас, милорд?

- Я бы не хотел доставлять вам неприятности, - ответил лорд Бемин, махнув рукой. - Уверен, что Кориана сможет найти тебя позже.

- Благодарю, милорд, - ответил Киндан с полупоклоном, а остальным сказал, - Нам лучше поторопиться. - и посмотрел на Конара. - С тобой всё в порядке, или будет лучше, если ты проводишь Лорда-Владетеля?

- Со мной всё хорошо, - твёрдо сказал Конар. - Если только мы не будем бежать.

Киндан фыркнул, - Не будь таким уверенным, просто посмотри, как длинные ноги Келсы пожирают расстояние!

Предупреждение Киндана было пророческим: уже скоро Конар сопел и пыхтел, чтобы не отстать от длинноногой Келсы.

- Притормози, Келса, а то Конар безнадёжно отстанет, - крикнул ей Киндан.

- Я просто хочу вернуться вовремя, заняться делами и принять душ, вот и все, - проворчала Келса.

- Надеюсь, тебе нравится холодная вода, - пробормотала Нонала.

- О, Осколки! - воскликнула Келса и топнула ногой. - Ты права, к этому времени вся теплая вода уже закончится!

- Вы можете идти, а мы вас догоним, - повторил Киндан своё предыдущее предложение. Келса и Нонала только посмотрели на него в ответ. Киндан взглянул на Ваксорама, который, как старший ученик, отвечал за задания учеников, и сказал. - Тебе лучше побежать вперед и догнать остальных.

Ваксорам выглядел так, словно разрывался между своими обязанностями и желанием остаться с Конаром и остальными. В конце концов, он кивнул в ответ на приказ Киндана и убежал.

Когда они, наконец, вошли через арку во двор, Киндан еще успел увидеть, как уходил последний из учеников. Ваксорам их дождался.

- Наконец-то, - крикнул он. - Ваши задания у меня.

- Сюда идёт Лорд Бемин, - напомнил Киндан. - Мастеру-Арфисту будет интересно это узнать.

- Я передам ему, - сказал Ваксорам. – А ты и все остальные должны заменить светильники.

- Прямо сейчас? - простонала Келса.

- Да, пока солнце светит, - язвительно ответил Ваксорам.

- Но у нас не будет времени, чтобы поесть! - возразил Верилан.

- Или, хотя бы, принять душ, - закричала Келса.

- Я не должен иметь любимчиков, - пробормотал Ваксорам, обеспокоенно глядя на них. - И я должен идти с докладом к Мастеру-Арфисту.

- Это его работа, он же старший ученик, - согласился Киндан, отпуская Ваксорама.

- Осколки! - простонала Нонала, когда Ваксорам исчез из виду. - Нам никогда этого не сделать.

- Вот что мы сделаем, - сказал Киндан. - Келса, ты принимаешь душ, но очень быстро. Когда закончишь, прихвати в столовой несколько булочек и масло.

Келса кивнула и исчезла.

- Нонала, на тебе светильники с восточной стороны, возьми Конара с собой. Верилан, мы с тобой займёмся западом. - Верилан и Нонала согласились. - Встречаемся здесь и меняемся, чтобы остальные приняли душ и оделись. - он схватил Верилана за руку и потащил его за собой, крикнув через плечо, - И поторопитесь!

План Киндана почти сработал. Он, Верилан и Конар только-только вошли в душ, когда Киндан услышал крик Мастера-Арфиста, - Киндан!

Застонав, Киндан выскочил из душа, поспешно надел одежду и успел выскочить из спальни, когда Мастер Муренни закричал снова, - Кин… О, вот и ты!

- Прошу простить, Мастер, - Киндан ответил Мастеру, смотревшему на него сверху из окна.

- Можешь присоединиться к нам?

- Уже бегу, - ответил Киндан, мчась по лестнице, ведущей в комнату Мастера-Арфиста. У двери он остановился и постучал.

- Входи, - отозвался Мастер-Арфист. Киндан осторожно открыл дверь, не совсем уверенный в хорошем приеме. Муренни улыбнулся, когда он вошел, и Киндан с облегчением вздохнул.

- Я слышал, у молодого Конара проблемы с дыханием, - сказал Мастер-Арфист.

- Да, сэр, - ответил Киндан.

- Проследи, чтобы он посетил Леннера сегодня, если получится, - сказал Мастер-Арфист, и Киндан кивнул в ответ. - Я должен был подумать об этом вчера и предупредить Ваксорама.

Тут он заметил Ваксорама, стоявшего у стены комнаты, и выглядевшего расстроенным.

- Не думаю, что Ибратон хотел, чтобы его младшенький умер от перенапряжения, - заметил лорд Бемин. - Тем более, в первый же день.

Киндан задался вопросом, расстроился ли Лорд-Владетель Форта, что Ибратон не попросил его присматривать за Конаром. Обычно так делалось с сыновьями и дочерьми Владетелей. Тон Лорда Бемина напомнил Киндану кого-то, и через мгновение он вспомнил, кого: Тарика, отца К'това. Киндан мысленно себя одёрнул. Лорд Бемин вовсе не был таким, как Тарик, который оказался убийцей и в конечном итоге получил самое худшее наказание, которое когда-либо применялось на Перне: его избегали все, включая жену и сына. Нет, лорд Бемин просто говорил, как Тарик, когда тот изъяснялся особо напыщенно или покровительственно. Киндан взглянул на Мастера-Арфиста, пытаясь понять, чувствует ли Мастер Муренни себя с Лордом Бемином так же, как Киндан иногда с Тариком.

Мастер Муренни повернулся к Киндану, - Лорд Бемин спрашивал, что ты знаешь о файрах.

- Не могу сказать, что я знаю всё о файрах, - ответил Киндан. - Тем не менее, буду рад поделиться теми знаниями, что у меня есть. И я могу поискать еще в Архивах.

Мастер Муренни подмигнул ему, - Вообще-то, я не уверен, что ты найдёшь многое в Архивах.

- Всё, что ты сможешь обнаружить, очень поможет, - добавила Кориана, улыбнувшись Киндану.

Киндан почувствовал, как его щеки стали горячими. Ваксорам неодобрительно взглянул на него.

- Особенно я хочу знать, когда мы можем ожидать брачного полёта моей королевы, - сказала Кориана, и её щеки тоже запылали.

- Кориана, ну, в самом деле! – выразила своё недовольство Леди-Владетельница Форта.

Неловкое молчание.

- Можем ли мы еще чем-нибудь вам помочь, милорд? - попытался заполнить неловкую паузу Мастер Муренни.

Лорд Бемин переключился с воспитания своей дочери на Мастера-Арфиста Перна, но его черты при этом остались неподвижными. Прошло время, прежде чем он ответил.

- Нам также интересно, может ли Кориана изучить ваши барабанные коды, - сказал Лорд Бемин. - Было бы полезно иметь еще пару ушей в Холде, чтобы слушать барабанные разговоры.

Киндан задумался, пытался ли лорд Бемин намеренно оскорбить арфистов или просто не доверял пожилому арфисту Форта. Взглянув на Мастера-Арфиста Муренни, он понял, что те же мысли пришли и тому в голову.

- Мы будем только рады её компании, - сказал мастер Муренни, улыбнувшись молодой дочери Владетеля. - Когда тебе будет удобно, Леди Кориана?

Кориана кивнула в ответ на вопрос Мастера и скромно ответила, - Я бы хотела бы начать, как можно скорее.

- Между прочим, Киндан очень хорошо справляется с барабанами, - сказал Мастер Муренни, кивнув в сторону юного ученика. - Мы можем объединить две задачи в одну.

Лорд Бемин резко взглянул на Мастера-Арфиста, затем повернулся к своей Леди. Леди Саннора какое-то время смотрела ему в глаза, затем кивнула в знак согласия.

- Ну что ж, я рад, что всё уладилось, - сказал Мастер Муренни и вежливо посмотрел на Лорда-Владетеля Форта. – Могу я еще чем-нибудь быть вам полезен?

- Разве что, - сказала Леди Саннора, - вы сможете помочь Кориане улучшить её почерк...

- Ну, мама! - запротестовала Кориана.

- Но, дорогая, тебе действительно нужно поработать над этим, - ответила Саннора.

Щеки Корианы загорелись от смущения, и Киндан успокаивающе улыбнулся ей.

- Вообще-то, есть еще одна проблема, которую я хотел бы обсудить с тобой, - сказал Лорд Бемин Муренни.

Мастер-Арфист жестом попросил его продолжать.

- Интересно, почему Лорд Ибратон решил отправить своего младшего сына в Цех Арфистов.

- Не знаю точно, - ответил Мастер Муренни. - Он не обращался ко мне напрямую. Однако, Предводитель Вейра М'тал убедил меня, что Лорд-Владетель Ибратон надеется, что его сын, Конар, однажды станет целителем.

- Понятно, - ответил Лорд Бемин. Его взгляд метнулся к жене, но та молчала, и Лорд-Владетель снова повернулся к Мастеру Муренни. - Что ж…

В этот момент Леди Саннора закашлялась, и Лорд-Владетель быстро взглянул на неё.

- Ах, да, - внезапно сказал он. - Еще один вопрос, чуть не забыл.

- Я к вашим услугам, - ответил Мастер Муренни.

- Могу ли я получить список холдеров и ремесленников, у которые имеются бронзовые файры?

- Отец! – возмущённо воскликнула Кориана.

Лорд Бемин, покачав головой, жестом успокоил свою старшую дочь, - Дорогая, мы уже обсудили это, и ты знаешь, что в этом есть смысл.

- В самом деле, тебе необходимо, по крайней мере, знать все варианты, - добавила Леди Саннора.

Киндан нервно огляделся вокруг, желая оказаться где-нибудь в другом месте.

- Не уверен, что мы имеем такую информацию, - признался Мастер Муренни Лорду-Владетелю. - Однако, - сказал он, взглянув на Киндана, - я уверен, что мы можем добавить это к нашему списку вопросов.

Лорд Бемин кивнул, но, судя по взгляду, который он бросил на Киндана, ему это не понравилось.

Мастер Муренни понял, что разговор окончен, и встал, - Если есть еще что-нибудь, чем я могу вам помочь, милорд, пожалуйста, немедленно сообщите мне. - и проводил их до двери.

Однако у входа он повернулся к Кориане и сказал, - Может, ты хочешь начать учебу сегодня?

Кориана вопросительно посмотрела на обоих своих родителей. Лорд и Леди Бемин обменялись взглядами, и Леди Бемин кивнула.

- Конечно, дорогая, - сказала Леди Форт Холда. - Когда нам ждать тебя?

К этому моменту малышка, которую Леди Саннора постоянно перекладывала с одного бедра на другое, стала беспокоиться и покрикивать.

- Наверное, мне нужно вернуться вовремя на обед, - сказала Кориана, взглядом попросив поддержки у Киндана и Мастера-Арфиста Муренни.

- Ты, - сказал Мастер, - всегда можешь поесть с нами.

- О, нет! - поспешно возразила леди Саннора. - Ты действительно должна вернуться и поесть с нами, Кориана.

Кориана смогла спрятать торжествующую улыбку, кивнув покорно своей матери: ей снова удалось манипулировать родителями, даже не осознавшими, что они только что позволили ей остаться здесь до обеда,.

Мастер-Арфист Муренни оглянулся на Ваксорама, замыкавшему отряд. - Ваксорам, не отведёшь ли ты Леди Кориану к Мастеру-Архивариусу Реслеру?

Ваксорам кивнул и жестом пропустил Кориану вперёд.

- Киндан, - сказал Муренни, - пожалуйста, останься здесь, пока я провожу Лорда и Леди Владетелей.

Киндан кивнул, слегка сбитый с толку. Он начал поднимать руку, чтобы помахать Кориане, но быстро опустил её, заметив, что Леди-Владетельница Форта внимательно наблюдает за ним. Ожидая в комнате, он подошёл к большим окнам и выглянул вниз, увидев Мастера Муренни, провожавшего Лорда и Леди Владетелей до арки Цеха Арфистов.

Если бы всё не было так странно, Киндан считал бы этот день лучшим днём в своей жизни. Однако, некоторые детали беседы Мастера Муренни и Лорда и Леди Бемин тревожили Киндана. Неужели Владетели в самом деле не доверяли собственному арфисту?

Может, Лорд-Владетель Бемин вообще не доверяет арфистам?

В животе у Киндана заурчало. Киндан обследовал взглядом комнату Мастера-Арфиста и заметил поднос с лакомствами, которые принесли, как он предположил, для Лорда и Леди Форт Холда. Они не обеднеют, подумал он, угостившись лакомством. Быстро проглотив его, он взял другое, внимательно прислушиваясь к звуку шагов возвращающегося Мастера.

Они послышались после третьего подхода Киндана. Дверь открылась, и Мастер-Арфист Муренни вошел внутрь, взглянув на Киндана, который тоже посмотрел на него.

- Ну, что ты обо всём этом думаешь? - спросил Муренни. Он взглянул на поднос с лакомствами и улыбнулся. - Ага, я вижу, ты использовал это время с пользой!

Киндан почувствовал, как его щеки покраснели, но только кивнул в ответ.

- Бери еще, - сказал Мастер-Арфист.

Довольный, Киндан повиновался, затем нервно оглянулся на Мастера-Арфиста, вспомнив, что тот спросил его мнение и разрываясь между зовом желудка и необходимостью ответить Мастеру. Муренни улыбнулся и махнул рукой.

- Нет-нет! Сначала поешь, - твердо сказал ему Учитель. - Думать всегда лучше с полным желудком. - он наклонился и взял себе тоже лакомство. - Думаю, я воспользуюсь своим собственным советом.

Жуя, он подошел к кувшину с кла и налил две чашки. Затем любезно передал одну Киндану, затем глубоко отхлебнул из другой. Несколько мгновений они ели вместе, не нарушая слегка неловкую, но дружелюбную тишину.

- Итак, - сказал Мастер-Арфист, закончив расправившись со своим кла. - Ты готов поделиться со мной своими мыслями?

Киндан в ответ только пожал плечами.

- Хорошо, тогда скажи мне свои впечатления.

Киндан на мгновение задумался, затем выпалил, - Он что, не доверяет арфисту Форта?

Мастер Муренни жестом попросил его продолжать.

- Ну...- начал размышлять Киндан, - мне показалось странным, что он просит кого-то еще обучить барабанным кодам.

- Ага, ты тоже это заметил, - сказал Муренни.

- И зачем он хотел знать о бронзовых файрах?

- Как ты думаешь, почему, Киндан? - тихо спросил Мастер-Арфист.

Киндан скорчил гримасу. Похоже, он точно знает, почему. Ему вспомнилось со смесью нежности и гнева Запечатление Воллы и Корисс почти половину Оборота тому назад.

Он вспомнил выражение возмущения и ужаса на лицах, когда недавно проклюнувшаяся золотая Корианы - Корисс - прогнала двух последних птенцов, оба из них были самцами, и их должны были Запечатлеть братья Корианы, словно маленькая королева не хотела спариваться с бронзовыми файрами, принадлежащими братьям собственной хозяйки. Киндан был поражен действиями золотой, но её ход мыслей его не удивил: сильные эмоции во время брачного полёта файров разделяли и их партнеры-люди, так же, как драконы делили свою страсть со своими всадниками.

Красота Корианы принесла ему много бессонных ночей. Даже сейчас он иногда просыпался от запаха её волос или тени её слегка задумчивой и одновременно лукавой улыбки, оставшихся от его снов.

- Лорд Бемин опасается, что Корисс может выбрать партнёром Воллу? - с тревогой спросил Киндан.

- Кориана уже в том возрасте, когда думают о замужестве, - нейтрально признал Муренни. - Лучше избегать любых опрометчивых поступков с её стороны.

- Это несправедливо! - крикнул Киндан. - Я сражался с Ваксорамом за то, чтобы женщину не судили...

- Киндан, - голос Муренни был тих, но заставил Киндана прислушаться. - А какие у неё варианты?

- Она может чем-нибудь заниматься, - сказал Киндан. - Она умеет делать бусы, она сделала упряжь для Кориссы и вот эту для Воллы, - сказал он, указывая на блестящую цепочку Воллы, обозначающую его принадлежность ученику Цеха Арфистов. Он был взволнован и немного насторожен, когда она показала ему красивую шлейку во время совместного обучения файров, но надеялся, что оправдает все её ожидания. Все считали, что Киндан должен знать всё о подготовке файров, потому что у него уже был свой страж порога.

- Ты считаешь, что она, уже познав жизнь со слугами и нарядами, будет счастлива просто существовать на доходы простого арфиста? - серьёзно спросил его Муренни.

Киндан молча сидел, размышляя над вопросом. Наконец, он в отчаянии спросил, - И что, у неё нет выбора?

Муренни покачал головой, - Нет, это не совсем так. Я просто пытаюсь объяснить тебе, что для неё одни варианты будут проще, чем другие.

- Разве её родители не хотят, чтобы она была счастлива?

- Я думаю, что хотят, - сказал Муренни. - И еще я думаю, что она будет жить более счастливо именно той жизнью, к которой привыкла.

- Племенная кобыла для Владетелей? - огрызнулся Киндан, мотнул головой и какое-то время размышлял над словами, которые в порыве возмущения бросил Мастеру-Арфисту. Никогда еще он не чувствовал в себе столько злости, которуюуже не мог контролировать.

- Леди-Владетельница, символ благородства, красоты и доброты, - спокойно ответил Муренни. - Её дети - лишь часть её наследия, хотя, возможно, и самая необходимая.

- Но это не всё, для чего создана женщина! - возразил Киндан.

- А может, ты пока просто не понимаешь, в чем заключается истинное предназначение матери, - ответил Муренни. - Я думаю, что быть родителем - это величайший труд и величайшая радость на свете.

- Я...- Киндан осёкся, размышляя. Разве он не был кем-то вроде старшего брата для Келсы и Ноналы? И даже для Верилана. Их благополучие значило для него многое. Он никогда не представлял себя в роли отца, это все было где-то далеко в будущем, спустя много Оборотов, но, возможно, он когда-нибудь поймёт...

- Просто, это кажется несправедливым, - сбивчиво закончил Киндан.

- Я понимаю тебя, - сказал Мастер-Арфист, и Киндан резко взглянул на него. Были ли слухи правдой? Неужели Мастер когда-то был влюблён в Саннору?

- Почему Лорд Бемин не доверяет арфистам? - спросил Киндан, набравшись смелости.

Муренни глубоко вздохнул, затем медленно выдохнул, - Давай, будем считать, что Лорд Бемин просто хочет иметь больший контроль над Цехом Арфистов, и хватит об этом.

Киндан кивнул, хотя и не почувствовал, что узнал что-то новое, чего не знал до того, как задал свой вопрос.

- Значит, так, - сказал Муренни, меняя тему, - мне нужно, чтобы ты проследил за молодым Конаром, научил Кориану барабанным кодам, - он погрозил пальцем Киндану и предупреждающе сдвинул свои густые брови, - не расстраивая её мать, и помог ей с письмом.

Киндан кивнул. К счастью, Корисс и Волла, скорее всего, еще слишком молоды для брачного полёта, что, безусловно, расценивалось бы, как «расстраивающее её мать». Затем его ударила мысль, возникшая при упоминании Мастером Муренни письма, - Что может помешать человеку читать при тусклом свете?

Муренни задумчиво склонил голову и задумался, прежде чем ответить, - Возможны несколько причин этого. У человека может быть плохое зрение - не такое плохое, как у твоей подруги Нуэллы, конечно, но всё же недостаточное. Киндан кивнул понимающе. - Или человек с трудом читает вообще. - продолжил Муренни и взглянул на Киндана. - Ты хорошо знаешь этого человека?

Киндан кивнул. Муренни смотрел на него какое-то время, дав Киндану возможность назвать ему имя, и когда это не было сделано, Мастер-Арфист продолжил, - Один из способов убедиться - это проверить, различает ли человек буквыбид,пин,миш. Другой способ - определить, есть ли у человека трудности с тем же словом по другому тексту.

- Такая проблема не является чем-то необычным и часто указывает на высокую степень интеллекта и способностей, - сказал Мастер-Арфист. - Люди, которым трудно читать, часто плохо запоминают таблицы умножения и сложения, но легко запоминают песни, особенно те, у которых необычные мелодии, независимо от того, насколько сложны слова. - он прикусил губу, словно копаясь в своей памяти, и просветлел, вспомнив, наконец, - Некоторые из этих людей - великие писатели или художники.

- Конар принес с собой цветные карандаши, - неожиданно вспомнил Киндан.

- Да? - заинтересовался Муренни. - Может, нам следует поощрять его занятия рисованием.

- Но я думал, что арфисты должны петь, учить и писать, - заспорил Киндан.

- Арфисты владеют многими умениями, - напомнил Муренни, снова погрозив ему пальцем. - Мы не против добавить еще кое-что в свою копилку. Кто знает, не окажется ли рисование когда-нибудь жизненно важным для безопасности Перна.

Киндан бросил на арфиста недоверчивый взгляд, быстро стерев его с лица, когда вспомнил, с кем разговаривает - уж кто, как не Мастер-Арфист мог диктовать, что приемлемо для арфиста, а что нет.

- Но самое главное, Киндан, - сказал арфист, возвращаясь к теме разговора, - ты должен найти, всё, что возможно, об этой болезни в Записях.

Киндан согласно кивнул, затем нахмурился. Муренни жестом попросил его говорить, - А как быть с уроками?

- Я думаю, мы можем спокойно освободить тебя от пения и изготовления инструментов на это время, - сказал Мастер-Арфист с легкой улыбкой. Киндан выглядел расстроенным, и Муренни жестом успокоил его, - Не навсегда, заметь! Иногда изменения необходимы, чтобы взглянуть на проблему под другим углом.

Свои собственные слова, должно быть, вызвали у него новую мысль, потому что Мастер-Арфист на мгновение задумался, затем продолжил, - На самом деле, я думаю, тебе стоит провести некоторое время с Целителем Леннером. – и, прежде, чем Kиндан возразил, Муренни продолжил, - Я знаю, что ты многому научился у Микала, но думаю, тебе не повредит к твоему опыту добавить некоторые более традиционные знания.

- Я не хочу быть целителем, - сказал Киндан.

- А тебе и не обязательно им быть, - ответил Муренни. - Но все арфисты владеют немного мастерством исцеления, а ты уже знаешь больше, чем многие. Было бы глупо не добавить это и в твою копилку, тем более, что это может помочь тебе в твоих поисках в Записях.

- Да, Мастер, - согласился Киндан, соглашаясь с Мастером-Арфистом. - А что, если этот грипп распространится?

- Именно поэтому твой поиск Записей жизненно необходим, - ответил Муренни. - Мы должны знать, чего ждать.

Глава 7.

Болезнь пришла к нам в Холд и в Цех,

И лишь целитель твердо знает,

Что должен жизнь отдать за всех,

Преодолеть болезнь, смерть побеждая.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

- Это просто куча бесполезных старых Записей! - стонал и тяжело вздыхал Конар, озирая крошечную комнату, выделенную им для работы. - Ну, правда, Киндан, я засну, перебирая их.

- Лучше не надо, - сказал Киндан. - Мастер Реслер скор на расправу с теми, кто бездельничает.

- Это точно, - согласился Ваксорам, вольготно развалившийся в своём кресле, и склонился над своей Записью. Киндан заметил, что глаза Ваксорама так и не сдвинулись с верхней строчки Записи. Он отмечал это каждый день, тайно проверяя работу старшего ученика, но не показывал, что знает о проблеме Ваксорама. Всё потом, напомнил себе Киндан.

Киндан склонился над своей Записью, уже не обращая внимания на Ваксорама. Реслер уже бранил его дважды за отсутствие результатов, но Киндан не мог объяснить Мастеру, чтоонработал, только половина его времени была потрачена на выслушивание стонов Конара и помощь более взрослому Ваксораму.

- Тебе, наверное, будет лучше сравнивать отрывки из Записей разных Холдов, - сказал Верилан в самом начале. Верилан был с ними недолго, он только помог им правильно организовать работу, как Реслер тут же поставил ему задачу скопировать Записи, нечаянно уничтоженные до этого Кинданом из-за нелепой случайности.

Архив был огромной пещерой, вырытой в основании утеса, нависавшего над Цехом Арфистов, и заполненной Записями. Светильники обеспечивали освещение комнаты, хотя Киндану всегда казалось, что их всегда было недостаточно, чтобы осветить все тёмные углы. Несмотря на громадные размеры комнаты, было удивительно, что в Цехе Арфистов хранится так много Записей Холдов.

- Конечно, мы храним их! - Верилан фыркнул от удивления, когда Киндан спросил его об этом. - Арфисты обычно делают копии и отправляют их нам, и это само собой разумеется. - объяснил Верилан, удивлённый тем, что нужно объяснять такие очевидные вещи. - Владетели редко хранят Записи больше пятидесяти Оборотов, поэтому они тоже отправляют их нам, - продолжал Верилан, добавив, покачав головой, - когда вспоминают об этом. - Киндан вопросительно посмотрел на него, и Верилан объяснил с ужасом в голосе. - Иногда они простоуничтожаютсвои старые Записи.

- Почему бы и нет? - спросил Конар угрюмо, и кашель снова прервал его. - Это же просто бесполезные старые реликвии.

- ЭтоЗаписи, - ответил Верилан, оскорблённый до самой глубины души. - Как бы люди узнали, что происходило в прошлые Обороты, если бы их не было?

Конар бросил на Верилана пренебрежительный взгляд и отвернулся.

Теперь, спустя семидневку после того, как им было дано это задание, Киндан частично был согласен и с Вериланом, и с Конаром. Записи были собранием самых скучных вещей, которые он когда-либо читал, в сочетании с драматичными отрывками, которые заставляли Киндана искать продолжение. Почему, например, когда Лорд-Владетель Айгена впервые обнаружил, что его колодцы иссякают, он не стал сажать более неприхотливые, более засухоустойчивые культуры вместо того, чтобы глупо сокращать свои площади и в конечном итоге заставить голодать весь свой Холд? Что заставило торговцев начать взимать с Холда Битра - и только с него - добавочный налог на все товары?

Ни на один из этих вопросов Киндан не получил точного ответа из Записей, ему помогала только его память и склонность к анализу. Он помнил, что читал о понижении уровня воды, а затем о сокращении площади посадок; он вдруг обнаружил, что в Записях Холда Битра есть записи о добавочном налоге торговцев, и в то же время ни в Лемосе, ни в Бендене о них не упоминалось.

- Ну откуда ты знаешь, что Лемос и Бенден не платили налог уже в прошлые Обороты? - возразил Конар, когда Киндан упомянул о своих выводах. - И почему Лорд-Владетель Айгена не стал сажать свои лучшие семена? Откуда он мог знать, что будет засуха?

Киндан, разрывавшийся между изумлением от бестолковости Конара и стремлением продолжить свою работу - и избежать нотаций Реслера, - уклонился от ответа, взяв новую Запись.

Конар отложил Запись, которую изучал, и начал громко обсуждать следующую.

- Ха! Ну и каракули! - воскликнул Конар. - И здесь! Это совсем не похоже на настоящую Запись. - он повернулся к Киндану. - Не знаю, как ты надеешься найти что-нибудь полезное в Записях, если Цех Арфистов хранит даже детские работы.

Сердитый взгляд Киндана сменился лёгким недовольством, когда он вспомнил, что Конар просматривает старые записи Бенден Холда. Он встал от своего рабочего стола и подошел к Конару.

- Меняемся, - сказал он, жестом предложив ему поменяться местами.

Конар тут же встал, с удовольствием заняв место Киндана с гораздо меньшей стопкой Записей. Нахмурившись, он буркнул, - Хочешь успеть до возвращения Мастера Реслера?

Киндан кивнул утвердительно и углубился в Записи. Конар был прав, Записи почти не читались. Он вернулся назад на две записи и увидел, что почерк там более разборчив: довольно крупные буквы, легко читались при свете светильников, окружающих его новый стол.

Он посмотрел на верхнюю часть страницы с данными автора: Арфист Беллам, Бенден Холд, Второй месяц, 389 год После Высадки.

На следующей странице меток не было. Киндан нахмурился и перевернул еще страницу. Там стояла авторская метка: Лорд Кенекс, Бенден Холд, ПВ 390.5.

Лорд Кенекс? подумал Киндан.

- Конар, взгляни на это, - позвал он. Конар вскочил и встал сзади Киндана, глядя в Записи.

- Можешь себе представить Лорда с таким плохим почерком? - спросил Киндан. Он знал, что почерк Конара был не очень хорош, но даже он был намного лучше, чем то, что он видел на странице перед собой.

- Это,действительно,странно, - согласился Конар и подчеркнул некоторые строчки пальцем. - Выглядит так, словно у этого человека был плохой стилус, или он не очень привык к письму. - и он задумчиво склонил голову, - Ребенок?

- Вряд ли, - вмешался Ваксорам из-за своей стопки. - Это написано на бумаге, правильно? А она слишком дорогая для детских забав.

Повисло неловкое молчание: Конару разрешали использовать бумагу для своих рисунков. Ваксорам понял свою ошибку и поправился. - Конечно, я хотел сказать для письма.

- И что это может означать? - спросил Конар.

Киндан пожал плечами, - Посмотрим, может что-нибудь будет написано дальше, - ответил он, всматриваясь в строчки.

Конар вернулся за свой стол, но вскоре воскликнул, - Здесь тоже плохой почерк!

- Какой год? - спросил Киндан.

- Год? - тупо повторил Конар, затем присмотрелся и снова фыркнул. - Но здесь нет года.

- Посмотри предыдущую запись.

Конар недовольно посмотрел на него, но вернулся к предыдущей странице, быстро просмотрев начало. «Подмастерье Металар, Битра Холд, Третий месяц, 389 год После Высадки», - прочитал он. Затем посмотрел на Киндана и пожал плечами, - И что дальше?

Но Киндан уже шел к столу, за которым сидел Верилан, пока его не вызвал Мастер Реслер. На столе лежали Записи Холда Лемос. Киндан быстро пролистал их, дойдя до 389 года После Высадки.

- Что ты делаешь? - спросилКонар, вытянув шею, чтобы видеть Киндана. - Мастер Реслер знает, с какой стопкой ты работаешь.

- Это не работа, - отмахнулсяКиндан, - это исследование.

- Это подобие работы, и его лучше оставить бездельникам и лоботрясам, - сказал Ваксорам, цитируя ядовитое определение Реслера.

Киндан уже не обращал на него внимания, тщательно изучая Записи. У арфиста Лоркина был хороший почерк: его метки были четкими и легко читаемыми. Киндан просмотрел страницы - 389, 389, 389, 389, 390 - что это?

Киндан с удивлением посмотрел в начало. Авторская метка гласила: Арфист Лоркин, Холд Лемос, ПВ 390.5. Нахмурившись, он вернулся к предыдущей записи: Арфист Лоркин, Холд Лемос, Четвертый месяц, 389 год После Высадки. Что заставило арфиста так изменить свой стиль? И почему он не оставил ни одной Записи за целый Оборот? Киндан прочёл всю Запись.

- Я пишу это с большой скорбью: нашХолд, к сожалению, сильно сократился - читал он первую строчку. - Поля лежат под паром, хижины все пусты, или, что еще хуже, стали приютом для падальщиков, которые питаются непогребенными костями.

Киндан оторвал взгляд от Записи и откинулся назад, ошеломлённый.

- Киндан! - раздался голос Мастера Реслера от входа. - Чем ты занимаешься? Ты же должен читать Записи Бендена!

- Кажется, я нашел болезнь, - ответил Киндан, и его голос прозвучал невыносимо громко для слуха. Он указал на Записи. - Кажется, я знаю, когда это началось и, может быть, где.

- Ты должен был читать Записи Бендена, - сердито повторил Мастер Реслер, входя в Архив, схватил Киндана за ухо и поднял его с места. - Неужели ты не можешь делать то, что тебе говорят?

- Прошу простить, Мастер, - извинился Киндан, вывернувшись из захвата Реслера, и повернулся к нему лицом, - но я думал, что мне было сказано найти в Записях любое упоминание о болезни.

- В Записях Бендена! - прорычал Реслер в ответ, яростно ткнув пальцем в стопку, лежавшую рядом с Конаром.

- Да, там было об этом, - сказал Киндан, затем указал на Записи Битры. - А еще у Битры, но Записи Лемоса, на мой взгляд, подходят больше всего. - он повернулся и подхватил Запись со своего стола. - Вот, послушайте: «Поля лежат под паром, хижины все пусты...»

- И это описание мора? - сердито фыркнул Реслер. - В правильной Записи были бы даты, время, и...

- Не думаю, что у них было время, - прервал его Киндан, как мог вежливо, и указал на Запись, которую держал в руке. - Мне кажется, их было так мало, что единственное, что они могли - это только бороться за выживание.

- Но арфист не может так поступить! - воскликнул Реслер и сердито взглянул на Киндана. - Неужели ты так ничему и не научился за всё время, что прошло с тех пор, как ты покинул свою шахту?

Киндан почувствовал, как его щеки запылали, - Записи Бендена после мора продолжал Лорд-Владетель, - сказал он. - Я думаю, это доказывает, что времена были такими, что...

- Лорды-Владетели не ведут Записи! - ханжески провозгласил Реслер, выставив челюсть вперед и сверкая глазами.

- В Записи есть метка…

- Ну, это уже наглость! - взревел Реслер. - Пошёл прочь с глаз моих!

- Это относится и ко мне? - спросил Конар, вставая из-за стола.

- Да, - ответил Реслер, - это относится и к тебе. Пора обедать.

Конар ушел, но дождался у выхода Киндана, за которым, как обычно, следовал Ваксорам.

- Похоже, ты еще не совсем арфист, - сказал он, шагая в ногу с Кинданом. - Пора бы уже знать, как вести себя с Мастером. - он покосился на молчавшего Киндана. - Ты всё еще уверен, что справишься с Лордом-Владетелем?

- Теперь и не знаю, - угрюмо буркнул Киндан, прошмыгнул мимо Конара и помчался, догоняя Верилана, которого он заметил у входа в Столовую.

Заметив расстроенный вид Киндана, Верилан спросил, - Что случилось?

- Я, кажется, нашел следы болезни, - сказал ему Киндан, - но Мастер Реслер не верит мне.

Как будто подслушав его, Мастер Реслер, следовавший за ними, крикнул, - Верилан! Можно тебя на пару слов.

Верилан взглядом извинился перед Кинданом и вернулся к своему Мастеру.

- Что-то здесь не так, - сказал Ваксорам, дожевав булочку. Киндан вопросительно посмотрел на него. - Ну, ладно, Битра, Лемос и Бенден были поражены этой болезнью, но что случилось с Бенден Вейром? Почему Вейр им не помог?

- Хороший вопрос, - сказал Конар, задумавшись.

- Теперь нужно посмотреть их Записи, - заявил Киндан.

- А что насчет Мастера Реслера? - спросил Конар, скосив взгляд на разъярённого Архивариуса. – Вряд ли он захочет тебя видеть рядом с собой или со своими драгоценными Записями.

- Он не Мастер-Арфист, - сказал Ваксорам, взглянув на Киндана, чтобы увидеть его реакцию.

- Но Конар прав, - возразил Киндан, - я должен научиться работать с ним так же, как и со всеми остальными Мастерами.

- Может, ты сумеешь...- начал Ваксорам, но слабые звуки барабана заставили его замолчать, как и всех в Цехе Арфистов. Это было барабанное сообщение.

Тревога! Болезнь в Керуне. Просим помощи.

- Болезнь распространяется, - глухо сказал Конар. Никто ему не возразил.

- Киндан! - позвала Кориана, когда он вышел из столовой. Киндан остановился и повернулся к ней, не в силах сдержать улыбку на лице. - Я всё правильно услышала?

- Зависит от того, что ты слышала, - вставила Келса из-за её спины; зная о неприязни Лорда Бемина к Мастеру-Арфисту, Келсе не очень нравился интерес Корианы к арфистам - это означало, по меньшей мере, одни проблемы для всех. Улыбка сползла с лица Корианы, и она уступила дорогу молодой арфистке.

- Тревога! Болезнь в Керуне., - сказала Кориана и прищурилась, пытаясь вспомнить окончание. - Просим помощи.

- Да, - подтвердил Киндан, - всё верно.

- Это то же самое, что и в Бендене? - тревожно спросила Кориана. - Оно распространяется?

Киндан покачал головой, - Никто не знает. - сказал он. - Мы знаем только то, что передают барабаны.

- Разве Вейры не должны проверить? - спросила Кориана.

- Теперь, когда Айгена нет, Керун отошёл к Исте, - заметил Ваксорам.

- Поживём-увидим, - сказал Киндан и обвел рукой их всех. - Нам нужно вернуться к Записям.

- К Записям? - повторила Кориана. – Что вы хотите в них найти?

- Признаки болезни, - выпалил Конар. Киндан с Ваксорамом посмотрели на него, и Киндан только помотал головой в ответ на невыдержанность юного мальчика. Не стоило добавляять еще больше страхов к уже имеющимся в Форт Холде. - Но мастер Реслер...

- Киндан! – послышался голос Мастера-Арфиста Муренни из его кабинета на втором этаже.

Киндан обернулся и посмотрел вверх, - Да Мастер?

Мастер Муренни ничего не ответил, поманив его к себе. Ваксорам и Конар рванулись за Кинданом, а спустя мгновение за ними последовала и Кориана.

Стучась в дверь Муренни - а в дверь Мастера-Арфиста всегда стучали, потому что никто не мог знать, не занят ли он сейчас чем-нибудь важным, даже если он позвал тебя всего несколько мгновений назад - Киндан ожидал, что остальные оставят его одного. Однако, Конар вжался в спину Киндана, Ваксорам тоже подошел ближе, а Кориана через его плечо заглянула в кабинет Мастера.

- Я вижу, ты не один, - сказал Муренни, заметив еще три головы. И извиняющимся тоном добавил для остальных, - Моя просьба относилась только к Киндану.

- Пожалуйста, - сказала Кориана, - если это имеет какое-то отношение к этой болезни, я бы тоже хотела послушать.

- И я, - быстро добавил Конар. Ваксорам упрямо молчал.

- Это может быть…- начал Муренни, затем задумался, прикусив губу, и, спустя мгновение, кивнул. - Хорошо, входите. Но запомните, - предостерёг он, глядя прямо на Кориану, - это дело арфистов.

- Конечно, ведь это дело Перна, Мастер, - скромно ответила Кориана.

Муренни улыбнулся в ответ.

- Дела арфистов всегда дела Перна, - заметил Ваксорам.

- Чистая правда! - фыркнув, согласился Муренни и сосредоточил свое внимание на Кориане. - Моя точка зрения, миледи, такова: иногда лучше не распространять известие, которое может вызвать панику, не убедившись сначала в его правдивости.

- И не найдя лекарства, - согласилась Кориана. - Это верно и для Владетеля тоже.

- Действительно, - согласился Муренни, поворачиваясь к Киндану. - Достигли ли вы каких-либо успехов в своих поисках?

- Да, - быстро ответилКонар.

- Возможно, - кивнул Киндан, взглядом заставив его замолчать. - Есть некоторые признаки того, что в 389 Обороте произошло крупное событие, затронувшее Холды Лемос, Битра и Бенден.

- Ммм, - протянул Муренни, его глаза сфокусировались в какой-то отдаленной точке, видной только ему одному - Понимаю, что ты имеешь в виду. - он оглянулся на Киндана. - Чем собираешься заняться сейчас?

Киндан нахмурился, - Я...

- Мастер Реслер считает, что мы перепутали все его Записи, - вмешался Ваксорам. Киндан бросил на него угрожающий взгляд, но старший ученик только пожал плечами.

- Меня не интересует мнение Мастера Реслера по этому вопросу, - твердо сказал Муренни. - Однако, я бы попросил вас не «путать» его Записи, поскольку вам, возможно, они понадобятся позже.

- Я думаю, мы с ним сработаемся, - сказал Киндан.

- Не позволяйте его опасениям останавливать вашу работу, - сказал Муренни, и Киндан согласно кивнул. - Но ты так и не сказал мне, что планируешь делать дальше.

- Я хочу посмотреть Записи Бенден Вейра, - сказал Киндан. - Спрошу у Мастера Реслера, где они: я уже искал, но не смог найти их.

- Я подозреваю, это потому, что они в самом Вейре, - ответил Муренни.

- А как же копии? - возразил Конар.

- Обязанности арфиста Вейра часто не оставляют времени для изготовления копий, - ответил Муренни нейтрально. Он бросил быстрый взгляд на Киндана, его глаза блестели. - По какой-то причине арфисты Вейра менее склонны делать копии, возможно, потому, что их отчеты настолько обширны.

- Но я бы хотел всё-таки увидеть эти Записи, - настаивал Киндан.

- Согласен, - сказал Муренни. – Как ты думаешь, твой файр готов отнести сообщение?

Глаза Киндана расширились, и он медленно кивнул.

- Иди к М'талу, Волла, к М'талу в Бенден Вейр, - сказал Киндан, сосредоточившись на образе всадника и его бронзового Гаминт'а. Волла удивленно пискнул и принялся прихорашиваться.

- Может, он еще слишком молод, - тревожно спросила Кориана, поглаживая свою Корисс, пока королева внимательно смотрела на Воллу со своего места на плече девушки.

- Мы тренировались не очень много, - сказал Киндан. Он нервничал, и сознавал это. Они с Корианой уже пробовали пересылать файров через Промежуток друг к другу вполне успешно, и те даже переносили записки. Киндан даже сохранил первую записку от нее «Киндан, это здорово! Люблю, Кориана», потому что в ней было слово "люблю". Другие записки были более лаконичными, но Киндан чувствовал особое тепло в записках Корианы, и знал, что в его ответах оно было тоже.

- Волла, иди к М'талу, убедись, что он получил твоё сообщение, - сказал он снова, сосредоточившись на изображении Предводителя Вейра, аккуратно снимающего сообщение с ремешка Воллы.

Волла счастливо чирикнул один раз и исчез в Промежутке.

- Как скоро он вернется? - с любопытством спросил Конар.

-Есливернется, - мрачно пробормотал Ваксорам. Киндан посмотрел на него: старший ученик бесстрастно взглянул на него, но Киндан мог представить, как Ваксорам хотел бы иметь своего собственного файра.

- Пойдем, - сказал Киндан, кивнув в сторону Архива. – Пора возвращаться к работе.

Они работали до обеда, добавив в свой список Керун, Айген и Телгар.

- Болезнь распространилась быстро, - заметила Кориана, читая через плечо Ваксорама. Просмотр Записей Телгара был его обязанностью, но Киндан знал, что чтение было трудным испытанием для Ваксорама, поэтому или тайно помогал сам, или просил Кориану «почитать через плечо». Она продолжила, - Меньше чем за месяц она добралась от одного Холда до другого.

Время шло, и она становилась всё бледнее, по мере того, как Киндан, Конар, Ваксорам вместе с ней раскапывали всё более мрачные записи о болезни, настигшей Перн более сотни Оборотов назад.

- Ни одного упоминания о лечении, - мрачно добавил Конар. - Они пробовали отвар Малый Зеленый Дракон в Айгене, но это не помогло.

- В Телгаре они пробовали отвар Большой Сине-Зелёный Дракон, - добавил Киндан, откладывая в сторону очередную Запись.

- Все эти смерти, - тихо сказала Кориана, как будто сама себе. - Где же были всадники? Почему они не помогали?

- Не знаю, - сказал Киндан, покачав головой. - Возможно, в Записях об этом просто не упоминают.

- Почему никто не пытался попробовать Бронзовый Дракон? - спросил Ваксорам. - Или Золотой?

Киндан снисходительно покивал головой. - Названия древние, это говорит о том, что они произошли еще до Высадки и не имеют никакого отношения к драконам Перна.

- Если они настолько древние, почему мы не ищем в древних Записях? - спросила Кориана. - Возможно, есть средства, которые просто были забыты.

- Сомневаюсь, - ответил Ваксорам.

- То, что помогает, обычно запоминается, - согласился Киндан.

-Но что, если они действуют только против этой болезни? - продолжила Кориана. - Их тоже могли забыть, пока кто-нибудь не заглянул бы в древние Записи.

- Мастер Реслер, - осторожно начал Конар.

-Ясмогу с ним справиться, - заявила Кориана, решительно повернувшись к самым старым стопкам Записей. Остальные взглянули на Киндана выжидательно. Тот остановился на мгновение и пожал плечами: возможно, онасумеетсправиться с Мастером Реслером.

Она взяла стопку и перенесла её на пустой стол. Сев за стол, она посмотрела на Киндана и сказала, - Прости, если это замедлит другую твою работу. Но…

- Всё нормально, - сказал Киндан. - Ваксорам продолжит работать.

- Но он не умеет читать, - заявила Кориана, недоумённо нахмурив брови. - Разве ты не знаешь?

Конар удивился, а Ваксорам густо покраснел, с беспокойством глядя на Киндана.

- Я хотел поговорить с тобой об этом, - медленно начал Киндан. Он уже давно догадывался об этом, поэтому испросил у Мастера-Арфиста о чтении при тусклом свете больше семидневки тому назад. - У некоторых людей бывают проблемы с буквами. Это не значит, что они тупые, даже у самых умных людей может быть такая проблема...- он не договорил, потому что Ваксорам выбежал из комнаты.

- Я попробую догнать его, - сказал Киндан спустя мгновение и осторожно взглянул на Кориану, вспомнив о своих обязанностях и ответственности и не желая подводить Мастера- Арфиста. - Твои родители, наверное, беспокоятся о тебе...

- Я отправила им сообщение, - ответила Кориана тоном, не допускающим возражений. - И, может, лучше Нонала или Келса поговорят с ним?

Киндан в изумлении хлопнул себя по лбу. - Нонала и Келса! Как я о них не подумал.

Конар вопросительно посмотрел на него, выражение его лица ясно показало, что он не понимает, как девочки могут помочь Ваксораму.

- Они могут помочь нам в поисках, - возбужденно сказал Киндан. Он посмотрел на дверь, затем на Кориану, внезапно в его голове возникла мысль. - А где ты будешь спать?

- Я надеялась найти место где-нибудь рядом с тобой, - ответила Кориана. Даже на расстоянии Киндан мог видеть ямочки на её щеках. Он почувствовал, как в его венах забурлила кровь, но, спустя мгновение, опомнился. – Я лучше поищу Ваксорама и спрошу, не помогут ли Нонала и Келса.

Киндан нашел Ваксорама стоящим во дворе. Ночной воздух был холодным, и Киндан уже дрожал, подходя к старшему ученику. Ваксорам стоял, задрав голову в яркое ночное небо, где были уже видны Рассветные Сестры, и, всё еще слабая, но мерцающая угрожающе, Алая Звезда. Меньше, чем через дюжину Оборотов, она приблизится достаточно близко, чтобы послать к Перну Нити, единственной защитой от которых было лишь пламенное дыхание драконов и мужество их всадников.

- Кто еще знает? - спросил Ваксорам после долгого молчания.

- Никто, - ответил Киндан. - Я сам заметил только недавно - работая с Записями - но не мог найти возможность поговорить с тобой об этом.

- О чем? - горько спросил Ваксорам. - Я глупый и не умею читать. Я не могу быть арфистом.

- Ты не глупый, - ответил Киндан. - Мастер Муренни говорит, что многие люди, у которых есть эта проблема, очень умны…

- Муренни знает? - спросил Ваксорам обвиняюще. - Я думал, ты никому не сказал.

- Я и не говорил, - повторил Киндан. - Я только уточнил у Мастера симптомы, не упоминая тебя.

- Тогда он должен подозревать, - с горечью ответил Ваксорам.

- Он мог подумать, что это Конар, - сказал Киндан. - Многие люди с этой проблемой - великие художники. - Ваксорам бросил на него косой взгляд. - Другие – хорошо запоминают стихи, особенно длинные баллады.

Ваксорам фыркнул: длинные баллады были его коньком.

- Мастер Муренни говорит, что люди могут научиться справляться с этим, - сказал ему Киндан. - Мы можем тебя научить.

- Зачем тебе это надо? - спросил Ваксорам голосом, полным боли. - И ему тоже?

- Я думаю, он будет учить тебя, потому что любой, у кого есть такая проблема, по-своему очень умён, а он ценит ум, - медленно сказал Киндан. - Я же хочу научить тебя, чтобы ты мог стать арфистом и перестать ненавидеть себя.

Ваксорам повернулся к нему, его глаза нашли Киндана в темноте. У Киндана не было слов, чтобы сказать, что он думает, но он чувствовал эмоции Ваксорама. Спустя миг он хлопнул старшего мальчика по плечу. - Пойдем будить Ноналу и Келсу.

Ваксорам остановил его жестом. - Нет, - сказал он, - пусть поспят до утра. Если мы разбудим их сейчас, они просто будут раздражёнными.

- Но Кориана…

- Это твоя проблема, - заявил Ваксорам.

- Что ты имеешь в виду? - спросил Киндан.

- Ты знаешь, что я имею в виду, - ответил Ваксорам. - От ваших взглядов скоро запылает воздух.

- Но…

- Ты ей нравишься, Киндан, - откровенно сказал ему Ваксорам. - А, может, даже больше. - он улыбнулся. - И очевидно, что ты её тоже любишь. - Улыбка исчезла с его лица, и он добавил, качая головой. - Жаль, что она дочь Владетеля. У вас ничего не получится. – и прежде, чем Киндан ответил, Ваксорам широко зевнул и сказал. - Если ты не против, я пойду спать. Сейчас я тебе плохой помощник.

- Конечно, - согласился Киндан.

- И отпусти Конара тоже, - сказал Ваксорам тоном, прозвучавшим наполовину приказом, наполовину предложением. - От него будет мало толку, пока он не отдохнёт.

- Но тогда останемся только мы с Корианой, - возразил Киндан.

Ваксорам кивнул, его зубы сверкнули в тусклом свете. – Ну, да, а что в этом плохого?

- Я поговорил с ним, - сообщил всем Киндан, вернувшись в Архив. - С ним всё будет нормально.

Конар взглянул на него и кивнул, устало зевая. Кориана улыбнулась младшему мальчику и удивленно зевнула сама. Как обычно происходит, лишь только она закончила, зевнул Киндан.

- Конар, ты должен поспать, - приказал Киндан.

Конар моргнул, затем пожал плечами и начал аккуратно складывать свою стопку Записей.

- Оставь их, просто иди отдыхать, - добавил Киндан.

Когда мальчик ушел, Киндан взглянул на Кориану.

- Я остаюсь, - решительно заявила она.

- Тебе тоже нужно поспать, - сказал он.

- Так же, как и тебе, - ответила она, перелистнув еще одну древнюю Запись.

- Я пойду спать, если ты пойдёшь тоже, - сказал Киндан. - Иначе, это будет неправильно.

Кориана не ответила, сосредоточившись на Записи в её руках.

- Как странно, - сказала она, жестом попросив Киндана подойти. Киндан медленно приблизился, его веки налились тяжестью. - Ты когда-нибудь видел Запись, подобную этой?

Она повернулась, чтобы отдать ему Запись, и их руки соприкоснулись на мгновение. Словно искра проскочила между ними. Киндан обнаружил, что смотрит не на Запись, а на блестящие голубые глаза Корианы. Он взял её за другую руку и потянул на себя из кресла. Кориана встала и позволила ему сделать это, её глаза смотрели только на него. Её губы раскрылись, и он почувствовал её нежное дыхание на лице. Осторожно положив Запись на стол, он прижал её к себе. Она охотно повиновалась, их глаза оказались друг напротив друга.

Кориана закрыла глаза, их губы встретились, и Киндан обнял её за плечи, еще крепче прижав к себе. Затем он закрыл глаза, чувствуя лишь прикосновение её языка и мягкость её губ. Он слышал только её дыхание, которое становилось всё быстрее, чувствовал её руки, обнимавшие его и гладившие его волосы, и свои руки в её волосах и мягкое тепло её тела, прижимавшегося к нему.

- О, Киндан, - простонала она, когда поцелуй, наконец, прервался. Кориана спрятала голову у него на груди, и он наклонился и поцеловал её нежную шею. Она задышала чаще, и вдруг оттолкнула его, глядя на него глазами, полными слёз, - Что же мы будем делать?

Киндан снова обнял её, и она с готовностью ответила ему, - Не знаю, - прошептал он ей на ухо. - Всё, что я знаю, это то, что я люблю тебя, Кориана.

Она плотно прижалась к нему, затем отпрянула и мягко поцеловала его в лоб, - Я тоже тебя люблю и буду любить вечно, - сказала она горячо. Они снова и снова целовались, долго и медленно, наслаждаясь сладостью губ и нежно лаская друг друга.

В Киндане вспыхнули эмоции, которых у него никогда не было до этого. Безграничная нежность, непреодолимое желание, глубокая страсть. Это одновременно удивило и напугало его. Наконец, хотя его тело всё еще дрожало от страсти, Киндан отстранился от Корианы, которая протестующее что-то пробурчала и снова уткнулась ему в грудь.

- Нам нужно отдохнуть, - сказал Киндан, отклонившись от неё и обвёл руками контур её скул. Кориана открыла глаза и улыбнулась ему.

- Возвращаться в Холд слишком долго, - сказала она. - Где я буду спать?

- Ты можешь спать со мной, - не раздумывая сказал Киндан.

Кориана опустила руки ему на пояс и крепко прижала его к себе, - Мне это нравится! - сказала она с дьявольским блеском в глазах.

Киндан повернулся и за руку повёл её из Архива, всё еще пылая от страсти.

На дворе стояла холодная ночь, и Кориана обвилась вокруг него в поисках тепла. Киндан был вынужден отстраниться от неё, когда они вошли в общие комнаты учеников: она не могла сдерживать свои эмоции, и Киндан боялся, что все услышат их, но, наконец-то, он усадил её на свою койку и вытянулся рядом.

- Мне будет слишком жарко в этой одежде, - заявила Кориана, снимая брюки. Киндан был шокирован, ведь он никогда не был в постели с женщиной до этого, тем более, в общежитии учеников. Но Кориана была права, и Киндан тоже избавился от своих брюк. Кориана прижалась к нему, и Киндан уже подумывал снова поцеловать её, но заметил отблеск в темноте - Ваксорам невозмутимо смотрел на него. Киндан застыл на мгновение, затем кивнул понимающе Ваксораму. Ваксорам еще секунду глядел на него, затем кивнул и отвернулся.

- Нам нужно поспать, Кориана, - прошептал Киндан.

- Ну, раз ты так говоришь, - сонно сказала Кориана, обняв его. Киндан прижал к себе её голову, мягко поглаживая одной рукой, пока её дыхание становилось всё тише и тише, и она не уснула. Между прочим, размышлял Киндан, глядя на её лицо, она еще прекраснее спящая, чем бодрствующая.

- Давай, просыпайся! - торопливо прошептал Ваксорам на ухо Киндану на следующее утро. Киндан отвернулся от беспокоящих звуков, но обнаружил, что его руку что-то удерживает. - Вставай, Киндан! – повторил Ваксорам и исчез.

Киндан открыл глаза и обнаружил, что смотрит на лицо спящей Корианы. Его левая рука затекла, зажатая у неё под плечом.

-Кориана, - тихо позвал он. Она вздрогнула, затем снова затихла. - Кориана, проснись!

Она снова дернулась, и Киндан откинулся назад, чтобы посмотреть на неё. Её глаза были открыты и полны страха.

- Нужно вставать, пока остальные не проснулись, - сказал он ей, и она согласно кивнула. Киндан огляделся вокруг в поисках их брюк и обнаружил, что они аккуратно сложены на краю кровати. Он передал одни Кориане, и та с благодарностью взяла их, пытаясь скрыто надеть брюки под одеялом. Киндан жестом остановил её, взял свои брюки и, потихоньку выбравшись из постели, надел их. Кориана составила ему компанию, маскируя шум своих усилий звуками, издаваемыми Кинданом.

Одевшись, Киндан жестом предложил ей идти впереди него по направлению к двери.

Выйдя наружу, Кориана восторженно засмеялась и побежала вперед, потащив за собой Киндана. Развернувшись лицом к нему, она прижала его к себе, словно в танце, страстно поцеловала и сказала, - Я никогда раньше не чувствовала себя по-настоящему живой!

Они снова долго целовались. Темная ночь побледнела, и они замёрзли в холодном утреннем воздухе.

Кориана отстранилась от Киндана, её оживление внезапно растаяло, - Что мы будем делать дальше? Мать узнает, что я оставалась здесь.

- Да и Мастеру Муренни доложат, что тебя не было в комнате подмастерьев, - добавил Киндан с гримасой. Он задумался на мгновение, ведя Кориану без всякой цели через двор. Затем его осенило. - А может, мы скажем, что ты заснула в Архиве?

- И почему же ты меня не разбудил? - спросила Кориана, на её лицо смешались любопытство и поддельное возмущение.

- Я пытался, но не смог, - предположил Киндан. - Ты слишком устала.

- Ты тоже заснул, - возразила Кориана. - За своим столом, и не заметил, что я всё еще там.

- Если это так, - сказал Киндан, - то, проснувшись, мы обязательно отправимся к дежурному котлу с кла.

- Отлично, - согласилась Кориана. - Я бы не отказалась сейчас от кла.

Беспечно они поскакали вниз по ступенькам на кухню и тут же испуганно застыли, услышав шаги за собой.

- Киндан? - позвал Мастер-Арфист, увидев его. - Ты…

Тут Муренни заметил Кориану, и его лицо стало непроницаемым, хотя Киндану показалось, что на мгновение в глазах Мастера сверкнула радостная искорка.

- Леди Кориана, я думал, ты вернулась в свойХолд, - сухо сказал Муренни.

- Я...

- Мы уснули, - закончил Киндан. - В Архиве.

- Понятно, - сухо сказал Муренни и бросил взгляд на лестницу. - А Ваксорам всё еще там?

Киндан подумал недолго и мотнул головой. - Вообще-то, я отправил его спать, а потом...

- Я отвлекла его, - вмешалась Кориана. - А потом мы вернулись к Записям и...

- Да, уснули, - закончил Киндан, делая всё возможное, чтобы выглядеть расстроенным.

- И что дальше? - спросил Муренни, слегка кивнув головой.

- Мы проснулись и решили перехватить немного кла, прежде чем возвращаться к работе, - сказал Киндан.

- И, наверное, позавтракать? - предположил Муренни, жестом попросив их продолжать. Затем огляделся и спросил Кориану. - А где твой чудесный золотой файр?

Кориана озадаченно посмотрела на него, и её спасла только Корисс, вовремя появившаяся с победным криком и летевшая вниз над лестницей, чтобы устроиться на плече Корианы.

- Ой! - воскликнула Кориана, быстро подставив Корисс сгиб своей руки. - У тебя слишком острые когти, милая.

Корисс смотрела на Кориану, и её фасеточные глаза светились красным от голода.

- Будет лучше сначала накормить её, - сказал Муренни, посмеиваясь. - А потом, может, она сможет отнести сообщение твоим родителям?

Кориана окинула её скептическим взглядом, - Она еще не так искусна, как Волла Киндана, Мастер-Арфист, - и остановилась, с любовью глядя на маленькую золотую. - Хотя, я могу попробовать.

- Что ж, мне бы тоже не хотелось, чтобы ты потеряла её, - ответил Муренни. Файр, получивший неточный образ, мог легко потеряться или, что еще хуже, уйти навсегда в Промежуток.

- Мы совсем забросили её обучение, - сказал Киндан, поморщившись.

- Может, позже днём, или завтра? - предположил Муренни.

- О, нет! - возразила Кориана. - Мы должны продолжать поиски в Записях. - Киндан понимал её опасения: хотя полёт Кориссы занял бы всего лишь мгновение, беспокойство о её безопасности полностью отвлекло бы Кориану - да и Киндана тоже - пока они не узнали бы о её прибытии.

Они вошли в плохо освещенную кухню и направились к дежурному очагу. Киндан схватил щипцы, наполнил чайник и повесил его над пылающими углями. Затем вернулся к кухонным духовкам и заглянул внутрь, удивившись, что хлеб уже поднимается.

- Кому там...- послышался голос Селоры из задней комнаты. Она выбежала, и остановилась, увидев Муренни. - О, Мастер-Арфист, я тебя не заметила.

- Ничего страшного, - сказал Муренни. - Мы с Кинданом и Корианой просто пытались раздобыть себе ранний завтрак.

- Булочки почти готовы, - сообщила ему Селора и метнула резкий взгляд на Киндана. - Если кто-нибудь мне поможет, - добавила она, - я могла бы их покрыть сахарной глазурью и испечь, если прибавить немного огня.

- Это звучит чудесно! - воскликнула Кориана.

Киндан кивнул и последовал за Селорой, - Что я должен делать? - спросил он, направляясь в заднюю комнату, и обнаружил, что Мастер-Арфист следует за ним.

- Больше рук - работа быстрее, - весело сказал Муренни, закатывая рукава.

- Слишком много поваров испортят суп, - кисло сказала Селора, жестом остановив его, - Ничего личного, Мастер-Арфист, но тебе запрещено находиться на кухне определённый срок.

- И каков же этот срок? - спросила Кориана, вопросительно подняв брови.

- Всю мою жизнь, - несчастно признался Муренни.

- Он спалил всю еду, приготовленную на семидневку, - добавила Селора, покачав головой в такт грустным воспоминаниям.

- Я могу помочь, - предложила Кориана.

- Лучше помоги Мастеру-Арфисту, - сказала Селора, указывая на очаг. - Он единственный из тех, кого я знаю, кто может поджечь даже воду.

Неохотно Кориана согласилась с этим предложением и последовала за Мастером-Арфистом к очагу. Муренни занялся тем, что обошёл всю большую комнату и прибавил огня в светильниках.

В задней комнате, за пределами слышимости, Селора резко взглянула на Киндана и требовательно спросила, - И где он нашел вас двоих?

- Мы шли сюда, - ответил Киндан, тщательно наливая сахарный сироп в чашку с холодной водой и постоянно помешивая его.

- А где вы были до этого? - спросила Селора.

- Мы уснули в Архиве, - сказал Киндан, пытаясь быть убедительным.

Селора фыркнула, - Арфист из тебя получше, чем лжец.

Киндан густо покраснел.

- Давайте, поедим у меня в кабинете, - предложил Муренни несколько минут спустя, когда Селора объявила, что булочки готовы, и Кориана приготовила кла. Подмигнув, он объяснил Киндану, - Я бы не хотел, чтобы другие ученики подумали, что у меня есть любимчик.

Пока Киндан оценивал потрясшую его вероятность того, что Мастер-Арфистдействительновыбрал себе любимчика, он и Селора быстро приготовили поднос и заполнили его набором булочек, кувшином еще дымящегося кла и несколькими кружками.

Они направились к кабинету Муренни и, после его приглашения, расселись вокруг невысокого столика завтракать. Киндан сел лицом к окну. Наливая себе кружку кла, он заметил, что Ваксорам вышел из помещения для учеников, украдкой оглядев весь двор, освещенный лучами зари.

Мастер-Арфист Муренни заметил взгляд Киндана, встал и тоже посмотрел в окно. Испытующе взглянув на Киндана, Муренни высунулся из окна и крикнул Ваксораму, - Почему бы тебе не подняться и не присоединиться к нам?

Несколько мгновений спустя Ваксорам постучал в дверь, и Муренни пригласил его внутрь.

- Входи, входи, - сказал Мастер-Арфист, с улыбкой приглашая Ваксорама к столу. Встав из-за стола, он придвинул свободный стул от своего рабочего стола, указав, что Ваксорам должен сесть с ними. - Я вижу, Киндан не забыл прихватить лишнюю кружку, поэтому наливай себе кла и бери одну из этих вкусных булочек, прежде чем они исчезнут.

Ваксорам нервно посмотрел на Киндана, прежде чем наполнить свою кружку и взять булочку. Затем, решив, что ему ничего не угрожает, старший ученик осторожно и медленно начал пережевывать свою булочку.

Муренни терпеливо дождался, пока Ваксорам закончил жевать и запил всё глотком кла, затем продолжил, - Ваксорам, насколько хорошо ты знаешь дуэльный кодекс?

Старший ученик удивлённо посмотрел на Мастера-Арфиста, - Я помню всё, чему учил меня Мастер Деталлор, - ответил он, защищаясь.

- Я уверен, что это так, - согласился Муренни. - Ты помнишь правило бесчестья?

Ваксорам кивнул, краснея, - Да.

Муренни покачал головой, - Не думаю, что ты понял, что я имею в виду, Ваксорам.

Старший ученик посмотрел на Киндана, затем на Муренни.

- Помнишь ли ты правило повторного вызова?

Ваксорам задумался, сначала нахмурив брови в размышлениях, затем удивлённо подняв их. Киндан ахнул, поняв, куда клонит Мастер-Арфист, и Ваксорам перевёл на него взгляд.

- Если победитель опозорит причину вызова, побежденный может потребовать реванша, - медленно сказала Кориана и взглянула на Киндана, нервно закусив нижнюю губу.

- Да, - сказал Муренни, его голос был совершенно серьезным. Он долгим и строгим взглядом посмотрел на Ваксорама. - Есть ли причина для того, чтобы ты требовал реванша?

- Нет, - тут же ответил Ваксорам, не отрывая взгляда от Киндана. Он оглянулся на Муренни. - Нет, Мастер-Арфист.

Тот кивнул, затем повернулся и посмотрел на Киндана.

- Где ты был прошлой ночью?

- Я был в своей постели, - тихо ответил Киндан. - Кориана была со мной.

- Это я настояла, - заявила Кориана, протянув руку к Киндану, и её сильная хватка показалась слабой и далекой по сравнению с огромной дырой, возникшей в желудке у Киндана.

Муренни только взглянул на неё, обратившись снова напрямую к Киндану, - Ты нарушил своё слово?

Во рту у Киндана пересохло, он с трудом сглотнул, не зная, что сказать. Больше всего ему хотелось, чтобы всё было по-другому, и он находился сейчас где-нибудь в другом месте, а не стоял здесь под свирепым взглядом Мастера-Арфиста.

Губы Муренни сжались в ответ на молчание Киндана, - Ты надеялся обмануть нас всех?

- Да, Мастер, - почти неслышно ответил Киндан, чувствуя себя пристыженным.

- И ты еще надеешься стать арфистом? - спросил Мастер-Арфист, его голос был сложным.

Киндан смог только молча мотнуть головой, - Не знаю, - признался он наконец. Он не знал, как будет лучше: встать, упаковать вещи и покинуть Цех Арфистов, или просто убежать. Никогда он не чувствовал себя таким подавленным.

Муренни перевёл взгляд на Ваксорама.

- Как мог ты допустить это? - спросил Муренни. Старший ученик молча покачал головой, но Муренни дожал его. - Кто разбудил их утром?

- Я, - признался Ваксорам.

- Как? - спросил Муренни, его лицо выражало любопытство, - Почему ты не сообщил об этом? Раз Киндан опозорил себя, твоя честь будет восстановлена.

- Он не совершал бесчестного поступка, - сказал Ваксорам, открыто встретив взгляд Мастера, и взглянул на Киндана. - Я не предам тебя.

Киндан только кивнул неловко, онемев от неожиданной глубины преданности Ваксорама.

- Мастер-Арфист Муренни, - вмешалась Кориана, - я люблю Киндана. Я бы никогда не позволила ему сделать что-нибудь, что могло бы уронить его честь.

- И, тем не менее, ты сделала это, - рявкнул Муренни. Он указал на её руку, сжимающую руку Киндана, и Кориана тут же отпустила её, словно ужаленная. - Ты опозорила его, своего отца, меня, свой Холд и Цех Арфистов. - Муренни перевел взгляд на Киндана. - Вы оба.

- Я люблю её, - ответил Киндан, снова сжав руку Корианы.

- Больше, чем свою честь? - настаивал Муренни. - Больше, чем её честь? - он не дождался от них ответа и продолжил. - Что же это за любовь, которая требует бесчестия и лжи для своего существования?

- И вы можете поверить, - его голос наполнил комнату своей силой, - хоть на мгновение, что это запятнанное чувство продолжится?

- Но я люблю его! - крикнула Кориана, зарыдав и закрыв лицо руками.

Муренни грустно покачал головой, - Я вижу только потребность, но не любовь.

Кориана смотрела на него с молчаливым возмущением на лице.

- И предательство, - продолжил Муренни, его голос был тих, но тверд. Киндан возмущенно посмотрел на Мастера-Арфиста, злясь, что тот причиняет Кориане столько боли, но Муренни, не обращая на него внимания, продолжал. - Предательство своей чести, своей семьи и самой себя.

- Но отец не...- попробовала возразить Кориана.

- Не теперь! - Муренни оборвал её. - Теперь ты никогда не узнаешь, как он повёл бы себя, если бы вы пришли к нему честно, с открытым сердцем и рассказали ему свои истинные чувства. - он взглянул на Киндана. - И ты никогда не узнаешь, как бы я ответил и как бы мог вам помочь. - он покачал головой. - Вы оба предали друг друга точно так, как если бы сражались на дуэли до смерти.

Страшная тишина повисла в комнате, но она продолжалась только мгновение – её прервала ворвавшаяся в комнату, сверкая золотом, молния. Корисс появилась из Промежутка, захватив с собой ледяной воздух, полный мелких льдинок, и наполнив комнату громкими, хриплыми криками, её глаза светились красным от гнева и смятения. Кориана попыталась схватить её, промахнулась, но снова схватила возбужденную золотую, прижав её к телу. Потребовалось несколько минут, пока красные фасеточные глаза Корисс изменили свой цвет на более спокойный - зеленый, и маленькая золотая прижалась к груди своего партнера, воркуя.

Киндан наблюдал за происходящим с растущим чувством беспокойства.

- Кориана, - напряженно спросил он, - у Корисс есть образ для тебя?

Кориана непонимающе смотрела на него, и Киндан сказал ей, - Закрой глаза и сосредоточься на ней.

Кориана сделала это, её лицо какое-то время еще выражало удивление, но затем её глаза открылись, и она с тревогой сказала, - Сюда идёт отец, и с ним стража!

- Ну вот, - пробормотал Муренни, взглянув на Киндана и Ваксорама, - этого я и боялся.

С Мастером-Арфистом во главе все четверо встретили Лорда-Владетеля Бемина сразу за аркой, ведущей в Цех Арфистов.

- Лорд-Владетель, - приветствовал его Муренни, низко поклонившись. Бемин смотрел на него холодно, по обе стороны от него стояли два крепких стража и сзади еще четверо, все с мечами. - Мы собирались идти к вам.

- Я вижу, - сказал Бемин и резко махнул дочери. - Kориана.

- Отец, - покорно ответила Кориана.

- Твоя мать очень волновалась, - сказал Бемин, и Киндан подумал, что это не похоже на правду: Лорд-Владетель был так взволнован, что было больше похоже на то, что до него дошли слухи об отношениях Муренни и Санноры.

- Со мной всё в порядке, правда, - ответила Кориана. - Мы долго работали с Записями - думали, найдём что-нибудь очень важное...

- Если это было настолько важно, почему Мастер-Арфист никого не послал к нам? - прервал её Бемин, обведя их всех подозрительным взглядом. - Или не передал барабанное сообщение?

Словно в ответ на его вопрос, слабый звук далёких барабанов послышался в долине Форта. Киндан, Ваксорам, Муренни и Кориана напрягли слух, чтобы разобрать слабые угасающие звуки.

- Тревога, - повторила Кориана, расшифровав первую группу сигналов. Они с Кинданом даже зажмурились, хотя, возможно, только чтобы не видеть гнева Бемина. - Тревога, - добавила она, и её глаза расширились. - Тревога.

Звуки затихли, и все напрягли слух в ожидании новых сигналов.

Но их не было.

- Три, а не четыре, - сказал Ваксорам с облегчением, только для себя.

- Большая тревога в Холдах, - сказала Кориана, немного неуверенно. - Это не просто тревога.

- Откуда сигнал? - спросил Муренни, оглянувшись, словно в поисках ответа, на сигнальную башню, видневшуюся вдалеке.

Бемин нервно оглядел каждого из них по очереди, остановив свой взгляд на дочери.

- Что всё это значит? - спросил он Кориану. Киндан заметил, как позади него охранники Форта инстинктивно сбились плотнее друг к другу, словно в поисках защиты.

- Может, Телгар, - предположил Ваксорам.

- А может Айген или Иста, - продолжил Киндан.

- Даже если это были бы любые два Холда из этих, не объявили бы общую тревогу по всему Перну, - возразил Бемин. - Должно было случиться что-то, что затронуло бы больше половины главных Холдов.

Муренни кивнул, но его слова прозвучали неутешительно, - Это так, но болезнь была замечена в Керуне, почему она не могла распространиться на Айген или на какой-нибудь другой из прибрежных малых Холдов, и сколько времени ей понадобится тогда, чтобы добраться до Исты?

Бемин в ответ проворчал, - Если это так, почему же ничего не слышно от Вейров?

- Хороший вопрос, - ответил Муренни, задумчиво потирая подбородок.

- Ладно, сейчас это не важно, - сказал Бемин спустя мгновение раздумий и посмотрел на дочь. - Кориана, твоя мать очень беспокоится за тебя.

- Мой долг - быть здесь, отец, - решительно сказала Кориана.

- Твой долг - делать то, что говорю я, - ответил Бемин, и его глаза сузились от гнева.

- Да, милорд, - согласилась Кориана, кивнув головой. - Ты поручил мне быть здесь, искать Записи, изучать барабанные коды и учиться управлять моим файром. - она остановилась на мгновение. - Вот я здесь и выполняю свой долг перед тобой и Перном.

- Перед Перном? - повторил Бемин, удивлённо выгнув одну бровь.

Кориана кивнула, - Я верю, Отец, что всё, что мы можем узнать о прошлых эпидемиях, подобных этой, спасет много жизней на Перне, - ответила она.

- Спасение жизней - работа целителей, - огрызнулся Бемин.

- И Владетелей, - возразила Кориана, её голубые глаза засверкали.

- Кто тебе это сказал? - удивился Бемин.

- Ты.

- Да я никогда…

- Ты говорил, что Владетель несёт ответственность за жизни всех, живущих в Холде, - напомнила ему Кориана, и Лорд-Владетель с громким звуком захлопнул рот, обвиняюще глядя на Мастера-Арфиста Муренни.

Не получив от Муренни ответной реакции, Бемин повернулся к своей упрямой дочери, - Всё верно, - сказал он ей. - А холдеры обязаны служить своему господину, так же, как и их дети.

Кориана открыла рот, чтобы снова возразить, но, прежде чем она начала говорить, воздух над ними внезапно потемнел, и из Промежутка вырвался огромный бронзовый дракон.

Спустя несколько мгновений Волла свалился сверху на Киндана, вовремя успев пару раз махнуть крыльями, чтобы смягчить довольно жесткое приземление на плечо Киндана.

- Похоже, Бенден получил твоё сообщение, - сказал Муренни, кивнув Киндану.

Стража Форт Холда, толпившаяся вокруг своего господина, осторожно рассредоточилась, заслоняя его от бронзового дракона, расположившегося на лугу за Цехом Арфистов, чья шкура сверкала в ярком утреннем солнце.

Сразу же после того, как М'тал спустился с Гаминт'а, небо снова потемнело. Киндан, задрав голову, увидел грациозного синего дракона с тремя всадниками, приземлившегося рядом с драконом Бенден Вейра. Киндан заметил цвета Исты у всадника и сразу узнал всадника, это был Ж'трел.

- Что здесь делает Иста? - спросил Бемин, когда синий дракон приземлился.

- Это Талит', - ответил Муренни. - Ж'трел - его всадник. Он часто бывал здесь в Цехе Целителей...

- Ки'да! - крикнул мальчик, мчась по полю.

- Друри! - радостно крикнул в ответ Киндан. Он помахал синему всаднику и кивнул женщине, следовавшей за ним. - Ж'трел, Джаленна!

Ж'трел тоже махнул рукой, но Киндан почувствовал, что что-то не так: старший всадник обычно с большей радостью отвечал на его приветствие. Джаленна, как успел заметить Киндан, несла маленький свёрток на перевязи. Свёрток извивался от непривычного положения: Джаленна обычно не таскала с собой малютку Жасси. Киндан почувствовал страх и тревогу, исходящие от обоих взрослых, когда те приблизились.

- Киндан, отойди, пожалуйста, - быстро попросил М'тал, когда Друри приблизился.

Муренни сдвинулся в сторону, отсекая мальчика от Киндана, Корианы и Ваксорама.

- Что, чума уже в Исте? - спросил М'тал у Ж'трела.

- Пока нет, - ответил Ж'трел. - Однако, может быть, это дело всего лишь нескольких дней. - он повернулся к Мастеру-Арфисту. - Я пришел просить о помощи, Муренни.

- Что случилось? - спросил Бемин удивлённо, нервничая от внезапного изменения ситуации.

- Я пришел за Кинданом, - сказал М'тал. - Волла передал, что он просит доставить его в Бенден. - М'тал взглянул на Киндана и добавил, - Хотя я и не понимаю, зачем.

- Мы надеялись изучить ваши Записи, - кивнул Киндан М'талу. По реакции Бемина стало понятно, что тот считает, что Киндан слишком фамильярно ведет себя с Предводителем Бенден Вейра.

- С радостью, - охотно ответил М'тал. - Ведь если бы не ты, наши драконы до сих пор жевали этот взрывоопасный огненный камень, и мы никогда ничего не узнали о способностях стражей порога.

Настроение Бемина изменилось: он посмотрел на Киндана оценивающим взглядом.

- Я пришел, чтобы попросить убежище для Друри, Джаленны и Жасси, - сказал Ж'трел Муренни.

- Понимаю, - неуверенно ответил Муренни, всё еще придерживая неугомонного Друри.

История потери Друри разума была хорошо известна в Цехе Арфистов, где туповатый, но добрый парень был постоянным клиентом уже несколько Оборотов, общаясь с Целителями, усердно пытавшимися восстановить его мозг после случившейся трагедии, когда он почти утонул почти пять Оборотов назад.

Слухи, ходившие в общежитии учеников - как обычно, обросшие подробностями, хотя и не всегда точными - гласили, что Ж'трел выполнял фигуры высшего пилотажа, когда Друри и еще несколько мальчишек вышли из Иста-Харбор на маленькой лодке. Восхищенные трюками синего Талит'а, они бросили руль, лодка налетела на риф, и мачта упала на Друри, раздробив ему череп. Драгоценные минуты были потеряны, пока его вытаскивали из воды, захлебнувшегося и без признаков жизни. Услышав мольбы Джаленны Ж'трел тут же откачал мальчика, но было слишком поздно, и мозг Друри сильно пострадал. Неожиданно поползли слухи, что Ж'трел имел романтическую связь с Джаленной, в результате чего и появился Жасси. Киндан не очень-то доверял этим слухам, так как все знали, что синие всадники предпочитают дружить с зелеными, обычно и те, и другие - мужчины.

- Нам нужно лететь прямо сейчас, - сказал М'тал Киндану, извиняясь, кивнул Ж'трелу и добавил, - Не могу подвергать Киндана риску заболеть.

- А что, можно подхватить болезнь от них? - спросил Бемин, указывая на троих холдеров Исты и синего всадника.

- Я так не думаю, - ответил Ж'трел, - иначе не привез бы их сюда.

- Но точно ты не знаешь, - настаивал Бемин.

- Нет, Лорд - Владетель, - ответил Ж'трел, и его голос стал жестким.

- Я не могу допустить, - сказал Бемин, - чтобы мой Холд...

- Я прошу Цех Целителей, а не Форт Холд, - прервал его Ж'трел.

- Всё равно, - горячо возразил Бемин. - Я не позволю...

- Лорд-Владетель, я не уверен, что у тебя действительно есть выбор, - мягким голосом вставил Муренни.

Бемин сердито посмотрел на него, и Муренни быстро продолжил, - Сколько кораблей бросало якорь у Прибрежного Холда с того времени, как мы получили первое известие о болезни?

- Но…

- И сколько выгружено рыбы? - добавил Ж'трел, поняв, куда клонит Муренни. - А также, сколько выловлено её в Исте и Керуне? Сколько людей высаживалось в каждом из этих Холдов или других мелких Холдах, или просто приставало к берегу, чтобы набрать воды?

- Но... но... мы не знаем...- пробормотал Бемин.

- Вы абсолютно правы, Лорд-Владетель, - согласился Муренни, кивая головой. - Мы не знаем. - он нахмурился. - На самом деле, из последнего барабанного сообщения мы не можем даже сказать точно, есть ли чрезвычайное положение в Айгене, Телгаре или, например, в Холдах Южного Болла. - он взглянул на М'тала. - Нам необходима дополнительная информация.

Предводитель Вейра Бенден согласно кивнул.

- Мы думаем, что в прошлый раз болезнь началась на восточном побережье, - сказал Киндан, вступая в разговор, несмотря на то, что ему скрутило от страха живот в узел. - Вот почему я попросил пересмотреть Записи в Бенден Вейре.

- А как насчет Записей Цеха Арфистов? - спросил Бемин.

- Обрывки и разрозненные отчеты, всё это не даёт нам полной картины того, с чем мы можем столкнуться, - сказала Кориана, бесстрашно встретив злой взгляд отца. - Позволь мне пойти с ним, отец, - умоляла она, - для нашего Холда, для наших людей.

- Почему должна идти ты? - сказал Бемин, его голос прозвучал скорее озабоченно, чем враждебно.

- Потому что я знаю, что искать, - ответила Кориана. - И потому, что нам нужно узнать это как можно скорее. - она указала на Киндана, Ваксорама и себя. - Мы трое лучше всех справимся с этим. - она бросила на Ваксорама полный сочувствия взгляд и продолжила, - Ваксорам медленно читает, отец. У него на это уходит в два раза больше времени, чем у меня. Если я не пойду с ними, потребуется почти в два раза больше времени, чтобы получить ответы на наши вопросы – кто знает, что может произойти за это время?

- Твоя мать…

- Мама бы сказала, - Иди и делай то, что должна, - сказала Кориана.

Бемин вздохнул раздраженно и неохотно кивнул. Затем повернулся к Киндану, - Ну а ты, ты вёл себя достойно?

- Нет, милорд, - признался Киндан. - К сожалению, нет.

Удивлённый М'тал посмотрел на него так, словно Киндан взял что-то, что ему не принадлежало.

- Да, мы спали в одной постели, - сказала Кориана. - Мы целовались, но ничего более. - она прильнула к Киндану и сказала отцу. - Я люблю его.

Бемин яростно повернулся к Муренни и хрипло сказал, - Нет. Этого никогда не будет. Я не позволю.

Прежде чем кто-либо успел что-то сказать, в долину пришло еще одно барабанное сообщение.

- Тревога, - расшифровали Киндан и Кориана одновременно, их глаза застыли от ужаса и страха. - Тревога. Тревога. Холд Телгар. Шлите помощь. Пожалуйста.

Еще до того, как смысл этих слов дошел до всех, снова послышались барабаны.

- Болезнь в Наболе, просим помощи, - перевёл Киндан, его сердце тяжело стучало в груди.

- Болезнь в Кроме, - добавила Кориана, умоляюще повернувшись к отцу.

Бемин еще раз взглянул на неё и решительно кивнул, - Иди! - сказал он ей и повернулся к М'талу, указывая на Киндана, - Ты будешь охранять её честь?

- Слово всадника, - ответил М'тал ледяным тоном.

- И моё тоже, Лорд-Владетель, - добавил Киндан слабым голосом.

- Твоё слово для меня ничего не значит, - резко ответил Бемин. Он указал на Ваксорама и спросил. – Он пойдёт с вами? - Киндан кивнул, и Бемин сказал Ваксораму, - Ты будешь спать в одной комнате с ним; никогда не оставляй его одного.

- Милорд, - подтвердил приказ Ваксорам, четко кивнув.

- Идите, - сказал Бемин, сердито махнув рукой и повернулся к Муренни. – А мы с тобой обсудим все вопросы прямо сейчас.

- Пошли, - мрачно сказал М'тал Киндану и остальным, развернулся на каблуках и быстро зашагал к своему бронзовому дракону. Там он объявил, что Кориана будет сидеть между ним и Ваксорамом, а Киндан сядет за старшим учеником.

Гаминт' поднялся в воздух без промедления, и Киндану показалось, что дракон сердится на него, словно отражая настроение всадника. Когда они уходили в Промежуток, Киндан протянул руку, чтобы коснуться Корианы, но тут же опустил её, вспомнив своё обещание.

Он чувствовал себя таким же обречённым, как и весь Перн.

Глава 8.

Арфист, будь честен на своём посту

Всех с малых лет учи служить Отчизне верно.

И кто б он ни был, всадник, иль пастух,

Вы все равны, и все вы - дети Перна.

БЕНДЕН ВЕЙР.

Холод Промежутка еще не покинул тело Киндана, когда они вырвались в гаснущий дневной свет Бенден Вейра, где встретили мороз, обычный для середины зимы. Скалы, окружающие Вейр, были покрыты снегом, так же, как и все горы, раскинувшиеся вдалеке.

Холод Промежутка содержался также и в воздухе, который они принесли с собой из Цеха Арфистов, влага замерзла и превратилась в радугу из кристаллов льда, окружавшую Гаминт'а и его всадников, пока они не пробили её, когда бронзовый дракон начал свой крутой спуск в Чашу Вейра.

Гаминт' ловко приземлился, но Киндан настолько оцепенел физически и эмоционально, что чуть не свалился со своего седла на драконе, неуклюже вцепившись в Ваксорама, и сумев остаться на спине дракона только с помощью его крепкой руки.

Обессиленный, он сполз с дракона. После этого помог Ваксораму спуститься и подошёл, чтобы помочь Кориане но был оттеснён старшим арфистом.

- Моя работа - служить тебе, а ты сам, скорее, её уронишь, - коротко пояснил ему Ваксорам.

Уязвлённый, Киндан отошёл и с завистью наблюдал, как Ваксорам осторожно поймал Кориану в свои крепкие объятья и поставил на землю.

- Пошли, я покажу вам Комнату Записей, - позвал М'тал, едва спрыгнув со своего дракона. Он быстрым шагом поднялся на два пролета каменной лестницы и повернул направо, в первую же дверь.

Комната была полна Записей, многие из которых были неаккуратно скомканы в темных нишах. Тусклый утренний свет из Чаши попадал в окно, пробитое в дальнем конце комнаты.

- Киндан, - приказал М'тал, - пойдем со мной, принесём немного кла и светильники.

Потеряв дар речи от неожиданности, Киндан тут же развернулся и последовал за М'талом, но его остановил Ваксорам, сказавший Предводителю, - Я должен всё время быть с ним.

М'тал поморщился, затем быстро кивнул, - Хорошо, можешь идти с нами. - и посмотрел на Кориану. – Начнешь работать?

- Конечно, - ответила Кориана, бросив быстрый взгляд на Киндана, прежде чем отвернуться и и начать просматривать первую стопку Записей.

- Клянусь Скорлупой Фарант'ы! – начал М'тал, когда они выбежали по лестнице к Чаше Вейра, - Чем ты думал, Киндан?

- Я…

- И ты тоже хорош, - М'тал обернулся к Ваксораму. – Ведь ты же дрался с ним на дуэли почти по такой же причине? - прежде чем Ваксорам ответил, он продолжил, - Ты знаешь, что можешь повторно бросить ему вызов и вернуть свою честь?

- Он не делал ничего бесчестного, - горячо сказал Ваксорам. - Они всё время были у меня на глазах.

Киндан удивленно посмотрел на Ваксорама и понял, что старший арфист сказал правду.

- Но почему..? – спросил Киндан, но его оборвал М'тал, который начал что-то понимать, - Потеряв честь, ты вряд ли являлся достойным свидетелем для лорда Бемина.

- Да, милорд, - подтвердил Ваксорам, взглядом извинившись перед Кинданом.

- Спасибо, - тепло поблагодарил Киндан Ваксорама.

- За что? - спросил М'тал. - С такой сомнительной репутацией у тебя нет шансов попастьсюда.

Нет шансов? Киндан повторил про себя. У него не было шансов быть направленным в Вейр? Его сердце словно провалилось куда-то, появилось чувство, что оно замёрзло, застряло в Промежутке навсегда.

Они вошли в большую Кухонную Пещеру Вейра. М'тал властно указал в одну сторону и двинулся в другую, к очагу, - Киндан, займись светильниками, а мы с Ваксорамом возьмем поднос с едой и кувшин с кла.

Часть всадников и обслуги взволнованно следили за Предводителем, но тот жестом приказал им продолжить работу.

Приветливый парень снабдил Киндана свежими светильниками, и он не спеша продолжил свой путь, чтобы дать возможность догнать себя Предводителю Бенден Вейра и Ваксораму, тащившему поднос с едой, в то время как М'тал нёс большой кувшин кла и несколько кружек.

Оба арфиста добрались до Комнаты Записей почти без сил.

- Развесь светильники, - приказал М'тал Киндану, одновременно указав Ваксораму, чтобы тот поставил поднос на свободный стол, и добавив к нему кла и кружки. Затем повернулся к Кориане и сказал, -Ты будешь спать в наших покоях, они расположены сразу за лестницей, если понадобится. Там же можешь воспользоваться туалетной комнатой. - затем добавил, глядя на двух юношей. - А вы будете спать в казармах молодняка. Они сейчас пустуют, вы тоже сможете воспользоваться всем необходимым - это на другой стороне Чаши, так что, если нужно - не теряйте времени.

Ваксорам и Киндан мрачно кивнули, их не радовала перспектива пересечения чаши Вейра в такой поздний час, тем более, когда они так устали. М'тал резко хлопнул ладонями по столу и встал. - Ну ладно, вам что-нибудь еще нужно?

Все трое только покачали головами.

- Тогда я займусь своими делами, - сказал он им. - Я скоро вернусь.

Кориана уже вытащила несколько больших стопок Записей и разложила их на три кучки. Молча, все трое заняли места, каждый перед своей стопкой.

- Триста восемьдесят девятый, верно? - пробормотала Кориана, склоняясь над Записями.

- И триста девяностый, - подтвердил Киндан. - Третий месяц.

Кориана покачала головой, - Я приготовила Записи, начиная с первого месяца, на всякий случай.

- Как много чтения, - проворчал Ваксорам.

- Давай - давай, работай, - ответил Киндан, подталкивая его за руку. Ваксорам только покорно посмотрел на него, и Киндан вспомнил, какой тяжелой «работой» являлось для того чтение Записей. Но прежде чем Киндан успел что-то сказать, Ваксорам уже склонился над своими Записями, переставив неяркий светильник поближе.

На комнату упала и растеклась тишина, которую тревожили только случайный шорох переворачиваемых страниц, стон разочарования или раздраженное бурчание.

- Я всегда думала, что Записи в Вейрах лучше, чем в Холдах, - пробормотала Кориана в какой-то момент. - Но, за исключением рассуждений о драконах, изрыгающих огонь, они не так уж сильно отличаются.

- А вот тут о взорвавшемся мешке с огненным камнем, - сказал Ваксорам, бросив взгляд на Киндана. – Юный дракон и его всадник ушли в Промежуток. Второй всадник получил сильные ожоги, но выжил.

- Прямо, как К'тов, - пробормотал Киндан себе под нос.

- Кто? - спросила Кориана, подняв глаза от страницы.

- К'тов, - сказал Киндан, оглянувшись на неё и нервно ёрзая в своем кресле. – Это именно он нашёл правильный огненный камень.

- Он Запечатлел дракона? - спросил Ваксорам, взглянув на Киндана с обидой за то, что тот не поделился с ним такой ценной новостью раньше. - Спасибо, что поделился новостью.

- Я думал, все об этом знают, - сказал Киндан. - Это случилось так давно.

Ваксорам хмыкнул и снова уткнулся в свою Запись. Кориана улыбнулась Киндану, и он радостно вернул ей улыбку. Некоторое время они смотрели друг на друга, но затем, словно по обоюдному согласию, вернулись к своей работе, и тишина снова окутала комнату.

Тишина, тянувшаяся бесконечно, стала даже приятна, прерываясь лишь шорохом пыльных страниц и скрипом стульев, когда они меняли позу или отдыхали, уперевшись локтями в стол. В какой-то момент тишина стала соблазнительной, теплой и обволакивающей, призывая отдохнуть и поспать.

Внезапно раздавшийся шум напугал Киндана, он поднял голову и увидел, что голова Корианы лежит на столе, её светлые волосы закрывают лицо. Рука соскользнула со стола, сдвинув стопку Записей, именно шум их падения услышал Киндан. Он посмотрел на Ваксорама и увидел, что тот следит за ним слипающимися от сна глазами.

- Что будем делать? - спросил он Киндана.

- Мы не можем оставить её здесь, - сказал Киндан. - У нас нет ничего, чем её можно прикрыть, чтобы она не замерзла. - он снова взглянул на девушку из Холда и тихо позвал, - Кориана. - та не двигалась. Он позвал громче, - Кориана. - девушка пошевелилась, затем снова затихла. - Koриана!

- А? - Кориана смущенно подняла голову, затем откинулась на спинку стула, удивлённо оглядываясь. - Всё хорошо, я просто немного задремала...

- Тебе нужно поспать, - сказал Киндан.

- А как же Записи! - возразила Кориана, опустив затуманенные глаза к Записям в безуспешной попытке что-то разобрать.

- Они подождут до утра, - раздался голос из двери. Кориана, Киндан и Ваксорам удивленно обернулись и увидели женщину в ночной рубашке, стоявшую в дверях. Она обратилась к Кориане. - Я Салина. М'тал прислал меня, чтобы я отвела тебя в кровать.

Киндан мгновенно вскочил, жестом приказав Ваксораму последовать его примеру, и почтительно поклонился, - Госпожа, - поспешил оправдаться он, - я не ожидал...

Салина остановила его с улыбкой, просто кивнув головой, - Слишком поздний час для формальностей, арфист. - и снова позвала Кориану. - Пойдем, милая, ты, должно быть, устала. Скоро рассвет.

- Рассвет? - удивленно повторила Кориана. - Этого просто не может быть, миледи.

- Это потому, что ваше тело все еще считает, что находится в Форт Холде, где сейчас всего лишь полночь, - сказала Салина. - Хотя даже это достаточно поздно для всех вас.

Кориана присоединилась к ней, и Салина сказала оставшейся паре, - Будьте осторожны, спускаясь по лестнице и пересекая Чашу. Здесь самое тёмное место перед рассветом, а Чаша всё еще накрыта тенью от скал.

Киндан кивнул.

- В казармах молодняка для вас приготовлены светильники, - сказала она, - И свежие постели тоже.

- Спасибо, миледи, - ответил Киндан, снова поклонившись. Салина улыбнулась ему и, взяв Кориану за руку, повела дочь Владетеля в спальню.

Киндан и Ваксорам вышли за ними из Комнаты Записей и зашагали вниз по лестнице, двигаясь с трудом из-за слишком долгого нахождения в одном положении. В Чаше Вейра воздух был холодным, и, несмотря на то, что Киндан хотел увидеть как можно больше, он чувствовал себя настолько уставшим, что смог только молча отметить для себя этот факт.

- Казармы молодняка, - пробурчал Ваксорам себе под нос, заметив слабое свечение вдалеке, - Интересно, каково там?

Киндан сумел только кивнуть головой в ответ.

Киндан проснулся рано, как только в казармы проникли первые лучи утра. Он всё еще чувствовал себя уставшим, но новые и такие разнообразные звуки Вейра нарушили его сон и пробудили в нём любопытство. В соседней койке он заметил блеск глаз Ваксорама, подсказавший ему, что тот уже тоже проснулся.

Волла лежал, прижавшись к спине Киндана, но встревоженно вспорхнул в воздух, когда тот пошевелился. С любопытным чириканьем файр вылетел из казармы. Искать пищу, догадался Киндан. Словно в знак солидарности с файром, в животе у Киндана заурчало.

Лежавший напротив Ваксорам тоже поднялся со своей койки. Они нашли туалетную комнату и быстро приняли душ, довольные, что для них приготовили полотенца, хотя в комнате жили только они. Еще больше их удивило, что под полотенцами на плечиках висела одежда для них - правда, немного не по размеру. Киндан был рад, что не придётся носить одну и ту же одежду два дня подряд, к тому же, он нашел немного сладкой травы, используемой в качестве антиперспиранта.

Тем временем Ваксорам брился, свысока поглядывая на Киндана.

Они собрались достаточно быстро и, когда вышли из казармы, солнце поднялось совсем не намного выше в небе. Пересекая Чашу по пути к Кухонной Пещере, Киндан заметил странную тень высоко на западной стороне Чаши и повернулся на восток, чтобы определить её происхождение.

- Звездные камни, - сказал Ваксорам, проследив за взглядом Киндана, и указал на место на самой вершине западной стены Вейра.

- Готов поспорить, барабаны тоже стоят там, - сказал Киндан.

- Их будет хорошо слышно по всей Чаше, - согласился Ваксорам.

В животе у Киндана снова заурчало, словно в ответ на огромную пустоту Чаши, и оба арфиста весело переглянулись. Киндан ускорил шаг, стремясь наполнить живот и вернуться к работе.

Они уже почти пришли, когда Ваксорам снова заговорил, высказав то, что явно беспокоило его всё это время, - Что ты думаешь делать дальше?

- О чем ты?

- О тебе и Кориане, - ответил Ваксорам.

- Не знаю, - сказал Киндан.

- Но ты её любишь, ведь так? – настаивал Ваксорам. Киндан вопросительно поднял бровь. - Я имею в виду, я действительно думаю, что ты её любишь, иначе я никогда бы не стал...

Киндан улыбнулся и легонько стукнул кулаком по плечу Ваксорама, - Я так и не поблагодарил тебя за это.

- Это был мой долг, - сухо ответил Ваксорам.

- Нет, - поправил его Киндан. - Это не совсем так. - он помолчал. - Так почему ты это сделал?

- Я думал, ты любишь её, - повторил Ваксорам.

- Да, - ответил Киндан, и его сердце затрепетало. Он пристально вгляделся в глаза Ваксорама и внезапно остановился. - И почему же ты так поступил?

Ваксорам удержался от резкого ответа, но его лицо залила краска смущения.

- Есть кто-то, кого ты любишь? - мягко спросил Киндан, постепенно начиная прозревать. - Поэтому ты сделал это?

- Я поступил так не поэтому, - напряженно сказал Ваксорам.

- Но ведь кто-то есть, - сказал Киндан. Он понял, что это многое объясняет в поведении Ваксорама: тот просто пытался произвести на кого-то впечатление.

- Это уже не важно, - отмахнулся Ваксорам, резко продолжив движение. - Я гожусь только в Изгои.

- Но это не так.

- Лучшее, что из меня может получиться, это только плохой ученик, - с отчаянием заявил Ваксорам. - Я даже читаю с трудом.

- Мы будем работать над этим, - пообещал Киндан.

- Для чего? - спросил Ваксорам. - И каким образом?

- В Цехе Арфистов и Целителей есть Записи, - ответил Киндан, - в которых описано лечение.

- И всё-таки, для чего? – настаивал Ваксорам, покачивая головой.

- Ну, хотя бы, для того, чтобы ты мог больше помогать нам с этими Записями, - ответил Киндан.

Ваксорам фыркнул, но выражение его лица уже было задумчивым, а не сердитым. Он хлопнул Киндана по плечу, и тот повернулся к нему лицом.

- Спасибо.

Киндан пожал плечами, и они вошли в Кухонную Пещеру.

Кориана уже была там, она сидела вместе с Салиной и М'талом. Помахав им, она указала на два стула рядом с собой.

- Доброе утро, Предводитель и Госпожа, - сказал Киндан, подойдя к ним. Ваксорам молча кивнул.

- Как вам спалось? - спросила их Салина, а Кориана налила две кружки кла и толкнула их через стол ребятам.

- Спасибо, хорошо, миледи, - ответил Киндан.

- Готовы к еще одному дню работы? - спросил М'тал.

- Да, милорд, - ответил ему Киндан.

Салина и М'тал удивленно переглянулись.

- У тебя такие прекрасные манеры, - сказала Салина в ответ на обеспокоенный взгляд Киндана.

- Да, у нас молодняк совсем не такой, - сокрушенно вздохнул М'тал.

- Видишь ли, у нас нет арфистов, чтобы учить их, - объяснила Салина Кориане. Киндан опустил голову, чтобы скрыть своё смущение.

- В Цехе Арфистов много хороших подмастерьев, - предложил Ваксорам. – Кстати, один ученик, которого я знаю, Мерол, скоро должен поменять стол.

- Поменять стол? – недоумевая, повторила Кориана.

- Когда ученик становится подмастерьем или подмастерье мастером, они переходят за другой стол в Цехе Арфистов, - объяснил Ваксорам.

- Они обходят все столы по пути к своему новому столу, - уточнил Киндан, увидев растерянный взгляд Корианы, и улыбнулся ей, поняв, что та уже мысленно представила себе, как арфисты запрыгивают на столы и идут по ним, пиная пищу и тарелки во все стороны с весёлым хохотом.

- Это особенный день, - задумчиво произнес Ваксорам. - Каждый ученик мечтает о нём.

- Как бы я хотела увидеть это, - сказала Кориана, глядя на Киндана горящими глазами.

- Мерол скоро поменяет стол, - сказал Киндан тоном, по которому стало ясно, что сам он не ждёт, что скоро поменяет стол.

Салина и М'тал переглянулись, Киндан не совсем понимал такие взгляды: ими обменивались родители или просто пожилые люди, когда речь заходила о молодых людях.

- Попробуй-ка эти булочки, - сказал М'тал, передавая закрытую корзинку Киндану.

После завтрака начался их второй день работы в Комнате Записей. Они уныло пообедали, загруженные огромным количеством Записей, которые им предстояло просмотреть. Затем пришло время ужина, а они так ничего не нашли.

- Зачем она начала так издалека? - бурчал Ваксорам, когда они спускались по лестнице, возвращаясь в казармы молодняка.

- Чтобы ничего не пропустить, - ответила Кориана с верхних ступенек.

- Нам понадобится семидневка, прежде чем мы найдем что-нибудь, - продолжал ворчать Ваксорам.

- Нет, - твердо ответил Киндан. - Меньше. У нас нет так много времени.

- Что ты имеешь в виду? – встревожено спросила Кориана.

- Из того, что мы узнали, болезнь распространяется от холда к холду за семидневку, - напомнил ей Киндан. - Если мы не найдем что-то в скором времени, уже может быть, слишком поздно.

- Тогда давайте вернемся, - крикнула Кориана, разворачиваясь к Комнате Записей.

- Нет, - сказал Ваксорам.

- Мы сейчас слишком устали, - поддержал его Киндан. – Светильники дают мало света, и мы можем пропустить что-то жизненно важное.

Его ответ заставил Кориану замолкнуть, и все отправились спать.

Так продолжалось еще два дня, они все больше нервничали и были сильно утомлены.

На пятый день они снова проснулись рано и приступили к работе еще до того, как солнце поднялось достаточно высоко, чтобы осветить всю Чашу. Прошло меньше часа, когда Киндан вгляделся в новую Запись и тут же поднял глаза на остальных. - Странно.

Все остановили работу и посмотрели на него.

- Последняя Запись была за двадцать четвертый день третьего месяца 389 года, - сказал Киндан и поднял перед собой новую Запись. - Эта датируется одиннадцатым числом второго месяца 408 года.

- Наверное, некоторые Записи утеряны, - равнодушно сказал Ваксорам.

- Я так не думаю, - ответила Кориана, развернувшись к стопкам старых Записей. - Я проверяла довольно внимательно. - она посмотрела на Киндана. - Что было в последней Записи?

- Я тут кое-что нашёл, - сказал Ваксорам. – «Пришла болезнь, всадники помогали нам».

- А в этой упоминается о Предводителе Вейра, приказавшем всадникам оставаться в Вейре, - сказал Киндан, оглядываясь на старую Запись. - Вот почему я хотел посмотреть, что говорится в следующей Записи.

- И они остались? - с ужасом смотрела на них Кориана. – Как они могли оставаться в Вейре, когда здесь люди умирали от этой болезни?

- Пока не знаю, - ответил Киндан, быстро пробегая глазами строчки. Со вздохом он перешел к следующей записи, затем дальше, дальше… - Стоп!

Ваксорам и Кориана вздрогнули от неожиданности.

- Здесь говорится: «Обитатели Вейра еще не восстановились от своих потерь. Хвала Первому Яйцу, что Нити появятся еще не скоро, иначе нам пришлось бы отвлекать всадников, чтобы ухаживать за собственными ранеными».

- Но это же спустя почти двадцать Оборотов после болезни! - возразил Ваксорам, сильно качая головой. - Что-то еще должно было произойти, и это что-то - в утерянных Записях.

- И почему это не затронуло всадников? - скептически спросила Кориана.

Киндан только пожал плечами в ответ.

- Если Записи неполные, мы не найдем здесь ничего полезного, - печально заметила Кориана.

Кивнув рассеянно, Киндан продолжал просматривать новые Записи, одну за другой. Внезапно он удивлённо вскрикнул, - Слушайте: «Прошло пять месяцев с момента моего прибытия, когда в Вейре были замечены первые признаки радости со времени болезни, пришедшей к нам девятнадцать Оборотов назад. Рождение новых драконов и появление нескольких младенцев воодушевило всех, даже тех, кого отправили из Холдов, чтобы жить в Вейре. Теперь и у меня появляется чувство, что Бенден Вейр может возродиться».

- Возродиться? - повторила Кориана, потрясённая этим глубоким откровением.

- Мы должны рассказать всё М'талу, - сказал Киндан, поспешно вставая со своего места.

- Рассказать о чем? - спросил Ваксорам.

- Что Вейры не смогут помогать Холдам бороться с этой болезнью, - ответил Киндан. Его лицо побледнело, когда он полностью осознал смысл сказанного. Он не знал, была ли болезнь сегодня той же или даже похожей на ту, что описана в Записях. Но точно так же он не знал, не является ли нынешняя болезнь еще более опасной, чем упомянутая в Записях. Меньше, чем через двенадцать Оборотов Нити снова упадут на Перн, и всадники должны были быть готовы сражаться с ними. - Мы не можем позволить заболеть обитателям Вейров, иначе Вейры не смогут бороться с Нитями, когда те придут.

- Но это ужасно! - воскликнула Кориана. - Что же делать холдерам? Как выживать?

- Если не будет драконов, способных сражаться с Нитями, они тоже не смогут выжить, - заявил Киндан.

- Нужно сообщить это не только М'талу, - принял трудное решение Ваксорам. - Мы должны рассказать об этом всем Вейрам Перна.

Всем Вейрам? Мрачно подумал Киндан. Такое решение было, скорее, обязанностью Мастера-Арфиста. Но нельзя было терять ни минуты: если появится хоть кто-нибудь из обитателей Вейра – не всадников, болезнь может распространиться на весь их Вейр. Не было времени говорить, спрашивать разрешения - настало время действовать. Киндан на мгновение сжал губы и сказал. - Барабаны.

Ваксорам вскочил со своего стула, пропуская Киндана вперед, - Ты знаешь, куда идти?

- Наверх, - сказал Киндан, разворачиваясь к лестнице, ведущей из Комнаты Записей.

- Киндан! – крикнула ему вдогонку Кориана, шагая за ними.

- Что?

- Не приближайся ни к кому из обитателей Вейра или всадников, - сказала Кориана. - Помни, всадники невосприимчивы к болезни, но могут быть переносчиками болезни.

- Слишком поздно, - ответил Киндан.

- Ну, хотя бы, к обитателям, - поправилась Кориана. - Если мы уже заразились, нужно ограничить контакты с ними.

- Точно, - согласился Ваксорам, держась ближе к Киндану.

- Расскажи всё М'талу! – крикнул, обернувшись, Киндан, продолжая подъем по лестнице.

Шестью этажами выше лестница закончилась.

- Сюда! - сказал Киндан, указывая налево, на восток. Ваксорам бежал за ним, не отставая. Киндан задыхался от быстрого бега, но скорости не снижал. Чем раньше Вейры узнают всё, тем лучше. Возможно, уже слишком поздно.

Он обнаружил, что лестница вышла из коридора, выводя их под яркие лучи полудня. Они с Ваксорамом бежали мимо приводящих в трепет Звездных Камней, разыскивая замкнутое пространство, в каких обычно хранились барабаны Вейров.

- Помоги мне, - сказал Киндан, подойдя к дверям. Ваксорам согласно хмыкнул, ухватил ручку одной из двух двойных дверей и потянул, а Киндан потянул другую.

Торопясь, они схватили огромный барабан, больший по размеру, чем стоявшие на вышках Цеха Арфистов, и выкатили его на открытое пространство. Проблем с определением правильного места для установки барабана не было, поскольку в камне уже была выбоина от сотен Оборотов предыдущего использования. Вместе они установили барабан, и Киндан простучал короткий тест.

Он взглянул на Ваксорама, - Мы поступаем правильно?

- Лучше ошибиться и принести извинения, чем оказаться правым и встретиться с Нитями, - успокоил его Ваксорам. Кориана появилась на верхней ступеньке лестницы как раз, когда он заканчивал фразу.

- Он прав, - мрачно согласилась Кориана. - Мы скоро узнаем, похожа ли эта болезнь на предыдущую. Если это не так, всадники смогут помочь Холдам. - она замолчала, думая о своем отце, своей семье и о своем Холде. - Но пока мы должны защитить всадников.

Киндан кивнул и поднял кулаки. Он как можно громче выстукивал сообщение, которое складывалось в его голове.

«Опасность. Опасность. Опасность. Опасность. Вейры не должны помогать Холдам. Это смертельно опасно для обитателей Вейров».

Грохот барабана эхом отдавался в ушах Киндана, его ногах, руках и груди. Он видел, как от вибрации вздымаются вверх волосы Ваксорама и тот даже теряет равновесие.

Когда последний удар сообщения затих, Киндан с удивлением увидел, что рядом с ними появился огромный коричневый дракон.

- Держись от нас подальше! - крикнул Киндан. - Мы можем заразить тебя!

- Я К'тан, Целитель Вейра, - ответил всадник. – Чем ты тут занимаешься?

- Рассылаю предупреждение, - сказал Киндан. - Вейры нужно предупредить.

- Барабаны тут не помогут, - печально ответил К'тан. Киндан удивленно посмотрел на него. - Подумай, парень! Для этого нужно, чтобы был жив тот, кто сможет передать сообщение дальше. - он обвёл рукой вокруг. - Мы не получали сообщений уже две семидневки.

Киндан был поражен. Нет барабанщиков для передачи сообщений? Этот грипп был настолько опасен? Но тут он вспомнил последнее незаконченное сообщение, полученное в Цехе Арфистов. Люди умирали по всему Перну, в том числе и барабанщики.

- Нужно предупредить Вейры! - закричал он. – Обитатели Вейров в опасности.

- Вейры уже предупреждены, - успокоил его К'тан, ласково похлопав по боку своего огромного коричневого дракона. - Мой дракон рассказал всё Брет'е Салины, и королева Бендена передала это остальным Вейрам. Теперь все знают об опасности.

Киндан вздохнул с облегчением.

- Теперь вопрос: что мы можем сделать? - спросил К'тан.

- Мы можем вернуться в Цех Арфистов, - заявил М'тал, появившийся в этот момент на лестнице, ведущей вниз, в Вейр.

Движение возле коричневого дракона К'тана привлекло внимание Киндана - это был бронзовый М'тала Гаминт', приземлившийся у Звездных Камней.

- Я возвращаюсь с ними, - сообщил М'тал К'тану. - Салина в курсе: она сейчас в нашем Вейре. Она останется там в карантине, пока мы не будем уверены, что она не заразна. Обеспечь, чтобы ей приносили еду, но никто близко не приближался.

- А если она заболеет? – с тревогой спросил К'тан.

- Не должна, - сказал Киндан, - она ​​ведь всадница.

- Но мы пока не знаем наверняка, достаточно ли этого, - мрачно ответил К'тан.

М'тал покачал головой, - Делайте для неё всё, что в ваших силах, но не рискуйте собой.

К'тан удивленно взглянул на него.

М'тал посмотрел на Киндана, который обратился к Целителю Вейра, - В Записях говорится, что Вейрам потребовалось почти двадцать Оборотов, чтобы оправиться от последней болезни…

- Мы не можем так рисковать, ведь у нас осталось меньше двенадцати Оборотов до того времени, когда Алая Звезда вернется, - закончил М'тал за него.

- В Записях говорилось только об обитателях Вейров, но не о всадниках, - возразила Кориана.

- Записи не всегда точны, - сказал М'тал и повернулся к К'тану. - Комнату Записей тоже нужно закрыть на карантин. Мы считаем, что эта болезнь не действует на всадников, но мы не можем быть полностью в этом уверены.

- Как долго продлится болезнь? - спросил К'тан.

- Мы не знаем, - ответил Киндан. - Вроде бы, инкубационный период около двух-трех семидневок.

- Тогда подождём месяц, самое малое, чтобы быть в безопасности, - сказал К'тан.

М'тал кивнул, - Увидимся через месяц!

Он жестом указал остальным идти к его бронзовому Гаминт'у.

- Мы будем ждать вас, - ответил К'тан, перегнувшись через шею своего дракона.

Глава 9.

Желтый с черным флаг над Цехом и над Холдом -

Знак, что нас накроет всех болезни тень.

Перед смертью все равны - пастух, и всадник гордый,

Каждый молит, чтоб прожить еще хотя бы день.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

Когда Гаминт' вырвался из Промежутка в раннее утро над Форт Холдом и Цехом Арфистов, Киндан наклонился над шеей дракона и посмотрел вниз, отыскивая любые признаки жизни, и не увидел ни одного. Его горло сжалось, когда он перевел взгляд на главные стены крепости Форт Холда в поисках каких-либо признаков дежурных. Его вздох облегчения повторили остальные, все заметили крошечную фигурку охранника, упорно шагающего вдоль стен. Но их облегчение было недолгим.

- Смотрите! - крикнула Кориана, когда первые порывы утреннего бриза через всю долину подули на высокий флагшток Холда, развернув маленький желтый вымпел с черной точкой.

- Карантин, - сказал Киндан, и его плечи поникли. Болезнь пришла в Форт Холд. Он перевёл взгляд на флагшток Цеха Арфистов - на нём тоже развевался желтый вымпел, и, хотя он не мог его видеть, он был уверен, что на нем также есть черная точка карантина.

Рёв с земли приветствовал их, и когда Гаминт' направился обратно к Посадочной площадке, Киндан заметил маленького синего дракона, поднимающегося вверх.

- Ж'трел всё еще здесь, - сказал Киндан.

- Интересно, почему? - спросила Кориана, и её голос донесся мимо Ваксорама до слуха Киндана.

- Скоро всё узнаем, - сказал Ваксорам.

Через мгновение Гаминт' оказался на земле. М'тал помог Ваксораму спуститься, и тот принял у него Кориану, затем спустился и Киндан. Наконец М'тал спешился и сам.

Они направились в Цех Арфистов, но не прошли и нескольких шагов, как синий Талит' Ж'трела предупреждающе взревел. Через несколько секунд они услышали, как Ж'трел кричит, - Оставайтесь там!

М'тал посмотрел на синего всадника, выбежавшего из арки Зала Арфистов и прижимающего что-то, завёрнутое в мешок, одной рукой к груди. Свободной рукой Ж'трел подал им знак стоять на месте.

- Я хочу передать вам барабан из мешка, - сказал Ж'трел. - Вы сможете использовать его для общения.

- Хорошо, - ответил М'тал и повернулся к своему дракону. - Гаминт', спроси Талит'а, что происходит?

Мгновение спустя М'тал пошатнулся, но удержался на ногах, когда Ваксорам уже бросился ему на помощь.

- Болезнь пришла и в Цех Арфистов, и в Форт, - сказал М'тал. Поскольку они уже знали это, Киндан ждал продолжения. - В Цехе Арфистов умерли трое.

- Умерли? - воскликнула Кориана.

- Многие болеют, - продолжил М'тал. - Мастер-Арфист кашляет, а это является первым признаком болезни.

Ж'трел остановился где-то в одной длине дракона от них, встал на колени и осторожно перевернул свой мешок так, что из него выпал маленький барабан. Затем отступил назад.

Киндан вместе со всеми двинулся вперед. Достигнув барабана, Ваксорам жестом указал Киндану на него и просто сказал, - У тебя получится лучше.

Киндан поднял барабан и с удивлением увидел, что это один из барабанов, созданных его руками, точнее, второй, который он сделал давным-давно. Он не был идеален, но был крепким и исправным.

Арфист готов,- простучал Киндан одной рукой. Затем, подумав, что, может оказаться, что придётся барабанить долго, он сел на прохладную влажную землю, скрестив ноги, а барабан расположил ближе к земле, чтобы звук передавался лучше.

У кого-нибудь из вас есть жар?- поступило ответное сообщение. По его манере Киндан мог с уверенностью сказать, что барабанил сам Мастер-Арфист Муренни.

Нет,- ответил Киндан, переводя остальным. - Мастер Муренни спрашивает, есть ли у кого-нибудь из нас температура.

У кого-нибудь из вас есть кашель?- продолжил Муренни.

- Никто из нас не кашлял в последнее время, не так ли? - спросил Киндан, оглядев всех троих, стоявших позади него.

- Нет, - сказал М'тал. - И никто в Вейре тоже.

Нет, и ни у кого в Вейре,- ответил Киндан.

Скорее всего, вы не больны,- ответил Муренни, и Киндану показалось, что его барабан зазвучал тише, чем до этого.

- Он сказал, что мы, скорее всего, не заболели, - передал Киндан и повернулся к М'талу. - Ты должен вернуться обратно в Вейр.

М'тал вскипел, - Я не собираюсь исполнять приказы… - он осёкся и виновато склонил голову. - Ты прав, я приношу свои извинения за то, что набросился на тебя, - и указал на Цех Арфистов. - Спроси его, чем могут помочь Вейры.

Киндан отбил сообщение и стал ждать. Затем немного подумал и добавил более длинное сообщение, описывающее опасности, грозящие Вейрам.

Они ничего не смогут сделать,- ответил Муренни после долгого молчания. -Мы не можем рисковать Вейрами.

- Мастер Муренни сказал, чтобы вы ничего не делали, - сказал Киндан.

- Ты рассказал ему о Записях Бендена, - поняла Кориана.

- Конечно.

М'тал поджал губы, ответ ему явно не понравился.

- Если твои всадники будут контактировать с заболевшими, они никак не смогут избежать попадания болезни в Вейр, - напомнил ему Киндан.

- Я знаю это, - резко сказал М'тал. Он оглянулся на своего дракона на мгновение и добавил, - Ж'трел предлагает сбрасывать им еду.

- Где вы возьмёте еду? - спросила Кориана. – Уже почти зима. Скот будет голодать, потому что некому будет ухаживать за ним.

- Я не подумал об этом, - сказал Киндан, его лицо бледнело на глазах.

- Мы ничего такого не видели в Записях, - отметил Ваксорам.

- Это может быть из-за того, что тогда голодали все, - ответила Кориана.

- Мы не копали так глубоко, пока не отправились в Бенден, - напомнил им Киндан.

- Что будет, если мы потеряем скот? - спросил М'тал Кориану.

- Но ведь у Вейров есть свои собственные стада, не так ли? - спросил Киндан.

- Да, - ответил М'тал. - Но они предназначены для кормления драконов, и регулярно пополняются из стад холдеров. Мы не сможем восстановить все стада Перна из стад Вейров.

- Тогда мы обречены, - сказал Ваксорам.

Киндан серьёзно кивнул, - Мы можем спасти Вейры, возможно, даже спасти некоторых холдеров, но они всё равно умрут от голода позже.

- Нет, - твердо ответил М'тал. - Должен быть другой путь.

- Немного скота выживет, - заявила Кориана. - Не все подхватят эту болезнь, особенно в небольших скотоводческих холдах.

- Но хватит ли этого, чтобы накормить выживших? - возразил Киндан.

- Муренни должен был подумать об этом, - сказал М'тал, глядя на Цех Арфистов. Он оглянулся на Киндана, заметив, что над ним вьётся бронзовый файр. - А ты можешь сделать так, чтобы твой Волла отправлял нам сообщения, пусть сбрасывает их у Звездных Камней.

- Я смогу делать это, пока у меня нет жара или кашля, - поправил его Киндан.

- Тогда давайте надеяться, что у тебя не будет ни того, ни другого, - ответил М'тал с лёгкой улыбкой.

- Мою Корисс тоже можно научить этому, - предложила Кориана, затем её лицо потемнело, и она посмотрела на Киндана. - Но Киндан должен сначала научить меня.

- У твоего отца может быть своё мнение по этому поводу, - ответил М'тал и взглянул на Форт Холд. - Я думаю, будет лучше вернуть тебя к нему.

Киндан понимал ход мыслей М'тала - Кориана, возможно, и не представляла опасности для обитателей Вейра, но полной уверенности в этом не было, и, поскольку она была дочерью Лорда-Владетеля, она должна быть со своей семьей.

Кориана разрывалась меж двух огней, явно желая остаться с Кинданом, но одновременно беспокоясь за свой Холд и свою семью. Спустя мгновение она мрачно кивнула, - Могу я попросить вас с Ваксорамом на мгновение отвернуться?

М'тал вопросительно поднял бровь, но она с достоинством встретила его испытующий взгляд. Глаза Предводителя смягчились, и он отвернулся, жестом приказав Ваксораму сделать то же самое.

Кориана какое-то время следила за ними, затем повернулась к Киндану и жестом попросила его встать. Он сделал это неохотно, всё еще беспокоясь за Цех Арфистов, все эти смерти и всё то, что происходило на Перне.

Кориана прижалась к нему, обняв его и уткнувшись головой ему в плечо. Он почувствовал, как она вся содрогается, скрывая рыдания, затем услышал, когда они вырвались из ее горла. Киндан крепко обнял ее, затем она повернула голову, и их губы сомкнулись. Она целовала его горячо, страстно, отчаянно.

- А как же твоя честь? - спросил Киндан, когда они, наконец, разомкнули объятия, продолжая смотреть в глаза друг другу.

- Что такое честь без любви? - ответила Кориана, нежно погладив его по щеке. - Может быть, мы больше никогда не увидимся.

- Я знаю, - ответил Киндан, и его сердце чуть не разорвалось от этих слов. - Я люблю тебя.

- Я тоже люблю тебя, - сказала Кориана, склонившись к нему и снова целуя его. Их поцелуй на этот раз был менее безумным, зато более чувственным и интимным. Когда они наконец разъединились, это произошло лишь потому, что в их легких не оставалось воздуха, а сердца бились так часто, что еще одно такое же сильное объятие они бы просто не пережили.

- Мы увидимся снова, - заявил Киндан. - И твоему отцу придётся согласиться.

Кориана улыбнулась, но как-то неуверенно.

- До встречи, - сказала она, отступая, и отпустила его руку.

- Я готова, - громко заявила Кориана М'талу. М'тал, а за ним и Ваксорам, повернулись.

- Тогда позволь мне сопроводить тебя к воротам, - сказал М'тал, жестом пропуская её вперед.

Киндан наклонился и поднял с земли свой барабан, затем повернулся к Ваксораму. Цех Арфистов был его домом – и единственным местом, где бы он хотел быть. - Идём.

- Мастер-Арфист Муренни болен, - сказал Мастер Архивариус Реслер, приближаясь к ним, когда они входили в арку, ведущую в Цех Арфистов. - Вы будете помогать Мастеру Леннеру.

- Но мастер Муренни отвечал на наш барабан, - возразил Киндан.

- И это истощило все его силы, - раздраженно ответил Реслер. - Вам следует выполнять мои указания.

Киндан вопросительно посмотрел на Реслера.

- Кто сейчас старший арфист, Мастер? - вежливо спросил Ваксорам.

- Я, - ответил Реслер, явно раздраженный такими наглыми на его взгляд вопросами.

- А… Мастер Деталлор? - в ужасе спросил Киндан. Деталлор был следующим по старшинству арфистом за Муренни, который шёл после Мастера Зиста.

- И Мастер Дженнел? - спросил Ваксорам, назвав третьего по старшинству.

- Мастер Деталлор умер этим утром, - ответил Реслер, глядя в землю, чтобы скрыть свои эмоции. - Мастер Дженнел лежит больной в своей комнате, его нельзя перемещать. - по его тону было ясно, что Реслер понимал, что Дженнел скоро последует за Деталлором.

- Нам сказали, умерло трое, - сказал Киндан, ожидая, последнего кусочка головоломки.

- Подмастерье Иссак умер, ухаживая за другими, - сказал Реслер, его лицо исказила гримаса. - Никто не знал, что он заразился этой болезнью, он скрывал это от Мастера Леннера. - он поднял глаза на них. - Он был хорошим человеком и стал бы хорошим Мастером. - это была необычно высокая похвала от вечно всем недовольного Реслера. Похоже, Реслер тоже так подумал, потому что тут же взревел, - А теперь идите!

Киндана не нужно было подгонять, Ваксорам шёл с ним плечом к плечу, отстав только когда они вошли в тесный коридор, ведущий в Зал Целителей.

- Я не силён в целительстве, - прервал молчание Ваксорам.

- Нам обоим придётся учиться быстро, - ответил Киндан и был удивлен, когда Ваксорам нащупал его правое плечо и пожал его, выражая ему таким образом свою полную поддержку.

Но когда они пришли в Цех Целителей, их снова развернули обратно.

- Что вам здесь нужно? - спросил Леннер, оторвав взгляд от одной из множества кроватей в его переполненном людьми лазарете. - Вы должны находиться в Архиве.

- Мастер Реслер послал нас сюда, - сказал ему Киндан.

Леннер вздохнул и попытался привести себя в порядок, пригладив волосы усталым жестом.

- Здесь вы не принесёте столько пользы, как в Архиве, - заявил Леннер.

- А что с Вериланом? - спросил Киндан.

Леннер махнул рукой куда-то в сторону, - Он в лазарете Цеха Арфистов.

- Значит, он не сильно болен, - сказал Киндан, надеясь на успокаивающий ответ.

- Его нельзя перемещать, - поправил его Леннер, его глаза были полны печали.

- А Конар? - спросил Киндан, оглядывая кровати.

- С ним всё в порядке, - сказал Леннер. - Он помогал здесь, пока никаких признаков кашля. - затем громко свистнул и позвал. - Конар! Доклад!

Маленькая фигура поспешила к ним. Его лицо посветлело, когда он заметил Киндана и Ваксорама. - Вы вернулись, - сказал он, расплываясь в улыбке. - И вы живы!

Киндан улыбнулся в ответ и кивнул, но не мог не заметить темные круги под глазами младшего мальчика. Он повернулся к Ваксораму, всё еще улыбаясь и ожидая, что старший ученик разделит его радость, но был удивлен мрачным выражением лица Ваксорама. В одно мгновение он понял причину и спросил, - А Нонала и Келса, они в порядке?

- Да, - быстро ответил Леннер. - Они помогают на кухне. Мы держим почти всех на карантине, чтобы предотвратить распространение болезни.

- Это не помогает, - быстро вставил Конар, взглядом извинившись перед Целителем. - В Записях говорится, что это не сработало.

- Разберись, почему, - приказал Леннер Киндану. - Иди, просмотри самые ранние Записи, проверь, нет ли в них предположений, каких-то идей со времён, предшествующих Высадке. Он отвернулся от них, отвлёкшись на частый сухой кашель где-то в глубине комнаты. – И не возвращайся, пока не получишь ответ, - крикнул он через плечо.

- Пошли, - сказал Киндан, разворачиваясь обратно в коридор, ведущий к Цеху Арфистов и Архиву.

- А как же Реслер? - спросил Ваксорам. - Он же старший Арфист. Ты же знаешь, как он трясётся над своими Записями.

- Ты собираешься позволить людям умереть? - ответил Киндан, не заботясь о том, следует ли Ваксорам за ним, или нет.

- Под твою ответственность, - голос Ваксорама донесся до его ушей мгновение спустя.

- Пусть будет так, - твёрдо ответил Киндан.

- Нам понадобятся светильники, - сказал Киндан, когда они вошли в темную комнату Архива, зная, что мастер Реслер слишком занят управлением Цехом и вряд ли вернётся к своим обожаемым Записям.

- Здесь светлее, - сказал Ваксорам, указав на более светлые места в комнате.

Киндан покачал головой, - Нам скоро понадобится больше света, - ответил он. - Мы будем работать всю ночь. Прихвати немного кла.

Он жестом отправил Ваксорама. Ноздри Ваксорама раздулись от раздражения, но он справился с собой и вышел, резко развернувшись на каблуках.

Киндан не заметил его ухода, звук его шагов перекрывал шум его продвижения сквозь стопки древних Записей. Некоторые были такими старыми и пыльными, что он видел, как они рассыпаются прямо на его глазах: хрупкие документы трескались и ломались по мере его продвижения вперед. Но за ними были другие, всё еще гибкие и податливые, почти такие же свежие, как были, когда их только впервые написали. Поначалу Киндан отложил их в сторону, предположив, что это были новые записи, которые положили туда по ошибке. Но, добравшись до самых старых Записей, которые были написаны на каком-то материале, который казался странным сочетанием тонкого металла и живой плоти, шелковистой, успокаивающей на ощупь, Киндан всё же решил пересмотреть стопку «новых» записей.

- Светильников нет, - раздался голос Ваксорама от входа в комнату Архива. - По крайней мере, лишних. Они все используются в лазаретах. Я поставил некоторые на зарядку, но они ругаются и заберут их раньше, чем я вернусь.

Нам нужен свет! - крикнул Киндан. - Найди хоть что-нибудь!

Ваксорам сердито посмотрел на спину Киндана, но молодой арфист этого даже не заметил. Глубоко вздохнув, Ваксорам успокоился и снова вышел из Архива, выполняя приказ Киндана.

Киндан подтащил стопку «новых» записей к столу и начал просматривать их. Они были написаны сразу после Перелёта. Буквы были маленькими, намного меньше, чем те, к которым он привык. В тусклом свете их было трудно читать. Он наклонился ближе, его нос почти касался Записи, когда он читал.

«Содержимое отгрузки № 345-B, отправленной с гравитационной площадки № 5, 3.10.8 в 22:45», - начинался документ. Что такое гравитационная площадка? Киндан задумался. И дата, был ли это третий день десятого месяца восьмого Оборота после Высадки? И это число, 22:45 - что оно значит?

Киндан просмотрел еще несколько Записей и остановился, удивленно хмыкнув, читая первую строчку стихотворения или песни:

Рыдают сотни голосов,

Плач разрывает ночь,

И вот один, за ним другой

От нас уходят прочь.

Может, это пригодится, подумал Киндан, всматриваясь в следующий куплет:

Целитель-дева, только ты

…целитель-дева? Киндан задумался про себя. Он не знал ни одной целительницы в Цехе Арфистов, да и вообще на Перне. У него внутри всё сжалось, но он продолжал читать:

Пошла за ними вслед,

Чтоб в черном мраке пустоты

Найти один ответ.

Киндан покачал головой, морщась. Должно быть, это просто еще одна песня арфиста, ничего важного, подумал Киндан, вспомнив многочисленные песни для застолья, которые арфисты писали и пели для развлечения как холдеров, так и ремесленников. Тем не менее, он уже представил себе музыкальный образ произведения, суровый с минорными аккордами, больше похожий на гимн, а не на застольную песню.

Следующая строфа, казалось, подтвердила его подозрения:

Из холода и тьмы ночной

Вдруг голос прозвучал.

Тот чистый голос вновь и вновь

Одно лишь повторял.

Одно слово? Помогите? Размышлял Киндан. Могла ли Нонала, чей голос был «ясным и чистым», каким-то образом спеть слово, которое поможет спасти весь Перн? Возможно, она училась, чтобы стать целителем, но не сказала ему. Он посмотрел на следующий куплет и прочитал:

Ты это слово не забудь –

В нем…

- Я достал факел! - взволнованно крикнул Ваксорам, нарушив размышления Киндана.

- Факел? - крикнул Киндан, обернувшись и увидев яркий огонь, который Ваксорам держал в руке. - Ты с ума сошёл? Большая часть Записей бумажные!

- Ты сказал обеспечить свет, - огрызнулся Ваксорам и махнул факелом. - Вот он свет, и он даже ярче, чем светильник.

Киндан должен был признать, что, несмотря на большое расстояние от двери до его стола, свет факела явно шёл на пользу.

- Неси его сюда, посмотрим, насколько он хорош, - сказал Киндан.

Когда Ваксорам приблизился, Киндан смог рассмотреть Записи намного лучше. Он заметил небольшие отметины, которые не видел в тусклом свете, и увидел, что это были обозначения аккордов. Да, это была песня - песня, написанная в миноре, как он и предполагал. Мелодия заиграла в его голове, и он понял, что, как ни крути, она привлекает внимание. Кто бы ни написал эту песню, он хотел, чтобы её запомнили надолго.

Значит, это было важно.

Ты это слово не забудь –

В нем ключ, чтоб дверь открыть.

Лишь в Бендене найдёшь ты путь

Драконов исцелить.

- Что это…

- Тсс! – шикнул на Ваксорама Киндан.

Теперь твой долг весь Перн спасти,

Таков Судьбы закон.

За это жизнью заплатил

Твой золотой дракон.

Да, мелодия определенно запоминалась. Но «жизнью заплатил золотой дракон»? Киндан не мог вспомнить никого, кто потерял золотого дракона. Может, песня имеет отношение к Кориане? Но они уже были в Бендене и ничего не нашли. Да и…

- Это просто еще одна бессмысленная песня, - заявил Ваксорам и, мотнув упрямо головой, схватил Запись свободной рукой, легко читая её в ярком свете факела. - Ты зря тратишь время.

Киндан покачал головой, - Ну, не знаю, мне кажется это важным.

- Только для того, кто это написал, - заявил Ваксорам. – Напрасная трата бумаги. - он пренебрежительно бросил Запись на стол. – Ну как, свет помогает, не правда ли?

- Да, - рассеянно ответил Киндан, взяв Запись и внимательно перечитав её. – Если верить этому, болезнь унесла тысячи жизней…

- Возможно, и больше, - сказал Ваксорам, вчитываясь в Запись. - Ты теряешь время, Киндан. - и снова выхватил её из рук Киндана.

Прежде чем Киндан успел пошевелиться, раздался удар барабана, эхом разнесшийся по долине из Форт Холда и отразившийся во всех уголках комнаты Архивов.

«Мастер Килти болен, помогите», - говорилось в сообщении. Киндан узнал почерк барабанщика - это была Кориана.

Разозлившись, Киндан рванулся за Записью, чтобы забрать её обратно. Он застал Ваксорама врасплох, и во время борьбы за обладание ею, тот выпустил факел.

- Нет! - закричал Ваксорам, ныряя за падающим факелом и бросив Запись.

- Записи! - крикнул Киндан, с ужасом наблюдая, как сначала загорелась одна, за ней другая. – Нам нужна вода!

- И помощь! - добавил Ваксорам.

Одно мгновение – и Волла уже был здесь, кружа над головой Киндана и пронзительно вереща. Затем бронзовый снова исчез, и тут же его громкий писк послышался во дворе.

- Беги! - крикнул Киндан. - К колодцу!

- На кухню! - сказал Ваксорам, и оба тут же принялись за дело. Ваксорам подобрал факел, а Киндан бросился спасать драгоценные Записи. Ваксорам в спешке врезался в Киндана, и Киндан споткнулся, толкнув древнюю Запись к огню. Прежде чем он успел что-то сделать, Запись взорвалась клубком пламени и превратилась в кучку пепла.

- Что это? Что происходит? - раздавались взволнованные голоса во дворе. - Это файр Киндана! Что-то случилось!

Затем Ваксорам ворвался во двор, и его громкий голос перекрыл всех остальных, - Пожар! Огонь в Архиве!

Пламя окружило Киндана, и он понял, что вынужден отступить от жара разгорающегося пламени, и его попытки спасти Записи тщетны. В отчаянии он повернулся к выходу, но столкнулся с Реслером.

- Что ты наделал? Что ты наделал? - крикнул Реслер, яростно ударив Киндана.

- Простите! Простите меня! - кричал Киндан, пытаясь уклониться от ударов разгневанного архивариуса и выбежать. - Мы всё исправим.

- В сторону, мы принесли воду, - прозвучал новый голос. Это был Ваксорам. Он резко оттолкнул Реслера в сторону, протянул Киндану ведро, через край которого переливалась вода, вбежал в комнату и, не целясь, выплеснул свое ведро, после чего так же бегом вернулся назад.

- Становитесь в линию! - услышал Киндан крик Келсы. - Передавайте вёдра по цепочке!

Киндан выплеснул воду из своего ведра в огонь, и тут же почувствовал в руке еще одно, потом еще, и еще, и еще...

А потом, спустя вечность, пламя погасло. Комната Архива превратилась в смесь пепла, мокрых Записей и поднимающегося дыма.

- Всё, - хрипло сказал Киндан, и его слова понеслись обратно по цепочке до самого колодца. - Огонь погас.

Позади него Реслер, полный ярости, смотрел на грязь, в которую превратились его драгоценные Записи.

Глава 10.

За зло и черные дела

Расплаты день нагрянет.

Несправедливая молва

Кинжалом душу ранит.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

Киндан не остановился, выйдя из арки Цеха Арфистов. Он даже не оглянулся. И не плакал, хотя для этого потребовалось чрезвычайное усилие воли.

Кончено. Все его мечты развеялись.

Изгнанный. - И никогда не возвращайся! - кричал Реслер голосом, хриплым от ярости.

Обреченный. - Иди в Холд, помогай как можешь, - говорил Реслер, указывая на арку Цеха Арфистов.

- Но Мастер Леннер…

- Не нуждается в твоей помощи, - ответил Реслер, яростно мотая головой. - Почти пятьсот Оборотов мы сохраняли Записи, и за десять минут ты уничтожил четверть из них. Никогда в истории Перна не было большего предательства.

Cлова протеста умерли на губах Киндана. Он не мог точно сказать, было ли в утерянных Записях упоминание о лекарстве от болезни, затронувшей весь Перн. Его ошибка могла стоить жизни миллионам.

- Ты должен продолжать идти, - тихо сказал Ваксорам, подталкивая Киндана в плечо. Киндан сердито оглянулся, но Ваксорам не испугался его взгляда и кивнул в сторону склона, ведущего к Форт Холду. - Продолжай идти.

- Как? - с горечью спросил Киндан.

- Шаг за шагом, день за днём, - ответил старший ученик. - Всё наладится.

Киндан остановился и, обернувшись к Ваксораму, спросил, - Откуда ты знаешь?

- Ты научил меня. - ответ был настолько прост и искренен, что Киндан не смог усомниться в нём. Ваксорам понуро склонил голову и добавил, - В этом пожаре моя вина, а не твоя.

- Я должен был остановить тебя, - возразил Киндан.

- Значит, это была наша общая вина, - ответил Ваксорам. Он мягко подтолкнул Киндана, развернув его в сторону Форт Холда. - А это наша судьба.

- Умереть в Форт Холде?

- Возможно, - ответил Ваксорам. – Но у тебя, по крайней мере, есть любимая там.

Киндан ничего не сказал, потому что не мог придумать ответа. Но, сам не сознавая этого, он постепенно ускорял шаг. Лицо Ваксорама, идущего за ним, осветила легкая улыбка.

- Что вам здесь нужно? - подозрительно спросил страж Форт Холда, выглянув в смотровое окошко в огромных воротах. - У нас карантин.

- Мастер Реслер послал нас помогать Мастеру Килти, - объяснил Киндан.

- Вы целители? - с надеждой спросил страж.

- Арфисты, - сознался Киндан.

- Кого не жалко, - добавил Ваксорам.

Страж кивнул, закрыв окошко. Мгновение спустя одна из двойных створок открылась ровно настолько, чтобы впустить их, и снова закрылась. Киндан оглянулся вокруг, удивленный, что использовалась только одна дверь, и обнаружил, что ворота обслуживал всего один страж.

Страж поспешно отвернулся, кашляя, затем снова повернулся к ним, - Проклятый кашель. Уже семидневку мучаюсь, - сказал он. - Был тут один молодой парень, так он не продержался так долго.

- Молодой, говоришь? - удивленно спросил Киндан.

- Ему не было и двадцати Оборотов, - подтвердил страж. - А мне уже почти сорок. - он пожал плечами. - Я думал, молодые покрепче будут.

- Я тоже, - согласился Ваксорам, искоса поглядев на стража, затем на Киндана.

- Лорд Владетель будет рад вас видеть, - сказал охранник, махнув в сторону входа в Большой Зал. - Дойдёте сами, я один тут остался.

- А сколько было? - спросил Киндан.

- Двадцать, - быстро ответил охранник. Он снова отвернулся, чтобы откашляться, затем мрачно добавил, - Семерых уж нет.

Двери в Большой Зал были слегка приоткрыты. Прежде чем Киндан подошел к ним, Волла стрелой метнулся внутрь, вернувшись через мгновение с ободряющим чириканьем. Ваксорам бросил на Киндана насмешливый взгляд и жестом предложил ему идти первым.

Войдя внутрь, Киндан был потрясён, увидев, что весь Большой Зал был забит койками. И все койки, стоявшие так тесно, что между ними было трудно протиснуться, были заполнены людьми.

- Здесь их, должно быть, несколько сотен, - заметил Ваксорам, когда они шли к огромному очагу в верхней части Зала.

Киндан посмотрел на безжизненные тела и мрачно кивнул. Но Форт Холд был домом для более чем десяти тысяч; где же все остальные?

Он оглянулся вокруг, пытаясь отыскать хоть кого-нибудь, передвигающегося на своих ногах, в переполненной людьми комнате. Спустя мгновение он заметил движение, это был седовласый лысеющий мужчина, выглядевший, как пугало, и - Киндан резко вздохнул - Кориана. Они встали с одной кровати и быстро перешли к другой.

Кивком Киндан привлек внимание Ваксорама, и они двинулись к ним.

- Мастер Килти? - спросил Киндан, приблизившись.

- Киндан, - сказала Кориана, её голос был тихим, зато глаза засияли, когда она увидела его. - Что ты здесь делаешь?

- Меня прислали помогать, - сказал Киндан. - Мастер Реслер.

- Реслер идиот, - пробормотал седовласый мужчина и снова повернулся к телу, лежавшему на койке перед ним. Он потрогал лоб мужчины, склонился над ним, держа его за запястье, и снова встал, качая головой. - Он мертв, - сказал он с грустью и взглянул на Ваксорама. - Забери его тело.

Ваксорам побледнел.

- Куда? - спросил Киндан, опустившись на койку мертвеца.

- Спроси у стража, - отмахнулся Килти. - Ты оставайся, а твой друг пусть идёт.

- Он не настолько силён… - начал возражать Киндан.

- Вам нужно очистить койку и найти кого-нибудь на это место, - приказал Килти. Он кивнул Кориане, сказав коротко. - Следующий.

У Киндана было всего одно мгновение, чтобы пожать плечами, извиняясь перед Ваксорамом.

- Всё нормально, - сказал старший ученик, наклонившись, чтобы поднять тело.

- Я помогу, - предложил Киндан.

- Не надо, - ответил Ваксорам, опускаясь на колени. Он схватил тело за пояс и перекатил его себе на плечо. Со стоном он встал, слегка пошатнувшись, и начал медленно продвигаться к выходу.

Киндан посмотрел на беспорядок рядом с ним. Простыни были грязными, их нужно было сменить. Он свернул их в узел и оглянулся в поисках места, куда их пристроить.

- Куда грязные простыни? - крикнул Киндан в сторону Килти. Старый целитель не поднял глаз.

- Отнеси их в туалетную комнату, - крикнула в ответ Кориана. - И забрось в большую ванну в прачечной. - она скорчила гримасу. - Там должен быть кто-нибудь.

Она сказала это так, будто совсем не была в этом уверена. Киндан молча кивнул и направился выполнять задание, к счастью, уже немного знакомый с планировкой Холда, благодаря нескольким мероприятиям, которые посещал в прошлом в качестве арфиста.

Маленькая девочка встретила его в прачечной. Он бросил грязные простыни в большую ванну, и та утопила их в кипящей воде длинной палкой.

- Где чистые простыни? - спросил он, и девочка указала ему на улицу. Киндан обнаружил там длинные ряды простыней, сохнувших на холодном воздухе. Выбрав самые сухие он снял их с веревки, вернувшись в Большой Зал снова через прачечную.

- С тобой всё в порядке? - спросил он девочку, проходя мимо.

Та молча покачала головой, сердито перемешивая кипящую одежду в ванне.

Разве может здесь у кого-то быть всё в порядке, подумал Киндан.

Вернувшись в Большой Зал, он тщательно заправил кровать, затем огляделся в поисках другого пациента. В дальнем конце Большого зала появились Ваксорам и Бемин, они несли два маленьких тела на своих спинах. Один нёс девушку, другой - юношу.

- Сюда, - крикнул Киндан, жестом попросив Ваксорама уложить одного из них на койку. Бемину он сказал, - Я не вижу больше свободных коек.

- Вот эта! - крикнул Килти, печально глядя от соседней занятой койки.

Киндан помог Ваксораму уложить лихорадящую девушку на койку. Едва они закончили, она зашлась в приступе кашля, забрызгав их отвратительными зеленовато-желтыми мелкими брызгами.

- Теперь и вы подхватили это, - сказал им Бемин неживым голосом. - Так же, как Семин. - и он показал им юношу, которого нёс на своих плечах.

- Твой сын? - удивлённо спросил Киндан и взглянул на девушку, всю покрытую тонким слоем мокроты. - А это кто?

- Не знаю, - сказал Бемин, качая головой. - Кто-то из моих холдеров. - его лицо смягчилось, и он мрачно попросил Киндана. - Сделай для неё, всё, что сможешь, пожалуйста.

- Конечно, милорд, - ответил Киндан, накрывая тело женщины простыней и одеялом. Затем пощупал её лоб - он был горячим. - Нужно принести ей воды.

- Нет времени! - крикнул Килти. - Унеси этот труп отсюда!

Киндан кивнул и хотел подчиниться, но Бемин остановил его, - Ты принесёшь воды, ты самый маленький, - сказал он Киндану. - Просто скорее возвращайся.

Киндан кивнул и выбежал из комнаты. Он вернулся на кухню, где нашёл большое ведро. Пока оно заполнялось, он успел проведать девочку в прачечной. Та лежала рядом с ванной. Киндан поспешно оттащил её и почувствовал, что её лоб пышет жаром. Его горло перехватило от горя, а глаза были полны слёз, когда он поднял её, пристроив на изгибе своей руки, и, пошатываясь, вернулся на кухню, чтобы ухватить ведро свободной рукой.

Он вернулся в Большой Зал.

- А где чашки? - прохрипел Килти. - И кто это?

- Она кипятила простыни, - объяснил Киндан, тревожно оглядываясь в поисках свободной койки.

- Aлерилла, - сказал Бемин. - Ей едва исполнилось десять.

- Жар? - спросил Килти, неуверенно поднялся на ноги и медленно зашагал к Киндану и девочке. Позади него Ваксорам снимал труп с кровати, а Кориана сворачивала грязные простыни.

- Она вся горит, - ответил Киндан.

- Это хорошо, - сказал Килти, к большому удивлению Киндана. Целитель заметил его взгляд и пояснил, - Жар - это способ борьбы организма с болезнью.

Киндан беспомощно обвёл рукой комнату, полную людей, измождённых лихорадкой и лежавших в койках.

- Похоже, самое страшное - это кашель, - сказал Килти. – При лихорадке без кашля люди обычно выживают. - он осторожно прощупал нижнюю часть челюсти девушки. - Железы опухли, это может быть и хорошо, и плохо.

Он добавил для Киндана, - Если она начнет кашлять в ближайшие день-два…

Киндан кивнул, - Как долго после этого?

- По-разному, - сказал Килти, пожав плечами. - Иногда день, иногда - четыре, но не больше четырех дней.

- А потом?

- Не знаю, - сказал Килти. - Некоторые выздоравливают, некоторым становятся хуже, и они умирают. - целитель печально покачал головой. - Я никогда не видел ничего подобного. - он посмотрел на Киндана. – В Записях нашли хоть что-нибудь?

- Подсказки, - сказал Киндан. - Фрагменты. Записи просто останавливаются и начинаются лишь несколько месяцев спустя. Обычно их пишет уже кто-то другой.

- Арфист?

Киндан покачал головой, - Нет.

- Значит, они погибли, выполняя свой долг, - предположил Килти, в его голосе смешались насмешка и одобрение. Он снова посмотрел на Киндана. - Они продолжают искать?

- Уже нет, - признался Киндан.

- Они остановили поиски? - Килти закашлялся от неожиданности. - Этого не может быть! Ведь это наша единственная надежда.

- Был пожар, - сказал ему Киндан, чувствуя в животе сосущую пустоту.

- Пожар? - повторил Килти в ужасе. - Записи, что с ними?

- Мы потеряли от одной десятой до четверти всех Записей, - ответил Киндан.

- Четверть? - Килти ахнул. – Как это произошло? Кто это сделал?

- Это сделал я, - сказал Киндан.

Без предупреждения целитель сделал два быстрых шага вперёд и отвесил Киндану сильную пощечину, -Ты знаешь, скольких ты убил? - рявкнул Килти.

- Это была не его вина, - крикнул Ваксорам с места. – Я - виновник пожара.

- Вот почему они прислали вас сюда, - кисло сказал Бемин.

Киндан опустил голову от стыда.

Килти начал говорить что-то еще, такое же гневное, его рука была поднята и готова к удару, но затем он овладел собой и опустил руку, - Извини, - сказал он. – Ты этого не заслужил.

- Я так не думаю, - сказал Киндан. - Миллионы умрут из-за меня.

- Миллионы умрут, - согласился Килти. - Но ты не можешь принять на себя всю вину. - он покачал головой. - Я не должен был бить тебя, это было неправильно.

- Я это заслужил.

- Нет, - сказал Килти со вздохом. - Нет, не заслужил. Ведь это была только ошибка, верно? - Киндан кивнул. – За ошибки не следует наказывать и не нужно осуждать.

- Но я ничего не могу сделать, чтобы это исправить, - возразил Киндан.

- Нет, ты можешь продолжать жить, - поправил его Килти и указал на бесчувственные тела холдеров в койках. - Ты можешь жить и спасти их.

- Нам нужно больше мест, - объявил Бемин, старательно избегая взглядом Киндана. Киндан посмотрел на Кориану, но та тоже не глядела на него.

- Сию минуту, милорд, - сказал Киндан, поклонившись.

Шло время, день превращался в ночь, но Киндан не замечал этого. Он ел, но не чувствовал вкуса пищи, пил, но вода не утоляла его жажды. Однажды он очнулся, обнаружив, что лежит возле кровати; встал, пощупал лоб больного, обнаружил, что тот холодный, и они вместе с Ваксорамом унесли тело и принесли нового пациента.

Ночь стала темнее, затем посветлела от лучей первого утреннего солнца, и Киндан понял, что кроме больных есть и другие люди, не только он сам, Килти, Кориана и лорд Бемин. Но их было немного, самое большее, еще четверо или шестеро.

Смерть была кругом. Кашель наполнял воздух, скрывая стоны и другие звуки боли, когда лихорадящие больные медленно проигрывали свою битву со смертью.

Живые же сражались. Всякий раз, когда энергия Киндана истощалась, Килти, Ваксорам или, как было однажды, Кориана, появлялись и дарили ему короткий кивок или лёгкую улыбку, и Киндан находил в себе силы продолжать.

Волла и Корисс, казалось, присутствовали во всех местах сразу. Эти два файра быстро научились выявлять больных и привлекать внимание, когда это было необходимо. Их присутствие поднимало настроение всем, кроме самых тяжелых больных.

Но к утру и их энергия истощилась, и Киндан строго приказал своему бронзовому файру отдыхать. Волла в ответ дал понять, что Киндан должен сделать то же самое.

- Я не могу, - объяснил Киндан и указал на койки. - Они все нуждаются во мне.

Он оглянулся вокруг и на мгновение испугался, обнаружив, что остался совсем один. Неужели болезнь забрала всех? И он единственный здоровый человеком в комнате, полной безнадёжно больных?

Он заметил чьё-то тело, осевшее на пол, но опиравшееся на кровать. Это был Ваксорам. Киндан потрусил к нему, пытаясь изобразить что-то похожее на бег. Опустившись на колени, он пощупал лоб товарища, и обрадовался, обнаружив, что тот не был ни холодным, как камень, ни горящим от жара.

- Ваксорам, - мягко, но настойчиво сказал Киндан. – Ну, давай же, вставай, а то так и останешься скрюченным.

Ваксорам открыл затуманенные глаза, - Что случилось?

- Ты уснул.

- Прости, - Старший арфист неуверенно поднялся на ноги.

- Тебе нужен отдых, - сказал ему Киндан.

- Мне нельзя останавливаться, - пробормотал Ваксорам в ответ. Его взгляд стал более осмысленным, и он посмотрел на Киндана.- Так же, как и тебе. - он обвёл взглядом Большой Зал. - А где все остальные?

Киндан пожал плечами, - Пойду, поищу на кухне, - сказал он. - Есть хочешь?

- Нет, - мрачно ответил Ваксорам, и Киндан понял, что в таком наводящем тоску месте трудно проголодаться. - Я лучше проведаю больных.

Киндан согласно кивнул.

- Было бы неплохо узнавать их температуру, не касаясь, - проворчал Ваксорам, уходя.

Киндан снова кивнул и побрел на кухню и в прачечную. Задержавшись у выхода, он оглянулся на кровать, где они положили маленькую девочку, кипятившую простыни. С облегчением он увидел, что девочка всё еще там.

На кухне был заварен свежий кла и пахло свежеиспеченным хлебом, что удивило Киндана, так как он не заметил никаких признаков активности. В прачечной он обнаружил, что кто-то разжег костры под кипящей ванной, и несколько простыней уже бесцельно колыхаются в воде. Вспомнив маленькую девочку, он схватил палку и утопил простыни глубже на дно. Затем вышел к веревкам с сохнущим бельём, выбрал самые сухие простыни, быстро сложил их и отнес в Большой зал, где положил на один из огромных столов, которые отодвинули к стене, чтобы освободить место для коек.

Его мысли вновь и вновь возвращались к идее Ваксорама. Существует ли какой-то способ измерения температуры? Конечно! подумал он, вспомнив одно замечание Конара о том, что, казалось, было далеко в прошлом: камень настроения.

Тонкий чешуйчатый кристалл менял цвет с изменением температуры. А где его взять? И как заставить его держаться на лбу людей, особенно когда они мокрые от пота?

- Камень настроения! - крикнул Киндан Ваксораму через весь зал. - И клей!

- Что? - спросил Ваксорам, оторвавшись от пациента, которого обследовал.

- Зачем вам нужен камень настроения? - раздался голос Килти с другого конца зала. Киндан был удивлен и рад слышать голос целителя: теперь он понял, что целитель уходил в поисках больныхи в других частях Холда.

- Мы могли бы использовать камень настроения для измерения температуры, - ответил Киндан.

- Как ты добьёшься, чтобы он держался?

- Использую клей, - ответил Киндан. - Мягкий клей, не жесткий.

- Может сработать, - согласился Килти. - Но у нас просто нет времени на попытки, - сказал он, обведя рукой всех пациентов, лежавших вокруг.

Киндан понуро опустил голову, понимая его правоту. Затем печаль сменилось ликованием.

- У нас нет времени, зато оно есть у всадников!

- Как ты передашь сообщение для них? - спросил Ваксорам.

- С Воллой, - ответил Киндан, посылая мысленный вызов своему спящему файру. Бронзовый файр, скорее всего, лишь дремал, потому что он тут же сорвался со своего места на стопке одеял и вопросительно защебетал. Через мгновение он уже завис перед Кинданом.

Киндан протянул руку, чтобы Волла мог сесть.

- У меня есть сообщение для тебя, - сказал он, оглянулся и крикнул Килти, - Где я могу найти стилус и бумагу?

- В моём кабинете, - ответил Килти, неопределенно махнув в сторону двух выходов из Большого зала. - - Спустись по винтовой лестнице на площадку, затем иди по широкой лестнице до моего лазарета. Прихвати пару светильников, я не был там несколько дней.

- Принести оттуда что-нибудь еще? - спросил Киндан.

- Всё, что может пригодиться, - сказал Килти. - Побольше феллиса, хотя я не знаю, когда мы сможем получить из него сок. Холодилку, если увидишь.

- Холодилку? - удивленно спросил Киндан. Она была хороша для снятия боли от порезов или ушибов, но он не мог представить, как она может помочь при лихорадке.

- Просто возьми её, и всё, - рявкнул Килти.

Киндан пожал плечами и ушел, следуя инструкциям Килти. Он смог найти только один тусклый светильник на кухне, поэтому собрал кучу других и выставил их снаружи, там, где сушилось бельё. Солнечный свет, даже слабый ранней зимой, подзарядит их до наступления темноты.

Он взял тусклый светильник и вернулся к большой винтовой лестнице. Осторожно шагая, Киндан спустился на площадку и остановился, решая, куда повернуть - налево или направо? Он пошел налево и долго шел, пока не понял, что пошёл не в ту сторону и не вернулся к началу. Проход расширился, и он заметил широкую лестницу как раз перед тем, как ступить на её ступени. Через несколько минут он уже был в кабинете Килти. Киндан нашел стилус и бумагу, обыскал шкафы и нашел немного сухих листьев феллиса - он забрал весь ящик, положив стилус и бумагу сверху. Затем обнаружил бутылку с чернилами, плотно запечатал её и положил сверху. Осмотревшись, он нашел еще и банку с холодилкой. Все еще не понимая, зачем она нужна Килти, он положил её к остальным вещам, в последний раз оглядел тускло освещенную комнату и вышел.

Вернувшись в Большой Зал, Киндан тщательно написал свое послание маленькими аккуратными печатными буквами. Он не хотел слишком загружать своего уставшего файра - Волла постоянно был рядом с ним и спал не больше, чем Киндан, - но он хотел быть полностью уверенным, что в сообщении всё понятно. Удовлетворенный результатом, он вложил сообщение в маленький чехольчик, прикрепленный к отделанной бисером сбруе Воллы.

- Отнеси это к Звездным Камням в Бендене, - сказал Киндан, пристально глядя в медленно вращающиеся глаза Воллы. - Сбрось его у Звездных Камней и дай знать драконам.

Волла чирикнул и согласно кивнул.

- Возвращайся скорее, - нежно сказал Киндан файру.

Волла чирикнул один раз, потерся головой о подбородок Киндана, прыгнул и исчез в Промежутке.

Когда Киндан собрался с силами, чтобы продолжить обход больных, в Большом зале послышались звуки барабана.

Доклад,говорилось в сообщении.

- Займись этим, - сказал Килти, повернув голову от кровати молодой лихорадящей девушки-холдера.

- А где барабан? - спросил Киндан, оглядывая зал.

- Понятия не имею, - отрезал Килти, - придумай что-нибудь. Ты впустую тратишь время.

Уязвлённый, Киндан оглядел зал и затем снова вернулся на кухню. Довольно долго он искал горшок с крышкой, затем наполнил его водой и, бросив в него принесённые листья феллиса, поставил горшок в теплое место у очага: он знал, что скоро листья феллиса отдадут свой сок.

Он пошел в прачечную, осмотрелся и вернулся на кухню. Выбрав самый большой горшок, который смог унести, он вернулся через прачечную в сушилку для белья.

Киндан присел на корточки, пристроив между ног перевёрнутую вверх дном кастрюлю, и отстучал,Это Киндан.

Прошло много времени, прежде чем пришел ответ.Обстановка?

Киндан нахмурился. Что это значит? Кто бы это ни был у барабана, всё это выглядело не очень хорошо.

Многие заболели, многие погибли,ответилКиндан.

Килти, Бемин?

Живы,Киндан ответил не сразу - он не видел Лорда- Владетеля все утро. Поэтому добавил,Целитель.

Владетель?Тут же прозвучал вопрос.

Неизвестно,ответил он.Отправитель?

Келса,пришел ответ. Келса хуже всех управлялась с барабанами, вспомнил Киндан. Все остальные, скорее всего, больны, раз она единственный барабанщик.

Мастера?Киндан отстучал свой вопрос.

Все заболели,пришел ответ.Муренни мертв.

- Мертв? - громко сказал Киндан и был поражен, услышав собственный голос. Слезы потекли по его лицу. Мастер-Арфист Перна умер, как же они смогут справиться без него?

Леннер?Медленно отстучал Киндан, его сердце бешено колотилось.

Болен,ответила Келса. Потом пауза.Помощь?

Это была просьба или вопрос, подумал Киндан.

Скоро придёт,Киндан ответил после минутного колебания.Всадники.

Всадники не должны иметь контактов с остальными!ответила Келса намного громче, словно выделяя эти слова.

Сбросят с воздуха,ответил Киндан.

??ответила Келса, используя сигнал, который Киндан никогда раньше не слышал. У неё заканчивались силы, или она изобрела способ кратко попросить разъяснений?

Доставка по воздуху,ответил Киндан. Стоп! Почему же он не подумал об этом? Всадники могут сбрасывать запасы по воздуху всем холдерам. Киндана переполняла радость, широкая улыбка появилась у него на лице.

Так же внезапно, как оно взорвалось радостью, его сердце снова упало на дно пропасти, когда Киндан подумал: Какие запасы? Ему смутно вспомнился похожий разговор с М'талом и Корианой...когда жеэто было?

Вопрос мгновенно испарился из его сознания, когда он услышал крик страдания, - Киндан!

Это была Кориана.

- Киндан, на помощь! - кричала она.

Киндан вскочил и бросился обратно в Большой Зал.

Он нашел Кориану у входа.

- Пойдем со мной, там отец, - закричала она, схватив его за руку и потащив за собой.

- Возвращайся скорее, парень, - прохрипел Килти из дальнего конца зала.

Кориана вывела его из зала и повела вверх по большой лестнице. На верхней площадке Киндан остановился, внезапно начав нервничать. Они находились в личных покоях Лорда-Владетеля. На стенах висели роскошные ковры, полы были тоже покрыты коврами. Киндан никогда раньше не видел, чтобы коврами устилали пол.

- Идём, - настаивала Кориана, волоча его в спальню. Там стояла самая большая кровать, которую он когда-либо видел в своей жизни. Рядом стояла детская кроватка, в ней слабо плакал маленький ребенок. Это была Фиона.

Киндан бросился к ней и взял её на руки. Её лоб горел.

- Как давно она не ела? - спросил Киндан у Корианы, затем почувствовал резкий запах и поинтересовался, когда меняли одежду Фионы в последний раз.

- Сюда, - позвала Кориана, не отвечая на вопросы Киндана.

Киндан с Фионой на руках подбежал к Кориане.

Лорд Бемин стоял на коленях у кровати, прижимая к себе руку Санноры, и плакал.

Не говоря ни слова, Киндан сунул Фиону в руки Кориане и опустился на колени рядом с Лордом-Владетелем. Медленно он положил свою руку рядом с руками Бемина и почувствовал холод руки, которую тот держал.

Он встал и посмотрел на неподвижное лицо леди Санноры. Оно было жестким, как восковая маска. Юноша опустил руку под её челюсть и пощупал пульс на шее. Кожа была холодной, и Киндан понял, что сердце остановилось уже давно.

- Он не хочет двигаться и никого не слышит, - сказала ему с тревогой Кориана и голосом, в котором слышался страх, добавила. - Он Лорд-Владетель, и должен действовать!

Киндан заметил, что Кориана постоянно отводила взгляд от тела Санноры, как бы отрицая то, что случилось.

Он опустился на колени рядом с Бемином, пытаясь найти правильные слова. Положив руки на большие плечи Лорда-Владетеля и мягко обнял их.

- Милорд, - неуверенно начал Киндан. – Ты должен идти, твои холдеры нуждаются в тебе. – он осторожно отвел Бемина от тела Санноры. Тот покорно подчинился, не имея сил сопротивляться.

- Твои дочери тоже нуждаются в тебе, - мягко продолжил Киндан, отодвигая Бемина еще дальше от тела его жены. Кориана приняла его слова за сигнал к действию и подошла к своему отцу.

- Возьми Фиону, отец, - сказала она, мягко, но настойчиво передавая малютку в его руки. Неохотно, Бемин принял свою младшую дочь, но затем, зарыдав, крепко прижал ее к груди и поцеловал в лоб. Почувствовав жар, он с тревогой посмотрел на Киндана. Слезы потекли свободно по его щекам, и он сказал, - Она вся горит!

- Я знаю, милорд, - ответил Киндан. – Нам нужно отнести её вниз, к Мастеру Килти. - он указал на дверь. - Идём, мы должны поспешить.

- Ты спасёшь её? - спросил Бемин, глядя на свою дочь и обращаясь к Киндану. Глаза его горели. - Обещай мне, что спасешь ее!

- Я сделаю всё, что смогу, - сказал Киндан.

- Нет, - закричал Бемин, - мне нужно, чтобы ты пообещал мне, что спасешь её.

Киндан долго смотрел на высокого и когда-то сильного человека. Это он сказал, что Киндан запятнал свою честь, и что его слово не имеет для него силы. И вот теперь, здесь и сейчас, Лорд-Владетель Форт Холда просил его пообещать сделать невозможное.

- Я спасу её, милорд, - пообещал Киндан. - Или умру, пытаясь сделать это.

- Не смей умирать! - яростно закричала Кориана. - Даже и не думай!

- Я спасу её, - повторил Киндан и указал на дверь. - Но мы должны спуститься к Мастеру Килти.

Медленно, дрожащей походкой, Лорд-Владетель Форт Холда последовал за молодым арфистом в Большой Зал.

Как они пережили этот день, Киндан так никогда и не вспомнил. Только сила воли заставляла его двигаться: он спал только тогда, когда падал с ног, ел только тогда, когда вспоминал об этом, пил только тогда, когда у него пересыхало в горле.

Маленькой Фионе становилось всё хуже этой ночью, и Киндан был рядом при каждом её стоне. С ведром и тряпкой в руке, он осторожно капал прохладную воду на лоб, потому что Мастер Килти запретил ему прикасаться к ней.

- Прикоснись к ней, и ты заболеешь сам, - хрипя, предупредил Килти.

- Я уже касался её, - ответил Киндан.

- И, может быть, ты заразился этим, а может, и нет, - продолжил Килти. – Попробуй еще раз, и ты определенно подцепишь эту болезнь.

Что-то в голосе целителя встревожило Киндана, но он слишком устал, чтобы задумываться над этим.

По настоянию Киндана они освободили одну койку рядом с Фионой, и Бемин, Кориана, Ваксорам, Килти и любой другой из тех, кто еще был на ногах, по очереди дремали на ней по полчаса, часу, но больше никогда не получалось.

Ночь плавно перетекла в день. Киндан отнёс разряженные светильники в сушилку для белья и принёс обратно более свежие. Он вспомнил о смелой маленькой девочке, кипятившей простыни в большой ванне, и отыскал её койку, вернувшись в Большой Зал. Но койка была пуста.

- Она умерла какое-то время назад, - всё, что мог сказать Ваксорам, когда Киндан спросил его.

Киндан грустно покачал головой и ему стало страшно, когда он понял, что не может больше испытывать никаких глубоких чувств - его слезы давно закончились.

Он вернулся на кухню, чтобы приготовить и остудить еще отвара феллиса, и заодно прихватил с собой самые грязные простыни.

Он уже собирался возвращаться, когда перед ним возник Волла, взволнованно чирикая.

- Что случилось? - спросил Киндан, удивленный тем, как сильно обрадовало его появление маленького файра. Волла снова чирикнул и, гордо покачав головой, указал передними лапками на свою упряжь. Там было сообщение: «Паста готова. Сбросим во двор».

Готова? Паста из камня настроения?размышлял Киндан.Ого! Они придумали, как превратить камень настроения в пасту!

Киндан пробежал через Большой Зал, не обращая внимания на крики других, и вышел через главные двери, пытаясь обнаружить какие-либо признаки доставки и опасаясь, что всадники могут вступить в контакт с инфекцией.

Черная тень пересекла двор перед ним, он поднял глаза и увидел бронзового дракона, летящего над головой. Он помахал, и всадник ответил ему - это был М'тал, он был в этом уверен. М'тал перебросил что-то через шею Гаминт'а, и Киндан оцепенел от ужаса, что посылка разобьется, упав на каменные плиты двора. Но тут над свёртком раскрылся кусок ткани, замедлив его падение. Киндан порылся в своей памяти и вспомнил его название и то, что читал об этом давным-давно - парашют. Как просто, и как удобно. Кусок ткани завязывают по четырем углам и прикрепляют к грузу.

Свёрток опустился во двор, и Киндан помчался за ним. Пакет был размером с его два кулака. Когда он отвязал парашют, что-то ему подсказывало, что форма имеет какое-то значение, но он отбросил эту мысль, так как его внимание было направлено на свёрток. Внутри было несколько пузырьков. Каждый был тщательно упакован, поэтому ни один из них не разбился.

Он встал на ноги и помахал М'талу, всё еще парившему в небе над ним. Всадник помахал в ответ и исчез в Промежутке, отправившись обратно в Бенден Вейр. С опозданием Киндан задумался, почему он послал Воллу именно в Бенден, а не к Предводителю Форт Вейра. Вероятно, это было потому, что он и М'тал давно знали друг друга и потому, что Предводитель Бенден Вейра доверял ему.

Киндан вернулся в Большой Зал, остановившись ненадолго, чтобы глаза привыкли к полутьме. Открыв один из пузырьков, он посмотрел на пасту, находившуюся внутри. Затем повернулся к одной из ближайших больных и слегка коснулся её лба, стараясь пальцами даже слегка не тронуть её. Та застонала во сне, но не пошевелилась. Спустя мгновение, паста из камня настроения стала ярко-желтой, что указывало на высокую температуру. Киндан двинулся дальше, смазывая лоб каждому, кому сумел, прежде чем первая бутылка опустела.

- Что там у тебя, парень? - прохрипел Килти, проходя мимо.

- Паста из камня настроения, - ответил Киндан. – Нужно нанести её на лоб, и сразу узнаешь, есть ли у него жар. - он намазал немного на лоб пациента Килти и отступил. Паста из зеленой стала синей, и настроение Киндана резко упало. - Я думаю, что этот мертв.

Килти повернулся к больному, пытаясь обнаружить признаки жизни, не нашел их и откинулся назад с глубоким вздохом. Старый целитель долго не открывал глаз, пытаясь справиться с горем. Открыв, наконец, глаза, он сказал Киндану, - Ну и что там по цветам?

- Зеленый - значит, здоров, - сказал ему Киндан. - Красный - горячка, желтый - лихорадка, синий -…

- Мертв, - закончил Килти и протянул руку к одному из пузырьков. - Я закончу этот ряд, а ты займись следующим.

Киндан проверил Фиону следующей: паста настроения стала ярко-желтой.

- Теперь я попробую на тебе, - сказала Кориана. Она окунула свой палец в пасту и намазала Киндана, который в ответ оставил ей отпечаток на лбу. Но, уже прикасаясь к ней, он знал, какого цвета будет паста настроения: ярко-красная, даже где-то ближе к оранжевой.

- Со мной все будет хорошо, - заявила Кориана, поймав изменившееся выражение лица Киндана. - Я выпила немного сока феллиса.

- Это не поможет, - сказал ей Киндан. - Он просто даёт тебе ощущение, что ты чувствуешь себя лучше.

- Со мной всё будет хорошо, - твердо повторила Кориана и указала на больных людей в их койках. - Я должна жить, хотя бы для них.

- Твоя мать… - начал тревожно Киндан.

- Она никогда не была очень сильной, - успокоила его Кориана. - Её телосложение не было крепким, и она часто болела после рождения Фионы. – девушка нежно коснулась его руки и застенчиво улыбнулась. - Не беспокойся обо мне, Киндан, со мной всё будет хорошо.

- Мне нужна тут кое-какая помощь, - позвал Ваксорам. Киндан бросился прочь и вскоре снова затерялся в бесконечной череде измождённых лихорадкой лиц, истощённых тел и холодных трупов.

Дни проходили однообразно, один за другим. Киндан уже и не представлял, каково это, просыпаться бодрым, не чувствовать ощущения песка в глазах от усталости, видеть кого-то улыбающимся.

И всё же постепенно он начал обнаруживать какую-то неправильность и одновременно некую закономерность во всём этом чередовании людей и тел, во всех этих страданиях. Он не мог сказать, когда заметил это, ему потребовалось много времени, чтобы определить это чувство, но что-то не давало ему покоя.

Понимание появилось, когда он недовольно спросил о старших сыновьях Бемина, - Где они? Почему не помогают? – спросил Киндан у Корианы после того, как они с Ваксорамом из последних сил пытались вытащить тело особенно крупного холдера из Большого Зала.

- Наверху, - сказала Кориана сдавленным голосом. - Они умерли еще раньше мамы.

- Оба? - удивленно спросил Киндан.

Кориана кивнула, отвернувшись к своей младшей сестре и осторожно капнув немного воды ей на лоб. Паста была всё еще ярко-желтой. Киндан уже считал Фиону безнадёжной еще за день до этого. Где-то в Большом Зале находился и Бемин, ухаживающий за одним из многочисленных лихорадящих больных.

Баннор и Семин были в самом расцвете молодости, одними из самых здоровых людей во всем Форт Холде, и все же одними из первых стали жертвами этой болезни. Почему?

Киндан посмотрел на Фиону. Девочка должна была умереть еще два дня назад, или, в лучшем случае, вчера, и все же она еще держалась, в горячке, бреду, неспособная есть, но всё еще цепляющаяся за жизнь. Почему?

Эта болезнь, казалось, поражала самых здоровых, самых сильных, намного более сильных, чем выжившие старые и слабые. Это просто было необъяснимо.

Кашель отвлек его. Это кашлял кто-то из помощников. Киндан продолжил искать взглядом источник шума, наконец, его взгляд остановился на Ваксораме. Старший ученик поднял голову и слегка кивнул головой, затем повернулся к кровати, встал на колени, перекинул труп на плечи и, снова пошатнувшись, понёс тело из Большого зала.

Похоже, Ваксорам заболел. Он был почти ровесником Баннора и ненамного старше Корианы. Будет ли он следующей жертвой болезни?

Глава 11.

Нам лихорадку цвет ромашки лечит,

А феллис помогает жить без боли.

Пустой желудок тошноту облегчит,

Ну, а от гриппа - ешь и пей ты вволю.

ФОРТ ХОЛД

В последующие несколько дней симптомы болезни у Ваксорама всё усиливались. Киндан присматривал за старшим товарищем, как мог, но было трудно отследить кого-либо - все они постоянно мчались от кризиса к кризису, от смерти к смерти. Однажды Киндан вспомнил, что обменивался сообщениями с Келсой, он точно знал, что она ему ответила, но не мог вспомнить ни свое сообщение, ни её ответ.

Они расширили границы своих обходов от Большого Зала до каждой маленькой комнаты в Форт Холде, собирая всех тяжело больных и охватывая помощью всё больше людей. Каким-то образом им удалось сохранить огонь на кухне и найти другую маленькую девочку, мешавшую грязные простыни в огромной ванне, в которой их кипятили.

Была глубокая ночь четвертого дня с тех пор, как они перевели Фиону в Большой зал, когда Киндан наткнулся на Ваксорама, лежавшего ничком на полу рядом с койкой и полуприкрытого трупом, лежавшим на нём.

- Зови помощь! - приказал Киндан Волле, и маленький бронзовый файр исчез в Промежутке. Киндан уже сбился со счету, сколько раз он посылал своего файра за помощью; он не мог представить свою жизнь без Воллы.

Медленно, так как его суставы болели, он опустился на колени и откатил труп от Ваксорама. Добравшись до горла Ваксорама, Киндан нащупал артерию, боясь того, что мог обнаружить.

Тело Ваксорама горело, пульс был, слабый, но устойчивый.

- Киндан! - позвала Кориана, сопровождаемая шумом крыльев двух файров.

- Я здесь, - ответил Киндан. - Ваксорам заболел.

Вместе они подняли его на койку. Его кожа была горячей, а лицо напоминало воск.

- Нужно вынести тело, - сказал Киндан, жестом попросив Кориану взять труп за ноги, а сам взял его под руки. Вместе им удалось вытащить мертвеца во двор, прежде чем их силы истощились. Только спустя несколько минут Киндан восстановил дыхание и силы достаточно для того, чтобы вернуться в Большой Зал, и то им с Корианой приходилось опираться друг на друга, ища поддержку.

- Найди немного феллиса и тряпку, - сказал ей Киндан. - а я поищу Мастера Килти.

Кориана кивнула, хотя это было больше похоже на то, что у неё просто не хватило сил держать голову прямо, и пошла на кухню, а Киндан направился в другом направлении, к квартирам в задней части Холда. Он заметил Воллу, летящего к нему.

- Где Килти, Волла? - спросил Киндан файра. - Отведи меня к нему.

Файру пришлось несколько раз возвращаться назад, потому что Киндан двигался очень медленно. Они отыскали Килти в комнате, заполненной койками и освещенной лишь наполовину разряженными светильниками. В голове всё путалось, и чтобы не забыть, он сделал мысленную заметку: поставить еще светильники на зарядку, как только у него будет такая возможность.

- Ваксорам, - сказал Киндан, мотнув головой в направлении Большого Зала.

- Красный или желтый? - спросил Килти, имея в виду цвет пасты.

- Оранжевый, - ответил Киндан, порывшись в памяти. - Он весь горит.

- Я приду, как только освобожусь, - ответил старый целитель и, отвернувшись к своим пациентам, разразился долгим лающим кашлем. - Если мы не найдём способ предотвратить распространение этой гадости, мы все заразимся.

Киндан машинально кивнул и вернулся в Большой Зал. Там он заметил Бемина и одного из стражей Форта.

- Где Кориана? - хриплым шепотом спросил Бемин.

- На кухне, - ответил ему Киндан. - Ваксорам заболел.

- У нас есть Гиллер и еще двое достаточно крепких, чтобы выкопать могилы в розарии, - сказал Бемин. - На какую глубину?

- Два метра, ну, хотя бы, полтора, по меньшей мере - сказал Киндан. Слова Бемина, наконец-то, прошли долгий путь и достигли его сознания, и он посмотрел на Лорда-Владетеля долгим взглядом. - В саду предков?

В Форт Холде был отведен специальный сад для мертвых предков Лорда-Владетеля. Раньше он находился под присмотром Леди Санноры, выращивающей там самые прекрасные розы.

- Мы отсадили розы в сторону, - хрипло сказал Гиллер, почтительно поклонившись Бемину. - Думаю, мы посадим их здесь снова, если ваша светлость…

- Это было бы прекрасно, - сказал Бемин, приосанившись и пытаясь принять свой обычный величественный вид.

- Используйте известь, чтобы разметить место для могилы, - предложил Киндан.

- Потребуется не одна могила, - рассудительно сказал Гиллер, посмотрев на Киндана.

- Одна большая могила, - поправил его Киндан. - Нет времени копать отдельные.

- Но леди Саннора…- начал возражать Гиллер.

- Пусть все наши мертвые покоятся вместе, - приказал Бемин. - Это будет правильно: мы страдали все вместе.

Гиллер вытянулся в струнку, его глаза наполнились слезами уважения, - Как пожелаешь, милорд.

Бемин еще нашел в себе силы крепко похлопать Гиллера по спине и отправить его в путь, но когда тот исчез из виду, плечи Бемина снова поникли, и голова печально склонилась, - Давай посмотрим твоего друга.

Когда они добрались, Кориана уже была рядом с Ваксорамом.

- У него жар, - сказала она, покачав головой, когда встретилась взглядом с Кинданом. – Его лихорадит. Я дала ему немного сока феллиса и охлаждаю ему голову.

Ваксорам в этот момент повернулся и закашлялся, изгнав из воздуха целое облако мокроты, накрывшее Кориану, которая промедлила, отклоняясь назад. Его глаза на мгновение открылись, и он пробормотал, - Прости. - затем попытался пошевелиться. - Нужно вставать.

- Лежи, - приказал Киндан. – У тебя жар.

- Я должен помогать, - возмутился Ваксорам.

- Лучше полежи немного, - сказал ему Киндан. - Ты можешь встать, когда почувствуешь себя лучше.

Хррр-шо, - пробормотал Ваксорам. - Устал. - его глаза закрылись, голова откинулась, и он снова впал в дрёму.

- Мастер Килти сказал, что посмотрит его, - сказал Киндан и встал, протянув руку помощи Кориане, которая с благодарностью приняла её. Она скользнула в его теплые объятия на мгновение, но тут же отстранилась, почувствовав, что отец наблюдает за ними.

Затем, с решительным «Пусть» Кориана вновь обняла Киндана и крепко прижалась к его груди. Жестом свободной руки она подозвала своего отца, и через мгновение Киндан с удивлением почувствовал, как Лорд-Владетель обнимает его и Кориану.

- Мы должны вернуться к работе, - коротко сказал Киндан. Бемин и Кориана разорвали объятия. Киндан обернулся и увидел, что Лорд-Владетель смотрит на него не так, как всегда. Киндан отвернулся, задумавшись, но вдруг заметил, что некоторые койки пустуют.

- Нужно перевести сюда еще людей, - сказал Киндан, указывая на койки.

- Больше никого нет, - ответил Бемин. - Мы могли бы перевести сюда людей из верхних комнат, но здесь почти все.

- Никого больше нет? - удивленно спросил Киндан. - И где же тогда все?

- Мертвы, - мрачно ответил Лорд-Владетель Форт Холда.

Кто-то закашлялся поблизости, и Киндан обернулся, чуть не потеряв сознание при попытке определить его источник. Бемин поймал его за плечо, удержал от падения и заодно пощупал лоб Киндана. Его взгляд выражал обеспокоенность.

- У тебя жар, - сказал Лорд-Владетель.

- Я просто устал, - ответил Киндан.

- Отдыхай, - приказал Бемин, указывая на пустую койку. - Ты сможешь проверить Ваксорама потом, когда проснешься.

- Нет, - пробормотал Киндан, пытаясь остановить комнату, вращающуюся вокруг него, - слишком много дел.

- Отдохни, Киндан, - убеждал его голос девушки. Кориана? Здесь? Или это Бемин и он просто ослышался?

Тут комната вышла из-под контроля, и Киндан больше ничего не помнил.

Картинки вращались в его голове, и Киндан хрипло застонал, словно в агонии. Он был пылающим огнем. Он не мог дышать, не мог глотать, и не чувствовал ничего, кроме боли. И еще эти картинки - парашют, падающий с неба, его четыре стропа опутывают его голову, закрывая рот и нос, Ваксорам на земле, трупы повсюду, леди Саннора на кровати, затем Кориана на той же кровати, затем... тьма.

- На, выпей это, - сказал голос из темноты. Киндан почувствовал, как ему поднимают голову, как комната закружилась еще сильнее, слабо попытался отогнать прохладу, касающуюся его губ, захлебнулся какой-то жидкостью, и еще раз, и еще, и еще ... тьма.

- Ну, давай, Киндан, еще глоток, - голос звучал мягко, но это не был голос Корианы. Бемин? Лорд-Владетель кормит его? Киндан проглотил жидкость, сколько смог, затем его голова снова мирно упала на подушку, и он заснул.

- Киндан? - всё тот же голос настойчиво звал его по имени. Киндан открыл глаза. Комната, наконец-то, не вращалась. - Киндан, ты очнулся? Жар спал. - в голосе Лорда Бемина, слышались слёзы. - С тобой всё будет хорошо, Киндан, всё хорошо.

Что-то горячее упало на его лицо. Слезы? Лорд-Владетель плакал по нему?

- Киндан, ты должен проснуться, - настаивал голос Бемина. Киндан почувствовал руку Бемина у себя под шеей, поднимавшую его голову. - Киндан?

- Да? - сказал Киндан, открыв глаза, и с трудом узнал лицо Бемина, всплавшее перед ним. Щеки Лорда-Владетеля были впалыми и покрыты многодневной щетиной, глаза ввалились. Киндан заставил себя двигаться, он чувствовал боль в каждом суставе, но отогнал боль и сел. Рядом с ним зашевелился Волла и ободряюще защебетал, прижимаясь к его груди.

- Щекотно, перестань, - прошептал Киндан файру.

- Щекотно? - переспросил Бемин.

- Это Волла у меня на груди, - объяснил Киндан. Он страшно проголодался, и почти терял сознание от голода. - Я голоден.

- На, - сказал Бемин, протягивая ему чашку. - Это суп. Пей медленно.

Киндан начал жадно глотать теплый бульон, но Бемин придержал чашку, отклоняя её, чтобы тот не подавился.

Когда чашка опустела, Киндан посмотрел на Бемина, - Сколько?

- Три дня, - ответил Лорд-Владетель.

Киндан перебросил ноги через край кровати и с усилием встал на ноги. Его шатало из стороны в сторону, и Бемину пришлось поддерживать его. Он медленно оглянулся вокруг. Большая часть коек пустовала. Указав на них, он спросил, - Умерли?

Бемин печально кивнул. - Большинство. Но кое-кто выжил. - он снова повернулся к Киндану, в его глазах было отчаяние.

- Кто?

- Килти умер, - сказал Бемин.

Киндан ахнул.

- Теперь ты целитель, - продолжил Лорд-Владетель.

Киндан упал на кровать, - Я? Но я не умею…

- Умеешь, - прошептал голос рядом с ним. Он обернулся и увидел Ваксорама с бледным от жара лицом. - Ты сможешь. Помнишь…

- Миг за мигом, - закончил Киндан за него. - Тссс, отдыхай, и ты тоже скоро поправишься.

Как будто в ответ, тишину разорвал мучительный кашель Ваксорама, который, казалось, никогда не закончится. Не в силах ему помочь, Киндан отвёл взгляд от старшего товарища и посмотрел на койку, стоявшую за ним...

- Кориана! - закричал Киндан, снова вскочил на ноги и обежал вокруг изголовья койки Ваксорама.

- Она слегла вчера, - сказал Бемин. Киндан оглянулся на Лорда-Владетеля, угадав его следующие слова. - Она ухаживала за тобой.

Киндан встревоженно оглядел Большой Зал, - А где Фиона? Где твоя младшая дочь?

Бемина тут же охватила паника, - Во имя Первого яйца, Бемин, куда ты дел своего ребенка? - проклинал себя Лорд-Владетель, стуча кулаками себя в грудь и захлёбываясь рыданиями. - Какой же ты отец?

Тут Киндан заметил малышку в ворохе грязной одежды и вернулся к Лорду-Владетелю. Осторожно взяв обезумевшего человека за руки, он развернул Бемина лицом к ребёнку. - Вот она, и с ней всё в порядке.

Беззвучно рыдая, Бемин подошел к Фионе и схватил её, прижав к груди, - Она жива!

Фиона была жива и казалась достаточно здоровой, хотя была напугана и голодна. Она вяло ответила на объятия Бемина, но в ее глазах появилось что-то, какой-то намек на жизнь, которая уже покидала её.

- Отнеси её на кухню и дай ей еды, - приказал Киндан. - И не забудь о себе.

Бемин вздрогнул, потом вопросительно посмотрел на Киндана.

- Со мной всё будет хорошо, - сказал Киндан устало махнув рукой. Он повернулся и оглядел длинный ряд коек, не сомневаясь, что он самый молодой целитель за всю историю Форт Холда.

«Шаг за шагом», слова Ваксорама звучали в его голове. Медленно и вдумчиво Киндан применил совет Ваксорама на практике, шаг за шагом переходя от одной койки к другой, меряя температуру, произнося успокаивающие слова и пробуждая в них желание исцелиться.

Ему помогал Волла, явно одобрявший его выздоровление и действия, он то бодро щебетал над одним пациентом, то тихо пел для другого и не отставал от Киндана ни на шаг. Однажды Киндан понял, что файр внимательно следит за ним - когда он остановился у койки, занятой новой маленькой девочкой, которая кипятила белье в ванне.

- Как ты себя чувствуешь? - тихо спросил Киндан.

Она скорчилась, пытаясь отвернуться от него, - У меня болит голова, - простонала она, уже не имея сил плакать. Киндан кивнул и огляделся вокруг. Сок феллиса весь ушёл на Ваксорама, и потребуется целая вечность, чтобы его приготовить…

Внезапный шум крыльев, затем снова тот же шум, и Волла сбросил бутылочку с соком феллиса в руки Киндана.

- Вот, - сказал Киндан, откупорив бутылочку и налив немного сока в рот ребенку, - это поможет.

Спустя несколько мгновений она облегченно вздохнула и закрыла глаза. Киндан поднялся с её кровати и повернулся к Волле. - Спасибо.

Файр тихо чирикнул, устроился на плече у Киндана, чтобы нежно потереться головой о его щеку, затем снова поднялся в воздух, направляясь к следующему пациенту.

Где-то сзади кто-то из больных кашлял громко и долго. Киндан повернулся и вычислил кашляющего по лёгкому облачку мокроты, плавающему в воздухе рядом с ним. Кашель разносил болезнь, в этом Киндан был уверен. Распространялась ли она иным путём, он не знал. Но как можно защититься от кашля?

В его памяти всплыл давний сон, парашют спускался и опутывал его лицо. Не парашют, а маска!

- Волла, можешь передать сообщение М'талу? - спросил Киндан, обернувшись к своему бронзовому. В этот раз он повнимательнее присмотрелся к файру, и обнаружил, что Волла совсем исхудал и был не бронзовым, а почти коричневым от усталости. Но Волла радостно чирикнул и направился к столу в конце Большого зала, рядом с выходом на кухню. Киндан последовал за ним и с радостью обнаружил там стул, стилус и несколько клочков бумаги. Здесь же стояла и бутылка с чернилами, которую он уже использовал много дней назад.

Усевшись, он увидел на столе скомканный кусок ткани и высохшую зеленоватую мокроту. Возможно, Килти пролежал здесь до самой смерти. Киндан какое-то время смотрел на это место, затем осторожно переставил стул.

Он писал медленно, используя больше бумаги, чем в прошлый раз, но его инструкции должны были быть понятными для любого.

- Чем ты занимаешься? - голос Бемина резко прервал его мысли.

- Отправляю записку М'талу, - объяснил Киндан, не поднимая глаз. - Я думаю, если у нас будут маски…

- Маски? - переспросил Бемин.

- Чтобы преградить путь кашлю, предотвратить распространение…

-…болезни, - закончил Бемин, кивнув так сильно, что потревожил малышку Фиону, лежавшую у него на руках. - Да, это может помочь. - он нахмурился, и Киндан выжидательно посмотрел на него. - Но может быть уже слишком поздно, у нас кончается еда.

- Еда? - безучастно повторил Киндан. - Но наши кладовые, зерно, сушёные фрукты…

- Мы ничего не сможем сделать без помощи здоровых людей, - ответил Бемин. - Тем более того, чем мы сможем накормить больных.

- Жидкие каши?

- Для них необходимы повар и вода, - с гримасой сказал Бемин. - И уголь, а он у нас почти закончился.

- Но должен же быть какой-то выход, - сказал Киндан.

Бемин только покачал головой, - Спасти только для того, чтобы они умерли от голода.

- Я придумаю что-нибудь, - пообещал Киндан, прикрепляя свою записку к уздечке Воллы. - Сначала это. - он долго смотрел в глаза своего файра.

- Ты справишься? - наконец спросил он. Волла дважды кивнул ему, опустив свою длинную шею.

- Обязательно поешь и отдохни, прежде чем вернуться, - твердо сказал Киндан своему файру. - Я написал об этом в записке, чтобы ты не забыл.

Волла возмущённо запищал, но на Киндана это не подействовало, - Просто поешь, и только потом возвращайся!

Чирикнув напоследок, бронзовый прыгнул в воздух и ушёл в Промежуток.

- С ним всё будет хорошо, - мягко успокоил Бемин Киндана.

- Надеюсь, - горячо ответил Киндан. Он встал со стула и повернулся к Лорду-Владетелю. – А теперь подумаем вместе, что мы можем сделать.

Волла не вернулся на следующее утро, и Киндан начал тревожиться. Что если он послал утомлённого файра на смерть, и тот навсегда пропал в Промежутке?

Эта мысль владела им всё утро, пока они с Бемином тащили очередной труп - людей, способных помочь, было слишком мало - и продолжала терзать его, когда наступил день. Наконец в полдень Киндан уже не смог вынести неизвестность. Он пошёл в сушилку для белья и отыскал свой горшок. Затем выбил быстрое стаккато,Внимание.

И очень долго ждал ответа.

Готов.Барабанщик стучал медленно и неуверенно. Это была не Келса.

Киндан в отчаянии закрыл глаза, размышляя, увидит ли он когда-нибудь снова застенчивую арфистку, медленно вдохнул и решительно выдохнул.

Спроси Ж'трела: добрался ли файр до Бендена?

Прошло мучительно много времени, пока вернулся ответ.

Да. Скоро вернётся.Киндан снова закрыл глаза, на этот раз с облегчением.Обстановка?

Килти мертв,ответил Киндан.Ваксорам болен.

Бемин?

Жив.

Помощь?

Киндан снова закрыл глаза, крепко до боли. Цех Арфистов просил помощи... а он не мог дать её.

Скоро.Отправил он единственное, что мог пообещать.Экономьте еду.

Еда закончилась,ответил барабанщик Цеха Арфистов.

- Нет! - слово сорвалось с губ Киндана, и он оттолкнул барабан в гневе и отчаянии. Без еды, без помощи, без надежды. Он снова взялся за барабан.

Леннер?спросил он.

Умер,ответил барабанщик.Все Мастера мертвы.

- Все Мастера? - повторил про себя Киндан. Он мотнул головой, чувствуя свою беспомощность, ощущая отчаяние... даже злость. Гнев поднялся и запылал внутри него, он жёг сильнее лихорадки. Он не позволит этому случиться. Цех Арфистов выживет, поклялся он. И Форт Холд будет жить.

- Слово арфиста, - произнёс Киндан вслух с яростью и силой, которых никогда раньше не испытывал. Он почувствовал, как энергия заструилась по его венам.

Помощь придет,яростно отбил он ответ.Держитесь.

Скоро?

Держитесь,повторил Киндан. Он понятия не имел, как и когда придет помощь, и он знал, что то же самое творилось на всём Перне. Те, кого не убила болезнь, умирали из-за недостатка пищи и отсутствия помощи.

Он медленно вернулся в Большой Зал, задержавшись, чтобы перехватить глоток холодного кла на кухне. В глубине Большого Зала, недалеко от Корианы и Ваксорама, он заметил Бемина.

- Я слышал барабаны, - сказал Бемин, когда Киндан подошёл. - Что ты передал?

Киндан вспомнил, что Лорд-Владетель раньше без уважения относился к барабанам арфистов: времена изменились.

- Я спросил, добрался ли Волла до Бендена, - сказал ему Киндан. - Они сказали да.

- Как они узнали?

- Ж'трел, синий всадник, всё еще с ними, - объяснил Киндан. - Он был там, когда пришла болезнь.

Бемин кивнул.

- В Цехе Арфистов нет еды, - продолжал Киндан. - Все Мастера умерли.

- Все? Даже Леннер?

- Все, - ответил Киндан. - Барабанщик молод и неопытен, наверное, ученик. - он остановился внезапно, когда понял, кто был барабанщик. - Это был Конар.

- Конар? Из Бенден Холда?

Киндан кивнул, - Он просил помощи.

- Нам нечего им дать, - сказал Бемин, обведя рукой свой жалкий Холд.

- Я знаю, - ответил Киндан. - Но я все равно обещал им это.

- Ты обещал…

- По крайней мере, теперь у них есть надежда, - сказал Киндан. – Ну а при хорошем раскладе… нам ведь тоже нужна еда.

- И где же ты найдешь столько еды, чтобы еще и поделиться с Цехом Арфистов? - поинтересовался Бемин.

- Столько, чтобы поделиться со всем Перном, - поправил его Киндан, качая головой. - Пока не знаю, милорд. - он поднял голову с лёгкой тенью улыбки на губах. - Я надеялся, что, возможно, у тебя есть идея?

- Нет, - сказал Бемин, мотая головой. - Если бы я мог, я поделился бы с любым, кто бы ни попросил об этом, хотя, не уверен, что от этого было бы много пользы.

Киндан вопросительно скосил взгляд на Лорда-Владетеля.

- Как мы им это смогли бы передать? - объяснил Бемин.

- Не знаю, - признался Киндан. Он склонился к Ваксораму, ощутив жар его тела еще до того, как смог видеть пасту из камня настроения, и выжал из губки на лоб старшего товарища немного воды. Лоб был таким горячим, что вода тут же испарялась. В бреду Ваксорам покачал головой и снова закашлялся.

- Скоро у нас будут маски, - с отсутствующим видом сказал Киндан.

День превратился в ночь, и еще дюжину холдеров забрала смерть.

Кто-то принес горячего кла из кухни и немного еды.

- Отдай это ей, - сказал Киндан, указав на Фиону. Когда Бемин начал возражать, Киндан добавил. - Я не так уж и голоден, а ей это необходимо, иначе она не поправится.

Бемин укоризненно покачал головой, - Вот упрямый арфист.

- Я учился у твоей дочери, милорд, - сказал Киндан с лёгкой улыбкой на губах.

Бемин улыбнулся ему в ответ, - А она научилась у своей матери.

- О, конечно, - дипломатично согласился Киндан и указал на пустую койку. – Тебе необходимо хоть немного поспать, милорд.

- Ты только что выздоровел, спи первым, - возразил Бемин.

- Ты нянчился со мной и вернул мне здоровье, - ответил Киндан. - Как твой целитель, я настаиваю. – и, увидев, что Лорд-Владетель хочет снова возразить, Киндан добавил. - Я разбужу тебя в полночь.

- Мы могли бы поспать оба, здесь хватает людей подежурить, - предложил Бемин, указав на группу измождённых болезнью холдеров.

- Нет, им самим требуется целитель и предводитель, - сказал Киндан, сам удивившись, что отнёс себя к этим двум категориям.

- Вообще-то, ты прав, - устало согласился Бемин, укладываясь в койку. Спустя мгновение он уже храпел во всю мощь.

Киндан какое-то время наблюдал за ним, чувствуя, как вторая пустая койка тянет его к себе, но заставил себя подняться на ноги, бродя по тускло освещенным залам. Он заметил, что выздоравливающие холдеры приглушили свои светильники, поэтому найти нуждающихся в уходе было нетрудно.

За вечер он несколько раз охлаждал лоб, давал сок феллиса, обновлял пасту настроения и подзывал холдеров, чтобы унести еще одно безжизненное тело.

Когда уже не осталось сил, он вернулся к Бемину и с трудом разбудил его

- Я подежурю, - сказал Лорд-Владетель, сев на кровати. - Отдыхай.

- Разбуди меня на рассвете или раньше, если я понадоблюсь, - сказал Киндан, ложась на койку по соседству с Корианой.

- Не вздумай обжиматься с ней, - сказал Бемин, погрозив ему пальцем. Киндан посмотрел на него с усталым возмущением, но тут Бемин улыбнулся и сказал, - Мы не можем позволить тебе снова заболеть, подожди, пока она не поправится.

И Киндан заснул, впервые улыбнувшись за эти две недели.

Когда Киндан проснулся, было еще темно. Что-то напугало его, какой-то шум - там!

Это был булькающий, хриплый звук. Киндан слышал его раньше: это был звук смерти. Его глаза открылись, с тревогой он посмотрел на Кориану. Та беспокойно спала, ворочаясь и крутясь в постели, но её дыхание не было тем затруднённым дыханием, которое его разбудило. Он посмотрел на койку за ней. Ваксорам.

Киндан скатился со своей койки на ноги, его суставы болели, дыхание было затруднено, а голова кружилась, но он подошёл к кровати Ваксорама.

Он угадал: это хрипел его старший товарищ. Каждый его вдох был тяжелым, а каждый выдох заканчивался влажным кашлем.

- Ваксорам, - крикнул Киндан, тряся старшего парня. - Проснись.

Веки Ваксорама скользнули вверх, затем вниз. Киндан потряс его сильнее. - Просыпайся же!

Веки Ваксорама открылись, его взгляд на мгновение сфокусировался, но тут же его тело свело приступом продолжительного мучительного кашля.

Киндан закрыл лицо руками. На мгновение ему показалось, что Ваксорам не сможет вдохнуть снова, но затем, с хриплым хрипящим шумом, легкие ученика опять наполнились.

- Я умираю, - смог сказать Ваксорам на выдохе. Его слова были слабыми, но ясно различимыми, а глаза сверкали.

- Нет, нет, что ты, - солгал Киндан. - Ты обязательно поправишься.

- Нет, - произнёс Ваксорам после еще одного затруднённого хриплого вздоха. – Я умру к утру.

Киндан знал, что он был прав.

- Скажи… скажи Нонале, - хрипло прошептал Ваксорам.

- Скажу, - пообещал Киндан. - Я скажу ей, что ты любишь её.

- Если бы я был подмастерьем, - прохрипел Ваксорам. - Может, тогда был бы шанс.

Горло у Киндана перехватило, словно от боли, - Ты им будешь, - пообещал он, и слёзы наполнили его глаза, словно из какого-то нового источника.

Ваксорам покачал головой, - Для этого нужно обойти стол, - сказал он. - А я не могу ходить.

- Ты пойдёшь! - заявил Киндан, его голос зазвучал громче. Он встал, схватил Ваксорама за руку и вытащил его из койки. - Бемин!

- Что случилось, Киндан? - отозвался Лорд-Владетель, бросаясь к нему.

- Помоги мне, - крикнул Киндан и пошатнулся, пытаясь удержать Ваксорама в вертикальном положении. - Помоги мне удержать его.

- Мы можем понести его, - предложил Бемин, удивлённо открыв глаза.

- Нет, он должен идти, - отрезал Киндан. - Он должен обойти стол. – и повторил для Ваксорама. - Ты сможешь сделать это, ты можешь сделать это прямо сейчас.

Он повернулся к пораженным холдерам, - Отодвиньте стол от стены.

- Делайте, как он говорит, - твердо позвал Бемин, и холдеры подчинились. Бемин повернулся к Киндану. - Он умирает, ты же знаешь.

- Он не умрёт, пока не обойдёт стол, - яростно заявил Киндан. - Тогда он станет подмастерьем.

Рядом с ним Бемин крепче схватил Ваксорама, выпрямив его во весь рост.

Стол, казалось, не закончится никогда, - Мы почти пришли, Ваксорам, - ободряюще сказал Киндан. - Будь с нами, мы почти пришли. Ты обойдёшь стол.

- Ты не Мастер, - медленно проговорил Ваксорам.

- Да, да, подтверждаю, - твердо заявил Бемин. - Я, как Лорд-Владетель, удостоверяю, что он Мастер. – вместе, он и Киндан продолжили свой путь, поддерживая Ваксорама.

Наконец они достигли края стола.

- Видишь? Мы дошли, Ваксорам, мы на месте, - сказал Киндан. - Ты сейчас обойдёшь стол, понимаешь?

- Давай, арфист, иди, - сурово добавил Бемин, и его лицо исказила гримаса горя.

- Не могу, - возразил Ваксорам.

- Ты можешь, - закричал на него Киндан. - И ты пройдёшь. Шаг за шагом, миг за мигом.

И так, шаг за шагом, миг за мигом, Ваксорам обошел вокруг стола Большого Зала, поддерживаемый Кинданом и Лордом-Владетелем Форт Холда.

- Видишь, Ваксорам? - крикнул Киндан, когда они достигли начала своего пути. - Видишь, ты сделал это! Теперь ты подмастерье. Смотри, Ваксорам!

- Киндан, - тихо сказал Бемин голосом, хриплым от горя. - Мне кажется, он умер.

Глава 12.

Наша жизнь быстротечна -

Обороты, как свечи сгорают.

Время лечит,конечно,

Только память не умирает.

ФОРТ ХОЛД.

- Мы заберем его отсюда, - сказал один из холдеров, увидев, что Киндан и Бемин стоят, потерянные от шока и горя, всё еще удерживая мертвое тело Ваксорама с двух сторон.

- Давайте, мы отнесём его сейчас, - добавил другой.

- Спасибо, Джелир, - сказал Бемин, уступая свою ношу холдеру. - Отпусти, Киндан, ты сделал для него все, что мог.

- Для него - да, - согласился Киндан, оглядев длинную линию коек в Большом зале. Он пошёл обратно к Кориане, но ноги подвели его, и только быстрая реакция Бемина спасла его от удара об пол.

- Тебе нужно немного отдохнуть, - сказал Бемин, направляя его обратно к койке.

Киндан увидел двух холдеров, несущих тело Ваксорама, и покачал головой.

- Нет, я должен позаботиться о нём, - возразил он, пытаясь изменить направление движения.

- Киндан, - медленно произнес Бемин, глядя на молодого арфиста, - наш долг - помогать живым. Как это им поможет?

- Мне нужно с ним попрощаться, - умолял Киндан.

Бемин начал спорить, но передумал, - Хорошо, нопотомты немного отдохнешь.

- У меня дежурство может начаться в любой момент, - возразил Киндан.

- «Может» не значит начнётся, - ответил Бемин. - Я разбужу тебя, когда ты нам понадобишься, а до тех пор ты будешь спать.

- Только если ты потом поспишь столько же, Лорд-Владетель, - ответил Киндан.

- Я старше, поэтому мне не нужно так много спать, - возразил Бемин.

- Я моложе, поэтому мне не нужно так много спать, - парировал Киндан.

- Давай, отдадим наши последние почести твоему... нашему, - поправился Бемин, -...другу.

Поддерживаемый Бемином Киндан последовал за медленно шагающими холдерами, несшими Ваксорама к дальней стене Форт Холда и затем к огромной яме, которая когда-то была садами предков Лорда-Владетеля.

У Киндана перехватило дыхание, когда два холдера без особых церемоний сбросили тело Ваксорама в землю и оно упокоилось на вершине холма из бессчетного числа других тел. Джелир пошатнулся после броска и сам чуть не упал в братскую могилу, но Бемин вовремя протянул руку, поймав его.

- Тебе тоже нужно отдохнуть, - сказал Бемин холдеру.

- Прошу прощения, милорд, - извинился Джелир. - Он самый тяжелый из всех, кого мы отнесли сегодня, больше я не упаду.

- Отдыхай, мы позовём тебя, если понадобишься, - повторил Бемин.

- Ну вот, и еще одна ночь закончилась, - заметил другой холдер, кивая на светлеющий восток. Словно поддерживая его, Волла соскочил с плеча Киндана и медленно, скорбно пролетел над могилой.

Они еще только собирались возвращаться в Большой Зал, когда громкий шум дракона, появившегося из Промежутка, заставил их вздрогнуть. Киндан успел только понять, что всадником на нём был М'тал, как всадник сбросил четыре большие свёртка и снова исчез в Промежутке. Парашюты пакетов открылись и плавно опустили их на землю.

- Ловите! - приказал Бемин, бросаясь за самым дальним свёртком. Киндан последовал за ним, вместе с Джелиром и его напарником.

- Что в них? - спросил Джелир, поймав свою посылку. - Еда?

- Маски, - сказал Киндан, перехватив свою посылку еще в воздухе, и с волнением вскрывая её. Он взял одну маску сверху - только в его пакете было примерно пятьдесят масок, он судил по его толщине - и обернул её вокруг своего лица, завязав веревки сзади, - Они защитят от болезни, - крикнул он приглушенным маской голосом.

- Как? - спросил Джелир.

- Они предотвратят распространение болезни, удерживая наш кашель и защищая нас от других, - сказал Бемин, вернувшись к Киндану со своим свёртком и протянув свободную руку за одной из масок Киндана.

- Давайте сейчас же расскажем об этом всем, - сказал Киндан.

- Даже больным? - спросил Джелир, испуганный масштабом задачи.

- Особенно больным, - сказал Киндан. - Именно они могут передать болезнь нам.

- Но ты уже болел, - сказал Бемин. - Разве это не защитит тебя от повторного заражения?

- Не знаю, - ответил Киндан. - Возможно.

- Не собираюсь это выяснять, - сказал Джелир, схватив маску из кучи Киндана и поспешно прикрыв ею нос и рот.

- Но это же не лекарство, - пожаловался второй холдер.

- Ну, это как посмотреть, - сказал Киндан. Все взглянули на него вопросительно. - Если инфекция не сможет распространяться, новых больных не будет. Как только остальные выздоровеют…

- Или умрут, - уныло добавил Джелир.

- …круг будет разорван, - закончил Киндан.

- И сколько потребуется времени, прежде чем инфекция полностью исчезнет? - спросил Бемин.

- Не знаю, - ответил Киндан. - Похоже, требуется семидневка, чтобы опасные симптомы проявились. - он задумался. - Некоторые выздоравливают через четыре дня, другим требуется больше времени.

- Все, кто заболел, умерли через семидневку, - заметил Джелир.

- Да, - согласился Киндан. - Возможно, ты прав.

- Возможно? - спросил Бемин.

- Похоже, самые сильные страдают больше всего от этой болезни, - сказал Киндан.

- Нет, Стеннел всегда был здоров как бык, и вот он перед нами живой, - сказал Джелир, кивая на второго холдера.

- Больше всего пострадали те, кто был в расцвете сил, - согласился Бемин. - Как мои сыновья.

- И Ваксорам, - добавил Киндан. - Те, кому было от семнадцати до двадцати одного Оборота или около того.

- Может быть, и моложе, - сказал Бемин, мрачно оглядев Большой Зал.

- Мы так ничего не сделаем, болтая здесь, - сказал Стеннел и быстро зашагал к Большому Залу, на ходу разворачивая свой пакет.

- Давайте оставим эти два нераспакованными, пока они нам не понадобятся, - сказал Киндан Бемину и Джелиру. Лорд-Владетель кивнул и повернулся ко второму холдеру за подтверждением.

Внутри Большого Зала они разделились, каждый из них взял себе ряд коек и пачку масок. Koриана была первой в ряду Киндана. Она обильно потела и ворочалась беспокойно во сне; Киндану с трудом удалось надеть на неё маску, которую она тут же стряхнула, прежде чем он успел её привязать. Ему потребовалось еще несколько минут, чтобы снова надеть маску.

Следующий пациент был чуть лучше, третий был мертв. После этого Киндан медленно продвигался от койки к койке, слабея с каждым шагом. У него закончились маски, и он начал распаковывать второй свёрток, когда Стеннел догнал его.

- У меня все, - сказал пожилой мужчина, потянувшись за пачкой новых масок.

- Сколько всего людей в Зале? - спросил Киндан. - В каждом пакете пятьдесят масок.

- Здесь может быть столько и есть, - сказал Стеннел, обежав взглядом Зал. - Но по всему Холду еще тысячи.

- Самые больные находятся здесь?

Тут к ним присоединился Бемин, закончивший свою пачку масок.

- Только те, кого мы смогли найти, - грустно сказал Бемин. - Даже не могу сказать, сколько еще в своих комнатах... и сколько из них мертвых.

- Нам нужно начать вывозить мёртвых, иначе нам придётся столкнуться проблемой, намного худшей, чем эта болезнь, - сказал Киндан. - Существуют организмы, которые питаются трупами и передаются живым.

- Переведём выживших сюда, - сказал Бемин, - здесь мы сможем о них позаботиться.

- Что важнее? - спросил Стеннел, взглянув сначала на дальний конец Большого зала, затем на двери, ведущие во двор и окружающие его жилые помещения.

- И то, и другое, - одновременно ответили Бемин и Киндан и обменялись понимающими улыбками.

- Начни отсюда, - сказал Бемин, подумав мгновение. - Но сначала заполни кровати.

- Когда освобождается кровать, находить кого-нибудь, чтобы её заполнить, милорд? - спросил Джелир. Бемин кивнул.

- В вашем саду скоро не останется места, милорд, - заметил Стеннел. - Что будем делать тогда?

- Может быть, помощь придет к тому времени, - с надеждой сказал Бемин.

- Если бы это было так, почему бы ей не прийти раньше? - безнадежно спросил Стеннел.

- Не всё сразу, - сказал Киндан, разворачиваясь к своей койке. - Милорд, я, пожалуй, отдохну, раз ты настаиваешь.

- Стеннел, Джелир, один отдыхает, другой идет со мной, - приказал Бемин.

Киндан проверил Кориану, которая перевернулась на маску в бреду. Он перевернул её обратно, не дав ей задохнуться.

- Следите, чтобы они не переворачивались, - хрипло крикнул Киндан Бемину, падая на ближайшую койку. Бемин махнул в знак подтверждения и склонился над следующей койкой.

Прошло какое-то время, и Киндан проснулся. Он медленно поднялся, почти без сил, и увидел, что Бемин смотрит на него мутными глазами.

- Прошу, милорд, - сказал Киндан, вскочив с койки с подчеркнутым рвением.

- Маски закончились, - сказал Бемин. - У нас двести человек в койках и еще много по всему Холду. Мертвые... Не знаю, избавимся ли мы когда-нибудь от запаха.

- Хорошая уборка, хорошее проветривание, и останутся только воспоминания, - сказал Киндан Лорду-Владетелю ободряюще, но глаза Бемина уже были закрыты, и он мерно дышал, погружаясь в глубокий сон.

Сначала Киндан проверил Кориану, которая снова перевернулась лицом в подушку. Киндан сложил несколько подушек и одеял вместе и надёжно зафиксировал её.

Какой-то звук отвлёк его, он оглянулся и увидел Фиону, сидящую на дальней койке и с тревогой оглядывающуюся вокруг.

- Привет, Фиона, - крикнул Киндан, заставив себя улыбнуться. Застенчивая, светловолосая девочка улыбнулась в ответ. Сердце Киндана замерло, когда он увидел, что в ней пробуждается такая же красота, ка и та, которой обладала Кориана. - Ты голодна?

Фиона молча кивнула.

- Ну, что, посмотрим, что нам удастся найти на кухне? - спросил Киндан, наклонившись, чтобы взять её на руки.

- Я сама, - ответила малышка, спрыгнув с кровати и, пошатываясь, протянула ему руку. Киндан взял её и с удивлением заметил, что она не была горячей от жара, как это было… всего лишь день назад? Он наклонился и пощупал её лоб: холодный. Она выздоровела?

- Я хочу есть, - пожаловалась Фиона. Киндан встал, всё еще держа её за руку, и повел на кухню, часто останавливаясь и проверяя её состояние.

На кухне Киндан с удивлением обнаружил четырех женщин, трудолюбиво хлопотавших у очага.

- Неужели это мисс Фиона! - воскликнула одна из женщин, удивленно всплеснув руками. - Я и не надеялась увидеть тебя снова.

- Я хочу есть, - сказала Фиона.

- Ну, раз так, - безо всяких церемоний ответила женщина, - мы просто обязаны накормить тебя, не так ли? - затем она посмотрела на Киндана, наклонив голову набок. - А ты - тот мальчик, который исцеляет нас.

- Я…

- Ты, наверное, не помнишь меня, - остановила его женщина. - Где-то два дня назад я была больна, а ты подошел, вытер мне лоб и капнул немного феллиса в рот. Было горько, но боль прошла. - женщина кивнула. - Я никогда этого не забуду, целитель.

- Он целитель? - крикнула другая женщина, суетившаяся у печей. Она подошла к ним, вытирая руки о передник, и протянула одну руку ему. - Я просто хочу пожать тебе руку, сэр, за всю твою доброту.

- Но… - сказал Киндан, качая головой.

- Были те, кто оставил всякую надежду, пока не пришел ты, - продолжила она. - Я была одной из них. Потом я увидела тебя и… - она остановилась, чтобы вытереть слезы на глазах. - ты говорил так тепло, и я видела в твоих глазах, что ты хотел, чтобы я выжила. Поэтому я сказала: «Хорошо, тогда я буду жить. Я буду жить и сделаю этому парню вкусные пирожки». - она кивнула в сторону печи. - Фруктов нет, но зато мы испекли немного сладких булочек для тебя и всех остальных.

Киндан смог только молча кивнуть головой.

- Ну вот, ты пришла и смутила его, - ворчливо сказала первая кухарка, но Киндан понимал, что она просто выгораживает его.

- Спасибо, - наконец смог сказать Киндан.

- Кстати, ты не против, если мы заберём у тебя маленькую мисс? - предложила вторая кухарка и взглянула на Фиону. - Хочешь помочь нам с Ниисой печь булочки? - Фиона кивнула, широко раскрыв глаза от восхищения открывшимися перспективами.

Первая кухарка, Нииса, поманила Киндана подойти ближе, - Я не хочу добавлять еще больше неприятностей, но хлеб - это всё, что мы можем сделать сейчас, - сказала она. - И это ненадолго и, конечно, недостаточно, чтобы накормить весь Холд или то, что от него осталось.

- Я знаю, - ответил Киндан. - Больные не смогут проглотить это, для них это слишком тяжелая пища.

- Я уже догадалась, - ответила Нииса. - Они будут слабыми, как ягнята, если выздоровеют.

-Когдаони выздоровеют, - поправил её Киндан, и Нииса не стала возражать. - А что у нас с запасами?

- Слишком тяжело разобраться там без команды из десяти человек, - ответила Нииса. – Разве что бочка рыбы, но это будет почти несъедобно.

- Уж лучше, чем ничего, - заметила вторая кухарка.

Нииса поморщилась, поэтому Киндан спросил, - Ну а что будет лучше?

- Фрукты были бы лучше, но для этого сейчас не то время года, - сказала ему Нииса и нахмурилась. - Многие выздоровеют только для того, чтобы потом страдать от голода.

- Если они выздоровеют, я не позволю им голодать, - поклялся Киндан.

Нииса согласно кивнула. - Как скажешь, целитель. - и мрачно улыбнулась ему. - Мы не подведем тебя, можешь не сомневаться.

- Я рассчитываю на это, - сказал Киндан, улыбаясь пожилой женщине, слишком измученной, чтобы удивиться его командирскому тону.

- Можешь возвращаться к работе, - сказала Нииса. - Саллита или Фиона скоро подойдут с булочками.

- И кла? - с надеждой спросил Киндан.

Нииса печально покачала головой, - У нас нет коры, чтобы сварить его.

- Тогда составьте список того, что нам нужно, и добавьте к нему кла, - сказал ей Киндан.

- С таким же успехом можно добавить и летние фрукты, - проворчала Нииса, но повернулась к разделочному столу, хлопая по карманам передника в поисках карандаша.

Лучше не стало – да и не могло стать на самом деле, со всеми вновь заполненными койками и смертью Ваксорама и Килти всё стало хуже - но почему-то настроение Киндана поднялось. Возможно, виноваты в этом были теплые булочки, доставленные сюда торжествующей Фионой, стоявшей рядом с широко раскрытыми глазами, возможно, это был её застенчивый поцелуй, когда Киндан наклонился, чтобы поблагодарить её, а может, дело было в масках, благодаря которым окружающий воздух стал намного чище.

Больше людей встали на ноги. При виде их, Киндана снова поразило понимание, что болезнь убила тех, кто был в расцвете сил: выжившие были либо намного старше, либо намного моложе. Снова и снова Киндан возвращался к Кориане, он проверял температуру, вытирал лоб, менял грязные простыни и очищал её испачканную маску.

- Тебе пора отдохнуть, - сказал ему Бемин вечером, вручая еще одну булочку. Киндан укусил её, но за целый день она зачерствела, и её было трудно жевать.

- Зови меня, если я буду нужен, милорд, - попросил он, еще раз проверив Кориану, прежде чем лечь на койку поблизости от неё.

- А где Фиона? - спросил Бемин, нервно оглядывая комнату.

- Наверное, спит на кухне, - предположил Киндан. - Она помогает кухаркам.

Слабая улыбка тронула губы Бемина, - Её мать тоже любила помогать на кухне.

Киндан погрузился в крепкий сон.

Бемин разбудил его в следующую смену и устроился на ту же койку, слишком усталый, чтобы разговаривать.

Киндан проверил Кориану и не удивился, увидев, что она сняла маску. Осторожно он стал поднимать её обратно на рот и нос, но остановился, заметив, что она покрыта чем-то липким и красным. Сняв её, он забрал маску с собой и пошёл искать Стеннела, помогавшего перенести еще одно тело к могиле.

- Ты видел это? - спросил Киндан у Стеннела, сунув её ему почти под нос. Стеннел отскочил и чуть не уронил тело.

- Убери это сейчас же, - закричал Стеннел. - Я вижу это на каждом мертвеце, которого мы несём, с тех пор, как мы стали надевать маски на них. - он покачал головой. - Такое ощущение, что они кашляют своими лёгкими.

Киндан пронёс маску через всю кухню, и, ополоснув в раковине туалетной комнаты, бросил там же в котёл для кипячения. Он был удивлен, увидев там еще несколько масок.

- Мы снова их используем, - пояснила ему Нииса, когда он спросил её, вернувшись на кухню. - Ты сказал, что они помогают.

- Они предотвращают распространение болезни, - сказал Киндан. – Но не спасают тех, кто слишком болен, чтобы… - он внезапно замолчал.

- Чья это была маска? - спросила Нииса. Ее глаза округлились от страха, и она добавила, - Не Лорда Бемина?

- Нет, - сказал Киндан. - Koрианы.

- Я слышала, ты любил её, - сказала Нииса, печально качая головой. - Кажется, настало время прощаться.

Киндан печально кивнул и поспешил обратно к Кориане так быстро, как позволили ему его усталые ноги. Он обнаружил, что та лежит рядом со своей койкой, и осторожно переложил её обратно, не обращая внимания на её слабое сопротивление.

- Помоги, - пробормотала словно в бреду Кориана, садясь.

- Я это и делаю, - сказал Киндан, поднося к её губам чашку с соком феллиса. Кориана подняла руку и оттолкнула её.

- Помоги мне, - раздраженно сказала Кориана. - Не нужно сока.

- Он поможет тебе поправиться, - сказал Киндан.

- Очень больно, - ответила Кориана, с трудом открывая глаза. - Слишком ярко, - прошептала она и снова закрыла глаза.

Киндан же едва различал всё вокруг в этом тусклом свете.

- Я умираю, - сказала она, пошатываясь в своей койке. - Позови отца.

- Нет, выпей это, - настаивал Киндан, поднося снова чашку к губам. На этот раз её рука была сильна и ей удалось выбить чашку из его руки.

- Позови моего отца, - сказала Кориана, её голос звучал довольно ясно. - Нужно попрощаться. - она закашлялась, долго и трудно, и сила этого приступа заставила её согнуться вдвое от боли. Когда она снова разогнулась, перед её платья был покрыт кроваво-красной мокротой. - Не позволяй ему увидеть меня такой, - умоляла она.

Киндан схватил простыни и разложил их вокруг неё, прикрывая пятно.

- Мы должны попрощаться, - повторила она.

Киндан встал и обошёл вокруг своей койки к следующей, на которой спал Бемин.

- Милорд, - тихо позвал Киндан, тряхнув Бемина за плечо. - Милорд, твоя дочь хочет поговорить с тобой. - слезы свободно текли по его лицу, и это удивило его - он думал, что у него их уже не осталось.

- Что случилось? – испуганно вскинулся Бемин, у него никак не получалось со сна сфокусировать взгляд на Киндане.

- Кориана, - ответил Киндан, позвав его жестом за собой. - Она хочет поговорить с тобой.

- Ей нужен отдых, - сказал Бемин, откидывая голову на подушку. - Позаботься о ней.

- Бемин, она не будет отдыхать, - сказал Киндан, слёзы текли по его лицу.

Лорд-Владетель Форт Холда медленно сел, увидел слезы Киндана и взглянул на спину Корианы. Затем встал и позвал Киндана за собой, переходя на другую сторону койки Корианы.

- Я здесь, - сказал Бемин, присев перед Корианой. Она снова сидела, согнувшись от боли, и, выпрямившись, смутилась, увидев новое красное пятно на простынях.

- Отец, - медленно произнесла она, ее слова были неразборчивы от боли, - прости меня.

- Простить за что?

- Прости, что подвела тебя, - ответила она и с тоской посмотрела на Киндана. - Прости, что не смогла сделать всё, как ты просил.

- Не беспокойся, - успокаивающе сказал Бемин. - Это всё не важно.

Новый приступ кашля охватил Кориану, и она отвела руки ото рта. Бемин отпрянул назад, потянув за собой и Киндана, чтобы избежать кроваво-красного тумана, вырвавшегося из её рта. Киндану показалось, что кашель продолжается вечно, и Кориана выкашливает свои легкие. Наконец она издала страшный булькающий хрип и рухнула, сложившись вдвое. С резким криком, больше похожим на плач, Корисс спрыгнула с койки и ушла в Промежуток.

- Кориана? - позвал Киндан, присев на корточки и пытаясь обнаружить по движению груди признаки дыхания. Он оставался в таком положении долгое время, пока не убедился, что Кориане больше не испытывает боли. Но он понимал, что просто пытается обмануть себя, откладывая неизбежное признание того, что Кориана мертва - только её смерть могла заставить Кориссу навсегда уйти в Промежуток.

В какой-то момент Киндан почувствовал, что рука Бемина с дрожью сжимает его плечо. Спустя еще много времени Киндан наклонился вперед, чтобы поцеловать Кориану в последний раз, но Бемин оттащил его назад.

- Поцеловать её - значит умереть, - сказал ему Лорд-Владетель, в его голосе не было никаких эмоций. - Даже маска не спасёт.

Киндан медленно кивнул, желая в этот момент, чтобы его сердце остановилось, так сильно оно болело.

- Ты не... - дрогнул на половине фразы голос Бемина. - Ты не поможешь мне отнести её?

Не в силах сказать ни слова, Киндан кивнул и встал, жестом показав, чтобы Лорд-Владетель взял её за плечи, а сам нес её за ноги.

Когда они медленно вышли из Большого Зала, Киндан посмотрел на лицо любимой девушки и увидел, что лицо Корианы обрело покой.

Бемин не спал в ту ночь, как и Киндан. Они часами ходили среди больных, не замечая никого вокруг, и приходя в себя только тогда, когда Джелир или кто-нибудь из холдеров звал их.

В какой-то момент, где-то ближе к утру, Нииса вышла из кухни и принесла им черствые булочки и воду.

- Уголь заканчивается, - сказала она Бемину. Лорд-Владетель непонимающе смотрел на неё какое-то время, затем отвернулся.

- И остался всего один кувшин сока феллиса, - обратилась Нииса к Киндану. Тот только пожал плечами в ответ. Нииса отвернулась и убежала обратно на свою кухню.

Некоторое время спустя она вернулась с Фионой.

- Она просится к отцу, - сказала Нииса, подталкивая девочку в руки Бемину.

Бемин автоматически протянул руки и прижал малышку к груди, поддерживая одной рукой её снизу, другой за плечи. Постепенно Бемин начал трястись. Киндан сначала подумал, что Лорд-Владетель пытается укачивать свою дочь, но затем понял, что всё понял неправильно - Бемин трясся от бесшумных рыданий. Киндан встал за ним и обнял его, успокаивающе поглаживая плечи старика руками.

- Мы не выживем, - бормотал Бемин над головой своей дочери. - Мы все умрём.

Нииса испуганно ахнула и убежала.

- Нет, милорд, мы не умрём, - твердо сказал ему Киндан. - Мы выживем. И Холд, и твоя дочь тоже выживет.

- Как? - спросил Бемин, поворачиваясь к Киндану. - Откуда ты знаешь? Даёшь слово арфиста?

- Да, - сказал Киндан. - Даю слово арфиста. - он ответил без эмоций, без надежды, с одной только уверенностью, что он не подведет Лорда-Владетеля Форт Холда, отца Корианы. Он найдет способ накормить их, чтобы спасти выживших.

- С таким же успехом можно пожелать фруктов с неба, - раздраженно огрызнулся Бемин. Я не верю твоему слову.

Фрукты с неба! Глаза Киндана засветились надеждой.

- Даю слово, милорд, - повторил он. - Мое слово. У тебя будут фрукты с неба. - он бросился на кухню, а затем дальше, к сушилке, в поисках своего импровизированного барабана.

Глава 13.

Целитель, в знания твои мы верим,

Умения свои ты применяй, и силы.

Мы вместе все болезни одолеть сумеем,

Спаси нас мазями и зельями своими.

ЦЕХ АРФИСТОВ.

- Ты выглядишь таким худым, Конар, - сказала Келса, подняв глаза на мальчика-холдера, нежно промокавшего её лоб тканью. - Ты уверен, что достаточно поел?

Конар кивнул.

- Теперь ты поешь это, - сказал он ей, усадив её и положив немного каши ей в рот. Он раздобыл её на кухне, не найдя там ничего другого, пригодного в пищу.

- Но…

- Это будет справедливо, - ответил Конар, - ты вернула мне здоровье, теперь моя очередь.

Келса увидела, что спорить бесполезно, тем более, Конар положил еще ложку каши ей на язык.

- Это ужасно! - простонала она, глотая. Её горло так саднило от кашля, что глотать кашу было так же больно, как глотать горячие угли. Теперь она знала, что чувствовали драконы от старого огненного камня. Конар - пусть драконы споют ему славу - мгновенно поднёс ей чашку с прохладной водой, но холодная вода принесла почти такую же боль её горлу, как и каша.

- Еще один глоток, - сказал Конар, набрав еще одну ложку. Келса, протестуя, отвернула голову. Конар открыл рот, чтобы снова подбодрить её, но тут послышался звук барабанов.

- Киндан? - удивлённо сказала Келса. Конар кивнул, слушая сообщение.

- Фрукты? - пробормотала Келса, когда сообщение закончилось. - Где мы найдём сейчас эти фрукты?

- Он сказал Ж'трел? - спросил Конар.

- Сказал, - согласилась Келса. - Найди его и передай ему послание Киндана.

- Он занимается Друри и малышом, - сказал Конар. Синий всадник всё свое время проводил с детьми Джаленны с тех пор, как она умерла от болезни четыре дня назад. До этого только усилия Джаленны, Ж'трела и Конара помогли другим выжить. Келса не знала, сколько человек умерло: Конар отказывался ей говорить.

- Иди за ним, скажи ему, что это важно, - сказала Келса, не обращая внимания на боль в саднящем горле.

Конар ушел, двигаясь медленнее, чем хотелось Келсе. Да, он выглядел худым. Интересно, не экономит ли он на еде?

Конар притормозил, едва выйдя из импровизированного лазарета, и остановился, чтобы передохнуть и избавиться от пятен, мелькавших перед глазами. Он не ел уже несколько дней. Я меньше остальных, сказал он себе, и могу обходиться дольше без еды.

- Ж'трел, Киндан прислал сообщение, - сказал Конар, увидев синего всадника.

Ж'трел посмотрел на него, его лицо было измождено, а щёки заросли однодневной щетиной.

- Он сказал, чтобы ты достал фрукты, - сказал ему Конар.

- Фрукты? - устало повторил Ж'трел. - Это всё?

- Свежие фрукты, - сказал Конар, вспоминая сообщение и жалея, что не здорово разбирается в барабанных кодах.

- В это время года нет фруктов, - воскликнул Ж'трел, сердито мотая головой.

Конар прищурился, пытаясь вспомнить точный текст сообщения. - Он сказал:« Ж'трел, свежие фрукты, южнее Исты.

- Южнее… - повторил ошеломлённый Ж'трел. – Но там нет земли южнее… Он внезапно остановился, его

глаза расширились. Он посмотрел вдаль, за пределы комнаты, на луг, где отдыхал его синий дракон. - Талит ...

- Что случилось, Ж'лантир? - спросил К'район, Предводитель Иста Вейра, когда бронзовый всадник догнал его. К'район вернулся из облёта зараженных Холдов и был не в духе. Он поддержал предложение М'тала, потому что оно было разумным - если обитатели Вейра будут так же прорежены Мором, как и холдеры, Вейры будут просто неспособны сражаться с Нитями, когда те придут. Но у него всегда что-то болело в груди каждый раз, когда он пролетал над пустыми полями или видел, как люди беспомощно машут ему снизу.

Они делали всё, что могли, направляя некормленые стада в самодельные загоны, сбрасывая маски, о которых говорил М'тал, но этого было слишком мало и слишком поздно.

К'район стремился делать больше.

- Я только что получил весточку от Ж'трела, - сказал Ж'лантир.

- Как там дела в Цехе Арфистов?

- Он не сказал, - ответил Ж'лантир. - Он только сказал, что холдерам нужны фрукты, свежие фрукты…

- Сейчас середина зимы, где мы их найдём? - возразил К'район.

- Южнее Исты, - закончил Ж'лантир.

- Южнее? - повторил К'район, широко раскрыв глаза. - Южный континент?»

- Там всё наоборот, сейчас там лето, - заметил Ж'лантир.

- Значит и там их нет, фрукты еще не созрели, - возразил К'район.

- А помнишь, Обороты назад, перед тем, как мы встретили молодого Киндана и стражей порога, я однажды потерял мое Крыло на целую семидневку? - спросил Ж'лантир.

К'район медленно кивнул, не понимая причины внезапной смены темы разговора.

- Думаю, теперь я знаю, где они были, - продолжил Ж'лантир. - Если быть точным, когда они были.

- Чтобы накормить все холды…

- Мы можем сбрасывать фрукты, если найдём подходящий сорт, так же, как сбрасывали маски, - быстро вставил Ж'лантир.

К'район размышлял над этим всего одно мгновение, затем быстро сказал, - Так и поступим.

- Ты меня поддержишь?

- Я собирался отправить Звено драконов, чтобы как-то помочь, только у меня не было ни малейшего представления о том, что мы можем сделать, - сказал ему К'район. - Теперь появилась возможность.

Ж'лантир широко улыбнулся и собрался уходить.

- Ж'лантир, - крикнул ему вслед К'район, и бронзовый всадник и командир Крыла обернулся. - Пусть твои люди накапливают фрукты у Красной Скалы, мы вывезем их оттуда.

- Сколько? - спросил Ж'лантир.

- Всё, что есть, - ответил К'район. - Я свяжусь с другими Вейрами. - брови Ж'лантира удивленно поползли вверх. - Ты должен собрать столько, чтобы накормить весь Перн.

- И как надолго?

- Пока мы не скажем тебе остановиться, - ответил К'район, отсылая жестом бронзового всадника. - Теперь иди и займись этими злодеями.

- Я им пообещал, что разделаю их, как верров, - с улыбкой сказал Ж'лантир и восхищенно покачал головой, добавив, - Знаешь, а ведь они так и не рассказали мне, чем тогда занимались.

- Тебе еще предстоит проверить, прав ли ты, - сказал ему К'район.

- Ну, нет, - отозвался Ж'лантир, идя через всю Чашу к своему Лолант'у и забираясь на шею бронзового, - Я знаю, что я прав, Талит' выглядел слишком довольным.

И, с этими словами, бронзовый дракон и всадник прыгнули в воздух над Чашей. Лолант' взмахнул своими крыльями раз, второй, и ушел в Промежуток.

Ж'лантир тщательно рассчитал свой прыжок и прибыл как раз в момент, когда видел своё Крыло в последний раз перед тем, как они так внезапно исчезли пять Оборотов назад. Он отсутствовал, вспомнил он, разговаривал с К'районом о чем-то, возможно, еще раз жаловался на огненный камень. Он фыркнул, вспомнив этот момент.

- Ж'лантир! – крикнул ему Ж'трел, когда Лолант' приземлился в Чаше.

- Ж'трел, собери остальную часть Крыла и немедленно встреться со мной у Красных Скал, - коротко приказал Ж'лантир.

- Но...

- Не теряй времени, просто сделай это, - ответил Ж'лантир, поднимая Лолант'а в воздухе снова. В один миг он оказался в Промежутке, паря над необычным ориентиром, который служил местом встречи уже сотни Оборотов, и, хотелось бы надеяться, прослужит еще сотни.

Крыло прибыло почти сразу после него.

- Ж'лантир, - крикнул В'сог, спешиваясь, - когда Ж'трел назначил встречу с тобой здесь, я подумал, что он шутит.

- Разве это не ты сейчас разговаривал с К'районом? - спросил Ж'лиан. - Я думал, что только что видел тебя…

- Да, это был я, - прервал его Ж'лантир и жестом пригласил всех подойти ближе. - Теперь слушайте, я вернулся назад во времени…

- Назад во времени! - удивленно воскликнул В'сог. - Но драконы не могут - мы не…

- В'сог, я сказал слушать, - взревел Ж'лантир. - Я вернулся в прошлое и перенёс вас вперед во времени. Вы должны отправиться на Южный Континент, найти там лучшие фрукты, фрукты, которые могут есть больные люди, и собрать их все.

- Сколько? - спросил Ж'трел.

- Чтобы хватило накормить весь Перн, - ответил Ж'лантир.

- Как долго? - спросил В'сог, с тревогой глядя на Ж'лантира.

- Пока я не скажу тебе остановиться, - ответил Ж'лантир. - Принесите это сюда. Принесите на это же место через час и продолжайте носить.

- Но… как бытьс временем? - спросил Ж'лиан, нервно оглядываясь на остальную часть Крыла.

- А где будешь ты? - спросил В'сог.

- Я буду координировать действия остальных Вейров, - сказал Ж'лантир. - Мы должны распределить фрукты.

- Кому? - спросил В'сог.

- Я не могу вам сказать, - ответил Ж'лантир. - Придёт время, и вы узнаете.

- А до тех пор? - спросил Ж'трел.

- До этого я ничего не буду знать, - сказал им Ж'лантир. - И вы ничего не должны говорить мне.

- Парадокс времени, - предположил В'сог.

- Точно, - подтвердил Ж'лантир и посмотрел на Б'зима и Л'кала. - Я хочу, чтобы вы двое были старшими.

Два старших всадника обменялись взглядами, затем согласно кивнули.

- Когда вы всё закончите, я ничего не буду знать, - снова напомнил им Ж'лантир. - Я буду очень зол, но вы мне ничего не скажете.

- Ничего не скажем? - спросил Ж'лиан, явно растерянный. - Но почему?

- И вообще, зачем мы всё это делаем? - спросил К'над.

- Поверьте, - ответил Ж'лантир, взглянув каждому в глаза по очереди, - оно того стоит.

- Хорошо, - ответил К'над, - раз ты так говоришь.

- Южный Континент! - крикнул Ж'лиан.

- Смещаемся во времени! - добавил Ж'трел.

- Будьте осторожны, - напутствовал их Ж'лантир, затем забрался на своего бронзового дракона. - Увидимся скоро.

И, оставив своё Крыло позади, Ж'лантир и Лолант' исчезли в Промежутке. Когда они снова появились, солнце продвинулось на час дальше по небу, и верхняя часть Скалы была заполнена сетками, полными фруктов.

- Лучший фрукт, который мы смогли найти, - крикнул Б'зим, когда Лолант' приземлился на оставшемся свободным пятачке. Коричневый всадник бросил Ж'лантиру большой краснофрукт. Бронзовый всадник ловко поймал его и понюхал: запах кружил голову.

- В нём съедобно всё, даже семена, - сказал ему Ж'трел. - Кожура тоже.

- Отлично! - ответил Ж'лантир. Шелест и шум ветра позади встревожил его, и он повернулся, увидев К'района, парящего рядом на бронзовом Нидант'е. Его окружали остальные всадники Вейра, за исключением Крыла Ж'лантира. Мгновение спустя небо потемнело, это прибыли всадники Бендена, Форта и Плоскогорья.

- Прикрепите к ним парашюты, и мы доставим их прямо сейчас, - крикнул М'тал, спрыгнув с бронзового Гаминт'а и шагая к Ж'лантиру.

- Парашюты? - спросил Ж'лантир и повернулся к своему Крылу. - Возвращайтесь еще через час.

- Очень маленькие промежутки времени между нашим пребыванием здесь, Ж'лантир, - заметил Б'зим.

- Мы не проводим много времени здесь, - сказал ему Ж'лантир. Б'зим кивнул и дал команду остальным всадникам Крыла построить своих драконов.

- Куда они идут? - спросил М'тал, наблюдая за поднимающимся Крылом.

- Назад во времени, чтобы собрать больше фруктов, - ответил К'район.

- Ониперемещаются во времени? - с ужасом спросил М'тал.

- У нас нет выбора, фрукты не созревают на юге в это время года, - ответил К'район.

- С ними всё будет хорошо, - заверил Ж'лантир Предводителя Бенден Вейра.

- Почему ты так уверен? - с вызовом спросил М'тал.

- Потому что это то Крыло, которое я потерял на семидневку, - с улыбкой ответил Ж'лантир.

Глаза М'тала расширились, он вспомнил этот случай, - Итак, теперь мы знаем, куда они пошли и кто их повёл.

- Действительно, - согласился К'район и вернулся к поставленной задаче, - Как ты думаешь, сколько парашютов потребуется для этих сеток?

М'тал обратил внимание на большие грузовые сети и жестом подозвал одного из своих всадников.

- Мы должны спешить, - сказал Предводитель Бенден Вейра. - Время работает против нас здесь и сейчас.

Он повернулся к другой группе заходящих на посадку драконов и нахмурился, - Зачем они это делают, - простонал он, - ведь они могли бы сейчас сбрасывать листья феллиса. Гаминт', передай им, чтобы они распределились по Холдам и сбрасывали свёртки, которые у них есть: им не нужны парашюты, листьям удар не страшен!

Как будто услышав его рёв, четыре Крыла драконов исчезли в Промежутке, выполняя приказ.

- Это последний феллис, - сказала Нииса Киндану, вручая ему кувшин. - И булочки тоже закончились.

Солнце еще не достигло полудня.

- Спасибо, - сказал ей Киндан. Он оставил кувшин на стойке и снова вышел в сушилку белья. Возможно, он найдёт способ получить немного из Цеха Арфистов.

Он быстро отстучал своё сообщение, запросив ответа. Время шло. Он ждал. Ждал очень долго, но ответ не пришёл.

- Конар? - тихо позвал Киндан, вспомнив юного мальчика-холдера, который никогда не считал себя выше других.

Волла пристроился у него на плече, громко воркуя и уткнувшись в шею Киндана, но тот не обращал на него внимания, в отчаянии уставившись на пустой горшок.

Бемин был прав. Они все должны умереть.

Тень упала на горшок. Потом еще одна. Киндан оглянулся и увидел множество теней. Он поднял взгляд вверх и вздрогнул от неожиданности, когда почти в метре от него шумно приземлился свёрток. Не веря себе, Киндан потянулся к нему.

Листья. Всего лишь листья. Может… стоп! Это же листьяфеллиса.

- Нииса! - закричал Киндан, схватив два свёртка, и бросился на кухню. - Нииса, у нас есть еще листья феллиса!

- Что? Где ты их нашел? - спросила Нииса, когда Киндан сунул ей в руки свёртки.

- В сушилке белья, - сказал ей Киндан. – Они упали с неба.

- Упали с неба, - повторила Нииса, глядя на Киндана так, словно он сошел с ума. Затем значение его слов дошло до неё, она зажала рот руками, слезы текли из её глаз. - Всадники! Мы спасены!

- Что случилось? - спросил Бемин, привлеченный громкими рыданиями Ниисы.

- Феллис, - сказал Киндан, показывая лист Бемину. - Всадники сбросили нам феллис.

На мгновение на лице Бемина появилась надежда, но она тут же исчезла.

- Феллис поможет только умирающим, - сказал он и вернулся в Большой Зал.

Когда первые пакеты с фруктами были готовы к отправке, К'район и М'тал стали совещаться.

- Цех Арфистов? - спросил К'район.

- Нет, Ж'трел говорит, что там их осталось немного, - ответил М'тал. - Отправь их в Форт Холд.

- Ты думаешь, твой друг еще жив? - спросил К'район.

М'тал покачал головой, - Не могу сказать точно, - сказал он. - Но это была его идея, и Б'ралар говорит, что в Форт Холде всё еще видны люди, поэтому мы просто обязаны начать с него.

К'район кивнул и подал жестом команду Крылу, крикнув, - Форт Холд! - в один миг все были в воздухе и тут же исчезли в Промежутке.

- Будем надеяться, мы еще не опоздали, - пробормотал К'район. Рядом с ним М'тал мрачно кивнул, его глаза были полны печали.

Киндан не последовал за Бемином. Вместо этого он подождал, пока Нииса приготовит свежий отвар из сока феллиса, затем взял бутылку и пошёл по Большому Залу, распределяя каплю сюда, две капли туда, в зависимости от температуры, которую определял с помощью пасты из камня настроения.

Он только закончил с первой линией коек, когда Бемин и Джелир вернулись в Зал, по ним было понятно, что они относили очередное тело на могилу.

- Она почти полна, милорд, - сказал Джелир. - Слишком много, если мы не хотим, чтобы среди мертвецов копались падальщики.

- Тогда оставь тела здесь, - безучастно ответил Бемин, сразу по приходу рухнувший на койку и сидевший, склонив голову в отчаянии.

- Милорд? - удивленно сказал Джелир. Лорд-Владетель Форта не ответил. В отчаянии Джелир посмотрел на Киндана.

Киндан вздохнул и расправил плечи. Он оглянулся в поисках Фионы, но её не было видно: он смутно помнил, что видел малышку где-то на кухне.

Он опустился на колени перед Лордом-Владетелем.

- Ты не можешь сейчас остановиться, - сказал он, глядя в глаза Бемину.

- Я не могу продолжать, - ответил Бемин. - У нас нет еды, один только феллис. - он рассмеялся. - Мы можем все его выпить и не чувствовать боли. - он поднял голову, глядя прямо в глаза Киндану. - Смешай это с вином, и мы все больше не будем чувствовать боли!

- Нет, - сказал Киндан. - Сейчас не время для вина, милорд. Оставим это на потом.

- Потом? - фыркнул Бемин. - Когда я оплачу мою жену, моих сыновей, мою дочь? А ты утопишь свою печаль по любимой? Разве эта боль когда-нибудь уйдет?

- Не знаю, - честно сказал ему Киндан. - Я надеялся, ты скажешь мне это.

Бемин поморщился и покачал головой, - Мне нечего тебе сказать, арфист, - фыркнул он и сказал с кривой усмешкой. - Ты опять не сдержал свое слово, и ты это знаешь.

- Милорд?

- С неба упал только феллис, - сказал ему Бемин. - Ты был наполовину прав, согласен. - он снова фыркнул в слабом юморе. - Ты сдержал только половину своего слова, арфист.

- Я обещал тебе еду с неба, милорд, - твердо ответил ему Киндан, его голос разнёсся по всему Большому Залу. – И я дал тебе мое слово, слово арфиста.

- Арфиста! - воскликнул Бемин, сердито поднимаясь с кровати. – Да не нужны мне арфисты, мне нужны целители!

- Лорд Бемин, Лорд Бемин, скорее сюда! - закричала Нииса из глубины зала.

Брови Бемина свело, словно от боли.

- Фиона? - закричал он, затем помчался мимо Киндана на кухню. Спустя мгновение и Киндан последовал за ним.

Но дело было не в Фионе. Нииса промчалась мимо неё, с криком, - Скорее, смотри! Ты должен это увидеть!

Они выбежали на площадку для сушки белья, и Нииса показала на небо.

- Всадники! - крикнула она. - Посмотрите на них! Они пришли!

- Еще феллис, - угрюмо предположил Бемин. В этот момент один из драконов резко снизился, и с неба упал большой сверток, падение которого спустя мгновение замедлили несколько больших раздувающихся парашютов.

- Они уже сбрасывали феллис, - удивленно сказал Киндан, взглянув на медленно падающий свёрток. Он повернулся и увидел, что во двор за пределами Большого Зала падают новые и новые свёртки. Еще один упал рядом с загонами для скота за Форт Холдом.

- Это еда, - сказала Нииса, спеша к первому свёртку, упавшему на землю. - Это еда! Фрукты! - она вытащила сквозь сетку большой фрукт. - Я никогда не видела ничего подобного! - она откусила огромный кусок, сок стекал по её подбородку. – Он совсем свежий! Это чудо. - она повернулась к Бемину. - Милорд, ты должен попробовать это!

Бемин не двигался. Его глаза смотрели на Киндана.

Владыка Форт Холда, самого старого Холда Перна, медленно опустился на колени перед самым молодым арфистом Перна.

- Ты сдержал своё слово, арфист, - сказал Бемин и низко поклонился ему.

- Угощайся, милорд, - сказал Киндан, взяв один из фруктов, предложенных Ниисой. Бемин посмотрел на него и тоже медленно взял плод.

- А потом нас снова ждёт работа, - улыбаясь, добавил Киндан.

Лорд-Владетель Форт Холда медленно встал на ноги, держа в одной руке краснофрукт, откусил раз, потом другой, и улыбнулся в ответ Киндану.

- Фрукты с неба, - пробормотал Бемин изумлённо.

- У нас сегодня еще много работы, милорд, - сказал Киндан, уже торопясь действовать, и указал на сверток. – Это понадобится многим, и именно сейчас.

Бемин энергично кивнул, соглашаясь, его глаза заблестели по-новому – в них зажёгся свет надежды.

Глава 14.

Глазам своим не верю:

По небу, как и прежде,

Летят драконы Вейра,

Несут с собой надежду.

ФОРТ ХОЛД.

В то время как Бемин раздавал плоды, сначала здоровым и уже ходячим, а затем рассылал патрули, чтобы раздать их остаткам Холда, Киндан вернулся к уходу за больными в Большом Зале.

Как он и предполагал, прибытие свежих продуктов означало прибытие большего количества пациентов, недавно доставленных из дальних комнат Холда летучими отрядами, которые разослал Бемин повсюду.

Киндан работал, не покладая рук, всю оставшуюся часть дня и ночи. В какой-то момент он заснул почти на ходу, забравшись только наполовину в койку.

Спустя много времени чья-то рука его осторожно встряхнула.

- Целитель, - произнес женский голос. - Целитель Киндан, у тебя всё хорошо?

Киндан пошевелился и поднялся на постели.

- Я Мерила, - сказала женщина. - Иногда работаю акушеркой, - пояснила она. - Лорд Бемин послал меня, чтобы помогать тебе.

- Болела? - спросил её Киндан.

- Я была в дальних квартирах, - сказала Мерила. - Все остальные умерли, и я была тоже близка к этому, пока люди не принесли мне этот фрукт.

- Что ты знаешь о болезни? - спросил Киндан, поднимаясь на ноги. Он качнулся, но Мерила ловко поддержала его за плечо, помогая ему подняться.

- Немногое, - сказала Мерила. - У меня она была, но я выздоровела, а другие умерли.

- Те, кто был молод и силён, - сказал ей Киндан.

Мерила нахмурила брови, задумавшись, затем согласно кивнула. - Так и было, - согласилась она. - До сих пор такого не было. - она посмотрела на него. - Ты не знаешь, почему?

- Их легкие разрушились, - сказал Киндан. - Изнутри. Как будто их тела боролись так сильно, что они кашляли своими легкими.

- У людей двое легких, ты пытался укладывать их на один бок?

Киндан кивнул, - Я пробовал это с…- ему перехватило горло, - с…- он не мог произнести её имя, было слишком больно, -…с дочерью Лорда-Владетеля. Это не помогло.

- Всё равно нужно было попробовать, - ответила Мерила. Она бросила на Киндана пытливый взгляд и, казалось, была готова задать ему другой вопрос, но передумала. - Чем я могу помочь?

- Они вывели всех из дальних комнат? - спросил Киндан.

- Не всех, - ответила Мерила. - Ведь они только начали.

Мимо прошла группа холдеров, несущих на руках женщину, за ними следовала небольшая группа детей.

- Многие матери умрут от голода, - сказала Мерила, качая головой. - Они отдали еду своим детям.

- У нас есть фрукты, - сказал Киндан.

- На сколько их хватит? - удивилась Мерила.

- Всадники драконов не бросят нас, - заверил её Киндан.

Мерила хмыкнула и обвела рукой Зал. – Что-то я не вижу здесь никаких всадников драконов, арфист.

- Если они подхватят болезнь, они заразят обитателей своих Вейров, - объяснил Киндан. - В прошлый раз болезнь, подобная этой, распространилась по всему Перну, они поступили именно так, и понадобилось почти двадцать Оборотов, чтобы Вейры восстановились.

- Двадцать Оборотов? - изумлённо повторила Мерила. - Но Нить придет…

- Правильно, - сказал Киндан, твёрдо кивнув. - Если бы обитатели Вейров умерли от этой болезни, не было бы никакой поддержки для Вейров, и не хватило бы всадников драконов, чтобы сражаться с Нитями.

- А когда болезнь пройдет, что тогда? - спросила Мерила. – Тогда они придут?

- Кто скажет нам, что болезнь ушла? - спросил её Киндан.

- Это будешь ты, - сказала она ему. Киндан удивленно посмотрел на неё. - Ты единственный целитель, которого я здесь вижу.

- Когда закончите, займитесь конюшнями, - крикнул Бемин рабочей группе, войдя в Большой Зал со двора. - Если мы сумеем прицепить повозку, мы сможем отвезти еду вниз, а больных - сюда.

- Да, милорд, - крикнул в ответ Джелир, дав знак группе из четырех человек позади себя, чтобы те разворачивались к выходу.

Бемин увидел Киндана и, тяжело ступая, подошел к нему.

- Я не могу находиться здесь, в Холде очень много работы, - сказал Лорд-Владетель. - Справитесь здесь сами?

- Я буду помогать, - заявила Мерила.

- А Нииса будет продолжать готовить пищу, - добавил Бемин.

- Если бы у нас еще было хоть немного кла, - пробормотала Мерила.

Бемин подмигнул ей, - Могу поспорить, мы сможем найти немного коры в деревне.

- Это было бы здорово, милорд, - сказал Киндан, задумчиво размышляя о восстанавливающих свойствах напитка.

- Это будет нашей второй задачей, - заявил Бемин, - после оказания помощи больным.

Киндан согласно кивнул. Бемин развернулся, но медлил уходить, словно его что-то не пускало.

- Иди, милорд, - сказал Киндан и махнул ему рукой. - Мы справимся.

Однако, чем дальше, тем Киндану становилось все труднее и труднее "справляться". Даже раздать фрукты и феллис было необходимо более, чем двумстам пациентам, а их было всего двое: он и Мерила. Мерила смотрела через его плечо, пока он работал с первыми тремя пациентами, восхищалась пользой пасты из камня настроения, а затем начала работать самостоятельно.

Спустя какое-то время после обеда Киндан пошатнулся и упал на колени. Заметив движение, Мерила бросилась к нему.

- Приляг, - сказала ему Мерила.

- Еще остались пациенты, - возразил Киндан.

- Такой ты им всё равно не поможешь, - ответила она и указала на пустую койку. - Ложись и отдыхай.

- Разбуди меня к обеду, - приказал ей Киндан, садясь на койку, и заснул, прежде чем та ответила.

- Киндан, - послышался мягкий голос Бемина. Нос Киндана дернулся, пахло чем-то знакомым, чем-то...- У меня есть кла.

Глаза Киндана открылись, и он увидел Лорда-Владетеля с Фионой в одной руке и кружкой в другой.

Киндан сел и жадно схватил кружку. Кла был теплый и вкусный, и это было великолепно.

- Мы нашли немного, - объяснил Бемин, печально глядя на кружку. - Хватит только на пару котелков. - он склонился и поцеловал Фиону в голову, чтобы дать Киндану время насладиться его кла. - Мерила и Нииса сделали из прачечной игровую комнату, - сказал Бемин и добавил с иронией, - я еле вырвал её оттуда.

Киндан допил последний глоток кла и улыбнулся, взглянув на Лорда-Владетеля, - Как здорово! - он потянулся, не обращая внимания на боль в мышцах, и сказал. - Я не чувствовал себя проснувшимся уже…

- Две семидневки или около того, - закончил за него Бемин, пожав плечами. - Я и сам уже потерял счет времени.

- Время, - повторил Киндан, его мысли все еще были неясными и рассеянными. Кла был изумительным, но он не мог полностью излечить несколько недель бессонного труда. Что же важное он упустил насчет времени? Что-то сказала Мерила, размышлял Киндан, и это что-то было связано с временем.

- Я должен идти в Цех Арфистов, - внезапно сказал Киндан.

Бемин посмотрел на него непонимающе.

- Никто не ответил на барабаны, - объяснил Киндан. - Им, должно быть, еще хуже, чем нам. - он попытался встать, но ноги его не слушались. Он посмотрел на Лорда-Владетеля Форт Холда. - Не мог бы ты дать мне руку, милорд?

Бемин тяжело вздохнул, - Нет, - устало сказал он. - Тебе нужно отдохнуть.

- Но онинуждаютсяво мне! - возразил Киндан, снова пытаясь подняться. Бессильно, он схватился за края койки и упал на колени, пытаясь оторваться от пола, но его руки были не сильнее его ног.

Бемин махнул рукой на него, - Да ты даже сам стоять не можешь, парень, чем ты сможешь им помочь?

Киндан покачал головой, - Это мойдолг, - прошептал он, сил не оставалось даже на то, чтобы заплакать.

- Киндан, - крикнула Мерила из глубины Большого зала. - Риалла ушла.

- Бедные дети, - тихо простонал Бемин, крепко прижав Фиону к груди.

- Я сам поговорю с ними, - сказал Киндан и снова подал руку Бемину. - Помоги мне встать.

Вздохнув, Бемин наклонился и помог ему подняться с пола. От него ничего не осталось, только кожа и кости, размышлял Лорд-Владетель и решил, что есть какая-то ирония судьбы в том, что все в Форт Холде полагаются на знания и умение высокого, худого парня без рода и племени. - Когда закончишь с ними, обязательно ляг и отдохни, - приказал он.

- Я не могу, - ответил Киндан. - Я должен идти в Цех Арфистов.

- Ты можешь идти, только держась за мою руку, - напомнил ему Бемин.

- Но никто там не может ответить на барабаны, - сказал ему Киндан.

- Дружище, - медленно начал Бемин, содрогнувшись от одного вопроса, - а что, если там просто некому ответить на барабаны?

- Тогда мы должны убедиться в этом, - твердо ответил Киндан. - Мы должны сообщить об этом остальным, Предводителям Вейров…

Бемин прервал его, презрительно фыркнув, - Обитатели Вейров Перна находятся в безопасности высоко в своих жилищах. Но они не могут прийти и ухаживать за нашими полями, собрать зерно, позаботиться о наших больных.

Киндан переместил свой вес, сильнее опираясь на Бемина, и свободной рукой вытер пот с лица.

- Раз они не могут прийти, будем выживать сами, - горячо заявил он.

- Если мы выживем здесь, в этом Холде и этом Цехе, это будет только благодаря тебе, - сказал Бемин. Он опустил взгляд вниз и увидел только макушку Киндана. - Сделай это, и у тебя будет всё, о чем ты попросишь.

Удивленный, Киндан поднял глаза на Лорда-Владетеля. - Ты ведь знаешь, чего я больше всего хотел на Перне.

Тень улыбки скользнула по губам Бемина, - Ни один человек не был бы более горд, чем я, если бы ты назвал меня отцом.

Воодушевлённый этими словами, Киндан нашел в себе силы идти самому и даже удлинить шаг.

Опустившись на колени рядом с двумя детьми, непонимающе смотревшими на тело своей матери, Киндан повернулся к Мериле и сказал, - Приготовь что-нибудь из еды, после этого мы пойдем в Цех Арфистов.

Он взглянул на Бемина и сказал, словно извиняясь, - Я не могу отдыхать, пока не узнаю.

Бемин тяжело вздохнул, но опустил руку на плечо Киндана и сжал его, - Я пойду с тобой.

Киндан благодарно кивнул, затем обратил свое внимание на детей Риаллы. Глубоко вздохнув, он поймал взгляд младшего, Эрнина, затем Эрилы.

- Ваша мать не хотела оставлять вас, - тихо сказал он, взяв их за руки. - Она была очень смелой и боролась столько дней, сколько могла.

- Она сражалась? - спросил Эрнин, глядя на неподвижное тело матери. - Она сражалась с болезнью?

- Да, сражалась, - подтвердил Киндан. - Но она была одновременно очень слабой и очень сильной.

- Болезнь победила маму? – снова спросил Эрнин, его глаза блестели от слёз. Киндан печально кивнул. Эрнин сжал губы в отчаянии. – А может мама сыграть заново?

- Нет, дружок, боюсь, что не может, - сказал Бемин. - Она ушла, как моя Леди Саннора.

- Она умерла? - спросила Эрила, переводя взгляд с Киндана на Бемина.

- Да, - тихо ответил ей Киндан. - Но она попросила нас присмотреть за вами, и мы пообещали ей, что сделаем это.

Ему было трудно говорить, поэтому он продолжил только спустя время, - Лорд Бемин и я, мы позаботимся о вас.

- Я хочу пойти с мамочкой! - заревел Эрнин.

- Это самый лёгкий путь, - шепотом сказал Бемин мальчику. – А ты выглядишь сильным. Принимаешь вызов?

Эрнин долго смотрел широко раскрытыми глазами на Лорда-Владетеля, пока его сестра не толкнула его, прошипев, - Отвечай Лорду-Владетелю!

- Да, милорд, - ответил ему Эрнин.

- Язнал,что ты примешь вызов! - ответил Бемин твердо кивнув. - Мне нужно, чтобы вы двое нашли дорогу в игровую комнату, вы найдете её по шуму. Там есть и другие, принявшие вызов. - Бемин указал на дверь. - Идите!

Дети поспешили на кухню, а Бемин печально покачал головой. Он подождал, пока те не скрылись из виду, затем подал знак двум холдерам подойти и забрать тело Риаллы.

Затем повернулся к Киндану, на его лице была написана решимость, - Хорошо, арфист, идем в твой Цех.

Он прижал Киндана к себе, и они вместе вышли из Большого Зала Форт Холда по спуску, ведущему в долину и на дорогу к Цеху Арфистов.

Первый же взгляд на Цех Арфистов, увиденный впервые почти за три недели, затопил сердце Киндана отчаяньем. Всё вокруг выглядело заброшенным, пустынным, совсем не похожим на вечно бурлящий шумный центр обучения и искусств на Перне.

Но самым страшным оказались огромная куча земли и еще большая яма, которые он увидел прямо у входа в Цех Целителей, расположившийся в скалах правее и дальше Цеха Арфистов. Рядом с ними трудился синий дракон. Киндану потребовалось всего мгновение, чтобы увидеть, что делает дракон, и его сердце почти остановилось. Синий Талит' Ж'трела мягко переносил тела в передних когтях и опускал их в яму. Он увидел рядом еще одну яму, уже заполненную.

Он ускорил шаг неожиданно для Бемина.

- Волла, лети вперёд и скажи им, что мы идем! - крикнул Киндан своему файру. Маленький бронзовый сделал быстрый круг в небе, затем ускорился, громко прощебетав что-то синему дракону и исчез в дверях Цеха Целителей.

- Там осталась корзина с фруктами, - крикнул Киндан, сойдя с мощеной дороги.

- Пусть дракон заберёт их, - ответил Бемин, возвращая его на дорогу. - Мы сможем переправить её позже. Сначала мы должны увидеть…- он замолчал, не желая заканчивать фразу.

Когда они шли вдоль стены Цеха Арфистов, из долины подул свежий ветер, принеся с собой знакомый запах смерти и разложения.

- Мы пришлём сюда отряд, как только сможем, - пообещал Бемин.

- Нет, мы сделаем это сами, это наш долг, долг арфистов, - ответил Киндан.

- Нет, как Лорд-Владетель, я заявляю тебе, что это сделает Форт, - сказал ему Бемин и тихо добавил, - Это моё решение и дело нашей чести.

- А я уж подумал, что ты просто не доверяешь арфистам, - выпалил Киндан, не подумав о том, что сейчас сказал. Он тут же пожалел об этом, но Бемин рассмеялся и отмахнулся.

- Ты прав: яне доверяларфистам, - согласился Бемин, кивнув Киндану. - Но теперь, когда ты достал фрукты с неба, мне пришлось пересмотреть своё отношение. - он сделал паузу. – Позволь нам самим очистить Цех Арфистов, - попросил он. - Ты не должен иметь дело с этим ужасом.

- Хорошо, - сказал Киндан. Он поднял голову и прямо посмотрел в глаза Бемину. – Спасибо, Лорд-Владетель.

Бемин собирался ответить, но резко осёкся, увидев, что Волла вылетел из входа в Цех Целителя, пища от ужаса, его глаза светились красным.

Киндан и Лорд-Владетель Форт Холда вместе шагнули внутрь.

Всего мгновение потребовалось им, чтобы глаза привыкли к тусклому свету. И ровно столько же, чтобы их ноздри почувствовали запахи смерти: запах умирания и болезни.

Киндан вошёл в двери и направился в лазарет.

- Волла, - тихо позвал он, - отыщи мне Ж'трела.

Ряды кроватей в лазарете были полны тел. Сердце Киндана провалилось.

- Там какое-то движение, - сказал Бемин, поворачиваясь налево, к окну.

Киндан бросился мимо него.

- Кинда'? - спросил молодой голос, и Киндан увидел Друри, сидевшего на полу с малышом Джасси на коленях.

- Друри? - воскликнул Киндан. Молодой истанец выглядел уставшим, истощённым, но это было не страшно.

- Кинда'! - закричал Друри, и его лицо расплылось в улыбке.

- Тсс! - внезапно сказал Бемин. - Я что-то слышу

Шум доносился из глубины комнаты. Это был, скорее, шорох. Киндан повернулся, чтобы найти его источник, но Бемин первым нашел его.

- Здесь, - тихо позвал он, стоя над койкой. Затем опустился на колени и протянул руку. - Она еще жива, - сказал он спустя мгновение.

Это была Келса. Ее щеки впали, и вся она выглядела как фигурка из прутиков, выложенная на песке.

- Я слышала барабаны, - сказала Келса. - Конар, где он?

Шум отвлек их, в комнату вошел когда-то хорошо сложенный, но изможденный мужчина и увидел эту картину.

- Ж'трел, всадник синего Талит'а, - сказал всадник, коротко кивнув Бемину.

- Ты справлялся со всем этим сам? - с удивлением и трепетом спросил Бемин.

- Нет, - сказал Ж'трел, печально качая головой. - Паренёк, один из учеников, помогал мне до вчерашнего дня. – он мотнул головой на улицу и кучу земли. - Талит' положил его с остальными.

- Конар? - спросил Киндан. - Барабанщик?

- Да, это был он, - совсем без эмоций подтвердил Ж'трел. Он наклонился ближе к ним и продолжил тихо, так, чтобы слышали только они. - Он почти не ел, чтобы спасти остальных.

- Сколько их здесь? - спросил Киндан, настолько убитый горем, что не мог представить, что ему могло быть еще хуже.

- Пятеро или шестеро в этой комнате, и, может быть, вдвое больше в следующей, - ответил Ж'трел и грустно обвёл взглядом комнату.

- Я пришел сюда, чтобы вывести оставшихся в живых.

- Мы поможем, - сказал Бемин.

- Начнём с живых, - сказал Киндан и склонился к Келсе. - Всё хорошо, мы здесь, мы забираем вас обратно в Холд, у нас есть еда, и вы все выздоровеете.

- Киндан, ты жив! - зарыдала Келса, с неожиданной силой хватая его за руку.

- А Нонала? Верилан? - с надеждой спросил её Киндан.

- Они там, - сказала Келса, указав сначала на койку рядом с собой, затем напротив.

Киндан почувствовал, что его настроение поднялось - по крайней мере, хоть кто-то из его друзей выжил.

Он услышал шум из койки Ноналы и увидел, что та умоляюще смотрит на него. Развернувшись к ней, юноша взял её за руку и сказал, - Всё в порядке, помощь пришла.

Её губы были сухими, горло тоже пересохло. Она подозвала его поближе и прошептала, - Ваксорам?

- Подмастерье Ваксорам не справился с болезнью, - сказал Киндан, качая головой, его глаза были полны слёз.

Нонала закрыла глаза и отвернулась. Затем повернулась и снова открыла их. - Подмастерье?

- Он обошёл столы, - сказал Киндан, и её глаза расширились. - Ваксорам сказал, что, возможно, тогда он будет достоин. И еще он сказал, что любит тебя.

Нонала застонала и снова отвернулась.

- В Большом зале воздух лучше, - сказал Бемин, глядя на Ж'трела. - И у нас есть игровая комната для детей. Сможет ли Талит' унести несколько больных за раз?

- Он перевезёт всех по очереди, - решительно заявил Ж'трел.

- Хорошо, давайте прямо сейчас и начнем, - сказал Бемин, кивнув всаднику. - У нас есть еда и всё необходимое, кроме кла.

- Должно остаться немного в кладовых, - сказал Киндан. - Я заберу весь. - он повернулся к Келсе. - Мы вывезем вас отсюда. - затем подошел к кровати Верилана и повторил сообщение, но молодой архивариус крепко спал.

Когда Бемин и Ж'трел начали выводить пациентов из лазарета, причем, первыми вывели на свежий воздух и солнечный свет Друри и Джасси, Киндан приготовился к еще одной трудной задаче.

- Ты хоронил Мастера Леннера? - спросил Киндан у синего всадника.

- Да, - ответил Ж'трел, морщась. - Он подхватил эту заразу на восьмой день и прожил еще три.

- Он должен был делать заметки, - сказал Киндан с надеждой.

- Если он их и делал, их не было при нём, - ответил Ж'трел. - Я проверил.

Киндан кивнул, избавившись от худшего из своих страхов - что записки были похоронены вместе с Мастером-Целителем.

- Для чего они тебе нужны? - спросил Бемин.

- Леннер должен был делать подробные заметки, которые могут помочь нам понять эту болезнь и как долго она длится, - сказал Киндан, направляясь к кабинету Мастера. Он находился в глубине, в комнате, слишком темной, чтобы увидеть что-то, кроме теней. Он проверил стол, но не нашел ничего. Неужели, Леннер сдался болезни слишком быстро и не успел сделать какие-либо записи? Киндан покачал головой, вспоминая, как Мастер-Целитель говорил о важности подробных записей, когда бы он не посещал Архив.

Архивы!Вдруг осенило Киндана. Верилан!

Киндан быстро вышел из кабинета и вернулся в лазарет, как раз в тот момент, когда Бемин тащил Верилана на спине.

- С ним было что-нибудь, милорд? - спросил Киндан Бемина, проходящего мимо.

- Мешок, полный записей, - сказал Бемин. - Но мы всегда сможем забрать их позже.

Киндан вернулся в лазарет и отыскал мешок. Вытащив его на свет, он наугад вынул листок - почерк Леннера был легко узнаваем. Мастер-Целитель, должно быть, понимая свою участь, спрятал свои Записи с Вериланом.

Развивая свою мысль, Киндан понял, что Леннер, наверное, догадался, что дети с большей вероятностью, чем другие, смогут пережить болезнь. Возможно, Леннер разгадал и другие секреты, прежде чем болезнь забрала его.

- Мы заберём первую партию, - сказал Бемин, поднимаясь на Талит'а вслед за Ноналой, Келсой и Вериланом.

- Я хочу предупредить Джелира и устроить их. Потом мы вернемся за тобой и остальными.

Киндан кивнул, улыбаясь Друри, пристально смотревшего на большого синего дракона. В ответ на беззвучную просьбу Киндана, Волла подлетел ближе и развлекал Друри и Джасси своими трюками и фигурами высшего пилотажа, в то время как Талит' поднялся в воздух и преодолел короткое расстояние до огромного двора Форт Холда.

Синий дракон вернулся довольно скоро со Стеннелом, второго холдера Киндан не узнал. Втроём мужчины в одно мгновение загрузили Киндана, его записи, Джасси и Друри.

- Я скоро вернусь, - пообещал Стеннелу Ж'трел.

- Ну, а мы пока начнем, - ответил Стеннел, повернувшись к своему товарищу, и пробормотал, - Ты смотри… Всадник помогает нам!

- Побольше бы таких, - печально ответил тот.

Сидевший перед Кинданом Ж'трел фыркнул, словно соглашаясь.

- Ты же знаешь, почему они не могут помогать, - сказал ему Киндан.

- Я-то это знаю, дружище, - крикнул ему в ответ Ж'трел через плечо. - Но это не значит, что я не понимаю, что чувствуют холдеры.

Киндан согласно кивнул. Пришла самая страшная болезнь, когда-либо разорявшая планету, а все Вейры Перна, казалось, бездействовали. Но у Вейров была своя задача: им предстояло сражаться с еще большей угрозой.

- Они поймут, когда придут Нити, - успокоил Киндан Ж'трела.

- Если они еще живы, - с горечью ответил синий всадник.

Глава 15.

О,всадник идракон,пытайтесь,

Хранить в душе своейнадежду крепко.

Дракон и всадник, только не сдавайтесь,

Спасайте Перн и дело ваших предков.

КРАСНАЯ СКАЛА.

- Никаких признаков жизни в Холдах Бенден, Долина, Брум и Залив, - докладывал Командир Крыла Л'тор. - Что-то из фруктов было съедено в Развилке, Керуне и Равнинном. Замечены признаки жизни в Лемосе и Битра Холде.

- Очень хорошо, - вздохнул М'тал. - Наверное, есть еще много крошечных холдов, но мы не знаем, как их отыскать.

К'район, Предводитель Иста Вейра, услышал разговор.

- Я думаю, что знаю способ помочь вам, - сказал он, попросил своего дракона вызвать Ж'лантира, и бронзовый всадник тут же появился. Л'тор и М'тал обменялись удивленными взглядами, не понимая, чем может помочь Командир Крыла Исты в вопросе, касающемся Бенден Холда.

- Это же ты заставил свое Крыло тренироваться на всех опорных точках Перна, когда те не рассказали тебе, где они пропадали? - спросил К'район у Ж'лантира.

- Ну да, - ответил Ж'лантир, непонимающе глядя на К'района. - И, что странно, им это, похоже, понравилось.

- Думаю, мы знаем, почему, - сказал ему К'район. - Они у тебя сейчас не заняты, не так ли?

- Было бы неразумно держать их здесь, - согласился Ж'лантир, указывая на всадников своего Крыла, которые только вынырнули из Промежутка с очередным жизненно важным грузом свежих фруктов с Южного Континента.

- Можешь ли ты передать им нашу благодарность и направить их в Вейры Бенден, Телгар, Форт и Плоскогорье, чтобы они послужили проводниками?

- Я-то могу, - с сомнением ответил Ж'лантир, - но я не уверен, что Д'ган захочет...

- Забудьте о Телгаре, - сказал М'тал, качая головой. - Д'ган ясно дал понять, что сам справится с этим.

- Что означает, что твои Крылья тайком крадут его еду, - проницательно угадал К'район.

М'тал улыбнулся, - А Б'ралар с запада.

К'район с горьким выражением лица сердито покачал головой, - Интересно, за что его дракон когда-то выбрал именно этого всадника?

- Он просто сейчас так же напуган, как и все мы, - сказал М'тал. - Не могу оправдать его действия, но могу понять их причину.

- Посмотрим, как будут обстоять дела, когда придет время собирать десятину, - ответил К'район, представив, как холдеры Д'гана в отместку за отсутствие помощи откажут ему в десятине. Он повернулся к Ж'лантиру. - В любом случае, пусть твои бездельники поработают.

- Будет сделано, Предводитель, - кивнул Ж'лантир, его движения из-за недостатка сна и частых прыжков во времени были неуверенными.

- С ним всё будет хорошо, - сказал К'район в ответ на обеспокоенный взгляд М'тала.

- А с его Крылом?

- Ну, - задумчиво сказал К'район, - с ними тоже, потому что они всё еще здесь. – оторопевший М'тал застыл, а Предводитель Иста Вейра засмеялся. - Если бы у них были какие-то проблемы в прошлом, их бы не было сейчас, не так ли?

- Ты имеешь в виду, что они не существовали бы в настоящем, если бы умерли в прошлом, да? - сказал М'тал после долгих размышлений.

- Точно, - согласился К'район.

- Это еще одна причина, по которой мне не нравятсяпрыжки во времени, - пробормотал М'тал про себя.- Их невозможно объяснить.

К'район сочувственно хмыкнул.

- Кстати, - продолжил М'тал, - должно быть ограничение на количество фруктов, которые мы можем забрать с Южного.

- И на то, как долго мы можем так работать, - согласился К'район, когда из Промежутка появилось еще одно Крыло, чтобы загрузиться очередной партией фруктов.

- Два дня? – предположил М'тал, - Или три?

Рядом с ним мрачный К'район согласно кивнул.

Нииса выхватила Друри и Джасси из рук Киндана сразу же, как только он вернулся.

- Янира позаботится о них, - сказала Нииса. - Вся игровая комната у неё под контролем.

Киндан остановился, разглядывая Большой Зал. Что-то здесь изменилось. Зал выглядел намного светлее, и вдоль рядов коек сновали группы людей.

- Я придумала, как готовить сок из этих фруктов, - сообщила ему Нииса. - Мы кормим им самых тяжелых, вливая прямо в глотку. - она нервно потёрла руки и поморщилась. Затем её лицо прояснилось. - Зато остальных, которые идут на поправку, мы кормим смесью сока и мякоти.

Она с волнением взглянула прямо в глаза Киндану, - Как ты думаешь, всадники еще долго будут приносить нам еду?

Киндан покачал головой.

- Хотя, вряд ли это поможет, если мы в скором времени не поставим людей ухаживать за стадом, - сказала Нииса. - Или если окажется, что зерно в бункерах заражено вредителями.

- Мы обязательно придумаем что-нибудь, - сказал Киндан.

- Кстати,мнекажется, тебе стоит немного отдохнуть, - твердо сказала Нииса. - То же самое я сказала и Лорду-Владетелю. - она мрачно покачала головой. - Я понимаю, что и мои силы не беспредельны, но все знают, что вы вдвоём тянете на себе весь Холд без отдыха – это уже за пределами человеческих возможностей.

- Мне предстоит еще и эта работа, - ответил Киндан, прижимая мешок к груди.

- И как ты собираешься это сделать? - требовательно спросила Нииса.

- Шаг за шагом, миг за мигом, - сказал ей Киндан, мысленно салютуя духу Ваксорама. - Сейчас мне нужно место для чтения.

- Тогда можешь подняться наверх, в комнаты Лорда-Владетеля, - сказала ему Нииса. - Джелир сказал, что там убрались, и теперь в них можно жить. Лорд Бемин лично сказал, что ты должен занять первую комнату справа. - она направила его в глубину Большого зала, указав на лестницу, возвращаясь к себе на кухню. - Хотя бы дашь отдохнуть своим ногам, пока читаешь, и не переживай, если заснёшь.

- Нет времени для этого, - ответил Киндан, поднимаясь по длинной извилистой лестнице.

- Нет времени! - ругнулась Нииса, качая головой, когда тот исчез из поля зрения. - Совсем, как Лорд-Владетель.

В тот момент, когда Киндан ступил на богатое ковровое покрытие коридора, ведущего в покои Лорда-Владетеля, он почувствовал чьё-то странное присутствие. Это не была сущность Леди Санноры, Баннора или Семина; это было больше похоже на то, что рядом присутствовали жившие здесь сотни Оборотов Лорды и Леди-Владетели. За все эти Обороты сколько жизней было здесь прожито, сколько смеха звучало, сколько было пролито слёз? Это было ощутимо и, хотя не вызывало тяжелых мыслей и определённо не было гнетущим, всё же чувствовалось.

Первая дверь справа была открыта, словно приглашая войти. Киндан шагнул в дверной проем и остановился. Это былаеёкомната.

В комнате, украшенной розовыми и золотыми цветами, были видны признаки присутствия Леди Санноры, а также мелкая галька и полированные камни, явно принадлежавшие Кориане. Стоял большой рабочий стол, на котором лежали листы бумаги, многие с едва читаемыми надписями - Кориана была отправлена в Цех Арфистов, чтобы, кроме всего прочего, улучшить свой почерк.

Он отодвинул мягкое кресло, внезапно почувствовав себя неловко в своей изношенной и грязной одежде. Оглянувшись вокруг, он отыскал маленькое полотенце для рук рядом с недавно заполненным умывальником и постелил его на мягкое сиденье, прежде чем сесть в кресло.

Медленно, осторожно, нежно, благоговейно, он отложил бумаги Корианы в сторону. С такой же осторожностью он раскрыл мешок и вынул записи Леннера.

Свет в комнате был хороший, умело направленный зеркалами из холла и от потолка сверху. Под рукой была удобно расположена корзинка светильников, которые были выключены, чтобы сохранить энергию, но готовы к использованию, когда наступит ночь.

Киндан рассортировал записи Леннера в хронологическом порядке и начал читать. Сначала это были обычные ежедневные записи целителя, занимающегося своим ремеслом, записи о порезах и рецептах отваров. Затем тревожные ссылки на различные отвары, применяемые при простуде и помогавшие в прошлом, и, наконец, первое упоминание о смертях.

Киндан понял, что плачет, только когда слёзы стали смывать чернила на странице, а он не мог этого допустить. Он вытер глаза руками и вернулся к работе, но обнаружил, что у него в глазах всё расплывается. Он попытался сфокусировать взгляд и начал заново.

Он не почувствовал, как заснул, не слышал, как Бемин вошёл в комнату, и не проснулся, когда Лорд-Владетель переодевал его и перекладывал в кровать.

Ему снилась Кориана, он ощущал запах её волос. Ему казалось, что они снова лежат вместе в общежитии учеников в Цехе Арфистов. Он проснется через мгновение…

Он открыл глаза. Была ночь. Корианы не было рядом с ним. Он лежал в постели, которая была намного больше и мягче чем любая, в какой он когда-либо был. Потом он всё вспомнил. Кориана была мертва, он был в её комнате, запах её волос, наверное, исходил от её подушек.

Он нервно заворочался, напрягшись и приготовясь выпрыгнуть из кровати. Как он сюда попал? Что скажет Лорд Бемин?

- Простыни должны были поменять, - голос Бемина прозвучал из дверного проема, и Киндан увидел его в тусклом свете светильника. - Спи.

- Но…

- Это маленькая и совершенно недостаточная благодарность за всё, что ты сделал, - сказал ему Бемин. Его голос смягчился, и он задумчиво добавил. - Кроме того, это напомнило мне, как я укладывал Баннора в постель, когда тот засиживался допоздна. - он собрался уходить, но вдруг обернулся. - Так что, будь добр, порадуй меня.

Киндан кивнул и отвернулся. Прошло много времени, прежде чем он снова уснул, но когда это произошло, ему приснилось, что Кориана смеется и танцует на летнем лугу.

Смех Корианы растаял, а запах её волос сменился резким, более пряным запахом, который разбудил Киндана. Кла.

- Уже полдень, - крикнул Бемин от двери с подносом в руках. - Я бы, конечно, позволил тебе поспать подольше, но…- он оборвал себя, поставив поднос на тумбочку, и пододвинул для себя стул.

- Что-то случилось, милорд? - спросил Киндан, садясь на кровать и чувствуя какую-то неправильность в том, что он лежит в постели, в то время, как Лорд-Владетель уже давно на ногах, еще одна странность была в том, что он не чувствовал неудобства, лёжа в постели Корианы в присутствии Бемина. И это было не потому, что Лорд-Владетель уложил его туда, дело было в том, что Киндан чувствовал, что Бемин рад видеть его там.

- Пей и ешь, пока я говорю, - сказал Бемин, вручая Киндану кружку с кла. Тот взял кружку, кивнув в знак благодарности. Бемин вздохнул и продолжил, - Форт Холд был домом для более, чем десяти тысяч холдеров, пока не пришла болезнь. - он указал на могилу внизу. - Я полагаю, мы похоронили более тысячи, и, вероятно, столько же тел еще не обнаружено. - Киндан серьезно кивнул. - Это значит, у нас осталось около шести тысяч…

- Милорд? Конечно же, ты хотел сказать восьми. Два вычесть из десяти остаётся восемь, - почтительно сказал Киндан.

- Еще две тысячи умрут от голода или болезней, вызванных Мором, - ответил Бемин. - Нам требуется, как минимум, три тысячи здоровых людей, чтобы обеспечить наши основные потребности, и мы нуждаемся в них каждый день. Больше половины Холда всё еще восстанавливается после этой болезни - не хватает рук, чтобы поддерживать жизнь Холда, пока остальные не восстановятся.

Киндан побледнел: он не осознавал до этого, что опасность никуда не делась. Он не сомневался, что Бемин не ошибся в цифрах: если у него было лишь смутное представление о работе крупного Холда, у Бемина был практический опыт.

- А фрукты?

- Их хватит еще на несколько дней, - согласился Бемин и уныло продолжил. – Но этого недостаточно, чтобы добывать уголь, очистить от заразы жилища, заниматься кухней, снабжать мясом, очистить силосы, проверить домашний скот.

- Если этого не будет, что произойдет?

Бемин покачал головой, - Я уверен, что Холд выживет, но я не могу быть уверен, что еще тысячи не умрут до конца зимы. - он сделал паузу и затем добавил, - и это не только в Форт Холде: все Вейры и Холды Перна, скорее всего, примерно в таком же положении.

Лорд-Владетель раздраженно встал и начал расхаживать по комнате, - Прости, что рассказал тебе всё это. - извинился он перед Кинданом. – Просто, после того, как мы столько испытали с тобой вместе, мне показалось, что ты должен это знать.

- Я понимаю, милорд, - ответил Киндан. - И благодарен тебе.

- За что? - удивленно спросил Бемин.

- За то, что обращаешься со мной, как со своим сыном.

Лорд-Владетель остановился, повернувшись к Киндану, покраснел и молча кивнул. В этот миг они не нуждались в словах: Киндан чувствовал доверие и веру Бемина в него; Бемин знал, что Киндан принимает как привилегии, так и обязанности, связанные с его предложением.

После короткой паузы Киндан поднялся с кровати, аккуратно разгладил покрывало и огляделся вокруг в поисках одежды.

- Я отправил её в стирку, - сказал Бемин. - Хотя, возможно, ты захочешь, чтобы твою одежду уничтожили. - он бросил взгляд на сверток, лежавший на краю кровати. - Баннор был намного крупнее тебя, но Кориана любила одеваться по-мужски, когда это допускалось приличиями, так что я подумал, что тебе может подойти её одежда. - его рот скривила судорога гримасы боли. - Боюсь, только, это будут цвета Форт Холда, а не синие одежды арфиста.

Киндан почтительно провел рукой по ткани и сказал, - Для меня это большая честь. - затем огляделся. - Но я испачкаю одежду.

- Ванна там, - сказал Бемин, указав на дверь. - Вода, правда, только тёплая.

- Тёплой мне будет вполне достаточно, - бодро сказал Киндан, осторожно взяв одежду и направившись в ванную.

У него ушло больше времени, чем он обычно тратил на помывку, но, поскольку вода скоро стала холоднее, он провёл в душе, в первый за много семидневок раз, меньше времени, чем надеялся. В итоге, тем не менее, он стал чистым и свежим настолько, насколько может быть человек, который так долго был без купания. Он закончил свой туалет и с удовольствием обнаружил, что старая одежда Корианы почти полностью ему подошла.

Когда он вернулся, Лорд Бемин всё еще ждал его, только теперь он снова сидел и ел булочку. Он пригласил Киндана посидеть с ним, и они ели и пили в дружеском молчании. Наконец, Бемин указал на записи на столе и вопросительно приподнял бровь.

- Я заснул прежде, чем закончил читать, - с сожалением объяснил Киндан.

- Думаешь, там есть что-то ценное? - вежливо спросил Бемин, хотя весь его вид говорил обратное.

- Я не узнаю, пока не закончу, милорд, - ответил Киндан.

- Ну, хорошо, - кивнув, сказал Бемин. - Пожалуйста, не задерживайся, они требуют твоего присутствия там, внизу. - он улыбнулся. - Похоже, большинство в Холде считает, что я не справляюсь без тебя.

- Гнусная клевета, не верь им, - ответил Киндан, улыбнувшись в ответ.

Бемин, к его удивлению, только добродушно засмеялся. Затем встал и шагнул к двери, обернувшись, чтобы сказать, - И всё же, не задерживайся, если сможешь. Скажу серьёзно, я ценю твою мудрость и твоё общество.

- Я приду сразу, как только закончу, - пообещал Киндан.

Бемин снова серьезно кивнул и быстро зашагал по коридору. Его шаги медленно затихли на большой винтовой лестнице, оставив Киндана один на один с чьим-то жутким присутствием.

Он вернулся к письменному столу и принялся за чтение, стараясь разобрать каждое слово, написанное покойным Мастером-Целителем.

Два часа спустя у него было больше вопросов, чем ответов. Он обыскал весь стол в поисках обрывка бумаги и, наконец, от безысходности, перевернул один из старых черновиков Корианы и начал делать заметки.

Первые симптомы. Первый заболевший. Первая смерть. Второй пациент, за ним третий. Он вставил имена и даты, нахмурив брови и пытаясь понять закономерность.

- Нужно установить инкубационный период, - нацарапал Леннер в одной Записи.

- Это я знаю, - пробормотал Киндан. - Но что это такое?

Он покопался в памяти, пытаясь вспомнить, что Леннер рассказывал о болезнях. Сначала идёт скрытый период, когда нет никаких симптомов, затем инфекционный период, когда болезнь может распространяться, и, наконец, - Киндан не мог вспомнить, как это называлось - время с момента инфицирования до выздоровления или смерти.

Люди, которые были инфицированы и выздоровели, имели иммунитет от болезни, в этом Киндан был уверен. Но какие-то смутные воспоминания из его бесед с Микалом подталкивали его к мысли, что иногда выздоровевший человек может вновь заразиться той же самой болезнью. Однако, если бы это было так, то Киндан, безусловно, заразился бы снова. Хотя, он всё еще мог находиться в скрытом периоде, не будучи сам разносчиком инфекции.

- Как только я узнаю скрытый период, я смогу сказать, могу ли я все еще быть заражен, но не заразен, - сказал он вслух, надеясь, что, услышав эти слова, он сможетвспомнитьих. Они определенно звучали так, как те, что он когда-то слышал от Микала или Леннера.

Сначала нужно определить скрытый период, сказал себе Киндан и вспомнил свою поездку в Бенден Вейр. Их не было почти семидневку, и когда они вернулись, все уже были больны.

Семидневка. Он снова просмотрел свои записи. Всё сходилось. Может, чуть меньше, может, всего пять дней. Но не больше семидневки. Киндан с чувством облегчения понял, что с тех пор, как он почувствовал себя плохо, прошло больше семи дней. Он, скорее всего, не был инфицирован. Он не мог знать это точно, он мог быть уверен только в том случае, если не заболеет в течение всего цикла существования болезни, состоявшего из скрытой фазы, инфекционного периода и заключительной фазы.

Инстинкт подсказывал ему, что болезнь длится не более трех семидневок, что инфекционный период длится от четырех до шести дней,возможно, семь дней, но не больше, и что заключительная фаза, скорее всего, примерно столько же, меньше семи дней, и только после этого человек будет полностью здоров.

Таким образом, если человек не проявлял никаких симптомов в течение трех семидневок, он вряд ли заразен, и маловероятно, что он болен этой смертельной болезнью.

Он встал из-за письменного стола, прихватив свой клочок бумаги, и направился в Большой зал.

- Киндан! - крикнула Мерила, едва заметив его. – Как здорово, сможешь меня подменить? У меня уже совсем нет сил.

- Конечно, - сказал Киндан, сразу оценив степень усталости акушерки по её неровной походке, тёмным кругам под глазами и отсутствию координации в движениях. - Не вставай, пока не проснешься сама.

- Тогда до утра, - сказала Мерила и указала на группу коек, стоявших отдельно. - Может, к тому времени твои друзья уже почувствуют себя лучше.

Киндан кивнул, но его взгляд остановился на койках, стоявших дальше, и он направился сначала к ним.

- Киндан, - воскликнул Верилан, увидев его, - я думал, ты умер .

- А я вот не умер, - ответил ему бодро Киндан. - И тоже рад тебя видеть. - он осмотрел пасту из камня настроения, нанесённую на лоб Верилана и с облегчением отметил, что та была почти полностью зеленой, лишь кое-где отсвечивая красным. - Тебе что-нибудь нужно?

- Утка бы не помешала, - послышался голос Келсы с соседней койки. - Или разрешение воспользоваться уборной.

- Нет, - тут же ответил Киндан, подозвав к себе одного из холдеров и жестами объяснив, что требуется судно. Холдер понимающе кивнул и умчался. - Потерпи немного, сейчас принесут.

- Никогда не думала, что снова буду писать, - сказала Келса. - А теперь мне пора.

Киндан, который за последние несколько семидневок слышал и имел дело с гораздо более шокирующими проявлениями организма, не отреагировал на это признание, лишь сказав ей язвительно, - Терпи.

Он взглянул на её лоб и не удивился, увидев, что паста имеет приятный зеленый цвет: он уже понял, что Келса находится на пути к выздоровлению, судя по тону её голоса и связности речи.

- Верилан, - начал Киндан, вспомнив свои записи, - ты не знаешь, определил ли Леннер прдолжительность этой болезни?

- Мне показалось, она длилась вечно, - пробормотала Нонала со своей койки. - Но, думаю, это было не настолько долго.

- Мы все свалились с лихорадкой спустя семидневку после вашего ухода, - начал рассуждать Верилан с задумчивым видом. - Кажется, лихорадка длилась семидневку, может, чуть меньше.

- Ммм, - промычал Киндан, которому хотелось, чтобы доказательств его теории было больше. Не то чтобы это имело большое значение. Если он был прав, выжившие холдеры не будут распространять болезнь и не заразятся снова, но, по словам Бемина, еще четверть или больше того, умрёт от голода до конца зимы.

Он должен был что-то сделать, каким-то способом получить больше помощи. Но все на Перне сейчас были очень слабы… и вдруг Киндана осенило. Всё, что требовалось, это рискнуть драконами и всадниками Перна.

''Волла! – мысленно обратился он к своему бронзовому файру. Сначала он хотел написать длинную записку, описывающую его теорию, но потом у него появилась идея получше. - Найди Ж'трела, Волла, отыщи синего всадника!''

Глава 16.

Шаг за шагом,

Миг за мигом,

Вот и прожили

Еще один день.

АЙГЕН ВЕЙР.

ЗВЁЗДНЫЕ КАМНИ.

Сухой и тёплый ветер - тёплый даже зимой - веял над вершинами заброшенного Вейра. Засуха разорила Айген Холд и лишила Айген Вейр десятины, это завершило уничтожение Вейра. Всадники уже все ушли отсюда, они двинулись на север, чтобы объединиться с Телгар Вейром. Когда-то гордые и смелые, айгенские всадники постепенно врастали своими корнями в стойкий телгарский народ, и всадник из Айгена стал Предводителем Телгар Вейра.

Но старый Вейр остался, занесённый пылью ветров пустыни, заброшенный, но не забытый, как тень лучших дней, как слава прошедших Оборотов.

Бронзовый дракон вырвался из Промежутка прямо над могучими Звездными Камнями Айгена. Вскоре после этого недалеко от него появился синий дракон с двумя всадниками. Драконы приземлились только для того, чтобы высадить пассажиров, а затем нашли себе места на высоких теплых стенах Чаши Айген Вейра.

Всадники расположились так, чтобы бронзовый всадник был с наветренной стороны от синего всадника и его пассажира, чтобы устойчивые ветра Айгена защищали бронзового всадника от любой возможной инфекции.

Но эти же ветра затрудняли разговор, поэтому часто разговор из-за ветра превращался почти в крик.

- Киндан, рад тебя видеть, - начал М'тал, широко улыбаясь юному арфисту. Парень выглядел намного старше своих лет, но М'тала это не удивило: болезнь делала мальчиков стариками задолго до прихода старости.

- А я тебя, - крикнул в ответ Киндан.

- Ты хотел поговорить со мной, - продолжил М'тал.

- Вообще-то, со всеми Предводителями Вейров, - ответил Киндан. - Но для начала сойдёшь и ты.

М'тал не смог сказать юноше, что никто из других Предводителей Вейров не согласился на эту встречу.

- Как дела в Форте?

- Лучше, - прокричал Киндан. – Но это не надолго.

М'тал серьезно воспринял эту новость.

- Бемин подсчитал, что умерло почти две тысячи, и еще две тысячи или даже больше будут голодать, если не придет помощь.

- Какая помощь? - спросил М'тал. - Мы сможем поддерживать поставки фруктов в лучшем случае еще день или два.

- Помогите восстановить Холды, - сказал ему Киндан. - Бемин говорит, что для нормальной работы Холда требуется три тысячи человек.

- Три тысячи? - удивленно повторил М'тал. Жизнь Вейров поддерживало гораздо меньшее количество людей. Но, размышлял он, и население Бенден Вейра было намного меньше десяти тысяч.

- У них нет драконов, чтобы помогать, - пояснил Киндан.

А парень совсем не глуп, подумал М'тал. - Что ты предлагаешь?

- Разместить Крыло драконов в каждом крупном Холде, пусть они помогут Холдам снова заработать в полную силу, - ответил Киндан.

- А как же болезнь?

- Я думаю, с ней покончено, - сказал Киндан. - Если же это не так, то всё продлится не больше трех недель. Подержим Крылья в Холдах еще три недели после последнего случая заболевания, и они смогут безопасно вернуться в Вейр и не принесут с собой никакой заразы.

- Но в Крыле, в лучшем случае, всего тридцать драконов и всадников, - ответил М'тал. - Что они смогут сделать?

- Они же здоровы, - сказал Киндан. - Значит, смогут помочь перевезти уголь, поднять перевёрнутую телегу, собрать разбежавшийся скот, быстро перевезти холдеров из одного места в другое.

- И если одного Крыла будет недостаточно, Предводитель, мы можем послать два, - вмешался Ж'трел. - Я могу служить доказательством, что всадники не подвержены этой болезни.

- Предводитель Вейра К'район говорил, что ты просто слишком упрям, чтобы умереть, - ответил М'тал, улыбнувшись, чтобы не обидеть его этими словами.

- У меня есть для кого жить, - неуверенно сказал Ж'трел. - и многие из них - холдеры.

- Мы все живём для холдеров и ремесленников, как мне кажется, - высказал своё мнение М'тал, откинулся назад и задумчиво прикрыл глаза. Снова открыв их, он уверенно кивнул Киндану. - Хорошо, я передам твоё предложение Предводителям Вейров.

- А что решил ты?

- Я уже приказал Гаминт'у направить Крылья в Битру, Лемос, Бенден и остальные Холды, - сказал М'тал и погрозил пальцем Киндану. - Клянусь Перном, тебе лучше оказаться правым.

Киндан кивнул, чувствуя огромную тяжесть в животе.

- Узнаем через три недели, - сказал Ж'трел и спросил М'тала, - Как ты думаешь, Б'ралар отправит помощь?

- Да, отправит, - сказал М'тал. – Возможно, мы сейчас совершаем самую страшную ошибку, которую мы когда-либо совершали, может, даже и последнюю, ​​но беда разлучила нас, и мы не можем больше сидеть сложа руки, пока остальная часть Перна умирает.

- Тогда мы должны вернуться, - сказал Киндан. – Бемину нужно подготовиться.

- Ты всё рассказал ему? - удивленно спросил М'тал.

- Нет, он даже не знает, что я ушел, - ответил Киндан.

Бемин, возможно, и не знал, что Киндан ушел, но уж точно знал, что Киндан вернулся.

- Где ты пропадал? - закричал Лорд-Владетель, заметив, что Киндан входит в Большой Зал. - Мы искали тебя везде!

- А что, есть проблемы? - спросил Киндан, нервно оглядывая Большой Зал. Не мог ли он ошибаться, считая, что болезнь всё еще может быть заразной?

- Нет, но Мерила проснулась и пошла искать тебя, а когда мы не смогли тебя найти, я… - Бемин замолчал, сжав руки в кулаки.

- Я ходил за фруктами, - сказал Киндан, тронутый невысказанной, но глубокой привязанностью Бемина.

- Фрукты? - удивленно повторил Бемин. - Но их вполне достаточно, нам не хватает мужчин.

Ж'трел, наблюдавший со стороны с растущим удивлением за их разговором, пробормотал, - Он их и нашёл. Настоящий арфист, что есть, то есть.

Киндан вопросительно посмотрел на него.

- Не могу раскрывать чужие секреты, - объяснил Ж'трел и повернулся, когда внезапно снаружи раздались восторженные крики.

- Что происходит? - спросил Бемин, спеша к выходу.

- Еще фрукты, - ответил, улыбаясь, Ж'трел. Они с Кинданом вышли во двор как раз к приземлению первого Крыла драконов.

- Ж'лантир! - взволнованно крикнул Ж'трел бронзовому всаднику, шедшему впереди. - Что ты здесь делаешь?

- Слежу за тобой, - проворчал бронзовый всадник. Ж'трел выглядел смущённым. Ж'лантир повернулся к Бемину и кивнул. - Лорд-Владетель, передаю приветствия от Предводителей Исты, Бендена и Форт Вейра.

- Три? - удивленно сказал Киндан.

- Было что-то вроде спора по поводу того, что Цех Арфистов заслуживает всех четырех, - с легкостью ответил Ж’лантир, - но мы решили, что будет лучше, если Д'вин побудет в резерве. - он снова повернулся к Бемину. - По просьбе твоего арфиста, - он кивнул Киндану, выглядевшему совершенно растерянным, - мы с радостью предоставляем вам самую лучшую часть трех Крыльев, чтобы помочь в восстановлении вам и арфистам. - и низко поклонился. - К вашим услугам.

Бемин повернулся к Киндану и по-медвежьи крепко обнял его.

- Ну, вот и всё, - наконец сказал Киндан, ввалившимися глазами глядя на всадников. Прошел почти месяц с тех пор, как драконы высадились перед Большим Залом Форт Холда. За две семидневки не было ни одного нового случая болезни.

Последующие дни были не менее утомительными, чем дни Мора, особенно когда Киндану удалось убедить Бемина и Ж'лантира в том, что пришло время заново обживать Цех Арфистов. В первый день Ж'трел и Ж'лантир отправились туда одни и после этого отказались впускать арфистов в Зал, пока не завершили все свои работы по очистке и уборке Зала Арфистов.

Три больших кургана возле Цеха Целителей были засыпаны свежей землей, чтобы весной украсить их травой и цветами.

Киндан с радостью узнал, что Селора была в числе выживших в Цехе Арфистов. Вообще-то, если не считать младших учеников, Селора была единственной выжившей в Зале Арфистов - всех подмастерьев, мастеров и старших учеников забрала болезнь. Киндан просто не представлял, как восстанавливать Цех Арфистов.

- В Холдах есть свои арфисты и целители, - успокоила его Селора. - Кто-нибудь из них захочет вернуться.

Слова Ж'лантира о том, что Цех Арфистов вновь пригоден для жизни, были встречены с ликованием и печалью одновременно.

Келса, Нонала и Верилан рвались в свои жилища. Селора ушла вперед готовить праздничный пир вместе с Ниисой, которая отсекла беспокойные возражения Бемина простым, - Да Янира справится со всем, вот увидишь!

Киндан был удивлен, когда в небе над аркой Цеха Арфистов появился большой бронзовый дракон и быстро приземлился на посадочной площадке. Когда он увидел М'тала спрыгнувшего с дракона, его лицо озарилось радостью.

- Я должен был быть здесь, когда ты вернешься в свой Цех, - сказал ему М'тал. - Салина тоже хотела приехать, но мы решили не рисковать.

- Опасность миновала, - заверил его Киндан.

- Не в этом дело, - ответил М'тал с улыбкой. - Опасно оставлять целый Вейр без присмотра.

Селора и Нииса устроили большой пир в столовой Цеха Арфистов. Там были и Бемин, и Джелир, и многие другие холдеры Форта, и всадники драконов.

И всё же, большая столовая была заполнена лишь частично. За столами сидели одни ученики. Стол Мастеров и столы подмастерьев оставались пустыми, и Киндан понял, что Цех Арфистов больше никогда не будет прежним, что он стал меньше, но и все же как-то менее интимным, чем раньше.

Он взглянул на Предводителя Бенден Вейра, - Не пошлёшь ли ты кого-нибудь за Мастером Зистом? Он нужен здесь.

М'тал обеспокоенно посмотрел на него, - Киндан. - начал он, но арфист остановил его жестом.

- Я посылал Воллу этим утром, - успокоил его Киндан. - Мастер Зист жив, и, как старший Мастер, он становится следующим Мастером Арфистов.

- Конечно, - согласился М'тал. – Его привезут сюда завтра.

Киндан хотел возразить, но сдержался.

- Драконы устали, - объяснил М'тал. - Да и всадники тоже.

Киндан слабо улыбнулся, - Кажется, я уже слышал от тебя эти слова не так давно, в Вейре Плоскогорье.

Когда, наконец, праздник закончился, Киндан, Келса, Нонала и Верилан вернулись в общежитие учеников в свои старые кровати.

- Ну и что мы будем делать? - спросила Келса, приглушив последний светильник, и темнота заполнила комнату.

- Я думаю, завтра нужно встать пораньше, - ответил Киндан.

- Зачем?

- Завтра М'тал доставит сюда Мастера Зиста, - сказал Киндан.

- Мастер Зист? – испуганным голосом повторил Верилан. - Я слышал истории о нём.

- Всё чистая правда, - ответил Киндан, улыбаясь в темноте.

Сон долго не приходил к нему: он отвык от общежития и ночных шумов Цеха Арфистов за время пребывания в Большом Зале Форт Холда. Когда он всё же заснул, ему приснилось, что Кориана лежит рядом с ним.

Проснувшись на следующее утро, он понял, что тело, клубочком свернувшееся рядом с ним - это Волла, а тот щебетал и весело болтал с ним, пока он вставал и шёл в душ.

- Можете начать с уборки в Архиве, - сказала Селора, когда они закончили завтракать, и посмотрела на остальных учеников. - Вы все.

- Ты будешь старшим, Верилан, - сказал Киндан, когда они вошли в большой зал, который и был Архивом. - Никто и никогда не сможет разобрать весь этот мокрый хлам, - фыркнул Верилан. - Я думал, всадники, давно выбросили всё это, - добавил он печально. Он лениво подобрал упавшую на пол Запись и с почтением положил её на один из столиков для чтения. Затем посмотрел на Киндана, словно ожидая инструкций. Киндан пожал плечами и выжидательно посмотрел на него.

- Ясно, - сказал Верилан, расправил плечи и приказал кучке самых молодых учеников. - Соберите все Записи с пола и сложите их здесь. - затем указал на другую группу. - Вы начинаете проверять стопки, расположенные ближе всего к месту пожара. Я хочу, чтобы вы сначала обратили внимание на повреждения от огня и воды. Несите все поврежденные Записи вот на этот стол. Переберите остальные Записи и разложите их в хронологическом порядке.

Ученики начали поиски поврежденных Записей, а Верилан создал третью группу из заслуживающих доверия писцов и заставил их переписывать поврежденные Записи на новые листы. Киндан заметил, что Верилан послал младшего ученика забрать запасы бумаги из бывшего жилища Мастера Реслера, но не стал винить его за то, что тот не захотел идти туда сам: он знал, что Верилан относился к покойному Учителю с особым уважением.

Ученики с радостью приступили к выполнению задания, и к полудню они были полностью поглощены этим занятием. Киндан и сам настолько увлёкся, что сначала не услышал звука барабана.

- Киндан, - шепнула ему Келса, - барабаны.

Отчет,говорилось в сообщении.

- Это Зист, - взволнованно сказал Киндан.

- Но он только передал «отчет», - жалобно ответила Нонала. - Он не назвался.

- Тебе лучше идти, - сказал Верилан Киндану, отрываясь от своего занятия. - Не стоит заставлять Мастера ждать.

Верилан был прав: Зист уже раздраженно похлопывал себя по бедру, когда Киндан вошел в комнаты Мастера Арфистов.

- Похоже, ты не очень спешил, - раздраженно проворчал Зист, жестом приглашая Киндана сесть. - Где твой отчет?

- Мастер?

- Я знал Муренни получше, чем ты, - прорычал Зист, - он бы уже потребовал от тебя полного отчета. - он ткнул большим пальцем в сторону своего рабочего стола. - Бумага там, приступай. И не упусти ни одной детали.

Киндан был удивлен грубостью Зиста: он ожидал, что его хотя бы вежливо приветствуют, прежде чем усадить за отчет.

- Имей в виду, всё должно быть разборчиво, - предупредил Зист, постукивая пальцами по барабану, лежавшему на небольшом прикроватном столике рядом с ним.

Это были последние слова, сказанные Мастером за следующие несколько часов, пока Киндан писал - сначала черновик, а затем точную его копию. В какой-то момент - он не мог вспомнить, когда - Киндан почувствовал слезы на глазах. Он попытался сморгнуть их, но слёзы всё текли и текли. Киндан остановился, опасаясь испортить Запись. Он вгляделся в Запись: всё это время он писал о Ваксораме.

Чья-то рука протянулась из-за его плеча и забрала страницу со стола.

- Ты ведь уже закончил её? - спросил Зист мягким, добрым голосом. Киндан кивнул, до этого он не понимал, что Мастер Зист читал страницы сразу, как только он их заканчивал.

Мгновение спустя он с удивлением услышал, как позади него Мастер Зист фыркнул и воскликнул, - Тебе еще предстоит долгий путь, прежде чем ты станешь Мастером, чем ты руководствовался, делая Ваксорама подмастерьем? - Киндан повернулся и с жаром ответил. - Ваксорам заслужил это право. В тот момент я думал, что я - последний арфист на всём Перне. - его голос затих, и слёзы снова наполнили его глаза. - Это было всё, чего он хотел.

- «Хотеть» - это еще не повод, чтобы стать подмастерьем, - резко ответил Зист. И уже мягче добавил, - НоПодмастерьеВаксорам действительно заслужил это право. - и твердо кивнул Киндану. – Это нужно отразить в Записи.

Киндан посмотрел на него с благодарностью. Зист вздохнул и взял в руки свой барабан.

Отчет Мастера песни,отстучал он и, улюбнувшись Киндану, спросил, - Как ты думаешь, кто придет?

- Келса, - мгновенно ответил Киндан. - Если не умрет от испуга.

- Насколько она хороша?

- Она лучшая, - с жаром сказал ему Киндан.

- Ты говоришь как друг или как арфист? - спросил его Зист, нахмурив свои густые седые брови.

- В первую очередь как арфист, потом как друг, - честно ответил Киндан.

- Ну что ж, посмотрим, - сказал Зист, когда они услышали шаги, поднимающиеся по лестнице. Он поднес палец к губам и указал свободной рукой, чтобы Киндан вернулся к работе. - Слушай внимательно и учись.

В дверь постучали, и Зист протянул длинное глубокое, - Да-а?

- Ты звал меня? - спросила Келса за дверью.

- Я звал Мастера песни, - ответил Зист. - Но ты можешь войти.

Келса открыла дверь и нерешительно огляделась.

- Входи, - приказал Зист, указывая пальцем на место прямо перед собой. Келса нервно подошла к указанному месту и встала, нервно перебирая пальцами. - Итак, ты…

- Келса, Мастер, - ответила она хрипло.

Зист бросил удивленный взгляд на Киндана, но тот был весь в своих Записях, к тому же сидел спиной к ним, поэтому не увидел этого. Волла появившийся в комнате сразу, как только Киндан начал плакать, и отыскавший себе местечко на книжной полке с видом на рабочий стол, заметил взгляд Мастера и весело прощебетал что-то Киндану.

- Я звал Мастера песни, - сказал Зист. - Почему пришла ты?

- Мастер мертв, - ответила ему Келса. - Я думала, что могу быть полезной.

- Возможно, возможно…- задумчиво протянул Зист и оценивающе посмотрел на неё. - Мне нужна песня.

- Мастер?

- Мне нужна песня о временах болезни, - сказал ей Зист. - Мне нужна песня воодушевляющая, но правдивая, песня, которая расскажет всем, почему Вейры стояли в стороне, и как они помогли, когда это стало возможным.

- Сможешь написать такую песню?

- Я могу попробовать, - не могла решиться Келса.

- Я не спрашивал, можешь ли ты «попробовать», - резко ответил Зист. - Эту песню будут петь все арфисты Перна. Она нужна мне к вечеру. - он взял Записи Киндана. - Можешь использовать это, - сказал он, вручая ей исписанные страницы. - Ты сможешь сделать это?

Келса взглянула на спину Киндана, выпрямилась и заявила, вскинув подбородок, - Да, Мастер, я смогу.

- Вот это правильно, - одобрительно сказал Зист и указал ей на спальные помещения. - Там найдёшь музыкальные инструменты и письменный стол. Начинай прямо сейчас. Я буду приносить тебе страницы по мере того, как он, - он кивнул на Киндана, - будет дописывать их.

Зист подождал, пока не услышит звуки инструментов, настраиваемых Келсой в соседней комнате, затем встал и подошел к столу, где работал Киндан.

- Поспеши, - поторопил его Зист, взяв со стола еще одну завершенную страницу и присев за стол, чтобы прочитать её. Спустя мгновение он прошел к Келсе. Киндан слышал, как они спорят там невнятно, затем Зист отчетливо сказал уже в дверях, - Да, да, это хороший вариант. Продолжай работать.

Зист вернулся к своему столу и некоторое время сидел в задумчивой тишине. Затем снова пошевелился, потянувшись за барабаном.

Мастер голоса, отчет.

- Кто это будет? - спросил он.

- Нонала, - не раздумывая, ответил Киндан. - Она самая лучшая.

- Она работала с тобой?

- Не так много, как хотелось бы, - честно ответил Киндан. - У меня были проблемы с голосом после ломки.

- Ладно, - ответил Зист. - Если бы ты сказал мне, что она работала с тобой, я бы отправил её собирать вещи.

Не сдержавшись, Киндан улыбнулся замечанию Мастера.

- Твой файр еще очень молод, умеет ли он передавать сообщения? - спросил Зист. Киндан посмотрел на Воллу, затем повернулся к Мастеру.

- Иногда, - ответил он. - Он учится быстрее, чем остальные.

- Ну, - сказал Зист, - в тяжёлые времена все взрослеют быстрее. - его непроницаемый взгляд задержался на Киндане еще на мгновение. - Можешь ли ты попросить его передать сообщение Джофри? Я хочу, чтобы он приехал сюда моим помощником и преподавал защиту, танцы и манеры.

- У него всё обязательно получится, - сказал Киндан и жестом позвал Воллу себе на плечо.

- Что-то я не помню, чтобы спрашивал мнение ученика, - строго сказал Зист.

- Прошу прощения, Мастер, - ответил Киндан, протягивая руку к записке Мастера. - Где сейчас Мастер Джофри?

- В Форт Вейре, - ответил Зист, и уже более мягко добавил, - По крайней мере, там было безопасно.

- А как обстоят дела в шахтах? – сказал Киндан, задав вопрос, ответа на который боялся всё это время.

Зист вздохнул, - Плохо, но не так, как было здесь, - сказал он. - Далор там сейчас за старшего.

- Далор? - удивленно повторил Киндан.

- Мастер Наталон и его жена не выжили, - ответил Зист. - С Нуэллой и Зенором всё в порядке, хотя она была в критическом состоянии, как и Ренна, - сейчас она там заменяет целителя. Хотя болезнь поражала людей всех возрастов, умерли все шахтеры в возрасте от 17 до 21 года, примерно так же, как и здесь. - он повернул голову к лестнице, услышав шаги. – Ну, что ж, посмотрим, кто к нам пришёл, - сказал он Киндану, когда кто-то постучал в дверь.

Это была Нонала. Она вошла без разрешения и встала перед Зистом. - Ты звал меня?

- Ты Мастер голоса?

- Я лучшая в Цехе, - твердо ответила ему Нонала.

- Хорошо, - одобрительно сказал Зист и кивнул головой в сторону спальных комнат. - Юная Келса сочиняет песню там. Я хочу, чтобы её пели сегодня вечером за ужином.

Глаза Ноналы расширились на мгновение. Затем она взглянула на спину Киндана и уверенно кивнула. – Я сама подберу певцов.

- Выбирай любого, кроме него и неё, - ответил Зист, указав на Киндана и на дверь в другую комнату.

- Он не очень хорош, - откровенно сказала Нонала Зисту.

- Его голос только что перенес ломку, - ответил Зист, к большому удивлению Киндана. Он помнил Мастера Зиста как перфекциониста, не склонного использовать товар второго сорта.

- Вообще-то, его голос был не очень хорош с самого начала, - ответила Нонала. - Средненько, в лучшем случае.

- Ну вот, - одобрительно сказал Зист, - теперь я вижу, что тынастоящийМастер голоса.

Нонала даже как-будто стала чуть выше от гордости.

- Отлично, - подвёл итог Зист, - подожди здесь, пока Келса закончит свою песню, и приступай к работе.

- Закончит? - спросила Нонала, впервые проявив первые признаки страха - взять песню, написанную Келсой и еще не законченную, да еще на своё первое выступление менее, чем через день, было более чем пугающим.

- Что, испугалась? - спросил Зист с намеком на улыбку.

- Кто-нибудь видел, что она пишет? - спросила Нонала, внезапно срываясь с места. - Это почти невозможно!

- Если что-то почти невозможно, то это вполне вероятно, - сказал ей Зист с улыбкой. Нонала начала ему что-то возмущенно отвечать, затем фыркнула и заулыбалась в ответ. Зист махнул рукой в ​​сторону свободного кресла, но Нонала отказалась. - Я лучше пойду послушаю, если можно.

Кивнув, Зист отправил её жестом в дальнюю комнату, затем снова молча поднялся и забрал еще одну законченную страницу у Киндана.

- Последний, - загадочно сказал Зист, закончив читать сочинения Киндана. Затем взял барабан и отстучал,Архивариус, отчет.

- Это будет Верилан, - уверенно предсказал Киндан. - Его должны были сделать подмастерьем давно, но он слишком молод.

- Возраст мне не важен, - ответил Зист. - Опыт и зрелость - вот, что важно.

На этот раз шаги послышались раньше, и были торопливыми; стук в дверь был небрежным, и дверь открылась, прежде чем Зист успел что-то сказать.

- Верилан докладывает, - скромно сказал юноша. Одна его рука была испачкана чернилами, но его это не смущало, он, скорее, рассматривал это, как часть своего образа. - Архивы будут восстановлены сегодня к вечеру.

- Верилан? - спросил Зист, лениво убирая барабан с колен обратно на стол. - Я звал Архивариуса.

- Я Архивариус, - ответил Верилан. - Мастер Реслер мертв.

- Но ты всего лишь ученик, - пренебрежительно сказал Зист.

- Я Архивариус, - настойчиво продолжал Верилан.

- Докажи это, - сказал Зист и повернулся к Киндану. - Ты закончил?

- Да, Мастер, - сказал Киндан, промокнув последнюю строчку своей Записи. Он обернулся, держа страницу в руке и передал её Зисту.

- Почти уложился, - пробормотал Зист. Он пробежал взглядом Запись и передал её Верилану, сказав при этом. - Келса в другой комнате пишет песню, используя эту Запись. Ты должен сделать копию, а затем твои писцы сделают копии для каждого Холда, как крупного, так и мелкого.

- Когда они закончат с этим, - продолжил Зист, - у Келсы будет песня, которую ты тоже сможешь скопировать. Всё должно быть закончено до заката и готово к отправке.

Верилан коротко кивнул и прошел в другую комнату. Мгновение спустя он вернулся, доставая стилус, чернила и бумагу с рабочего стола, не обращая внимания на пристальный взгляд Зиста.

Когда Верилан снова вернулся в другую комнату, Зист сказал Киндану, - Иди и скажи Селоре, что у нас будет новая песня сегодня вечером.

Киндан отчаянно хотел остаться со своими друзьями, но он слишком хорошо знал Зиста, чтобы спорить, поэтому кивнул и вышел.

- Дай мне знать, когда вернется твой файр! - крикнул Зист ему вдогонку.

- Новая песня, да? - сказала Селора с загадочным видом. - Хм, тогда нам понадобится помощь на кухне, потому что новые песни означают много еды. – и она бросила передник Киндану. - Можешь начать с десерта.

Киндан подавил стон. Похоже, все возвращаются к нормальной жизни.

Вообще-то, Селора, действительно, нуждалась в помощи, ведь покормить даже тридцать арфистов означало много готовки. Киндан был весь в мыле и в поту к моменту, когда суп закипел, пастушьи пироги готовились в духовке, свежевыпеченный хлеб остывал, огонь горел, а зелень была промыта.

Селора сверилась с какими-то внутренними часами, которые, похоже, имеются только у поваров, и сказала Киндану задумчиво, - Тебе бы лучше переодеться, мастер Зист спустит с тебя шкуру, если ты появишься на ужин в таком виде.

Киндан все еще был одет в одежду Корианы и не хотел расставаться с ней. Кроме того, он не был уверен, осталась ли у него чистая одежда.

Заметив его беспокойство, Селора сказала ему, - Лорд Бемин прислал тебе одежду. Я сказала, чтобы её положили тебе на койку.

Киндан не пожалел времени, чтобы хорошенько вымыться и почистить зубы, прежде чем вернуться к своей койке, и был крайне удивлен, увидев на вешалке не один, а целых три комплекта одежды - все в синих цветах арфистов. Он критически оценил отделку: похоже, полоски ученика были просто прихвачены на нитку. Ничего страшного, он сможет пришить их позже.

Свежая чистая ткань дарила приятные ощущения его коже и излучала лёгкий необычный аромат, который у Киндана всегда ассоциировался с запахом волос Корианы. Он уже собирался уходить, когда ворвались Верилан и Нонала с Келсой.

- Он отослал нас переодеваться! - вопила Келса.

- Ты будешь недовольна, но у нас была всего одна репетиция, к тому же, мне придется петь сопрано, - добавила Нонала, направляясь в туалетную комнату.

- Эй, кто принёс сюда эту одежду? - пожаловался Верилан, приближаясь к своей койке. Киндан оглянулся и увидел, что Верилан тоже держит в руках новый комплект в синих цветах арфистов.

- Может, Лорд Бемин, - сказал Киндан.- Он и мне прислал такой же.

- Для всех нас, - воскликнула Келса, с благодарностью рассматривая наряд. - Но они, должно быть, очень спешили, сшито не так уж и хорошо.

Когда он вернулся на кухню, Селора без разговоров прогнала его. - Твоё место в Столовой!

Киндан подошел к Столовой, когда она уже почти наполнилась. Что-то беспокоило его, но он не мог понять, что. Мастер Джофри помахал ему от стола Мастеров, и Киндан помахал в ответ, на его лице расплылась широкая улыбка.

Что-то... по поводу одежды. Но прежде чем Киндан смог понять это, Верилан, Нонала и Келса ворвались в зал вместе с остальными учениками. Киндан повернулся к Келсе с открытым ртом, готовый задать вопрос, но тут в зал вошёл Мастер Зист, одетый в прекрасный новый костюм Мастера-Арфиста.

Рядом с ним шли, с удивлением заметил Киндан, Лорд-Владетель Бемина, Предводитель Вейра Б'ралар и – самое главное - М'тал. За ними следовали Джелир, Нииса, Мелира, Стеннел и Янира с малышкой Фионой. Занимиследовали Предводитель Вейра Плоскогорье Д'вин и К'тов! Позади них была последняя группа - Далор и Нуэлла, друзья Киндана из его юности в шахтах. Они были одеты в свои лучшие наряды, а близнецы брат с сестрой весело махали Киндану.

Почетные гости усадили за стол подмастерьев, что сильно удивило Киндана, но еще больше удивило Верилана, выглядевшего совершенно растерянным.

- Знаете…- начал Верилан взволнованным шепотом, но его прервал громкий голос Мастера Зиста.

- Сегодня у нас большой день для Холда, мастерских и Вейра, - сказал Зист собравшимся.

- Что-то случилось, - объявила Келса, подозрительно оглядывая комнату.

- Я знаю, - горячо согласился Верилан.

- Мы все пережили много опасностей и боли, - продолжил Зист. - Теперь, когда они прошли, пришло время всё начать заново.

- Сегодняшний вечер знаменует собой новое рождение Перна, - сказал он. - И сегодня вечером мы празднуем это. - он глубоко вздохнул и повернулся к ученикам. - Вы пережили огромную боль и потери, вас призвали справиться с самыми серьезными испытаниями, и вы победили. Ваше детство закончилось внезапно и слишком рано. - он скорбно кивнул им, затем на мгновение остановился.

- Мастер песен Келса, встань, пожалуйста, - сказал Зист.

Келса поднялась на ноги, её лицо побелело.

Когда она это сделала, Джофри встал рядом с Мастером Зистом, как и все почетные гости за столом подмастерьев. - Ты будешь обходить столы, Келса! - внезапно поняла Нонала.

- Ученики, пожалуйста, встаньте и проводите Келсу к её новому столу, - сказал Зист, его голос больше не был мрачным, его глаза светились.

- Я не могу идти! - застонала Келса.

- Можешь, можешь, - заявил Киндан, подталкивая её вперёд.

Медленно, но неуклонно, Келса обошла вокруг стола учеников и подошла к столу подмастерьев, где её встретили поздравлениями Лорды-Владетели, Ремесленники и Предводители Вейров.

- Поздравляю, Подмастерье Келса, - сказал ей Зист, и зал взорвался хлопками ладошей и топанием ног.

Зист подождал, пока все снова не сядут, - Мы еще не закончили. - подмигнул он ученикам.

- О, нет! - воскликнула Нонала.

- Мастер голоса Нонала, пожалуйста, встань, - сказал Зист, улыбаясь ей.

- Давай, Нонала, - убеждал Верилан.

- Ты заслужила это, - горячо согласился Киндан. Келса примчалась обратно, чтобы помочь, и они вчетвером обошли столы и усадили потрясённую Ноналу за стол подмастерьев.

- Еще один, - сказал Зист после того, как шум стих. - И можно начинать есть.

Киндан кивнул в сторону Верилана.

- Нет, ты, - сказал Верилан, качая головой. - После всего, что ты сделал, это должен быть ты.

- Меня изгнали, ты же знаешь, - сказал ему Киндан. - Мне повезло, что я вообще здесь.

- Но…

- Архивариус Верилан, пожалуйста, встань, - произнес голос Зиста, рассеяв любые сомнения.

Верилан упрямо продолжал сидеть, пока Киндан не встал и не поднял его за локоть.

- Тызаслужилэто, - сказал ему Киндан. - Ты должен стать Мастером сейчас по праву.

Неохотно Верилан встал. Когда Нонала и Келса нетерпеливо подошли к нему, он не мог не улыбнуться в ответ. Обойдя вокруг столов, он сел за стол подмастерьев, но продолжал оглядываться на Киндана, его лицо выражало несогласие, которое он чувствовал.

Принесли еду, и Киндан ел от души, радуясь, что они с Селорой устроили такой замечательный праздник для компании таких известных людей. Тем не менее, он не мог удержаться и время от времени не поглядывать на своих друзей, желая не столько быть там с ними, сколько иметь их рядом за своим столом.

Все закончили есть, и подали десерт, когда Зист снова встал.

- Согласно правилам Цеха Арфистов, человека нельзя повысить, пока он не примет пищу в своем нынешнем звании, - сказал Зист. Все ученики и подмастерья разом выдохнули, когда смысл этих слов дошёл до них.

Джофри встал рядом с Зистом, и они вместе подошли к столу подмастерьев.

- Подмастерье Верилан, - трезво сказал Джофри, - пожалуйста, встань.

- Я? - пискнул Верилан. - Нет, это должен быть Киндан.

- Встань, Верилан, - приказала ему Келса. - Встань, или мы поднимем тебя.

Неохотно Верилан встал.

- Только один раз ученика перевели в Мастера в тот же день, - сказал Зист собравшимся, когда они с Джофри сопроводили Верилана к столу Мастеров. - И это был Мастер Муренни.

- Но ты самый молодой Мастер в истории, - сказал Зист Верилану. - Как ты, наверное, хорошо знаешь. - Верилан мог только молча кивать.

Киндан одобряюще взревел вместе с остальными, присутствующими в зале. Когда шум стих, Зист снова встал, указав на Ноналу, - Подмастерье Келса написала песню, чтобы отметить события этих последних печальных месяцев, а подмастерье Нонала любезно согласилась спеть её, - сказал Зист. Он кивнул Верилану и обратился к Предводителям Вейров, Лордам-Владетелям и Ремесленникам. - А Мастер Верилан передаст копии Записей вашим арфистам и вместе с ними копии этой песни.

Нонала собрала свой хор и уверенным кивком дала команду приготовиться.

- Песня называется «Песня Киндана», - сказала Нонала, и её голос разнёсся по комнате.

Шаг за шагом,

Миг за мигом,

Вот и прожили

Еще один день.

Лихорадка сжигает нас,

Смерть окружает нас,

Но мы победили, прожив

Еще один день.

Слезы текли по лицу Киндана так же, как они текли по всем лицам в Цехе Арфистов, он вспоминал лица тех, кто погиб от этой болезни, а их было бесчисленное множество.

Песня закончилась, и в зале наступила тишина, прежде чем Киндан понял, что рядом с ним стоят люди. Он почувствовал на своих плечах руки, поднимающие его вверх.

М'тал и Бемин были рядом с ним, это они поднимали его.

- Встань, Киндан, - разнёсся голос Зиста по залу, заполняя каждый угол.

Шаг за шагом, миг за мигом, Киндан обошёл все столы.

Эпилог

Надень, арфист, цвета небесной сини,

Спой песнь о сказках, ныне былью ставших,

Пусть барабан звучит твой весело и сильно

И с гордостью напомнит о героях павших.

БЕНДЕН ВЕЙР, ПВ 497,1

Солнце уже садилось в вечернем небе, когда над Звездными камнями из Промежутка вырвался огромный бронзовый дракон. Сторожевой дракон проревел запрос, а затем приветствие.

Резко повернувшись, Гаминт' начал крутой спуск в Чашу Вейра.

- Ты готов, Арфист? - спросил М'тал через плечо.

- Да.

Примечание авторов

Согласно Руководству Meрка, Восемнадцатое издание (Copyright 2006, Merck & Co, Inc.), эпидемии гриппа А в США происходят каждые два-три года. «Пандемии, вызванные новыми серотипами гриппа А, могут вызывать особенно тяжелые заболевания». Вирусы гриппа В могут вызывать эпидемии в течение трех-пяти лет.

Великий грипп 1918 года был пандемией более мрачных масштабов, чем обычные циклы эпидемии / пандемии гриппа A или B. Он был особенно разрушительным для населения в возрасте от 18 до 21 года, потому что, к сожалению, люди в этом возрасте имели наиболее хорошо развитую иммунную систему. В борьбе с гриппом зрелые иммунные системы будут атаковать слизистую оболочку легких, и, к сожалению, легкие жертвы будут заполняться жидкостью, вызывая смерть от утопления (более конкретно, синдром острого респираторного заболевания или ОРДС – ОРВИ, как вариант этого).

Для получения дополнительной информации о главных пандемиях гриппа мы рекомендуем «Великий грипп» Джона М. Барри, опубликованный «Пингвин Букс», 2005 (с новым послесловием).

Fueled by Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg

Комментарии к книге «Арфист драконов», Энн Маккефри

Всего 0 комментариев

Комментариев к этой книге пока нет, будьте первым!

РЕКОМЕНДУЕМ К ПРОЧТЕНИЮ

Популярные и начинающие авторы, крупнейшие и нишевые издательства